Фактчекинг

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фактче́кинг (дословно: прове́рка фа́ктов; англ. fact-checking) — это процесс проверки фактической точности сомнительных сообщений и заявлений. Проверка фактов может осуществляться до (ante hoc) или после (post hoc) публикации или иного распространения текста или контента[1]. Внутренний фактчекинг — это проверка, проводимая издателем собственными силами с целью предотвращения публикации неточного контента; когда текст анализируется третьей стороной, этот процесс называется внешний фактчекинг[2]. Проверка фактов это одно из направлений журналистики контроля[3].

Исследования показывают, что проверка фактов действительно может поменять мнение граждан[4], а также удержать политиков от распространения ложных или вводящих в заблуждение утверждений[5]. Однако этот эффект со временем может затухать или быть подавлен сигналами элит, которые продвигают менее точные утверждения. Политический фактчекинг иногда подвергается критике как журналистика мнений. Оценка деятельности специалистов, занимающихся проверкой фактов в политике США показывает неоднозначные результаты относительно того, является ли фактчекинг эффективным способом уменьшения заблуждений и является ли этот метод надежным[6].

История[править | править код]

Орентированность на сенсационные материалы газет 1850-х годов и более позднего времени привела к необходимости создания средств массовой информации, в большей степени основанных на фактах. Колин Дики описал эволюцию проверки фактов, ключевыми элементами в которой были[7]: создание Associated Press в 1850-х годах (требующей краткий фактический материал), Ральф Пулитцер из New York World (с его «Бюро точности и честной игры», 1912 год), Генри Люс и журнал Time (первоначальное рабочее название журнала: Facts) и знаменитый отдел проверки фактов газеты The New Yorker.

Внешние организации постфактум-проверки фактов впервые возникли в США в начале 2000-х годов. С первого десятилетия XXI века появились средства массовой информации, посвященные исключительно проверке фактов, особенно в Интернете. Это явление зародились в англосаксонской прессе[8]: в США это явление приобрело популярность с созданием некоммерческого сайта FactCheck.org (2003 год), за которым последовал PolitiFact (из Tampa Bay Times) и The Fact Checker (из The Washington Post) в 2007 году. За этим последовали различные интернет-СМИ в Великобритании (Channel 4 Fact Check и Full Fact). В то же время в Германии возник жанр блогов, посвященных проверке фактов: watchblog — термин, созданный с момента основания блога BILDblog в 2004 году, который отслеживал и проверял статьи газеты Bild, имеющей крупнейшей тираж в стране[9]. BILDblog стал самым популярным блогом в Германии, с 2009 года он также занимается проверкой фактов в других СМИ. В 2010-х годах эта концепция приобрела большую актуальность и распространилась на различные другие страны[10].

В период с 2004 по 2008 год упоминания о проверке фактов в газетах увеличились более чем на 50 процентов, а с 2008 по 2012 год — более чем на 300 процентов.

Фактчекинг стал автоматизированным с появлением в 2013 году роботов, предназначенных для работы без вмешательства человека[11][12][13]. В 2015 США году была создана «Международная сеть фактчекинга» (IFCN), участниками которой стали представители многих стран мира. Организация устанавливает этический кодекс для организаций, проверяющих факты. IFCN проверяет фактчекеров на соответствие своему кодексу и выдает сертификаты издателям, прошедшим аудит. С 2016 года социальные сети Facebook, Twitter и другие используют фактчекинг, поскольку большая часть ложной информации (также называемой фейковыми новостями), троллинга и мистификаций распределяются через них[14][15].

Виды факчекинга[править | править код]

Предварительная (ante hoc) проверка фактов направлена ​​на выявление ошибок, чтобы текст можно было исправить перед распространением или, возможно, отклонить. Посфактумная (post hoc) проверка фактов чаще всего сопровождается письменным отчетом о неточностях, иногда с визуальной составляющей, предоставляемым проверяющей организацией (например, «Пиноккио» из The Washington Post Fact Checker или рейтинги TRUTH-O-METER из PolitiFact). Множество организаций занимаются постфактумной проверкой фактов, например FactCheck.org в США, а также Full Fact в Великобритании.

Постфокальная проверка фактов[править | править код]

Внешняя постфактум-проверка фактов независимыми организациями началась в США в начале 2000-х годов[2]. В 2010-х годах, особенно после избрания Дональда Трампа президентом США в 2016 году, фактчекинг приобрел популярность и распространился во многих странах мира, в основном в Европе и Латинской Америке. Однако США остаются крупнейшим рынком для проверки фактов[16].

Согласованность между проверяющими фактами[править | править код]

Проведенное исследование показало, что специалисты по проверке фактов PolitiFact, FactCheck.org и Fact Checker газеты The Washington Post в подавляющем большинстве случаев сходятся в своих оценках утверждений[17][18]. Однако исследование, проведенное Морганом Мариеттой, Дэвидом К. Баркером и Тоддом Баузером, обнаружило «существенные различия в задаваемых вопросах и предлагаемых ответах». Они пришли к выводу, что это уменьшает «полезность проверки фактов для граждан, пытающихся понять, в какую версию оспариваемой реальности верить»[19]. В статье Хлои Лим, аспирантки Стэнфордского университета, обнаружено что перечни утверждений, которые проверяют специалисты по проверке фактов, пересекаются незначительно. Из 1178 фактчеков PolitiFact и 325 фактчеков Fact Checker от The Washington Post только 77 утверждений проверили оба фактчекера. Исследование показало, что специалисты по проверке фактов дали одинаковые оценки для 49-и утверждений и близкие оценки в 22-х из 77-и случаев, что составляет около 92 % соттветствия[20][21]. Лим заключила: «По крайней мере, в некоторых случаях стратегическая двусмысленность политиков может помешать достижению целей движения по проверке фактов». Процесс проверки фактов иногда вызывает сомнения, отчасти потому, что проверяющие факты являются всего лишь людьми, а также потому, что цель некоторых случаев проверки фактов была неясна[22][23].

