Доисторическая Месопотамия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Урукский период»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доисторическая эпоха в Месопотамии охватывает время от первых следов пребывания человека до возникновения в Месопотамии цивилизации (середина IV тысячелетия до н. э.) или до появления там первых государств (начало III тысячелетия до н. э.).

Палеолит[править | править код]

Древнейшие следы присутствия человека на территории Месопотамии зафиксированы на палеолитическом поселении Барда-Балка (датировка неясна). Большинство связываемых с Месопотамией памятников палеолита сосредоточено не на самой равнине, а в прилегающих предгорьях, горных долинах Загроса, где самым известным поселением среднего палеолита (мустье) является пещера Шанидар, населённая неандертальцами; костные останки из Шанидара той эпохи датируются временем около 50—70 тысяч лет назад. В эпоху верхнего палеолита мустьерские памятники Загроса перезаселяются людьми современной анатомии (кроманьонцами) — носителями барадостской археологической культуры (около 35 тысяч лет назад). Впоследствии в Загросе распространились памятники зарзийской культуры (около 18—8 тысяч лет назад), ранние фазы которой относятся к верхнему палеолиту, а а поздние — к последующему времени протонеолита.

Эпипалеолит. Протонеолит[править | править код]

В эпоху протонеолита (в прежних публикациях — мезолита) в прилегающих к Месопотамии областях Загроса существовали поселения нескольких археологических культур: зарзийской, Карим-Шахирcкой и традиции Зави-Чеми—Шанидар (последние иногда объединяются в одну Шанидар-карим-шахирскую культуру). Наступление аллерёдского потепления способствовало расселению людей из горных районов, появлению поселений уже на самой равнине; одним из таких памятников было поседение Али-Кош в Сузиане. В то же время, собственно Месопотамская равнина активно осваивается эпипалеолитическим населением Восточного Средиземноморья — сначала носителями геометрической кебарской, а затем — натуфийской культуры; именно натуфийцы основали будущие неолитические поселения в области Среднего Еврата — Мурейбет и Абу-Хурейру

Докерамический неолит[править | править код]

Руины Гёбекли-тепе

Древнейшим очагом неолитической революции в мире считается Передняя Азия, где передовыми зонами становления производящего хозяйства были предгорья Тавро-Загросской дуги (так называемые «холмистые фланги[en]» Плодородного Полумесяца)[1]. Неолитизация Передней Азии происходила в условиях смягчения климата, совпавшего с окончанием позднего дриаса[2]; в предгорьях и примыкающих равнинах Тавро-Загросской дуги улучшение природных условий способствовало особому изобилию пищевых ресурсов, интенсивная эксплуатация которых могла дать значительный объём излишков[2]. В этих условиях в 9-м—7-м тысячелетиях до н. э. в указанных районах распространились поселения докерамического неолита, жители которых смогли создать яркую материальную культуру, стоявшую у истоков месопотамской цивилизации. Археологические раскопки свидетельствуют о том, базирующиеся на эффективной экономике местные коллективы ещё тогда начали возводить особые общественные сооружения с чертами условной монументальностисклепыЧаёню-тепеси), святилища (в Невалы-Чори) и здания для собраний (в Мурейбете, Джерф-эль-Ахмаре); известны также циклопические стены (в Телль-Халуле[en]), древнейшие системы канализации или стока (в Джа’де-эль-Мугаре[de]), мегалитические сооружения («месопотамский Стоунхендж» в Гёбекли-тепе, мегалит в Барда-Балке[en]). С началом новой фазы глобального похолодания расцвет культур докерамического неолита прервался, их важнейшие памятники пришли в упадок, а значительная часть достижений была утрачена.

Керамический неолит[править | править код]

Керамика самаррской культуры. Музей Восточного Института Чикагского университета

В период керамического неолита (7-е—6-е тысячелетия до н. э.) месопотамские общины использовали и развивали уцелевшие достижения раннего неолита; однако уровень производства там, в целом, был невысоким. Люди того времени жили в маленьких рассеянных деревнях, занимались земледелием и скотоводством, отчасти — охотой и собирательством; важнейшей чертой их быта являлась глиняная посуда, стили которой позволяют выделить соответствующие археологические культуры (Телль-Сотто—Умм Дабагия[de], Халаф, ХассунаСамарра, ранний Убейд); на периферии могли также существовать пережитки бескерамических традиций (Джармо). Согласно распространённой точке зрения, качественный сдвиг в эволюции месопотамских общин был связан с освоением аллювиальных почв южной части региона, отличавшихся особым плодородием. Расположенные в аридной зоне, эти почвы стали доступны лишь с изобретением ирригации, технология которой впервые появилась у самаррских общин (см. канал в Чога-Мами[en]). Считается, что северомесопотамские (прежде всего самаррские) коллективы колонизировали Южную Месопотамию, где смешение неких пришлых и гипотетических автохтонных[комм. 1] элементов породило культурную традицию Убейда.

