Удж

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
1 Удж Чобаногулларов 2 Удж, впоследствии ставший бейликом Караманогулларов. 3 Удж, впоследствии названный бейлик Инанчогулларов или бейлик Ладик. A Трапезундская империяB Никейская империя (затем — Византийская империя) C Латинская империя (затем — Византийская империя) D Киликийская Армения E Государство сельджуков
Изначальный удж Эртогрула и последующий рост Османского бейлика за счёт византийской территории во время правления Османа I

Удж или Уч (тур. ) — «удж» (букв. «Край, вершина, конец») часто описывается как «своего рода ничейная земля», в которой доминировали кочевники-туркмены. Это была территория мусульманского государства (в основном в Анатолии, на Балканах и Иберийском полуострове) на границах. Главы племен получали в вассальное владение и управление удж в обмен на обязательство по защите границ от внешних врагов, зачастую - христиан.

Иерархия[править | править код]

Верховный главнокомандующий уджа именовался удж бей. По другую сторону уджа располагались приграничные территории (византийские акроны в Анатолии или пиренейские марки в Иберии). Существование уджей было особенно выгодно центральной сельджукской власти в XIII веке. Сельджукские султаны номинально не воевали с восстановленной Византийской империей: они лишь посылали в уджи самых беспокойных кочевников, направляя таким образом экспансивные устремления полуавтономной местной кочевой на грабеж иноверцев-греков, а также на захват греческих земель[1].

С другой стороны, местные лидеры разных национальностей по обе стороны византийско-сельджукской границы иногда имели хорошо налаженные деловые и личные отношения, о чём свидетельствуют пример Михаила Палеолога, успевшего поработать в качестве приграничного стратега на византийской, а затем в должности «удж-бея» и на сельджукской стороне границы прежде чем стать императором Византии. Полуавтономное существование таких городов как Магнесия и особенно Филадельфия в поздней Византии также по-видимому объяснялось трансграничным влиянием «удж-культуры» феодально раздробленного Конийского султаната[1].

Жизнь и быт[править | править код]

На жизнь в уджах накладывал свой отпечаток военно-кочевой быт тюрок. Часть кочевников всегда несла дозорную службу. В разведке, как правило, была легкие конники (в османском бейлике называемые «акынджи»), которые постоянно высматривали врага. Традиции акынджи сложились под влиянием акойли среднеазиатских туркмен, которые в немалых количества подошли к границам Византии в конце XIII века[2]. Другая часть племени пасла стада, занимаясь снабжением воинов продовольствием. Женщины и дети часто также носили оружие. На уджах туркмены возводили крепости, но часто просто ремонтировали захваченные византийские (к примеру ту же Улуборлу, ранее известную как римская Аполлония). Опустевшие и полуразрушенные византийские крепости и города получили название карахисар, буквально чёрная крепость. В уджах тем не менее велось активное строительство мечетей, основание вакуфов, широкое распространение получил суфизм мистического толка[1].

Население[править | править код]

Судя по разрушенной византийской крепости Сагалассос, отношения между христианскими жителями города и прибывающими турками были враждебными. По этой причине туркмены начали селиться не в самом «карахисарe» (как и во многих подобных случаях), а в отдельном поселке на его окраине[3].

Население некоторых захваченных греческих городов частично сохранилось, хотя и в значительно сокращенном виде. Оставшиеся греки-христине эксплуатировались в налоговом плане (зимми), также использовались как источник девширме (детского налога), женщины — в качестве проституток, рабынь, наложниц (мусульманкам это было строжайше запрещено)[4][5]. В любом случае, оставшиеся в сельджукских уджах греки подверглись постепенной тюркизации и исламизации[6]. Также, переходя на оседлый образ жизни, туркмены подселялись поближе к полуразрушенным византийским городам, имитировали их экономику[1]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 A.C.S. Peacock. The Seljuk Sultanate of Rūm and the Turkmen of the Byzantine frontier, 1206–1279* (англ.) // Al-Masāq. — 2014-09-02. — Vol. 26, iss. 3. — P. 267—287. — ISSN 1473-348X 0950-3110, 1473-348X. — doi:10.1080/09503110.2014.956476.
  2. Ralph W. Brauer. Boundaries and Frontiers in Medieval Muslim Geography. — American Philosophical Society, 1995. — 84 с. — ISBN 9780871698568.
  3. Brice, W C. The Turkish colonization of Antolia (1955).
  4. Jeffrey Hays. IBN BATTUTA IN IRAQ, PERSIA AND ANATOLIA | Facts and Details (англ.). factsanddetails.com. Дата обращения: 6 сентября 2018.
  5. Marina A. Tolmacheva. Concubines on the Road: Ibn Battuta’s Slave Women (англ.). — 2017-12-21. — doi:10.1093/oso/9780190622183.001.0001/oso-9780190622183-chapter-9.
  6. Dimitri Korobeinikov. How 'Byzantine' Were the Early Ottomans? Bithynia in ca. 1290-1450 (англ.).

Литература[править | править код]

  • Emecen F. Uç beyi (тур.) // Islam Ansiklopedisi. — 2012. — Vol. 42. — S. 38—39.
  • Zachriadou E. Udj / In Houtsma, Martijn Theodoor. — Leiden: BRILL, 2000. — Vol. X. — P. 204—206. — (The encyclopaedia of Islam, new edition).