Эффективность[править | править код]

Исследования post hoc проверки фактов ясно показали, что фактчекинг часто приводят к изменениям в поведении в целом как говорящего (делают его более осторожным в своих высказываниях), так и слушателя или читателя (делают его более проницательным в отношении фактической точности содержания); наблюдения показали тенденцию аудитории полностью игонорировать исправление ошибочной информации, если это касается наиболее спорных тем, и тенденцию к более значительной воспримчивости к таким коррекциям, если это касается негативных репортажей (например, «агрессивной агитации») и показывает, что мнение меняется только тогда, когда человек, допустивший ошибку, изначально был человеком, являющимся единомышленником в чем-то, например человеком с теми же политическими взглядами, это связано с тем, что изначально к его высказываниям не отнеслись скептически[24].

Изменение ошибочных представлений[править | править код]

Исследования показали, что проверка фактов может повлиять на веру граждан в точность утверждений, сделанных в политической агитации[25]. Исследование экономистов Парижской школы экономики и Sciences Po, проведенное в 2020 году, показало, что ложь Марин Ле Пен во время президентской избирательной кампании во Франции 2017 года (i) успешно убедила избирателей, (ii) но потеряла свою убедительность при проверке фактов. И, наоборот, (iii) ее политическая поддержка не снизилась, когда ее утверждения были подтверждены фактчекингом[26].

Исследование, проведенное учеными-когнитивистами Йельского университета Гордоном Пенникуком и Дэвидом Дж. Рэндом, показало, что пометка от Facebook, что статья фейковая, «снижает ее воспринимаемую достоверность по сравнению с контрольной статьей, без пометки, но лишь незначительно»[27].  Исследование в Дартмуте под руководством Брендана Найхана показало, что теги Facebook оказывают большее влияние, чем исследование Йельского университета[28][29]. Пометка «спорный» в ложном заголовке сократил количество респондентов, считавших заголовок точным, с 29% до 19%, тогда как тег «оцененнивается ложным» снизил это число до 16%. Исследование 2019 года показало, что тег «спорный» снижает намерение пользователей Facebook делиться фейковыми новостями[30]. Исследование Йельского университета обнаружило доказательства обратного эффекта среди сторонников Трампа моложе 26 лет: наличие как немаркированных, так и маркированных фейковых статей делало фейковые статьи без тегов более аккуратно сделанными. В ответ на это исследование, которое поставило под сомнение эффективность тега «спорный» Facebook решил отказаться от этого тега в декабре 2017 года и вместо этого размещать статьи, в которых проверялись факты фейковых новостей, рядом со ссылкой на фейковые новости, когда бы они ни появлялись. опубликовано в Facebook[31].

Согласно результатам исследования 2017 года, опубликованного в журнале Psychoological Science, наиболее эффективными способами уменьшения дезинформации посредством корректирования являются[32]:

  • уменьшение подробных описаний/или аргументов в пользу дезинформации;
  • разбор причин, по которым та или иная дезинформация является ложной, а не просто называть ее ложной;
  • представление новой и достоверной информации, которая позволяет читателям обновить свои знания о событиях и понять, почему у них вообще возникло неточное понимание;
  • использование видео, поскольку видео кажется более эффективным, чем текст, для повышения внимания и уменьшения путаницы, что делает видео более эффективным средством исправления неправильного восприятия, чем текст.

Крупные исследования Итана Портера и Томаса Дж. Вуда показали, что дезинформацию, распространяемую Дональдом Трампом, труднее развеять с помощью тех же методов, и были сформулированы следующие рекомендации[33][34]:

  • Источники, заслуживающие высокого доверия, являются наиболее эффективными, особенно те, которые неожиданно сообщают факты, противоречащие их собственной предполагаемой предвзятости.
  • Переосмысление проблемы путем добавления контекста может быть более эффективным, чем просто обозначение ее как неверной или недоказанной.
  • Оспаривание личности или мировоззрения читателей снижает эффективность.
  • Немедленная проверка фактов более эффективна, пока ложные идеи не получили широкого распространения.

Метаанализ исследования влияния фактчекинга на дезинформацию, проведенный в 2019 году, показал, что проверка фактов оказывает существенное положительное влияние на политические убеждения, но это влияние ослабевает, когда специалисты по проверке фактов использовали «шкалы истинности», опровергая только части утверждений и когда они проверяли факты заявлений, связанных с предвыборной кампанией. Существующие ранее убеждения, идеология и знания людей влияли на степень восприятия фактчекинга[35]. Исследование, проведенное в 2019 году в журнале «Экспериментальная политическая наука», выявило «веские доказательства того, что граждане готовы принимать исправления к фейковым новостям, независимо от их идеологии и содержания фейковых историй»[36].

Исследование 2018 года показало, что республиканцы с большей вероятностью изменят свои представления о фальсификациях на выборах, если исправление исходит от Breitbart News, а не от беспартийного нейтрального источника, такого как PolitiFact[37] Исследование 2022 года показало, что люди, сделавшие фактчекинг ложного заявления крайне правого политика, с меньшей вероятностью поделятся этим ложным заявлением[38].

Некоторые исследования показали, что фактчекинг оказал долгосрочное влияние на уменьшение ошибочных представлений[39][40][41], тогда как другие исследования не обнаружили никакого влияния[42][43].

Ученые спорят о том, может ли проверка фактов привести к «обратному эффекту», когда исправление ложной информации может заставить пристрастных людей сильнее цепляться за свои взгляды. В одном исследовании были обнаружены доказательства такого «обратного эффекта»[44], но в нескольких других исследованиях этого не произошло[45][46][47][48][49].

Политический дискурс[править | править код]

Экспериментальное исследование 2015 года показало, что фактчекинг может побудить политиков не распространять ложную информацию. Исследование показало, что это может помочь улучшить политический дискурс за счет увеличения репутационных издержек или рисков распространения дезинформации для политических элит. Исследователи разослали «серию писем о рисках для их репутации и избирательной безопасности, если их поймают на сомнительных заявлениях. Законодатели, которым были отправлены эти письма, имели значительно меньшую вероятность получить отрицательную оценку проверки фактов или публично подвергнуться сомнению их точности, что позволяет предположить, что фактчекинг может уменьшить неточность, когда она представляет существенный риск.»[50].

Политические предпочтения[править | править код]

Одно экспериментальное исследование показало, что факчекинг во время дебатов повлиял на оценку зрителями результатов дебатов кандидатов и на «большую готовность голосовать за кандидата, когда проверка фактов показывает, что кандидат честен»[51].