Энеолит. Убейдский период[править | править код]

Позднеубейдский храм в Эреду. Реконструкция

Убейдский период (7-е—начало 4-го тысячелетия до н. э.) принято связывать с эпохой энеолита, однако ранние убейдские фазы (Уэйли[en], Эреду и Хаджи-Мухаммед) синхронны и типологически близки соседним поздненеолитическим культурам (ХассунаСамарра, Халаф). На протяжении всей убейдской эпохи и без того тяжелые климатические условия Южной Месопотамии продолжали ухудшаться; борьба с прогрессировавшей аридизацией требовала от местных общин качественного технологического ответа. Среди таких ответов было одомашнивание финиковой пальмы, давшее возможность выращивать в её тени огородные культуры (ярусное садоводство); введение и массовое производство глиняных серпов значительно снижало затраты на орудия труда; однако для достижения успехов в важнейшей отрасли сельского хозяйства — ирригационном земледелии — требовалась организации совместных усилий большого количества людей. В условиях предполагаемого эгалитаризма раннеубейдских коллективов такая координация не могла быть следствием централизованного принуждения; более вероятно, что она базировалась на добровольной основе, скреплявшейся совместными культовыми церемониями. Отражением этих совместных культов могли быть многофункциональные общественные здания — условные храмы[комм. 2] того времени; со временем, связанный с этими постройками персонал мог перенимать роль центральной администрации.

В эпоху зрелых убейдских фаз (5-е—начало 4-го тысячелетия до н. э.) ярко проявился эффект технологических и организационных достижений предыдущего времени, а в среде местных обществ наметились тенденции в направлении урбанистической революции. Для стандартного и позднего Убейда характерны: увеличение населения, рост количества и размеров поселений, первые шаги в формировании ирригационных сетей[комм. 3], увеличение объема и стандартизация ремесленного производства, развитие торговли (обмена), расширение внешних связей и т. д. Убейдские традиции распространяются по всей Месопотамии, формируя на севере особую синкретическую культуру (Северный Убейд), а в соседних регионах — близкие по облику археологические традиции (Сузы А и др.). Выйдя на ведущие позиции во всей Месопотамии, общества Юга продолжали социально-экономическую трансформацию. Долговременные объединения общин, связанные едиными культами и совместным трудом, постепенно образовывали особые территориальные структуры — предшественники «номов» исторического времени. Управление такими структурами исследователи связывают с персоналом важнейших святилищ: о поступательном увеличении роли храмов ярко свидетельствуют раскопки в Эреду, где местная культовая постройка эволюционировала от небольшой «часовни» до почти монументального сооружения зрелого архитектурного стиля. Храмовая администрация могла составлять основу формирующейся элиты убейдского общества; исследователи даже предполагают существование в то время предгосударственных образований (сложных вождеств). Однако признаки знати в убейдском археологическом материале ненадёжны, что может объясняться сдерживающим влиянием социальных норм. Являясь центральным координирующим институтом, главные святилища становились местами притяжения окрестного населения; яркие свидетельства таких переселенческих процессов обнаружены в Эреду, где в позднеубейдское время возник масштабный некрополь. Связь храмов с процессами урбанизации святилищ соответствует шумерским представлениям о возникновении первых городов Месопотамии из храмов; собственно, в убейдскую эпоху были основаны древнейшие центры будущей шумерской цивилизации: Эреду, Ур, Урук, Лагаш и др.

К концу убейдской эпохи прогрессирующая аридизация климата достигла пика, а условия проживания в Южной Месопотамии приблизились к экстремальным (засуха 3900 лет до н. э.). На фоне климатических изменений местные общества переживали масштабные потрясения: археологи фиксируют исчезновение периферийных поселений и укрупнение центральных (превращение их в протогорода, как в Эреду), примитивизацию (или стандартизацию) керамического производства, появление оружия и металла (медь) в захоронениях, изменения в погребальном обряде. Повсеместно в Месопотамии убейдская культура трансформируется в урукскую; именно эти изменения исследователи начала XX века связывали с предполагаемым приходом шумеров.

