Украинская вспомогательная полиция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Украинская вспомогательная полиция
Сотрудники украинской вспомогательной полиции
Сотрудники украинской вспомогательной полиции
Годы существования 27 июля 19411945
Страна  Германия
Подчинение Ordnungspolizei flag.svg Полиция порядка
Входит в TREU TAPFER GEHORSAM.jpg шуцманшафт
Тип вспомогательная полиция
Включает в себя 49 батальонов
Функция борьба против партизан, арест евреев
Прозвище Украинский шуцманшафт
Снаряжение немецкое и австрийское оружие (Steyr Mannlicher M1895, Mauser 98, Walther P38, Walther PPK, MP-40)
советское трофейное оружие (винтовка Мосина, ТТ, ППШ, ППД)
Участие в

Восточный фронт Второй мировой войны:

    • Антипартизанские операции на оккупированных территориях СССР
Командиры
Известные командиры майор Владимир Питулей

Украинская вспомогательная полиция (укр. Українська допоміжна поліція, нем. Ukrainische Hilfspolizei) или же Украинский шуцманшафт — официальное название службы вспомогательной полиции, действовавшей на территории оккупированной Украины во время Великой Отечественной войны и преследовавшей евреев, коммунистов и всех партизан[1]. Образована 27 июля 1941 (по другим данным, в середине августа 1941) по приказу Генриха Гиммлера, изначально подчинялась полиции порядка на территории Генерал-губернаторства. Территория ответственности полиции — Рейхскомиссариат Украина — создана 20 августа 1941[2]. Первым комендантом украинской полиции был капитан Эмиль Матла, которого вскоре на этой должности майор Владимир Питулей. Его заместитель был бывший сотник УГА Любомир Огоновский.

Украинская вспомогательная полиция была по большей части составлена из радикальных украинских националистов, служивших в народной милиции ОУН, созданной в июне 1941 года[3]. Существовало две категории украинских военизированных организаций, лояльных немцам: к первой относились мобильные полицейские части, называвшиеся «шуцманшафт» или «шума»[1], делившиеся на батальоны и участвовавшие в карательных акциях на территории Украины (подчинялись непосредственно командиру немецкой полиции порядка)[4]; ко второй относились местные полицейские части, которые назывались украинской полицией и действовали в основном в дистрикте Галиция. Друг с другом шуцманшафт и украинская полиция политически не были связаны[4]. Украинские полицейские части существовали также в крупных городах: городская полиция подчинялась командиру шуцполиции в каждом городе (нем. Schutzpolizei), полиция окрестностей и пригородов подчинялась командиру местной жандармерии. И шуцполиция, и жандармерия подчинялись командиру полиции порядка[5].


История[править | править код]

Генерал-губернаторство и дистрикт Галиция

27 июля 1941 начальник Главного управления полиции порядка Курт Далюге в Кракове подписал указ об образовании полицейских частей на территориях, занятых немецкими войсками в ходе операции «Барбаросса». Так появились украинские полицейские части: украинская вспомогательная полиция в дистрикте Галиция была подчинена Генерал-губернаторству, созданному на территории Польши[6]. Но единого центра командования полицейскими частями, составленными из этнических украинцев, не существовала. Майор Владимир Питулей, дослужившийся до звания майора, возглавлял украинскую полицию во Львове, где была образована полицейская школа во главе с директором Иваном Козаком для подготовки будущих полицейских[7]. В дистрикте Галиция всего в рядах полиции служило около 6 тысяч человек, в том числе и 120 офицеров с небольшим опытом[7]. Полицейские поддерживали порядок в городе и расследовали различные преступления[8]. Контроль за деятельностью украинской полиции во Львове осуществляли организации «Зондердинст» (составлена из фольксдойче), криминальная полиция (она же зипо), «Баншутц» (транспортная полиция) и «Веркшутц» (охрана электростанций и заводов). Львовскую полицию поддерживали Украинская охранная полиция и Украинская полиция порядка[8].