Исследование сторонников Трампа во время президентской кампании 2016 года показало, что, хотя фактчекинг ложных утверждений Трампа снизила веру его сторонников в рассматриваемые ложные утверждения, исправления не изменили их отношения к Трампу[52].

Исследование 2019 года показало, что «сводная проверка фактов», когда специалист по проверке фактов суммирует, сколько ложных заявлений сделал политик, оказывает большее влияние на снижение поддержки политика, чем фактчекинг отдельных заявлений, сделанных политиком[53].

Неформальная проверка фактов[править | править код]

Отдельные читатели выполняют некоторые виды фактчекинга, например, сравнивают утверждения в одной новости с утверждениями в другой.

Раввин Моше Беновиц заметил, что: «современные студенты используют свои беспроводные миры, чтобы усилить скептицизм и отвергнуть догмы». Он говорит, что это имеет положительные последствия для развития ценностей:

Фактчекинг может стать приобретенным навыком, а технологии можно использовать таким образом, чтобы они стали второй натурой... Находя возможности для интеграции технологий в обучение, учащиеся автоматически почувствуют прекрасное сочетание... своих кибер... [и не-виртуальных миры]. Вместо двух этих сфер, тревожно и осторожно сосуществующих вокруг друг друга, возникает ценный опыт синтеза... [54]

Digital-евангелист Стив Батри выпустил[55][неавторитетный источник] следующую памятку для своих студентов:

  • Проверяйте имена. После того, как вы удостоверились, что правильно записали имя спикера, спросите его официальную должность, членство в общественных организациях и прочие титулы. После интервью, обязательно получите как можно большее количество контактов от спикера — мобильный и рабочий телефон, e-mail, аккаунты в социальных сетях.
  • Никогда не используйте ошибку источника в качестве оправдания.
  • Если источник приводит вам информацию, останавливайте его и спрашивайте о том, откуда он взял информацию.
  • Найди официальные данные, отчеты и записи, которые могут подтвердить, опровергнуть или дополнить ту информацию, которую вам сообщили. Фотографии и видео помогут подтвердить некоторые детали.
  • Если в ваших записях есть что-то, что вы не поняли до конца или что-то, в чем вы сомневаетесь, не поленитесь позвонить спикеру еще раз.
  • Покажите материал эксперту, чтобы удостовериться, что вы все поняли правильно и не вводите читателя в заблуждение.
  • После того, как вы разместили материал, приглашайте людей открыто сообщать вам о неточностях и ошибках — если вы работаете в онлайн-СМИ, то ошибку легко исправить, отблагодарив внимательного читателя.

По словам исследователя Королевского университета в Белфасте Дженнифер Роуз, поскольку фейковые новости создаются с целью ввести читателей в заблуждение, потребители онлайн-новостей, которые пытаются проверить факты в статьях, которые они читают, могут ошибочно прийти к выводу, что фейковые новостные статьи являются законными. Роуз заявляет: «Прилежный потребитель онлайн-новостей, вероятно, подвергается повсеместному риску сделать вывод об истине на основе ложных предпосылок», и предполагает, что одного лиш фактчекинга недостаточно для сокращения потребления фейковых новостей. Несмотря на это, Роуз утверждает, что фактчекинг «должен оставаться в образовательных программах, чтобы помочь бороться с фейковыми новостями»[56].

Обнаружение фейковых новостей[править | править код]

В последние несколько лет фейковые новости становятся все более распространенными[ когда? ], выборы 2016 года показали, что онлайн-медиа-платформы особенно восприимчивы к распространению ложной информации и дезинформации. Фейковые новостные статьи, как правило, поступают с сатирических новостных веб-сайтов или веб-сайтов заинтересованных распространять ложную информацию либо в качестве кликбейта, либо созданных для достижения определенной цели[57]. Поскольку эти статьи обычно направлены на намеренное распространение предвзятой или неверной информации, эти статьи трудно обнаружить. При определении источника информации необходимо учитывать множество атрибутов. В частности, язык фейковых новостей обычно более провокационен, чем реальные статьи, отчасти потому, что их цель состоит в том, чтобы запутать и привлечь клики. Кроме того, методы моделирования, такие как кодирование n-грамм и набор слов, служили лингвистическими методами для определения легитимности новостного курса. Вдобавок ко всему, исследователи определили, что визуальные подсказки также играют важную роль в категоризации статьи и проверка корректности изображений может дать больше ясности[58]. Существует также множество особенностей социального контекста, которые могут сыграть свою роль, а также модели распространения новостей. Такие сайты, как Snopes пытаются обнаружить эту информацию вручную, в то время как некоторые университеты пытаются построить для этого математические модели самостоятельно[57].

Некоторые люди и организации публикуют результаты свои усилия по проверке фактов в Интернете. Они могут иметь специальную предметную направленность, например, Snopes.com фокусируется на городских легендах, Climate Feedback на информации об климатических измнениях или Лаборатория репортеров в Университете Дьюка фокусируется на предоставлении ресурсов журналистам.

Фейковые новости и социальные сети[править | править код]

Принятие социальных сетей в качестве легитимной и широко используемой платформы вызвала серьезную обеспокоенность по поводу фейковых новостей в этой области. Распространение фейковых новостей через платформы социальных сетей, такие как Facebook, Twitter и Instagram, создает возможность крайне негативного воздействия на общество, поэтому новые области исследований, касающиеся обнаружения фейковых новостей в социальных сетях, набирают обороты[59]. Однако обнаружение фейковых новостей в социальных сетях создает новые вызовы, на которых предыдущие методы анализа и обнаружения данных становятся неадекватными. Таким образом, исследователи призывают провести дополнительную работу в отношении фейковых новостей, противоречащих психологии и социальным теориям, а также адаптировать существующие алгоритмы интеллектуального анализа данных для применения в социальных сетях. Кроме того, публикуется множество научных статей, призывающих к дальнейшему поиску автоматических способов фильтрации фейковых новостей из социальных сетей.