Начало эпохи бронзы[править | править код]

Урукская колонизация

Возникновение цивилизации в Месопотамии традиционно связывается с эпохой Урук (середина 4-го тысячелетия до н. э. — начало 3-го тысячелетия до н. э.); вслед за Г. Чайлдом указанный процесс принято именовать «городской революцией». В рамках урукской эпохи часто выделяют особый период Джемдет-Наср (конец 4-го тысячелетия до н. э. — начало 3-го тысячелетия до н. э.), который описывают отдельно от остальной, более ранней части Урука (середина 4-го тысячелетия до н. э.). Выделение эпохи Урук и периода Джемдет-Наср осуществлено археологами на основании особенностей керамики (нерасписной и расписной полихромной соответственно); по этой же причине Урук и Джемдет-Наср иногда фигурируют как археологические культуры. Среди историков и лингвистов используется также иное название эпохи — Протописьменный период, который в одной трактовке совпадает с эпохой Урук (то есть соответствует слоям XIV—IV Варки), по другим[3] — начинается лишь со слоёв V—IV b указанного памятника. Соответственно, ранняя часть указанной эпохи выделяется как I Протописьменный период (ПП I), поздняя, соответствующая культуре Джемдет-Наср — II Протописьменный период[4]. Для северных частей Месопотамии урукская эпоха иногда именуется как период Гавры. Урукским временем датируются древнейшие письменные источники (архив храмовой отчётности из Урука), которые, несмотря на полупиктографический характер, исследователи традиционно связывают с шуме́рами. По этой причине саму цивилизацию Древней Месопотамии на ранних этапах часто именуют шумерской или просто Шумером

Урукский период[править | править код]

Урукская археологическая культура названа по характерным находкам в XIV—IV слоях раскопок древнего города Урук. Ей предшествует культура убейдского времени, представленная в Уруке более ранними слоями (XVIII—XV). Культура Урука характеризуется красной и серой керамикой, сделанной на гончарном круге, и развитой металлургией. В это время появляются цилиндрические печати (слой X), древнейшие шумерские пиктографические документы на глиняных табличках (слой IV), возводятся монументальные здания из сырцового кирпича — открытые раскопками в центре города Урука «Красное здание» (возможно, место народных собраний) и «Белый храм». Носители культуры Урука занимались земледелием и скотоводством. Происходило разложение первобытнообщинных отношений и возникали элементы классовых, получивших дальнейшее развитие на следующем этапе (конец 4-го тыс. до н. э.), который характеризуется находками (в III слое Урука и др. местах) типа Джемдет-Наср. Продолжение роста поселений приводило к появлению первых городов, таких как Эреду и Урук на юге, Телль-Брак на севере. Города были центрами притяжения специализированных ремесленников и торговцев; само ремесло приобретало все больше черт обособления (стандартизированные формы керамики, изготовленной на гончарном круге, украшения из драгоценных материалов, появление цилиндрических печатей; возникновение сложных и концептуальных изобразительных стилей). Развитие храмов и управляющих институтов подразумевало появление соответствующих специалистов — жрецов и чиновников разного рода. Прогрессировало социальное расслоение: для урукской эпохи фиксируются погребения с украшениями из золота и драгоценных камней (в Тепе-Гавре); богатства также могли концентрироваться в руках управленческой или жреческой верхушки, распоряжавшихся этими излишками от лица общины или божества и формировавших «правящий класс». В частности, на концентрацию прибавочного продукта указывал характер эволюции важнейших культовых сооружений, появления первых монументальных построек («Белый храм» в Уруке). Расширение храмового хозяйства требовало изобретения развитой системы учёта: на смену традиционным печатям и значкам-токенам в Южной Месопотамии пришло полупиктографическое письмо, впоследствии преобразовавшееся в клинопись. Централизованное управление позволяло организовывать торговые экспедиции на далёкие расстояния, примерим таких связей может служить находка лазурита в Тепе-Гавре, источником которого мог быть только Бадахшан. В целом, совместное проживание разных групп населения в городах приводило к смазыванию традиционного родового деления и закладывало основы политической организации.

Специалисты Института археологии РАН относят артефакты нижнего слоя раскопок в Телль Хазна l к Урукской культуре[5].

Период Джемдет-Наср[править | править код]

Основная статья: Период Джемдет-Наср

Период Джемдет-Наср (конец IV—начало III тысячелетия до н. э.) получил название по одноимённому поселению, где впервые были обнаружены присущие этому периоду черты материальной культуры, прежде всего — особая расписная (полихромная) керамика. Период Джемдет-Наср соответствует III слою Урука (Варки), является составной частью эпохи Урук и не всегда выделяется.

С периодом Джемдет-Наср исследователи связывают дальнейшее разложение первобытнообщинных отношений и возникновение элементов классовых. Письменные источники того времен представлены архивами с полупиктографическим письмом, отражающими хозяйственную деятельность: списки товаров, подсчёт поголовья скота, расходные записи. Интересны находки первых учебных текстов, служивших для запоминания знаков и их сочетаний, перечней профессий и названий должностных лиц.

Доисторическое население Месопотамии[править | править код]

С древнейших времён население Южной Месопотамии было смешанным: шумерский компонент преобладал лишь в южной её части (Киэнги), в то время как на севере значительную долю могли составлять восточные семиты, предки аккадцев; вероятно также, что какую-то часть населения могли составлять гипотетические дошумерские аборигены, существование которых ненадёжно реконструируется по данным языка (дошумерский субстрат).