Рейхскомиссариат Украина и Генерал-губернаторство

Служба вспомогательной полиции, действовавшая на территории Рейхскомиссариата Украина, называлась «шуцманшафт» и насчитывала более 35 тысяч человек[9][10][11]. Наименования батальонов соответствовали их географической зоне ответственности[6]. Офицерский корпус должен был внушить доверие со стороны гражданских жителей к новым властям. Профессор Венди Лоуэр из университета Таусона писала, что хотя украинцев было больше всего из иностранных служащих вспомогательной полиции, командовали ими исключительно фольксдойче, родившиеся на Украине[12]. Значительная часть полицейских ранее работала в советской милиции с 1939 года после присоединения Западной Украины и Белоруссии к СССР[13]. Профессор Тадеуш Пиотровский писал, что подавляющая часть полицейских шуцманшафта в Галиции — это члены «бандеровского» крыла Организации украинских националистов[14], что профессор Джон-Пол Химка расценивает как свидетельство участия ОУН в Холокосте[15]. Согласно свидетельствам Андрея Грегоровича («Ukrainian Review»), этнический состав вспомогательной полиции отражал демографическую ситуацию на территории Украинской ССР: среди полицаев было много советских военнопленных, этнических русских и поляков, а также немцев из различных земель[16]. Однако Кристофер Браунинг («Ordinary Men») и Венди Лоуэр настаивают, что расправой над врагами Рейха могли заниматься только местные украинцы и фольксдойче[17][18]. Подтверждает эту точку зрения и Александр Прусин, писавший о том, что название «Украинская вспомогательная полиция» было дано по этническому большинству, проживавшему на территории оккупированной Украины[19]. Вспомогательная полиция подчинялась прямо командованию германских СС, айнзацгруппам и военной администрации[20].

Военные преступления[править | править код]

Холокост и сотрудничество с нацистами[править | править код]

Александр Статиев из канадского университета Ватерлоо пишет, что Украинская вспомогательная полиция больше других причастна к холокосту на территории СССР: так, полицаями было убито около 150 тысяч евреев в Волыни[21]. Немец Дитер Поль в книге «Шоа на Украине» пишет, что вспомогательная полиция начала этнические чистки с первых дней пребывания немцев в СССР и по их же приказам[22]. Вспомогательная полиция участвовала в регистрации проживавших в рейхскомиссариате евреев, проводила карательные операции, охраняла гетто, доставляла пленных на места казни и следила за тем, чтобы никто не посмел поднять бунт.

В Радомышле, Кривом Роге, Ровно осенью 1941 г. украинская полиция играла активную роль в уничтожении евреев[23]. Например, в Радомышле 1668 евреев было убито эйнзацгруппой SK4a и украинской милицией. 6-7 ноября в Ровном эсесовские подразделения при помощи украинской полиции уничтожили 15 тысяч евреев. Согласно немецким отчётам «много раз придавалось значение присутствию украинской милиции (украинской службе порядка) при уничтожении евреев»[24].

На Волыни за осень 1941 г. было уничтожено 30 тысяч евреев. В уничтожении евреев принимала участие и украинская вспомогательная полиция[25]. В уничтожении евреев принимали активное участие шуцманы, состоявшие, в том числе, и из украинских националистов. Так 5 октября 1942 г. немцы совместно с шуцманами расстреляли в Дубно 5 тысяч евреев. 25 сентября корецкие евреи были также расстреляны при участии шуцманов. В 1942 г. недалеко от местечка Рожища немцами совместно с украинской полицией было расстреляно до 4000 евреев. В ликвидации еврейского гетто в Бережанах участвовали также украинские полицаи[26].

В Западной Украине большинство евреев было убито во время второй волны чисток, после ликвидации гетто в конце 1942 г. Основной ударной силой чисток была местная полиция-шуцманшафт. В Украине и Белоруссии во время ликвидации гетто летом-осенью 1942 г. на одного немца приходилось 5-10 местных полицейских. Начиная с осени 1942 г. все больше украинских шуцманов дезертировало в леса. Но до того момента, когда они дезертировали, многие успели принять участие в геноциде евреев[27]. К началу 1943 г. большая часть евреев в гетто на территории Украины была уничтожена. Части евреев удалось бежать в леса, но для них борьба за выживание не прекращалась. С середины 1942 года поиск и уничтожение бежавших евреев, выживших после ликвидаций гетто, стали основной обязанностью шуцманства[28].