Международный день проверки фактов

Концепция Международного дня фактчекинга была представлена ​​на конференции для журналистов и фактчекеров в Лондонской школе экономики в июне 2014 года[60]. Официально праздник был создан в 2016 году и впервые отмечался 2 апреля 2017 года[61]. Идея проведения Международного дня проверки фактов возникла в результате множества кампаний по дезинформации, проводимых в Интернете, особенно в социальных сетях. Его важность возросла после выборов 2016 года, когда фейковые новости и обвинения в них оказались одних из ключевых тем СМИ. Праздник проводится 2 апреля, потому что «1 апреля — день дураков. 2 апреля — день фактов»[62]. Мероприятия в честь Международного дня проверки фактов включают в себя различные активности, такие как внесение вклада в ресурсы по проверке фактов, статьи и уроки для студентов и широкой общественности, целью которых является донести информацию о том, как распознавать фейковые новости и остановить распространение дезинформации. Международный день проверки фактов в 2020 году был посвящен тому, как точно идентифицировать информацию о COVID-19.

Критика[править | править код]

Политическая проверка фактов все чаще подвергается критике как журналистика мнений[63][64][65]. Критика включает в себя и то, что организации по фактчекингу сами по себе являются предвзятыми или что невозможно применять абсолютные термины, такие как «правда» или «ложь», к по своей сути спорным утверждениям[66].  В сентябре 2016 года национальный телефонный и онлайн-опрос Rasmussen Reports показал, что «всего 29% всех вероятных избирателей США доверяют фактчекингу комментариев кандидатов средствами массовой информации. Шестьдесят два процента (62%) вместо этого полагают, что новостные организации искажают искажают факты, чтобы помочь кандидатам, которых они поддерживают»[67][68].

В статье Эндрю Гесса (Принстонский университет), Брендана Найхана (Дартмутский колледж) и Джейсона Рейфлера (Эксетерский университет) было обнаружено, что потребители фейковых новостей, как правило, менее благосклонно относятся к фактчекингу, в частности сторонники Трампа[69]. Исследование показало, что потребители фейковых новостей редко сталкивались с фактчекингом: «только около половины американцев, посетивших веб-сайт фейковых новостей в течение периода исследования, также видели какую-либо проверку фактов на одном из специализированных веб-сайтов по фактчекингу (14,0%)».

Мошеннические веб-сайты, выдающие себя за фактчекеров, также использовались для распространения дезинформации; эту тактику использовали и Россия и Турция[70].

Во время пандемии COVID-19 Facebook объявил, что «удалит ложные или опровергнутые утверждения о новом коронавирусе, вызвавшим глобальную пандемию»[71] на основании данных своих партнеров по фактчекингу, известных под общим названием «Международная сеть фактчекинга»[72]. В 2021 году Facebook отменил запрет на публикации, предполагающие, что болезнь COVID-19 возникла в китайских лабораториях[73][74], после дальнейших расследований происхождения COVID-19, включающих заявления администрации Байдена, и письмо восемнадцати учёных в журнале Science, о необходимости нового расследования, заявив что «теории случайного выброса из лаборатории и зоонозного распространения остаются жизнеспособными»[75][76] Эта политика привела к появлению статьи в The New York Post, в которой высказывалось мнение, что утечку информации из лаборатории можно было бы первоначально пометить на платформе как «ложную информацию»[77][78][79]. Это возобновило дебаты о понятии научного консенсуса. В статье, опубликованной медицинским журналом The BMJ, журналистка Лори Кларк сказала: «Спорный характер этих решений частично объясняется тем, как платформы социальных сетей определяют скользкие концепции ложной информации и дезинформации. Такие решения основаны на идее научного консенсуса. Но некоторые ученые говорят, что это подавляет разнородность мнений, усиливая ошибочное представление о том, что наука является монолитом.». Дэвид Шпигельхальтер, профессор Винтона по общественному пониманию рисков в Кембриджском университете, утверждает, что «за закрытыми дверями ученые проводят много времени, споря и глубоко не соглашаясь по некоторым довольно фундаментальным вещам». Кларк далее утверждала, что «бинарная идея о том, что научные утверждения либо верны, либо неверны, привела к разногласиям, которые характеризовали пандемию».

Обозреватель Михаэль Андрик написал в авторской статье в газете Berliner Zeitung, что задача всех организаций, занимающихся фактчекингом, — проверять соответствие публичных выступлений интересам их финансистов. Фактчекеры — это хранители истины, которые сужают дискурс до коридора мнений и фактов, желаемого организованными группами, и тем самым саботируют плюрализм[80].

Теоретик медиа Андрей Мирошниченко пишет[81], что «лучше пренебречь хорошим фактом, чем хорошей гипотезой, потому что фактов всегда больше. Факты без гипотезы — белый шум. Факты в гипотезе — трата места».

Морган Мариетта, Дэвид С. Баркер и Тодд Баузер пришли к выводу, что индустрия фактчекинга не разрабатывает последовательное руководство по спорным реалиям[82].

Проверка фактов перед публикацией[править | править код]

Одним из преимуществ печати только проверенной информации является то, что оно предотвращает серьезные, иногда дорогостоящие ошибки. Результами таких ошибок могут быть судебные иски, которые могут нанести ущерб людям или бизнесу, но даже небольшие ошибки могут привести к потере репутации издания. Потеря репутации зачастую является более значимым мотивирующим фактором для журналистов.

Фактчекеры проверяют правильность имен, дат и фактов в статье или книге. Например, они могут связаться с человеком, которого цитируют в предлагаемой новостной статье, и спросить его, правильна ли эта цитата или как пишется имя человека. Проверщики фактов в первую очередь полезны для выявления случайных ошибок; но не могут гарантировать результат в случае, если кто-то желает совершить журналистское мошенничество.

Как специальность[править | править код]

Профессиональных фактчекеров обычно нанимали газеты, журналы и книжные издатели, вероятно, начиная с начала 1920-х годов, с момента создания журнала Time в США[83], хотя изначально этих людей не называли «фактчекерами»[84]. Фактчекерами могут быть начинающие писатели, будущие редакторы или фрилансеры, занятые в других проектах; в остальном - это профессиональные факчекеры.

Исторически эта область считалась женской работой, и со времен появления первого профессионального американского фактчекера, по крайней мере, до 1970-х годов, фактчекеры в медиакомпаниях могли быть полностью или преимущественно женщинами.

Число людей, занятых проверкой фактов, варьируется в зависимости от публикации. В некоторых организациях имеются значительные отделы проверки фактов. Например, в журнале The New Yorker в 2003 году работало 16 специалистов по проверке фактов, а в отделе проверки фактов немецкого еженедельника Der Spiegel в 2017 году работало 70 сотрудников[85]. Другие издания могут нанимать фрилансеров или совмещать проверку фактов с другими обязанностями. Журналы чаще используют средства проверки фактов, чем газеты. Телевизионные и радиопрограммы редко нанимают специальных специалистов по проверке фактов и вместо этого ожидают, что другие, в том числе старшие сотрудники, будут заниматься проверкой фактов в дополнение к своим другим обязанностям.

