Ухтомский, Эспер Эсперович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
князь Эспер Эсперович Ухтомский
Портрет
Род деятельности:

дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик

Дата рождения:

26 августа (7 сентября) 1861

Место рождения:

Ораниенбаум

Страна:

Flag of Russia.svg Российская империя

Дата смерти:

26 ноября 1921(1921-11-26) (60 лет)

Место смерти:

Детское Село

Отец:

Эспер Алексеевич Ухтомский

Мать:

Евгения (Дженни) Алексеевна Грейг

Супруга:

Мария Васильевна

Дети:

Дий Эсперович Ухтомский

Commons-logo.svg князь Эспер Эсперович Ухтомский на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Князь Эспер Эсперович У́хтомский (14 августа 1861, Ораниенбаум — 12 ноября 1921, Детское Село) — русский дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик. Известен «востокофильской» позицией в печати и общественной жизни предреволюционной России. Один из приближённых Николая II.

Биография[править | править вики-текст]

Семья[править | править вики-текст]

Род князей Ухтомских — отрасль князей Белозерских — ветвь дома Рюриковичей, включающая в число предков по женской линии Юрия Долгорукого и хана Батыя. Отец будущего дипломата, Эспер Алексеевич (1834 или 1832—1885) — морской офицер, участник обороны Севастополя, кругосветного плавания на корвете «Витязь» и похода И. С. Унковского на фрегате «Аскольд» в Нагасаки, капитан 1 ранга (1870), с 1881 помощник морского агента в Австрии и Италии, один из основателей Товарищества Русского Восточного пароходства, осуществлявшего рейсы в Индию и Китай. Мать Дженни Алексеевна (урождённая Грейг, 1835—1870) была внучкой адмирала эпохи Екатерины II, героя Чесменского сражения С. К. Грейга, этнического шотландца.

Образование[править | править вики-текст]

С 1873 по 1880 годы учился при Санкт-Петербургском историко-филологическом институте[1].

Окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Занимался изучением славянской филологии и философии у М. И. Владиславлева и В. С. Соловьева, с которым сложились дружеские и творческие связи. Однокурсник Д. И. Шаховского, С. Волконского, Забелло. Именно благодаря В. С. Соловьеву, в газете «Русь» И. С. Аксакова появилась первая поэтическая работа Э. Э. Ухтомского, посвящённая 100-летию В. А. Жуковского (1883).

Во время учёбы заинтересовался буддизмом и составил библиографию работ по истории, религии, культуре и искусству народов Центральной, Южной Азии и Дальнего Востока.

После окончания университета поступил на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. В период с 1886 по 1890 гг. был несколько раз командирован в Монголию, Китай, Забайкалье для изучения инородцев-буддистов. Описания поездок публиковал в «Русском Вестнике» и других изданиях.

Путешествие цесаревича Николая на Восток[править | править вики-текст]

В 1890—1891 годах князь Ухтомский сопровождал цесаревича, будущего Николая II, в его путешествии на Восток на крейсере «Память Азова». После возвращения из путешествия Э. Э. Ухтомский был избран членом Русского географического общества.

Обложка первого тома «Путешествия на Восток»

Свои путевые впечатления и наблюдения он описал в книге «Путешествие на Восток наследника цесаревича». Первый том под названием «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890—1891» вышел в свет в 1893 году; второй и третий тома — в 1895 и 1897 гг. уже под названием «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890—1891)». Успеху книги способствовали текст Э. Э. Ухтомского, содержавший сведения по истории, этнографии и религии народов Востока, и иллюстрации Н. Н. Каразина. Сразу же после выхода в свет «Путешествие» было издано на английском, немецком и французском языках.

Ряд его рукописей остался неопубликованным. Коллекция буддийских древностей, собранная Э. Э. Ухтомским, считалась до революции 1917 г. наиболее полным собранием предметов буддизма Восточной Сибири. В 1900 году эта коллекция выставлялась на Всемирной выставке в Париже, где получила золотую медаль, и послужила основным материалом для классического исследования Альберта Грюнведеля по буддийской мифологии. После реквизирования советским правительством она составила важную часть восточной коллекции Эрмитажа и других музеев Санкт-Петербурга.

1890—1910-е гг.[править | править вики-текст]

С 1896 по 1910 год князь Ухтомский был председателем правления Русско-Китайского банка, с конца 1890-х до 1905 года возглавлял правление Маньчжурской железной дороги.

С 1896 по февраль 1917 года был издателем «Санкт-Петербургских ведомостей». В своей редакторско-публицистической деятельности Э. Э. Ухтомский показал себя приверженцем монархического строя, но вместе с тем дистанцировался от консерватизма «Московских ведомостей» и «Гражданина», горячо защищал начала законности и гуманности, высказывался против административного произвола, отстаивал веротерпимость и местное самоуправление.