Украинская милиция была привлечена к охране евреев и участвовала в их убийствах также на Житомирщине и Винничине. В Житомирской области нацисты подстрекали к антиеврейским погромам, но проводили их не сами, а руками украинской милиции и фольксдойче. В то же время, согласно американской исследовательнице В. Лавер, в Житомире украинские националисты призывали своих сторонников удержаться от несанкционированных погромов евреев[29]. Немцам так и не удалось спровоцировать масштабные погромы на Житомирщине, как и в остальной Советской Украине. Может быть несколько причин, объясняющих данное явление. Во-первых, в Советской Украине плотность еврейского расселения была меньшей по сравнению с Западной Украиной[30]. Во-вторых, массовые погромы, совершаемые рядовым украинским населением в Западной Украине при сравнительно спокойном отношении населения к евреям в Советской Украине, указывают, что причину этого следует искать, в том числе, в западноукраинском опыте украинско-еврейских отношений, отличном от советского опыта. На западноукраинских землях Второй Речи Посполитой, в отличие от Советской Украины, в довоенный период процветал неприкрытый антисемитизм[31]. Кроме того, можно отчасти согласиться с теми авторами, которые указывают на практику советизации западноукраинских земель как на причину роста антисемитизма среди украинского населения. Наконец, именно в Западной Украине были сильны правые радикальные организации (прежде всего, конечно же, ОУН), у которых антисемитизм присутствовал и до советизации этих земель, и именно ОУН, очевидно, сыграла решающую роль в возникновении еврейских погромов.

Геноцид поляков[править | править код]

На 100% определить, представители каких национальностей на самом деле служили в Украинской вспомогательной полиции, достаточно трудно, поскольку в Дистрикте Галиция не было де-юре определения представителя украинского населения. Некоторые украинцы, служившие во вспомогательной полиции, в довоенные годы отмечались именно как поляки, а не как украинцы, однако при этом испытывали патологическую ненависть к полякам и евреям. В 1978 году в Польше был расстрелян полицай Ян Масловский (он же Иван Маслий), которого в Ракловице выдали несколько поляков, переживших массовые расправы в Щепятыне, Дыниске, Тарнощыне, Немстуве и Корчуве, учинённые Украинской вспомогательной полицией[32].

13 ноября 1942 года украинские полицаи в Обурках ограбили и убили (польск.) 33 человека (32 поляка и еврей). Деревня, находившаяся на территории довоенного Волынского воеводства, была сожжена дотла[33]. 16 декабря ещё один отряд полицаев во главе с немцами убил 360 поляков в деревне Езерце (бывший Ровенский повят)[33][34]. В конце февраля — начале марта 1944 года полицаями были арестованы во Львове множество молодых поляков, большую часть из которых потом убили, а документы похитили. Польское Представительство Правительства на Родине начало вести переговоры с «бандеровским» крылом ОУН, но после их срыва диверсионная группировка «Кедыв» провела акцию возмездия «Вечерня» (польск. Nieszpory), в ходе которой 11 полицаев были убиты. Нападения на поляков во Львове после этого прекратились[35].

Связь с ОУН[править | править код]

В конце сентября — начале октября Николай Лебедь, который после ареста Степана Бандеры замещал его в качестве главы Провода ОУН(б), организовал І Конференцию ОУН(б), где обсуждалась ситуация, сложившаяся после того, как немцы отказались признать провозглашённое Украинское государство, арестовали членов его правительства и развернули репрессии против членов ОУН. Ввиду успехов немецкой армии было принято решение не заниматься антинемецкой пропагандой, а уйти в подполье. Лебедь отдал приказ, чтобы националисты шли в вспомогательную полицию для получения боевых навыков, чтобы потом дезертировать с оружием. В одном из циркуляров ОУН предписывалось, чтобы от каждой станицы записывалось в полицию не менее 10 членов организации[36]. Но уже в начале 1942 года ОУН под угрозой увольнения официально запретила своим членам вступать в немецкую полицию[37]. Однако в Киеве в начале 1942 года бандеровцы на низовом уровне сотрудничали с мельниковцами и имели определенное влияние в украинской полиции Киева, которой руководили мельниковцы[38]

20 марта 1943 руководство бандеровского крыла ОУН подписало секретное распоряжение, призывавшее своих членов, которые служили в Украинской вспомогательной полиции, уйти с оружием и примкнуть к военизированному крылу ОУН в Волыни. Следствием этого приказа стал массовое дезертирство со службы украинских полицейских, находящихся на службе у германской администрации. Полицейские покидали службу как с аванпостов в деревнях и посёлках, так и из крупных городов — Луцка и Ковелях. Покидая полицейские участки, дезертиры расстреливали немецкое командование. В Дубно, Кременце и Ковеле шуцманы-дезертиры выпустили заключённых из тюрем[39]. Часто предлогом для дезертирства было нападение на полицейское отделение или тюрьму отрядов УПА. Не все побеги закончились успешно, при попытке дезертирства были расстреляны части контрольно-пропускных пунктов в Здолбунове и Павурине[40]. Всего весной 1943 года около 10 тысяч полицаев прибыли на Волынь и стали повстанцами УПА[41].

