Устрялов, Николай Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Устрялов
Ustryalov nikolayi vasilevich.jpg
Дата рождения:

12 декабря (25 ноября) 1890(1890-11-25)

Место рождения:

Санкт-Петербург, Российская империя

Страна:

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union (1936-1955).svg СССР

Дата смерти:

14 сентября 1937(1937-09-14) (46 лет)

Место смерти:

Москва, СССР

Никола́й Васи́льевич Устря́лов (25 ноября 1890, Санкт-Петербург — 14 сентября 1937, Москва) — русский правовед, философ, политический деятель; называется основоположником русского национал-большевизма, идеологом «сменовеховства».

Происхождение[править | править вики-текст]

Николай Васильевич Устрялов происходил из семьи, имевшей крестьянские и купеческие корни. Его прадед по отцовской линии, Герасим Трифонович Устрялов (1766—1830), был крепостным управляющим в имении князя И. Б. Куракина в Орловской губернии. Дед Иван Герасимович Устрялов (1818—1861) дослужился до чина статского советника и должности начальника отделения канцелярии Военного министерства и получил дворянство. И. Г. Устрялов был женат на Елизавете Митрофановне Кожевниковой (1825—1888), представительнице старинного калужского купеческого рода. Родной брат Ивана Герасимовича — Николай Герасимович Устрялов, — был выдающимся историком николаевского времени, придворным историографом Николая I.

Отец Николая Васильевича, Василий Иванович Устрялов (1859—1912) окончил медицинский факультет Киевского университета и был практикующим врачом в Петербурге и Калуге. Мать, Юлия Петровна, урождённая Ерохина (1862—1939) происходила из калужской купеческой семьи.

Биография[править | править вики-текст]

Николай Васильевич родился в Санкт-Петербурге. В 1900 году семья переехала в Калугу, где Николай окончил Николаевскую классическую мужскую гимназию с медалью. В 1908 году Николай Устрялов поступил на юридический факультет Московского университета. В 1913 году, защитив дипломное сочинение «Теория права как этического минимума», окончил университет с дипломом I степени и по рекомендации Вышеславцева и Трубецкого был оставлен при кафедре энциклопедии и истории философии права для приготовления к профессорскому званию. Весной следующего года он слушал лекции в Сорбонне и в Марбургском университете. В 1915—1916 гг. сдал магистерские экзамены и, после прочтения двух пробных лекций «Политическое учение Платона» и «Идея самодержавия у славянофилов», получил звание приват-доцента Московского университета. В это время он стал членом Конституционно-демократической партии.

В 1917—1918 учебном году он читал ещё и в Народном университете им. Шанявского курс по истории русской политической мысли.

В 1918 году он переехал в Пермь, где вскоре был избран ординарным профессором Пермского университета. Здесь на юридическом факультете он представил свою магистерскую диссертацию «Теория права, как минимума нравственности, в исторических её выражениях». На юридическом факультете он читал курсы «Общая теория государства и права» и «Государственное право иностранных держав»; на историко-филологическом факультете — курс «История политической мысли XIX века»[1].

После занятия Перми белыми войсками он перебирается в Омск, затем в Читу, в начале 1920 года оседает в Харбине.

«В 18 г[оду], когда начался террор, был в Калуге председателем губ[ернского] кадетского комитета. От ареста чудом спасся — бежал в Москву: взяли заложником моего брата, но, к счастью, не расстреляли (он и сейчас в Калуге — доктором). Потом — очень скоро — пришлось бежать и из Москвы. Бежал в Пермь… В Перми отчаянно голодал, читал лекции в университете и наблюдал невероятнейший террор уральского совдепа (но — разные характеры! — совсем при этом не испытывал чувств, обуревавших в аналогичном положении З. Гиппиус, — см[отрите] её дневник) до тех пор, пока Пермь не перешла к войскам Колчака. Немедленно переехал в Омск и до самого падения правительства принимал живейшее участие в белой борьбе. В Иркутске после захвата его красными несколько дней спасался в подполье, но потом опять-таки „чудом“ спасся — уехал с японским эшелоном на восток — в Харбин. Здесь и живу: профессорствую на Юридическом Факультете. В Харбине сразу же выступил противником дальнейшей гражданской войны. Этот период жизни запечатлен уже в моих книжках „В борьбе за Россию“, а затем „Под знаком революции“». (Из письма Н. В. Устрялова Н. А. Цурикову, 27 октября 1926 г.)

