Умар ибн Абдул-Азиз

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Умар ll
عمر بن عبد العزيز
Амир аль-муминин и халиф Омейядского халифата
717 — 720
Предшественник: Сулейман
Преемник: Язид II
 
Вероисповедание: Ислам
Рождение: 682(0682)
Медина
Смерть: 720(0720)
Дамаск
Род: Омейяды
Отец: Абд аль-Азиз ибн Марван[d]
Мать: Умм Асим бинт Асим[d]


Умар ибн Абд аль-Азиз (682 — февраль 720, араб. عمر بن عبد العزيز‎) — омейядский халиф, правивший в 717720. За годы своего правления сумел убедить многих в том, что его власть руководствуется Кораном и сунной пророка Мухаммада, заслужив у мусульман единодушное признание и титул Праведный[1].

В классической арабской историографии[править | править вики-текст]

Будучи сыном Абд аль-Азиза, младшего брата халифа Абд аль-Малика, т.е. племянником Сулеймана, Умар совершенно не готовился к правлению. Халифом он стал совершенно неожиданно для себя, когда в сентябре 717 г. н.э. тяжело заболел Сулейман, старший сын которого недавно умер, а младший находился в походе на Византию и было не известно, выживет ли он. Сулейман не решился передать власть своим братьям, с которыми находился в натянутых отношениях, а потому утвердил нейтральную кандидатуры - своего племянника Умара, на которого согласились и все присутствовавшие при умирающем халифе военачальники.

Внешне Умар был красив: смуглый человек с изящными чертами лица, носящий пышную бороду. Богатство семьи (годовой доход составлял 40 тыс. динаров) и высокое положение в обществе вкупе с личной красотой поначалу сделали Умара настоящим законодателем мод. Горожане платили взятки прачкам, чтобы только иметь возможность постирать свою одежду вместе с его, чтобы пропитать её благовониями[2]. В 26 лет Умар был назначен наместником Медины, Мекки и Таифа, что оказало решающее влияние на его характер. С переездом в Медину и изменением круга общения стал стремительно меняться и характер будущего правителя: общение с мединскими благочестивцами отвратило Умара от роскоши и зародило в нём идею приблизить мусульманскую общину к административно-правовой практике времён Мухаммада и первых двух халифов, т.е. столетней давности. Положение главы государства открыло для него возможности реализовать эти стремления в полной мере.

Средневековые мусульманские авторы акцентируют всё внимание именно на этой стороне правления Умара - благочестии и аскетизме, совершенно не заботясь о привязке ко времени. Главным для них является то, что халиф Умар стал образцом праведного халифа - иногда его даже называют "вторым Умаром б. ал-Хаттабом"[2], который являлся его прадедом - остальное же интересует мало. Благочестие нового халифа изобилует полулегендарными эпизодами вроде следующего: будто бы взойдя на престол, Умар б. Абд аль-Азиз пригласил к себе трех ученых аскетов и попросил совета. Учёный по имени Салим сказал: «Если ты желаешь спасения, то соблюдай пост и воздержание по отношению ко всем мирским прелестям и красотам, и пусть лишь смерть явится твоим разговением». Второй, по имени ибн Кааб, сказал: «Если ты желаешь спастись от наказания Всевышнего Аллаха, то пускай старший из мусульман будет тебе словно отец, средний — словно брат, а младший — словно твой ребёнок. Почитай же своего отца, уважай своего брата и жалей своего ребёнка». Третий же по имени Раджа сказал: «Если ты хочешь избежать Божьего наказания, то люби для людей то, что любишь для себя. И не желай для них того, чего не желаешь себе. А после можешь умирать. Это мой совет. Воистину, я сильно встревожен за тебя относительно того дня, когда трудно будет устоять». Все описания благочестий Умара изобилуют такими эпизодами, что затрудняет их анализ.