Батальоны[править | править код]

К 1942 году после образования жандармерии на оккупированных восточных территориях численность и мощь шуцманшафта многократно выросли. Однако новые добровольцы службу проходили не в батальонах, а занимали больше какие-то должности в местной полиции порядка. Охранные батальоны (или батальоны шуцманшафта) составляли всего треть от общей численности полиции[42]. Полиция носила чёрную униформу, взятую с немецких складов довоенных времён, которая вообще не использовалась немцами. С бывшей чёрной униформы Общих СС сняли все знаки различия и отдали шуцманшафту, чтобы там прикрепили свои знаки различия. Мобильным подразделениям предлагали полевую униформу серого цвета[43]. Предполагалось, что каждый батальон должен был насчитывать около 500 человек, разделённых на три роты численностью от 140 до 150 человек и штабные подразделения численностью около 50 человек[44][45]. Проблемы с предоставлением униформы удалось решить только к концу 1942 года. Полицаям выдавалось как немецкое, так и советское трофейное оружие (винтовки и пистолеты). Станковые пулемёты до конца войны были в небольшом количестве у полиции[46].

Украинский батальон шуцманшафта, 1942

Большинство батальонов имели свои собственные номера и отличительные знаки для более удобного различия: батальоны, действовавшие на территории юга России и на Украине, имели номера со 101-го по 200-й; действовавшие в Центральной России и в Белоруссии — с 51-го по 100-й[45]. Исключением был 201-й батальон, образованный во Франкфурте-на-Одере в октябре 1941 года из числа бывших военнослужащих «Нахтигаля», образованного по инициативе ОУН(б)[47].