Проверка оригинальных репортажей[править | править код]

Стивен Гласс начал свою журналистскую карьеру в качестве специалиста по проверке фактов. Он продолжал придумывать вымышленные истории, которые представлял как репортажи и которые фактчекеры The New Republic (и других еженедельников, в которых он работал) никогда не отмечали. Майкл Келли, который редактировал некоторые из придуманных Глассом статей, винил в этом себя, а не проверяющих факты, говоря: «Любая система проверки фактов построена на доверии... Если репортер готов фальсифицировать заметки, он побеждает систему». В любом случае, настоящая система проверки — это не проверка фактов, а проверка редактора»[86].

Обучение фактчекингу[править | править код]

Из-за распространения фейковых новостей в Интернете многие организации уделили время созданию руководств, которые помогут читать и проверять информацию, которую они потребляют. Многие университеты США предоставляют студентам ресурсы и инструменты, помогающие им проверить свои источники. Университеты предоставляют доступ к исследовательским руководствам, которые помогают студентам проводить тщательные исследования с использованием авторитетных научных источников. Такие организации, как FactCheck.org, OntheMedia.org и PolitiFact.com, предоставляют процедурные рекомендации, которые помогают людям ориентироваться в процессе проверки фактов источника.

Осенью 2020 года Массачусетский технологический институт и Стэнфорд запустили онлайн-курс MOOC под названием «Отличаем правду от вымысла: гражданское онлайн-рассуждение»[87]. Этот курс предназначен для преподавателей, которые хотят научить студентов основам проверки фактов.

Книги по профессиональной проверке фактов[править | править код]

  • Сара Харрисон Смит работала некоторое время, а также возглавляла отдел проверки фактов The New York Times. Она является автором книги «Библия фактчекера».
  • Джим Фингал несколько лет работал фактчекером в The Believer и McSweeney's и является соавтором вместе с Джоном Д'Агатой книги «Продолжительность жизни факта», которая представляет собой взгляд изнутри на борьбу между фактчекером (Фингалом) и автором (Д'Агата) из-за эссе, которое раздвинуло границы допустимости «поэтической вольности» для научно-популярного произведения.

Правовой статус[править | править код]