Во время Гражданской войны Устрялов был на стороне белых, но по идеологической части — служил начальником пресс-бюро правительства А. В. Колчака[2]. Позже он пришел к выводу, что большевики были единственной силой, способной восстановить могущество России, и стал поддерживать Советский Союз, который, по его мнению, как редиска, был красным лишь снаружи, но оставался белым внутри. Особенно поразило Устрялова то, как большевики подчинили малые народности, полагая это по сути имперской политикой. Как диссидент-радикал, Устрялов был насильно выслан из страны и провел некоторое время в Китае (Харбин) и Франции. Тем не менее он продолжал поддерживать русскую революцию, СССР и в особенности Сталина и его стиль правления. Эту особенность Устрялова отметил израильский советолог Михаил Агурский в своей работе «Идеология национал-большевизма». Среди прочих попутчиков революции наибольшее значение он отводит харбинскому учёному, предвидевшему неизбежность преображения коммунизма и интернационализма в настоящую национальную власть с подлинным вождём государства во главе.

В Харбине Устрялов основал журнал «Окно», а вместе с другими диссидентами в 1921 году опубликовал ряд статей под названием «Смена вех», в которых развивал свои националистические идеи. Изначально его последователи называли себя сменовеховцами, но позже взяли себе название национал-большевики, заимствуя термин у Эрнста Никиша. Сам Николай Васильевич Устрялов термин «сменовеховизм» (в его время использовалось понятие «сменовехизм») не любил:

«Сменовехизм… Я не люблю этого термина и неповинен в нём. Он был выдвинут моими европейскими друзьями и вскоре прочно привился и в эмиграции, и в России. Теперь он стал этикеткой, которую бесполезно пытаться сорвать или подправить. Бог с ней, — пусть остаётся!..»[3].

Устрялову часто приписывается титул основоположника русского национал-большевизма как полноценной идеологии, однако из личной переписки Николая Васильевича с П. П. Сувчинским от 31 октября 1926 года следует, что сам Устрялов оценивал то, что он называл «национал-большевизмом» больше как политическую тактику, актуальную его времени:

«Да, национал-большевизм, несомненно, соприкасается с евразийством. Но разница между нами в том, что судьба сделала из меня более политического публициста, чем философа национальной культуры. Вы, евразийцы, далеки от непосредственных и текучих злоб дня. Вы куёте большую идеологию, расположившись в стороне от политических битв, базаров и суетни. Вы — в эмиграции и ориентируетесь в лучшем случае на завтрашний день. И по-своему Вы правы и делаете нужное дело. Мне пришлось проделать иной путь. С первых же дней революции, попав в самую гущу практической политики, я заботился, естественно, прежде всего о средствах политической борьбы и непосредственно политического воздействия. „Большая идеология“ оставалась позади, вдохновляя и направляя, но не выступая обнажённо и обоснованно, проявляясь полунамёками, эпизодически, присутствуя молчаливо»[4].

В 1925 году Устрялов побывал в СССР, в Москве и Калуге, провёл здесь около полутора месяцев, встречался с С. А. Котляревским, С. Ф. Кечекьяном, В. Н. Муравьёвым.

В 1926—1935 гг. работал в качестве советника на КВЖД. Жил очень богато — ему был выделен особняк площадью 189,6 м²[2]. Во время конфликта на КВЖД 1929 года был уволен, но 1 января 1930 года восстановлен на службе, хотя особняк ему дали уже много меньшей площади (106,75 м²), который он освободил уже в 1931 году[5].

Устрялов был маститым учёным, обладавшим энциклопедическими познаниями, он буквально поражал студентов качеством своих занятий.

Н. В. Устрялов, будучи в эмиграции, преподавал международное право на юридическом факультете в Харбине в первые годы его существования.

Живя в Харбине Н. В. Устрялов вёл активную общественно-политическую деятельность, писал в журналы, газеты, сборники. Выпустил книгу «В борьбе за Россию». Он был одним из зачинателей «сменовеховенского направления».

Общественно-политическая деятельность Н. В. Устрялова не была незамеченной в Москве. Его характеристика прозвучала на XIV съезде ВКП(б) в 1925 году в докладе И. В. Сталина: «Он служит у нас на транспорте, — сообщал лидер СССР. — Говорят, что он хорошо служит… ежели он хорошо служит, то пусть мечтает о перерождении партии, мечтать у нас не запрещено». В 1925 году на Политбюро рассматривалась книжка Устрялова «Под знаком революции», её издание было запрещено[6].

Помимо преподавательской и политической деятельности Н. В. Устрялов работал в советских учреждениях КВЖД: в 1925—1928 годах начальником учебного отдела, в 1928—1934 годах-директором библиотеки. В 1932 году под его редакцией вышел «Библиографический сборник, т.2. Обзор литературы по китаеведению . Харбин 1932».

1 июля 1934 года, Н. В. Устрялов оставил юридический факультет, а в 1935 году после продажи СССР КВЖД Японии вернулся в СССР, предварительно переправив свой архив в США. В 1935—1937 годах работал профессором экономической географии в Московском институте инженеров транспорта и некоторое время — в Московском университете.

Гибель[править | править вики-текст]

6 июня 1937 года был арестован, 14 сентября 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР обвинён в «шпионаже, контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации» и в тот же день расстрелян.

20 сентября 1989 года Н. В. Устрялов был реабилитирован.