Санкт-Петербургские ведомости под его руководством стали важнейшим печатным органом ориентирующейся на линию Витте российской либеральной бюрократии. Здесь в 1890-е годы и начале XX столетия активно печатались друзья Соловьева Д. Н. Цертелев и С. Н. Трубецкой. В 1903—1904 гг. редактором «Санкт-Петербургских ведомостей» являлся А. А. Столыпин. В газете Ухтомского Соловьев выступил 18 ноября 1896 с программной статьей «Мир Востока и Запада», наиболее четко отражавшей его «либерально-имперские» воззрения тех лет.

После смерти Соловьева в 1900 Ухтомский стал одним из лидеров Соловьевского общества, регулярно обсуждавшего «наболевшие вопросы иноверия и инородчества», в том числе необходимость уравнения прав и прекращения репрессий в адрес духоборов и молокан, евреев и армян.[2]

Во время событий на Дальнем Востоке князь Ухтомский, вообще склонный идеализировать азиатский быт и переносить центр русской исторической жизни в Азию, выступил в брошюре: «К событиям в Китае» и других статьях с идеей союза между Россией и Китаем.

«Между Западной Европой и азиатскими народами лежит огромная пропасть, а между русскими и азиатами такой пропасти не существует»[3].

«для Всероссийской державы нет другого исхода: или стать тем, чем она от века призвана быть (мировой силой, сочетающей Запад с Востоком), или бесславно пойти на пути падения, потому что Европа сама по себе нас, в конце концов, подавит внешним превосходством своим, а не нами пробуждённые азиатские народы будут ещё опаснее, чем западные иноплеменники»[4].

Советский период[править | править вики-текст]

После революции Э. Э. Ухтомский выехал из Петербурга в Царское Село, где жил уединённо на Средней ул., 34, зарабатывая на жизнь переводами. После смерти сына написал письмо историку С. Ф. Платонову (10.11.1919) с просьбой «представить мне возможность устроиться по архивной части <…> спасти от уничтожения полузаконченные книги».

Согласно удостоверению, выданному в 1920 году, Э. Э. Ухтомский являлся ассистентом-хранителем Дальневосточного отделения Русского музея, научным сотрудником Академии истории материальной культуры, а также сотрудником Пушкинского дома, Музея антропологии и Русского комитета для изучения Азии. С. М. Волконский писал в мемуарах, что в последние годы Э. Э. Ухтомский «занимался исследованиями по русской истории удельного периода», то есть работал по тематике школы Сергея Фёдоровича Платонова.

Оценки деятельности[править | править вики-текст]

В международной политике[править | править вики-текст]

Э. Э. Ухтомского некоторые обвиняли в способствовании агрессивной политике России, приведшей к победе Японии в Русско-японской войне: якобы это он приблизил к царю А. М. Безобразова и поддерживал вдохновлённую им партию войны, интересы которой привели к отказу от раздела сфер влияния Японии и России в Корее и Маньчжурии), что и стало поводом к войне[5]

В общественной мысли России[править | править вики-текст]

Э. Э. Ухтомский примыкал к славянофильской группе, видевшей в опоре на „Восток“ не просто альтернативу моральному доминированию „Запада“, но желанное будущее России. Несмотря на отрицание Ухтомским обвинений в панмонголизме, исследователи называют его „первым евразийцем“[6] и т. п. Эта обращённость на Восток вызывала отторжение даже у его учителя Соловьева: для Ухтомского, защитника прав бурятского народа важнейшей для России представлялась задача оградить Восточный мир от посягательств колониальных держав и стать гарантом и защитником его интересов. При этом, князь Ухтомский часто оставлял „за кадром“ глубинные внутренние проблемы, угрожавшие Дальневосточному равновесию…

Так, Ухтомский, в отличие от Соловьева, негативно оценил участие России в Международной освободительной экспедиции восьми держав в 1900 году против Боксёрского (Ихэтуаньского) восстания в Китае, недопонял исходившей от ихэтуаней зловещей угрозы[7].

В „Трех разговорах“ Соловьёв устами одного из персонажей выступил против нео-славянофильства, указывая, что его представители от проповеди „греко-славянской самобытности“ переходят к исповеданию „какого-то китаизма, буддизма, тибетизма и всякой индейско-монгольской азиатчины“, что может быть критикой увлечения Э. Э. Ухтомского восточной культурой и религией.[2]

Использование образа в художественной литературе[править | править вики-текст]

  • Единственное произведение, в котором Э. Э. Ухтомский является главным персонажем — роман В. Б. Коробова «Дальневосточные экспедиции князя Э. Э. Ухтомского…». Он занял третье место в категории «Проза» литературного конкурса «Улов» (весна 2000). В центре романа, выполненного в форме историко-религиоведческого и историко-литературоведческого исследования — «Книга Юнглей Мансурова», мистический текст, якобы обнаруженный Э. Э. Ухтомским в Цугольском дацане в 1891, и его коренное воздействие на последующую русскую поэтическую традицию.
  • Исторический роман Арадана Ангархаева «Учитель Далай-Ламы. О жизни Агвана Доржиева», публикуемый в журнале «Сибирские огни» (2007, № 12) упоминает Э. Э. Ухтомского относительно фигуры Николая II как проводника востокофильских идей, поставщика ко двору бурятских лекарей и др., наряду с Агваном Доржиевым, Витте, Безобразовым и Распутиным.
  • В историческом романе Геннадия Мельникова «В страну Восточную придя…» (1986—1989) Э. Э. Ухтомский высказывает свою позицию обращения России к Китаю Сергею Витте, что Витте воспринимает как трансляцию мнений цесаревича и его окружения — и в свою очередь заражается идеей сильного экономического присутствия России в Китае.
  • В автобиографической стихотворной повести Агвана Доржиева «Занимательные заметки — описание путешествия вокруг света» Ухтомский упоминается как проводник к царю Николаю II —