Закон РФ «О средствах массовой информации» гласит: «Гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации»[88].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Fellmeth, Aaron X. Ante hoc // Guide to Latin in International Law / Aaron X. Fellmeth, Maurice Horwitz. — Oxford University Press, 2009. — ISBN 978-0-19-536938-0. — doi:10.1093/acref/9780195369380.001.0001.
  2. 1 2 Graves, Lucas; Amazeen, Michelle A. (25 February 2019), "Fact-Checking as Idea and Practice in Journalism", Oxford Research Encyclopedia of Communication (англ.), Oxford University Press, doi:10.1093/acrefore/9780190228613.013.808, ISBN 9780190228613
  3. Watchdog journalism. https://www.slideshare.net/jonesapollo/watchdog-journalism Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine (недоступная ссылка с 05-02-2018 [2302 дня])
  4. Drutman, Lee Fact-Checking Misinformation Can Work. But It Might Not Be Enough. (амер. англ.). FiveThirtyEight (3 июня 2020). Дата обращения: 5 декабря 2020. Архивировано 21 февраля 2021 года.
  5. Nyhan, Brendan (2021-04-13). "Why the backfire effect does not explain the durability of political misperceptions". Proceedings of the National Academy of Sciences (англ.). 118 (15): e1912440117. doi:10.1073/pnas.1912440117. ISSN 0027-8424. PMC 8053951. PMID 33837144.
  6. Nieminen, Sakari; Rapeli, Lauri (2018-07-19). "Fighting Misperceptions and Doubting Journalists' Objectivity: A Review of Fact-checking Literature". Political Studies Review. 17 (3): 296—309. doi:10.1177/1478929918786852. S2CID 150167234. Дата обращения: 16 июля 2022.
  7. Dickey, Colin (Fall, 2019). The rise and fall of facts. Columbia Journalism Review. https://web.archive.org/web/20191207195717/https://www.cjr.org/special_report/rise-and-fall-of-fact-checking.php
  8. Morán, Raphael El "fact checking" se impone en la campaña electoral. RFI. Дата обращения: 20 апреля 2012. Архивировано 31 августа 2023 года.
  9. Stöcker, Christian Jürgen Habermas und die Netz-Nerds (нем.). www.spiegel.de. Дата обращения: 4 мая 2020. Архивировано 31 августа 2023 года.
  10. Mantzarlis, Alexios Fact-Checking 101 - Unesco. en.unesco.org (2018). Дата обращения: 19 января 2020. Архивировано 1 марта 2020 года.
  11. Erwann Desplanques, Après les robots journalistes, voici les robots spécialistes du fact-checking Архивная копия от 31 августа 2023 на Wayback Machine, Télérama, 6 février 2013.
  12. Fact-checking : le "Truth Teller" pour la première fois dévoilé en France Архивная копия от 3 февраля 2017 на Wayback Machine, Journalisme.com
  13. Samuel Laurent, Le fact-checking peut-il s’automatiser ? Архивная копия от 16 июня 2019 на Wayback Machine, Le Monde, 23 octobre 2015.
  14. Félix Delaborde, Facebook et Twitter se lancent dans le fact-checking Архивная копия от 31 августа 2023 на Wayback Machine, La Tribune, 14 septembre 2016
  15. Philippe Berry, Facebook mise sur le fact-checking pour éradiquer les infos bidon Архивная копия от 31 августа 2023 на Wayback Machine, 20 minutes, 15 décembre 2016.
  16. Alexios Mantzarlis Fact-Checking 101 - Unesco. en.unesco.org (2018). Дата обращения: 19 января 2020. Архивировано 1 марта 2020 года.
  17. Amazeen, Michelle A. (1 October 2016). "Checking the Fact-Checkers in 2008: Predicting Political Ad Scrutiny and Assessing Consistency". Journal of Political Marketing. 15 (4): 433—464. doi:10.1080/15377857.2014.959691. hdl:2144/27297. ISSN 1537-7857. S2CID 145133839.
  18. Amazeen, Michelle A. (2 January 2015). "Revisiting the Epistemology of Fact-Checking". Critical Review. 27 (1): 1—22. doi:10.1080/08913811.2014.993890. hdl:2144/27304. ISSN 0891-3811. S2CID 143522323.
  19. Marietta, Morgan; Barker, David C.; Bowser, Todd (2015). "Fact-Checking Polarized Politics: Does The Fact-Check Industry Provide Consistent Guidance on Disputed Realities?" (PDF). The Forum. 13 (4): 577. doi:10.1515/for-2015-0040. S2CID 151790386. Архивировано (PDF) 6 октября 2016. Дата обращения: 27 сентября 2016.
  20. Checking how fact-checkers check. Дата обращения: 18 мая 2017. Архивировано 18 октября 2017 года.
  21. Lim, Chloe (2018-07-01). "Checking how fact-checkers check". Research & Politics (англ.). 5 (3): 2053168018786848. doi:10.1177/2053168018786848. ISSN 2053-1680.
  22. Cox, Chelsey Fact check: Satirical claim that the 9th Circuit Court of Appeals overturned Ginsburg's death. USA Today. Дата обращения: 17 декабря 2020. Архивировано 3 февраля 2021 года.
  23. The Stupidest Fact-Check in the History of Fact-Checking. National Review (29 сентября 2020). Дата обращения: 31 августа 2023. Архивировано 11 января 2021 года.
  24. Amazeen, Michelle (2015) "Monkey Cage: Sometimes political fact-checking works. Sometimes it doesn't. Here's what can make the difference.," The Washington Post (online), 3 June 2015, see [1] Архивировано 3 августа 2015 года., accessed 27 July 2015.
  25. Fridkin, Kim; Kenney, Patrick J.; Wintersieck, Amanda (2 January 2015). "Liar, Liar, Pants on Fire: How Fact-Checking Influences Citizens' Reactions to Negative Advertising". Political Communication. 32 (1): 127—151. doi:10.1080/10584609.2014.914613. ISSN 1058-4609. S2CID 143495044.
  26. Barrera, Oscar; Guriev, Sergei; Henry, Emeric; Zhuravskaya, Ekaterina (2020-02-01). "Facts, alternative facts, and fact checking in times of post-truth politics". Journal of Public Economics. 182: 104123. doi:10.1016/j.jpubeco.2019.104123. ISSN 0047-2727.
  27. Pennycook, Gordon; Rand, David G. (12 September 2017), The Implied Truth Effect: Attaching Warnings to a Subset of Fake News Headlines Increases Perceived Accuracy of Headlines Without Warnings, Elsevier BV, SSRN 3035384
  28. Nyhan, Brendan (23 October 2017). "Why the Fact-Checking at Facebook Needs to Be Checked". The New York Times (англ.). ISSN 0362-4331. Архивировано 23 октября 2017. Дата обращения: 23 октября 2017.
  29. Clayton, Katherine; Blair, Spencer; Busam, Jonathan A.; Forstner, Samuel; Glance, John; Green, Guy; Kawata, Anna; Kovvuri, Akhila; Martin, Jonathan (11 February 2019). "Real Solutions for Fake News? Measuring the Effectiveness of General Warnings and Fact-Check Tags in Reducing Belief in False Stories on Social Media". Political Behavior (англ.). 42 (4): 1073—1095. doi:10.1007/s11109-019-09533-0. ISSN 1573-6687. S2CID 151227829.
  30. Mena, Paul (2019). "Cleaning Up Social Media: The Effect of Warning Labels on Likelihood of Sharing False News on Facebook". Policy & Internet (англ.). 12 (2): 165—183. doi:10.1002/poi3.214. ISSN 1944-2866. S2CID 201376614.