Все события правления Умара описываются классическими арабскими историками как бы в двух параллельных линиях: военно-политической и духовно-аскетичной. Датировка же событий правления Умара во всех источниках от ранних Халифы и Йакуби до поздних ат-Табари и ал-Куфи существует лишь в пределах года хиджры, а потому имеются сложности даже с соотношением порядка событий его правления. И если военно-политические события времён правления Умара датируются хоть как-то, то сведения о его религиозных указах приводятся без привязки к дате вовсе.

Правление[править | править вики-текст]

Умар стал правителем огромной державы, включавшей в себя Аравию, Египет, Северную Африку, земли нынешнего Пакистана, Афганистана, Средней Азии, Иран, Ирак, Закавказье и Испанию совершенно неожиданно для себя. Халифат вёл активную военную экспансию: арабы вторгались и в Северный Китай, и на Северный Кавказ, и на Юг Франции. Наместники, вследствие сепаратных стремлений провинций и репрессивной политики ал-Валида и Сулеймана, были никак не связаны с местными элитами, но всем были обязаны лично поставившему их халифу. Главными же для Халифата были две проблемы: во-первых, рост налогового гнёта порождал недовольство населения, перераставшее в мятежи (на примере саботажа мавлей-моряков во время Второй осады Константинополя это проявилось наиболее наглядно). Во-вторых, Халифат стал настолько большим, что количество неарабского населения сравнялось с количеством арабов вне Аравии - а потому всякий раскол, отсутствие единства внутри арабского меньшинства таило в себе угрозу стабильности. Недосдачи в казну, мятежи и ереси закрепили у Умара представление о том, что он лично ответственен за возвращение мусульманской общины на путь истинный и обязанность стать образцом идеального правителя.

Возвращение к нормам раннего ислама[править | править вики-текст]

Став халифом, Умар отказался от прежнего роскошного образа жизни. Он покинул великолепный дворец омейадов и пожертвовал своё огромное состояние в казну халифата. Весёлые застолья с поэтами, разговоры о женщинах и кулинарных изысках сменились степенными беседами о спасении души, на которых халиф делился своей скромной трапезой - хлебом с чечевицей и чесноком[3][4]. Жена халифа Фатима, следуя примеру мужа, сдала в казну свои украшения. Апогеем самоттречения Умара б. Абдул-Азиза стал отказ от родовых поместий, которые по его мнению были незаконно приобретены его отцом и дедом, в т.ч. от земель в Хайбаре (подаренных Мухаммадом Фатиме и присвоенные Марваном б. ал-Хакамом). Эти владения были возвращены законным владельцам, проклятия в адрес Али были отменены [5][6][4]. Некоторые описания аскетичного образа жизни халифа, вероятно, являются поздними приписками - вроде той, где Умар не может выйти на встречу с народом и-за того, что его единственная рубашка не высохла после стирки - однако же по сравнению с ал-Валидом или Сулейманом новый халиф действительно стал образцовым.

Умар показательно сместил с должности главу казначейства Египта, Усаму б. Зайда - "за излишнюю жестокость", в т.ч., за отрубание рук невыполнившим его распоряжения. Показательно было то, что его не просто смесили, но приговорили к заключению в тюрьму в цепях, которые снимали только на время молитвы. В таком виде Усмана держали сначала год в тюрьмах Египта, а потом - ещё по году в тюрьме каждого округа (джунда) Сирии. Смещён был и наместник Абдалмалик б. Рифа'. По аналогичной причине был смещён и наместник Ифрикийи Йазид б. Абу Муслим. Смещение Йазида б. ал-Мухаллаба, фактического правителя всей восточной половины Халифата, прошла куда сложнее - но не потому, что Умар решил разделить этот огромный региона между несколькими наместниками. Следствией политики ал-Валида и Сулеймана назначения наместников, всем обязынных лично халифу, стало то, что Йазид был ничем Усману не обязан и отдавать деньги и дворцы совершенно не желал. Чтобы не допустить военных столкновений, был разыгран целый спектакль: Йазида пригласили на встречу в Басру, однако на по-пути "случайно обнаружилось", что в Ма'киле уже стоит галера с послом Ади б. Артом. Йазид, путешествовавший по своим владениям без большого войска, не смог отказаться от предложения взойти на борт галеры посланца халифа - где ему было предъявено извещение о лишении поста и требование выплатить все долги. Поскольку Йазида уже не раз арестовывали и пытали по приказу ал-Хаджжаджа, новые угрозы уже не пугали его. Из опасений побега или помощи местных войск конвоировали могущественного экс-наместника по Евфрату с последующей депортацией в Дамаск - однако и там Йазид, уже глубокий старик, не признавал долгов. Речь шла о миллионах дирхемов[7].