Субареи[править | править код]

Этническая структура населения Северной Месопотамии для начала исторической эпохи остаётся неясной: находясь на периферии шумерской цивилизации, местные общины не оставили синхронных письменных источников и в целом их уровень развития был тогда ниже. Для обозначения местного аборигенного населения (также гипотетического) иногда используется термин «субареи», образованный от топонима Субир/Субарту — древнейшего названия земель исторической Ассирии; в последующее время под субареями понимали прежде всего хурритов.

Шумеры[править | править код]

Основная статья: Шумеры

Шуме́ры — древнее население Южной Месопотамии, на языке которых созданы самые ранние достоверно читаемые источники; вопрос о времени и обстоятельствах появления/формирования этого населения представляет собой одну из сложнейших научных проблем — «шумерский вопрос» (нем. die Sumerische Frage; впервые сформулирован Ф. Вейсбахом). Коренная территория шумерской цивилизации состояла из двух основных частей: южной — собственно Шуме́р (аккад. Šumer, этим именем иногда обозначают всю шумерскую цивилизацию) или Киэнги, и северной — Акка́д (аккад. Akkad) или Киури.

Аккадцы[править | править код]

Основная статья: Аккадцы

Акка́дцы — древнее население Месопотамии, говорившее на языке восточной семитской ветви. Обстоятельства и время их появления в Месопотамии неясны: в то время как одни исследователи (И. М. Дьяконов) реконструируют переселение восточных семитов из Аравии в начале 3-го тысячелетия до н. э., другие (А. Ю. Милитарёв) доказывают бо́льшую древность их пребывания в землях Плодородного Полумесяца. На коренной территории шумерской цивилизации — в Нижней Месопотамии — восточные семиты составляли значительную долю лишь в северной области Киури (будущий Аккад), где ведущим государством был Киш. Древнейшие надписи на соответствующем языке датируются периодом Фара (или РД IIIa) и представлены, преимущественно, личными именами. Выдвижение восточных семитов на ведущие позиции в месопотамской истории связано с возникновением Аккадского царства, существование которого очерчивает границы так называемого аккадского или староаккадского периода.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Долгое время считалось, что Месопотамия изначально была недоступна заселению, так как океанические воды покрывали её вплоть до широты современной Самарры. Предполагалось, что лишь в процессе медленного отступления вод Персидского залива на юг люди начали осваивать регион; при этом осушение Южной Месопотамии произошло позже всего — в эпоху самаррской культуры, носители которой и основали там первые поселения (на островах среди топей). Начиная с середины XX в. геологические исследования последовательно опровергали эту теорию и в настоящее время принято считать, что главным препятствием для многочисленного долговременного населения в Южной Месопотамии долгое время была высокая аридность местного климата. В настоящее время большинство исследователей полагает, что в таких условиях могли существовать некие подвижные коллективы охотников-собирателей; однако весьма специфичные геологические условия региона и сам образ жизни таких общин делают обнаружение их следов трудновыполнимой задачей. На сегодняшний надёжные следы доубейдского населения в Южной Месопотамии неизвестны.
  2. Предполагаемая многофункциональность убейдских общественных зданий затрудняет их надёжную классификацию; таковы «храмы» Эреду, Урука и Тепе-Гавры, «дома вождей» в Телль-Укайре и Телль-Абаде и др.
  3. Линии древнейших каналов восстанавливаются по многочисленным находкам убейдских глиняных серпов.

Литература[править | править код]

  1. История Древнего Востока : Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия / Под ред. И. М. Дьяконова. — М.: Наука, 1983. — 534 с.
  2. Akkermans, P. M. M. G, Schwartz, G. M. The Archaeology of Syria: From Complex Hunter-Gatherers to Early Urban Societies (c.16,000-300 BC). — Cambridge: Cambridge University Press, 2003. — ISBN 0-521-79230-4.
  3. Braidwood, R. J., Howe, B. Prehistoric Investigations in Iraqi Kurdistan. — Chicago, Illinois: Chicago University Press, 1960. — (Studies in Ancient Oriental Civilization (SAOC). No. 31).
  4. Howe, B. Barda Balka. — Chicago, Illinois: Chicago University Press, 2014. — (Oriental Institute Communications (OIC). No. 31).
  5. Solecki, R. L., Solecki, R. S. Late Pleistocene—Early Holocene Cultural Traditions in the Zagros and Levant // The Hilly Flanks and Beyond: Essays on the Prehistory of Southwestern Asia Presented to Robert J. Braidwood, November 15, 1982 / T. Cuyler Young, Jr., P. E. L. Smith, P. Mortensen. — Chicago, Illinois: Chicago University Press, 1983. — С. 123—137. — (Studies in Ancient Oriental Civilization (SAOC). No. 36).