  31. "Facebook stops putting "Disputed Flags" on fake news because it doesn't work". Axios (англ.). 27 December 2017. Архивировано 28 декабря 2017. Дата обращения: 28 декабря 2017.
  32. Chokshi, Niraj (18 September 2017). "How to Fight 'Fake News' (Warning: It Isn't Easy)". The New York Times. ISSN 0362-4331. Архивировано 18 сентября 2017. Дата обращения: 19 сентября 2017.
  33. Ethan Porter. False Alarm: The Truth About Political Mistruths in the Trump Era / Ethan Porter, Thomas J. Wood. — Cambridge University Press, 3 October 2019. — ISBN 9781108688338. — doi:10.1017/9781108688338.
  34. Fact-Checking Misinformation Can Work. But It Might Not Be Enough. Дата обращения: 31 августа 2023. Архивировано 21 февраля 2021 года.
  35. Walter, Nathan; Cohen, Jonathan; Holbert, R. Lance; Morag, Yasmin (24 October 2019). "Fact-Checking: A Meta-Analysis of What Works and for Whom". Political Communication. 37 (3): 350—375. doi:10.1080/10584609.2019.1668894. ISSN 1058-4609. S2CID 210444838.
  36. Porter, Ethan; Wood, Thomas J.; Kirby, David (2018). "Sex Trafficking, Russian Infiltration, Birth Certificates, and Pedophilia: A Survey Experiment Correcting Fake News". Journal of Experimental Political Science (англ.). 5 (2): 159—164. doi:10.1017/XPS.2017.32. ISSN 2052-2630.
  37. Holman, Mirya R.; Lay, J. Celeste (2018). "They See Dead People (Voting): Correcting Misperceptions about Voter Fraud in the 2016 U.S. Presidential Election". Journal of Political Marketing (англ.). 18 (1—2): 31—68. doi:10.1080/15377857.2018.1478656. S2CID 150282138.
  38. Henry, Emeric; Zhuravskaya, Ekaterina; Guriev, Sergei (2022). "Checking and Sharing Alt-Facts". American Economic Journal: Economic Policy (англ.). 14 (3): 55—86. doi:10.1257/pol.20210037. ISSN 1945-7731. Архивировано 19 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  39. Carnahan, Dustin; Bergan, Daniel E.; Lee, Sangwon (2020-01-09). "Do Corrective Effects Last? Results from a Longitudinal Experiment on Beliefs Toward Immigration in the U.S.". Political Behavior (англ.). 43 (3): 1227—1246. doi:10.1007/s11109-020-09591-9. ISSN 1573-6687. S2CID 214096205.
  40. Porter, Ethan; Wood, Thomas J. (2021-09-14). "The global effectiveness of fact-checking: Evidence from simultaneous experiments in Argentina, Nigeria, South Africa, and the United Kingdom". Proceedings of the National Academy of Sciences (англ.). 118 (37): e2104235118. doi:10.1073/pnas.2104235118. ISSN 0027-8424. PMC 8449384. PMID 34507996.
  41. Velez, Yamil R.; Porter, Ethan; Wood, Thomas J. (2023-02-14). "Latino-Targeted Misinformation and the Power of Factual Corrections". The Journal of Politics (англ.). 85 (2): 789—794. doi:10.1086/722345. ISSN 0022-3816. S2CID 252254129. Архивировано 19 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  42. Carey, John M.; Guess, Andrew M.; Loewen, Peter J.; Merkley, Eric; Nyhan, Brendan; Phillips, Joseph B.; Reifler, Jason (2022-02-03). "The ephemeral effects of fact-checks on COVID-19 misperceptions in the United States, Great Britain and Canada". Nature Human Behaviour (англ.). 6 (2): 236—243. doi:10.1038/s41562-021-01278-3. ISSN 2397-3374. PMID 35115678. S2CID 246529090.
  43. Batista Pereira, Frederico; Bueno, Natália S.; Nunes, Felipe; Pavão, Nara (2022). "Fake News, Fact Checking, and Partisanship: The Resilience of Rumors in the 2018 Brazilian Elections". The Journal of Politics. 84 (4): 000. doi:10.1086/719419. ISSN 0022-3816. S2CID 252818440. Архивировано 19 февраля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  44. Nyhan, Brendan; Reifler, Jason (9 January 2015). "Does correcting myths about the flu vaccine work? An experimental evaluation of the effects of corrective information" (PDF). Vaccine. 33 (3): 459—464. doi:10.1016/j.vaccine.2014.11.017. hdl:10871/21566. ISSN 1873-2518. PMID 25499651. S2CID 291822.
  45. Haglin, Kathryn (1 July 2017). "The limitations of the backfire effect". Research & Politics. 4 (3): 2053168017716547. doi:10.1177/2053168017716547. ISSN 2053-1680.
  46. Wood, Thomas; Porter, Ethan (2019). "The Elusive Backfire Effect: Mass Attitudes' Steadfast Factual Adherence". Political Behavior (англ.). 41 (1): 135—163. doi:10.1007/s11109-018-9443-y. ISSN 1573-6687. S2CID 151582406.
  47. Nyhan, Brendan; Porter, Ethan; Reifler, Jason; Wood, Thomas J. (21 January 2019). "Taking Fact-Checks Literally But Not Seriously? The Effects of Journalistic Fact-Checking on Factual Beliefs and Candidate Favorability". Political Behavior (англ.). 42 (3): 939—960. doi:10.1007/s11109-019-09528-x. hdl:10871/38020. ISSN 1573-6687. S2CID 189913123.
  48. Guess, Andrew; Coppock, Alexander (2018). "Does Counter-Attitudinal Information Cause Backlash? Results from Three Large Survey Experiments". British Journal of Political Science (англ.). 50 (4): 1497—1515. doi:10.1017/S0007123418000327. ISSN 0007-1234. S2CID 158335101. Архивировано 6 ноября 2018. Дата обращения: 5 ноября 2018.
  49. Nyhan, Brendan (5 November 2016). "Fact-Checking Can Change Views? We Rate That as Mostly True". The New York Times. ISSN 0362-4331. Архивировано 6 ноября 2016. Дата обращения: 5 ноября 2016.
  50. Nyhan, Brendan; Reifler, Jason (1 July 2015). "The Effect of Fact-Checking on Elites: A Field Experiment on U.S. State Legislators". American Journal of Political Science. 59 (3): 628—40. doi:10.1111/ajps.12162. hdl:10871/21568. ISSN 1540-5907. S2CID 59467358.
  51. Wintersieck, Amanda L. (5 January 2017). "Debating the Truth". American Politics Research. 45 (2): 304—331. doi:10.1177/1532673x16686555. S2CID 157870755.
  52. Nyhan, Brendan; Porter, Ethan; Reifler, Jason; Wood, Thomas J. Taking Fact-checks Literally But Not Seriously? The Effects of Journalistic Fact-checking on Factual Beliefs and Candidate Favorability (n.d.). Дата обращения: 28 октября 2018. Архивировано 12 декабря 2018 года.
  53. Agadjanian, Alexander; Bakhru, Nikita; Chi, Victoria; Greenberg, Devyn; Hollander, Byrne; Hurt, Alexander; Kind, Joseph; Lu, Ray; Ma, Annie; Nyhan, Brendan; Pham, Daniel (1 July 2019). "Counting the Pinocchios: The effect of summary fact-checking data on perceived accuracy and favorability of politicians". Research & Politics (англ.). 6 (3): 2053168019870351. doi:10.1177/2053168019870351. ISSN 2053-1680.
  54. Moshe Benovitz et al., 2012, "Education: The Social Media Revolution: What Does It Mean for Our Children?" Jewish Action (online), 24 August 2012, New York, NY, USA:Orthodox Union, see [2] Архивировано 5 сентября 2015 года., accessed 28 July 2015.