Наиболее подробно описана борьба Умара за чистоту ислама - борьба с теми, кто искажал в его представлении нормы, установленные Пророком и первыми двумя халифами. Какого-либо единого документа об его действиях в этой сфере до настоящего времени не дошло (и едва ли существовало) - все распоряжения Умара носили точечный характер, к каждому наместнику халиф обращался с отдельными посланиями. Именно в правление Усмана б. Абдул-Азиза на государственном уровне зазвучали приказы "следовать Корану и сунне Пророка", запреты играть на музыкальных инструментах (особенно - на свадьбах), запреты оплакивать мёртвых и ряд иных, менее важных, но крайне строгих запретов[8]. Из религиозных постановлений вытекали и экономические, наиболее известны из которых следующие: запрет наместнику отрубать руки должнику и распинать преступников без разрешения халифа; запрет вводить новые (не прописанные в Коране) налоги; запрет устанавливать единый харадж для земель с разным плодородием; запрет собирать харадж разновесными монетами. В продолжение той же практики возрождения норм раннего ислама была восстановлена налоговая неприкосновенность духовенства и религиозных учреждений; христианам и иудеям как людям Писания было разрешено составлять завещания в пользу единоверцев; незаконно захваченых в плен иностранцев возвращали на родину[9][10]. Постановления Умара доходили до мелочей: был установлен предельный вес верблюжьего вьюка, запрещено бить животных кнутом с металлическим наконечником, запрещено сажать по берегам Нила деревья (чтобы не мешали тянуть суда бечевой), запрещено писать документы размашисто (в целях экономии папируса)[11].

Отдельно стоит вопрос о благотворительности Умара: ранние историки вроде Халифы и Йакуби описывают этот её скупо (увеличение выплат на 10 дирхемов, содержание столичного лепрозория времён ал-Валида, ремонты дорог времён ал-Валида), однако поздние постепенно повышают планку благотворительности. И если не слишком-то поздние историки ат-Табари и ал-Куфи указывают на приказ халифа прощать долги нищим и разорившимся, а так же своеобразные приёмы в стиле "дня открытых дверей" у халифа, то более поздние историки возводят благотворительность Умара в абсолют. Будто бы долги всех жителей Халифата гасились из специального фонда, созданного лично Усманом, так что нищих не осталось вовсе, чиновничий произвол исчез совершенно, а всякий обиженный мог лично и в любой день прийти на приём к Умару - и халиф внимательно выслушивал все жалобы такого свойства. Как и при описании Праведных халифов, здесь традиционные арабские средневековые историки восхваляют "праведного правителя" в явно гипертрофированном виде. Умар б. Абдул ал-Азиз был благочестив и набожен, однако строго в рамках VIII в. н.э..

Политика возврата к нормам раннего ислама оказалась неэффективной. В пересказах поздних историков сохранился ряд сведений на этот счёт - например, рассказ делегации, сопровождавшей дань, собранную в 718 г. н.э. с Хуттала. В состав делегации вошли два араба и один мавла; перед халифом речь держали арабы, мавла всё время молчал и смотрел в пол. Умар поинтересовался, отчего мавла молчал всё время, и услышал от него такой ответ: "О повелитель верующих! Двадцать тысяч мавлей участвуют в походах, не получая ни жалования, ни довольствия. Такое же число зиммиев приняло ислам - а с них взывают харадж. Наш амир - пристрастен и груб. Он - один из мечей ал-Хаджжаджа и управляет тирански и злобно"[12]. Родовитые арабы не стремились терять свои доходы и владения; со сменой халифа все эти стремления обострились.