Личная жизнь[править | править вики-текст]

Жена — Наталья Сергеевна (с ней сочетался церковным браком в 1918 году), от которой имел двух сыновей — Евгения (1923 года рождения) и Сергея (1924 года рождения)[2].

Связь с современностью[править | править вики-текст]

Именно к Устрялову давали историческую отсылку Эдуард Лимонов и Александр Дугин, создававшие в начале 1990-х годов Национал-большевистскую партию — НБП.

Муссолини говорил своим последователям в 1924 году: «Мы имели счастье пережить два великих исторических опыта: русский и итальянский. Старайтесь же изучать, нельзя ли извлечь синтез из них. Нельзя ли не остановиться на этих противоположных позициях, а выяснить, не могут ли эти опыты стать плодотворными, жизненными, и дать новый синтез политической жизни?»

Трудно отказать в разумности этому замечанию, так выигрышно отличающему итальянского диктатора от Гитлера с его истинно «ефрейторской» философией русской революции. И все же приходится усомниться в действенности рецепта Муссолини, если понять его слова как рецепт. К сожалению, историческая диалектика осуществляет большие синтезы не методом сознательных сопоставлений и примиряющих сочетаний идей-сил, а путём их состязаний на жизнь и смерть. Только тогда и только так возникают плодотворные органические синтезы, а не худосочные и убогие механические компромиссы. Очевидно, только в этом «диалектическом» смысле и может идти речь о грядущем «синтезе» большевизма и фашизма…

И всё же было бы ошибкой отрицать, что корпоративное государство Муссолини представляет собою поучительный опыт, диктуемый сложившейся исторической обстановкой. В нём слышится и стихийный натиск масс, сочетаемый с маневрами капиталистов, и подлинный взлёт национального чувства, и живая работа современной социальной мысли, ищущей таких путей перехода к новому порядку, которые избавили бы европейские народы от взрыва коммунистической революции: в Европе, — утверждают просвещенные европейцы, — этот взрыв был бы неизмеримо более потрясающ и разрушителен, нежели в крестьянской и «бестрадиционной» России. Отсюда неутомимые усилия создать в государстве атмосферу «порядка и доверия», поднять авторитет власти, привить буржуазии догмат «функциональной собственности» и всему народу — идею социального служения, организовать в наличном обществе сверх-классовый национальный арбитраж.[7]

Труды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Селянинова Г. Д. Устрялов Николай Васильевич // Профессора Пермского государственного университета: (1916—2001) / Гл. ред.: В. В. Маланин — Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2001. 279 с. С. 186—189.]
  2. 1 2 3 Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.).] Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 530.
  3. Н. В. Устрялов «Сменовехизм» («Новости Жизни», 4 января 1925 г)
  4. Письмо Н. В. Устрялова П. П. Сувчинскому от 31 октября 1926 г
  5. Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 531. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  6. РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.526. Л.5
  7. Устрялов Н. В. Хлеб и вера

Литература[править | править вики-текст]

  • Николай Васильевич Устрялов: Калужский сборник / Калужский гос. ун-т им. К. Э. Циолковского; [редкол.: Филимонов В. Я. (отв. ред.) и др.]. — Вып. 1 — 7. — Калуга, 2004—2015.
  • Квакин А. В. Устрялов Николай Васильевич (март 1890, Петербург — 14.9.1937, Москва) // Русское Зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века. Энциклопедический биографический словарь. — М., 1997. — С.643 — 644.
  • Быстрянцева Л. А. Мировоззрение и общественно — политическая деятельность Н. В. Устрялова (1890—1937) // Новая и новейшая история. — 2000. — № 5. — С.162 — 190.
  • Романовский В. К. Жизненный путь и творчество Николая Васильевича Устрялова (1890—1937). — 2-е изд. — М. : Русское слово, 2009—606, [1] с. — Библиогр.: с. 585—597 и в примеч. — ISBN 978-5-9932-0426-0
  • Романовский В. К. Идеолог «сменовеховства» Н. В. Устрялов // Преподавание истории в школе. — 2005. — № 2. — С.13 — 19.
  • Романовский В. К. Николай Устрялов: от либерализма к консерватизму. — Нижний Новгород : Нижегородский ин-т развития образования , 2010—462, [1] с. — Библиогр.: с. 415—444. — ISBN 978-5-7565-0440-8
  • Лысенко Е. А. История идеологии национал-большевизма Н. В. Устрялова (1900-е гг. — 1925 г.): автореф. дисс. … канд. ист. наук. — СПб., 2007. — 21 с.
  • Стародубцев Г. С. «Международно-правовая наука российской эмиграции», Москва, 2000.
  • Шапошников, К. А. Некрополь семьи Устряловых (Орел — Санкт-Петербург — Калуга) : по архивным документам и опубликованным источникам // Николай Васильевич Устрялов : Калужский сборник. — Вып. 5. — Калуга, 2011. — С. 170—185: ил.

Ссылки[править | править вики-текст]