  55. Памятка «Простые приемы факт-чекинга». Дата обращения: 9 апреля 2017. Архивировано 11 апреля 2017 года.
  56. Rose, Jennifer (January 2020). "To Believe or Not to Believe: an Epistemic Exploration of Fake News, Truth, and the Limits of Knowing". Postdigital Science and Education. 2 (1). Springer: 202—216. doi:10.1007/s42438-019-00068-5.
  57. 1 2 Allcott, Hunt (2017). "Social Media and Fake News in the 2016 Election." The Journal of Economic Perspectives" (PDF). The Journal of Economic Perspectives. 31: 211—235. doi:10.1257/jep.31.2.211. S2CID 32730475. Архивировано (PDF) 28 октября 2019. Дата обращения: 2 сентября 2019 – via JSTOR.
  58. Liu, Huan; Tang, Jiliang; Wang, Suhang; Sliva, Amy; Shu, Kai (7 August 2017), "Fake News Detection on Social Media: A Data Mining Perspective", ACM SIGKDD Explorations Newsletter (англ.), arXiv:1708.01967v3, Bibcode:2017arXiv170801967S
  59. ShuKai; SlivaAmy; WangSuhang; TangJiliang; LiuHuan (2017-09-01). "Fake News Detection on Social Media". ACM SIGKDD Explorations Newsletter (англ.). 19: 22—36. doi:10.1145/3137597.3137600. S2CID 207718082.
  60. Elizabeth, Jane No cake on International Fact-Checking Day. Celebrate by correcting fake news. USA Today. Дата обращения: 31 августа 2023. Архивировано 10 февраля 2020 года.
  61. How the world celebrated the third International Fact-Checking Day. Poynter (9 апреля 2019). Дата обращения: 31 августа 2023. Архивировано 19 сентября 2020 года.
  62. Don't be fooled: Third annual International Fact-Checking Day empowers citizens around the world to sort fact from fiction. Poynter (2 апреля 2019). Дата обращения: 31 августа 2023. Архивировано 27 ноября 2020 года.
  63. Soave, Robby Facebook, Instagram Posts Flagged as False for Rejecting Biden's Recession Wordplay. reason.com. Reason (29 июля 2022). Дата обращения: 1 августа 2022. Архивировано 26 сентября 2023 года.
  64. Riddell, Kelly (26 September 2016). "Eight examples where 'fact-checking' became opinion journalism". The Washington Times. Архивировано 26 сентября 2016. Дата обращения: 27 сентября 2016.
  65. Graves, Lucas. Deciding What's True: The Rise of Political Fact-Checking in American Journalism. — Columbia University Press, 2016. — P. 27. — ISBN 9780231542227.
  66. "Political Fact-Checking Under Fire". NPR.org (англ.). Архивировано 16 августа 2018. Дата обращения: 19 января 2020.
  67. Reports, Rasmussen Voters Don't Trust Media Fact-Checking – Rasmussen Reports™. Дата обращения: 17 октября 2016. Архивировано 12 октября 2016 года.
  68. Lejeune, Tristan Poll: Voters don't trust media fact-checkers (30 сентября 2016). Дата обращения: 17 октября 2016. Архивировано 4 октября 2016 года.
  69. Selective Exposure to Misinformation: Evidence from the consumption of fake news during the 2016 U.S. presidential campaign. Архивировано 2 января 2018 года.
  70. Moshirnia, Andrew (2020). "Who Will Check the Checkers? False Factcheckers and Memetic Misinformation". Utah Law Review. 2020 (4): 1029—1073. ISSN 0042-1448. Архивировано 19 сентября 2020. Дата обращения: 31 августа 2023.
  71. "Facebook reverses course, won't ban lab virus theory". news.yahoo.com. Архивировано 19 февраля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  72. Clarke, Laurie (2021-05-25). "Covid-19: Who fact checks health and science on Facebook?". BMJ (англ.). 373: n1170. doi:10.1136/bmj.n1170. ISSN 1756-1833. PMID 34035038. S2CID 235171859. Архивировано 12 сентября 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  73. "Facebook reverses ban on posts claiming Covid-19 came from Chinese lab". South China Morning Post (англ.). 2021-05-28. Архивировано 20 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  74. "Facebook's reversal on banning claims that covid-19 is man-made could unleash more anti-Asian sentiment". The Washington Post. Архивировано 17 декабря 2021. Дата обращения: 31 августа 2023.
  75. Kessler, Glenn (25 May 2021). "Timeline: How the Wuhan lab-leak theory suddenly became credible". The Washington Post. Архивировано 25 июля 2021. Дата обращения: 30 мая 2021.
  76. Leonhardt, David (2021-05-27). "The Lab-Leak Theory". The New York Times. Архивировано 28 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  77. Smith, Ben (2021-04-26). "Is an Activist's Pricey House News? Facebook Alone Decides". The New York Times. Архивировано 19 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  78. Horwitz, Robert McMillan and Jeff (2020-10-15). "Facebook, Twitter Limit Sharing of New York Post Articles That Biden Disputes". The Wall Street Journal. Архивировано 8 июня 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  79. "New House GOP Wuhan lab report discredits Facebook 'fact checkers' that censored COVID origin claims". FOXBusiness. 2021-05-24. Архивировано 19 июля 2023. Дата обращения: 31 августа 2023.
  80. Michael Andrick Was tun „Faktenchecker“? An den Möglichkeiten von Wahrheit sind sie nicht interessiert (нем.) (10 августа 2022). Архивная копия от 31 августа 2023 на Wayback Machine
  81. Пост в фейсбук Андрея Мирошниченко.
  82. Morgan Marietta, David C. Barker, Todd Bowser (2015), "Fact-Checking Polarized Politics: Does The Fact-Check Industry Provide Consistent Guidance on Disputed Realities?" (PDF), The Forum[англ.], 13: 577, Архивировано из оригинала (PDF) 6 октября 2016, Дата обращения: 27 сентября 2016{{citation}}: Википедия:Обслуживание CS1 (множественные имена: authors list) (ссылка)
  83. Harrison Smith, Sarah. The Fact Checker's Bible: A Guide to Getting it Right. — New York : Anchor Books, 2004. — P. 8–12. — ISBN 0385721064.
  84. "The Story Behind the First-Ever Fact-Checkers". Time (англ.). Архивировано 16 января 2020. Дата обращения: 19 января 2020.
  85. Southern, Lucinda (2017-08-15). "Inside Spiegel's 70-person fact-checking team". Digiday. Архивировано 20 ноября 2021. Дата обращения: 20 ноября 2021.
  86. John Watson. What is Fact Checking? – FactCheck Sri Lanka. Factchecksrilanka.com (2 апреля 2017). Дата обращения: 7 декабря 2017. Архивировано из оригинала 7 ноября 2017 года.
  87. Sorting Truth From Fiction: Civic Online Reasoning (англ.). edX.org. Дата обращения: 2 октября 2020. Архивировано из оригинала 24 сентября 2020 года.
  88. Закон РФ № 2124-1 от 27.12.1991 «О средствах массовой информации» (ред. от 25.11.2017). Дата обращения: 9 апреля 2017. Архивировано 1 апреля 2017 года.

Литература[править | править код]