Военные действия[править | править вики-текст]

В начале лета 719 г. н.э. Умар отозвал войско, осаждавшее Константинополь последние два года. Война с Империей перешла в привычные рамки летних рейдов на вражескую территорию с последующим уходом на зимовку в земли Халифата. Ситуация в Мавераннахре после завершения завоеваний Кутайбы оставалась стабильной: походов не предпринималось, если не считать таковыми отдельные экспедиции против местечковых правителей оазисов, временами отказывавшимися платить дань.

Но спустя всего лишь два года Умар внезапно умер в возрасте 40 лет. По одной из основных версий, халифа отравили его приближенные из рода Омейядов. Пуританский образ жизни халифа, его щепетильное отношение к казне и реформы мешали их алчности.

Оппозиция[править | править вики-текст]

В Хорасане с 100 г.х. началось создание подпольных ячеек аббасидов под руководством Мухаммада б. Али и Букайра б. Махана. Пропаганда среди населения - даже внутри Мервского оазиса и самого Мерва - выглядела обычными разговорами недовольных поселян, однако именно в это время был заложен фундамент будущих аббасидских восстаний.

Открытая оппозиция Умаййадам, хариджиты, действовали напрямую. в том же 100 г.х. на севере Ирака выступила группа 80 человек под командованием Бистама б. Мурры аш-Шаузаба. Конфликт приобретал конфузный характер: требования следовать Книге и сунне Пророка выдвигала и власть в лице Умара, и оппозиция в лице хариджитов. Умар пошёл было на переговоры - однако здесь немедленно обнаружилось коренное противоречие. Халифы всегда считали, что любое восстание есть нарушение заветов Пророка и что халифом может быть только выходец из курайшитов - в то время как любой вождь даже самого крошечного отряда хариджитов начинал именовать себя амиром верующих и неизменно называл любого Умаййада узурпатором и тираном. Переговоры с любой опппозицией зашли в тупик. Поскольку же Умар б. Абдул ал-Азиз позиционировал себя как праведного халифа, представители оппозиции утратили всякую надежду на мирное разрешение конфликта.

Смерть и передача власти[править | править вики-текст]

Состояние здоровья халифа последние годы обострялось - от любой пищи (особенно от чечевицы) начинались резкие боли в животе, Умар стал резко терять в весе, цвет лица посерел. Вероятно, 36-летнего халифа съедал рак. В предчувствии смерти Умар перебрался в монастырь Симеона Столпника (Дейр Сим'ан) и выкупил небольшой участок для могилы. Халиф умер 1 раджаба 101 года хиджры (17.01.720 г. н.э.). Перед смертью он попросил присутствующих сесть рядом. После молитвы и покаяния он куда-то пристально посмотрел. Люди сказали ему: «О, повелитель правоверных, твой взгляд суров». «Я вижу присутствующих здесь, но это не люди и не джинны», — и с этими словами испустил дух.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ханников А. А. Ислам. — 2014. — С. 84.
  2. 1 2 О.Г. Большаков. История Хадифата, т.4: пик и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 139.
  3. ал-Куфи. Книга завоеваний, т.7. — С. 310.
  4. 1 2 О.Г.Большаков. История Халифата, т.4: апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 140.
  5. Йакуби. История, т.2. — С. 367.
  6. ибн Са'д. т.5. — С. 249.
  7. Йакуби. История, т.2. — С. 362.
  8. О.Г. Большаков. История Халифата, т.4: апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 142.
  9. ибн Са'ид. т.5. — С. 251, 262, 280.
  10. Йакуби. История, т.2. — С. 336.
  11. Абу Джафар Мухаммад ибн Джирар ат-Табари. История пророков и царей, т.2. — С. 1370.
  12. О.Г. Большаков. История Халифата, т.4: апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 145.

Литература[править | править вики-текст]