Центральная Россия и Белоруссия
Южная Россия и Украина

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Symposium Presentations. The Holocaust and [German Colonialism in Ukraine: A Case Study] (PDF file, direct download 1.63 MB). The Holocaust in the Soviet Union 15, 18–19, 20 in current document of 1/154. The Center for Advanced Holocaust Studies of the United States Holocaust Memorial Museum (сентябрь 2005). Дата обращения: 15 июня 2013. Архивировано 16 августа 2012 года.
  2. Jürgen Matthäus, Jewish Responses to Persecution: 1941–1942. AltaMira Press, p. 524.
  3. Dr. Frank Grelka. Ukrainischen Miliz (неопр.). — Die ukrainische Nationalbewegung unter deutscher Besatzungsherrschaft 1918 und 1941/42. — Viadrina European University: Otto Harrassowitz Verlag (англ.), 2005. — С. 283—284. — ISBN 3447052597.
  4. 1 2 Arne Bewersdorf. Hans-Adolf Asbach. Eine Nachkriegskarriere (нем.). Band 19 Essay 5 1–42. Demokratische Geschichte. Дата обращения: 26 июня 2013.
  5. See the treatment in Dieter Pohl, Nationalsocialistische Judenverfolgung in Ostgalizien 1941-1944: Organisation und Durchführung eines staatlichen Massenverbrechens (Munich: Oldenbourg, 1997), Section II.2: "Der Besatzungsapparat im Distrikt Galizien"
  6. 1 2 Magocsi, Paul Robert. A History of Ukraine (неопр.). — University of Toronto Press, 1996. — С. 631, 633.
  7. 1 2 Василь Офіцинський, Дистрикт Галичина (1941—1944). Історико-політичний нарис. — Ужгород, 2001 (Vasil Oficinskiy, "District Galicia 1941–1944." The historical and political essay. Uzhgorod, 2001.) Citation: Комендантом Львівської поліції був Володимир Пітулай (Vladimir Pitulay), його заступником Лев Огоновський (Leo Ohonovskyi). Особовий склад Української допоміжної поліції формувався з молодих людей, які закінчили курси Поліційної школи у Львові. У кінці січня такі курси закінчили 186 українських поліцаїв. А 15 травня 1942 р. закінчився другий вишкільний курс, який підготував 192 поліцаїв... Українську міліцію 15 серпня 1941 р. було переорганізовано в Українську допоміжну поліцію, яка на осінь 1941 р. нараховувала 6000 чол.
  8. 1 2 Abbott, Peter. Ukrainian Armies 1914-55 (неопр.). — Osprey Publishing, 2004. — С. 38—. — ISBN 1-84176-668-2. Архивная копия от 2 мая 2014 на Wayback Machine
  9. Czesław Madajczyk, Faszyzm i okupacje 1938-1945, Poznań 1983, ISBN 83-210-0335-4, Vol.2, p. 359.
  10. Schutzmannschaft battalions were formed by orders of Reichsführer-SS between 25 July and 31 August 1941.
  11. В. Дзьобак, Порівняльна характеристика колаборації населення Росії й України в роки радянсько-німецької війни (PDF file, direct download 242 KB) Сторінки воєнної історії України Випуск 11. - Київ: Інститут історії України НАН України, 2009; №11. (V. Dzobak Comparison of collaboration population of Russia and Ukraine during the Soviet-German War in Military History of Ukraine Vol 11. Kyiv: Institute of History of Ukraine, 2009. № 11, page 267 (252–276).)
  12. Prof. Wendy Lower, Towson University. Local Participation in the Crimes of the Holocaust in Ukraine: Forms and Consequences LMU Muenchen / Towson Univ MD.
  13. Timothy Snyder, The Reconstruction of Nations, pg. 159.
  14. Tadeusz Piotrowski, Poland's Holocaust: Ethnic Strife, Collaboration with Occupying Forces and Genocide in the Second Republic, 1918-1947, 1997, page 221.
  15. John‐Paul Himka (20 October 2011), The Organization of Ukrainian Nationalists, the Ukrainian Police, and the Holocaust. Danyliw Research Seminar on Contemporary Ukraine.
  16. Andrew Gregorovich. World War II in Ukraine (неопр.) // FORUM Ukrainian Review (reprint). — № 92. — С. Infoukes.com p. 25. Chapter: Jewish Holocaust in Ukraine.
  17. Wendy Morgan Lower, Towson University. From Berlin to Babi Yar (PDF file, direct download 3.4 MB complete). Volume 9 (2007). Journal of Society, The Kripke Center. Дата обращения: 24 апреля 2014. Архивировано 5 марта 2009 года.
  18. Browning, Christopher R. Arrival in Poland (PDF file, direct download 7.91 MB complete). Ordinary Men: Reserve Police Battalion 101 and the Final Solution in Poland 135–142. Penguin Books (1992–1998). — «Also: PDF cache archived by WebCite.». Дата обращения: 24 апреля 2014.
  19. Александр Прусин (Aleksandr Prusin), Украинская полиция и Холокост в генеральном округе Киев, 1941–1943: действия и мотивации.. Дата обращения: 26 декабря 2016. Архивировано 13 января 2012 года. ГОЛОКОСТ І СУЧАСНІСТЬ *№ 1, 2007. Національна бібліотека України. Retrieved from the Internet Archive on 11 June 2013.  (рус.)