Прибыл в столичный город Петербург. [Там] установив связь с хитроумным Устомским, получил аудиенцию царя. Спросив совета о том, какие шаги необходимо предприять, чтобы Англия не прибрала к рукам далекую и глухую страну Тибет.

Семья и дети[править | править вики-текст]

Был женат на Матрене (Марии) Васильевне Васильевой, дочери крестьянина. Его сын Ухтомский, Дий Эсперович (1886—1918) — воспитанник Александровского лицея[8], этнограф-антрополог, путешественник, с 1908 сотрудник Русского музея. Дий Эсперович был женат на Наталье Дмитриевне (1892—1942), дочери философа и поэта князя Дмитрия Николаевича Цертелева (1852—1911). Д. Э. Ухтомский служил в рядах Красного Креста во время Первой мировой войны, умер от туберкулёза. У Д. Э. Ухтомского было трое детей: Дмитрий, Алексей (1913—1954, художник) и Марианна (1917—1924). Дмитрий Диевич Ухтомский (1912—1993) — в годы Второй мировой войны — военный разведчик в Иране, крупный фотохудожник и фотожурналист. [9]

Сочинения[править | править вики-текст]

Логотип «Викитеки»
В Викитеке есть статья об этом авторе — см. Ухтомский, Эспер Эсперович

См. также[править | править вики-текст]

Интерес к Востоку в разное время разделяли
Значительное влияние в разное время оказали

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Памятная книжка гимназии при Императорском СПб. историко-философском институте 1870—1895. — СПб., 1895. — С. 32.
  2. 1 2 Межуев, Борис. Вл. С. Соловьев и петербургское общество 1890-х годов. К предыстории «имперского либерализма» на сайте Русский архипелаг
  3. С. С. Ольденбург. Царствование императора Николая II. Ростов н/Д., 1998. С. 102, цит. по В. Е. Голенищева-Кутузова. Русская интеллигенция и Восток
  4. С. С. Ольденбург. Царствование императора Николая II. Ростов н/Д., 1998. С. 103, цит. по В. Е. Голенищева-Кутузова. Русская интеллигенция и Восток
  5. Schimmelpenninck van der Oye D. Toward the Rising Sun. Russian Ideologies of Empire and the Path to War with Japan, Dekalb, Northern Illinois University Press, 2001, p. 329 по Ларюэль, Марлен. „Желтая опасность“ в работах русских националистов начала века. Русско-японская война. Взгляд через столетие. 11 октября 2004, Polit.ru
  6. Полонская Л. Р. Между Сциллой и Харибдой (Проблема Россия — Восток — Запад во второй половине XIX века: К. Леонтьев, Э. Ухтомский, Вл. Соловьев) // Московское востоковедение. Очерки, исследования, разработки. Памяти Н. А. Иванова. М., 1997. С.271 — 285.
  7. Ихэтуаньское (Боксёрское) восстание было организовано фракцией тоталитарной секты „Белый лотос“. 23 июня 1900 г. китайцы-ихэтуани атаковали строителей КВЖД и приступили к массовым убийствам, разрушению железнодорожного полотна и станционных построек… Восстание продолжалось вплоть до 1901 года включительно.
    « Ихэтуаньское (Боксёрское) восстание - это был геноцид христианского населения Китая. Их предавали самым мучительным казням! »
     — проф. А. Я. Чадаева, Забытые герои Первой мировой войны // Доклад в лектории ОБИБ — Дубна, 9 октября 2014.
  8. Памятная книжка лицеистов. Издание Собрания Курсовых Представителей Императорского Александровского лицея, СПб.: Типография МВД, 1911. С. 182
  9. Генеалогический вестник № 5, 2001

Ссылки[править | править вики-текст]

Родословная
Биографические статьи
Путешествие цесаревича
Дипломатическая и общественная роль
Наследие, документы

Литература[править | править вики-текст]

  • Леонов Г. А. Э. Э. Ухтомский. К истории ламаистского собрания Государственного Эрмитажа //Буддизм и литературно-художественное творчество народов Центральной Азии. Отв. ред. Р. Е. Пубаев. Новосибирск, 1985. С. 101—116.
  • Суворов В. В. Князь Э. Э. Ухтомский о государственном устройстве России в период революции 1905—1907 гг. // Власть. 2011, № 1. С.137-139.