  20. Spector, Robert Melvin. World without civilization: mass murder and the Holocaust (англ.). — University Press of America (англ.), 2005. — P. 678—.
  21. The Soviet Counterinsurgency in the Western Borderlands Statiev Alexander Cambridge University Press 2010 page 69
  22. Ray Brandon, Wendy Lower. Ukrainian Society, Soviet Officialdom, and the West. The Shoah in Ukraine: History, Testimony, Memorialization. Indiana University Press (28 мая 2008). Дата обращения: 22 июня 2013.
  23. Dean M. The «Local Police» in Nazi-occupied Belarus and Ukraine as the" Іdeal type of Collaboration": Practice, in the Recollections of its Members and in the Verdicts of the Courts // «Kollaboration» in Nordosteuropa: Erscheinungsformen und Deutungen im 20. Jahrhundert / Hrsg.von Tauber Joachim. Wiesbaden. 2006. S. 418.
  24. ОУН в 1941 роцi. Документи. Ч. 2. С. 498—499.
  25. Motyka G. Op. cit. S. 103.
  26. Редліх Ш. Указ. соч. С. 189.
  27. Дин М. Указ соч. С. 131—132.
  28. Дин М. Указ соч. С. 128—129.
  29. Lower W. Op. cit. P. 91.
  30. К началу Второй мировой войны в Польской Галиции и на Волыни жило около 805 тысяч евреев. Из них 30-40 % проживало в небольших городах-местечках. По переписи 1939 г. в УССР проживало около 1, 5 млн евреев.
  31. О польском межвоенном антисемитизме см., например: Bauer E. Op. cit. P. 1424. Об антисемитизме украинских праворадикальных партий сотри: Гон М. Українськi праворадікали та євреї Західної України (друга половина 30-х років) // Проблеми Історії України: факти, судження, пошуки: Міжвідомчий збірник наукових праць. К., 2006. С. 374—383.
  32. Robert Horbaczewski. Ostatnia kara śmierci (The last case of capital punishment) (недоступная ссылка). Region - Gospodarka i polityka. Kronika Tygodnia (reprint: Roztocze.net) (16 февраля 2005). Дата обращения: 22 июня 2013. Архивировано 6 апреля 2012 года.
  33. 1 2 Grzegorz Motyka, Ukraińska partyzantka 1942-1960Шаблон:Page needed
  34. Czesław Partacz, Krzysztof Łada, Polska wobec ukraińskich dążeń niepodległościowych w czasie II wojny światowej, (Toruń: Centrum Edukacji Europejskiej, 2003)
  35. Grzegorz Motyka, Rafał Wnuk, Pany i rezuny, 1997, p. 63
  36. Motyka G. Op. cit. с. 100—101
  37. Сергійчук В. ОУН-УПА в роки війни. Новi документи i матеріали. Київ, 1996. С. 182.
  38. Косик В. Вказ. прац. С. 220.
  39. (Der Chef der Sicherheitspolizei und des SD) Meldungen aus den besetzten Ostgebieten 49, 09.04.1943 — «УПА в свiтлi нiмецьких документiв» (кн.1, Торонто 1983, кн.3, Торонто 1991)
  40. Grzegorz Motyka: Ukraińska partyzantka 1942-1960, s. 195 i 312, Warszawa 2006,
  41.  (укр.) Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія. "Двофронтова" боротьба УПА, p.165.. Дата обращения: 26 декабря 2016. Архивировано 28 сентября 2011 года.
  42. Martin Dean. Collaboration in the Holocaust: Crimes of the Local Police in Belorussia and Ukraine, 1941-44 (англ.). — Palgrave Macmillan, 2003. — P. 60. — ISBN 1403963711.
  43. Gordon Williamson. German Security and Police Soldier 1939-45 (англ.). — Osprey Publishing, 2012. — P. 44. — ISBN 1782000070. Архивная копия от 23 декабря 2014 на Wayback Machine
  44. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 Marcus Wendel. Schutzmannschaft Bataillone (Internet Archive 6 January 1914 capture). Axis History (19 января 2014). Дата обращения: 1 июня 2014.
  45. 1 2 Christoph Schiessl. The Search for Nazi Collaborators in the United States (англ.). — ProQuest, 2009. — P. 40. — ISBN 1109090072. Архивная копия от 27 сентября 2016 на Wayback Machine
  46. Martin C. Dean (англ.). Collaboration in the Holocaust (неопр.). — Palgrave Macmillan, 2003. — С. 68. — ISBN 1403963711.
  47. Per Anders Rudling. Schutzmannschaft Battalion 201 and Hauptmann Roman Shukhevych in Belarus 1942 (Available in RTF). Schooling in Murder. Academia.edu; Ernst-Moritz-Arndt-Universität, Greifswald (2015). Дата обращения: 23 февраля 2015.
  48. 1 2 3 4 GFN. Organizational History of the German SS Formations 1939-1945 (PDF file, direct download) (недоступная ссылка) 24. Command and General Staff College (CGSC), US Army Combined Arms Center (1992). Дата обращения: 23 февраля 2015. Архивировано 16 февраля 2011 года.
  49. 1 2 Natalia Petrouchkevitch. Wartime experiences of the Schutzmannschaft Battalion 118 (англ.). — Victims and criminals. — Wilfrid Laurier University, 2015. — P. 71—78.