Фашизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Фасции, связанные в фашину

Фаши́зм (итал. fascismo, от fascioсоюз, пучок, связка, объединение) — обобщённое название крайне правых[1] политических движений и идеологий, проповедующих форму правления диктаторского типа[2][3], характерными признаками которых называют милитаристский национализм (в широком понимании)[4][5], антилиберализм[6], ксенофобию, реваншизм и шовинизм, вождизм, антикоммунизм, презрение к выборной демократии и либерализму, веру в господство элит и естественную социальную иерархию[7], этатизм и, в ряде случаев, синдикализм, расизм[8][9][10] и политику геноцида[8][10].

Этимология и определение

Основная статья: Определение фашизма

Слово фашизм происходит от итальянского fascio (фа́шо) — «союз» (например, название политической радикальной организации Бенито Муссолини — Fascio di combattimento — «Союз борьбы»). Это слово, в свою очередь, восходит к латинскому fascis — «прутья, розги», которые, в частности, были символом магистратской власти. Фасции связывались в пучки — фашины (отсюда — фашисты). Фашины носили в мирное время ликторы — почётные стражники высших магистратов римского народа. Магистрат имел право применения телесного наказания, то есть мог своей властью приказать стражникам высечь любого встречного, для чего ликторы и носили розги (фасции). В военное время полномочия магистрата расширялись вплоть до смертной казни, поэтому в фашины втыкались топоры. С тех пор изображение фасций присутствует в символах государственной власти многих стран (например, на Эмблеме Франции, эмблеме Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации, штандарте председателя Службы Безопасности Украины).

В более узком историческом смысле под фашизмом понимается массовое политическое движение, существовавшее в Италии в 1920-е — начале 1940-х годов под руководством Б. Муссолини[10]. В более широком варианте это название стало применяться для классификации подобных идеологий и политических режимов, возникающих в других странах.

Роберт Суси (англ.) в Британнике[7], К. С. Гаджиев в Новой философской энциклопедии[8] и другие источники относят к фашистским также ряд организаций и движений, активных в 1920—1945 годах: НСДАП[9][11][12], Испанская фаланга[7][9], усташи[7], португальский Национальный союз[7] финляндское Движение Лапуа, Скрещённые стрелы в Венгрии[7], румынская Железная гвардия[7] и ряд других.

Фашизм также рассматривается как государственное устройство, существовавшее в некоторых странах Европы (наиболее часто к таким относят Германию во время правления Адольфа Гитлера и Италию при Муссолини) — фашистских государствах до конца Второй мировой войны.[13]

Эрнст Нольте в качестве основы фашизма выделяет три идеологических «анти-»: антимарксизм, антилиберализм и антиконсерватизм. К ним добавляются две характеристики движения: принцип лидерства и партийность.[14]

Известный исследователь фашизма Стенли Пейн к трём «анти-» Нольте добавляет следующие характеристики: национализм, авторитарный этатизм, корпоративизм, синдикализм, империализм, идеализм, волюнтаризм, романтизм, мистицизм, милитаризм, насилие.[15][16]

Социолог фашизма Хуан Линц даёт более пространное определение фашизма: «гипернационалистическое, часто пан-националистическое, антипарламентаристское, антилиберальное, популистское, частично антикапиталистическое и антибуржуазное, антиклерикальное или по меньшей мере неклерикальное движение, ставящее целью национальное и социальное объединение через единую партию и корпоративное представительство».[17]

Британский учёный Роджер Итвелл (англ. Roger Eatwell) даёт более лаконичное определение: фашизм «преследует цель возглавить социальное возрождение на основе холистически-национального радикального третьего пути».[18]

Английский исследователь Роджер Гриффин, обращая внимание прежде всего на ценностную составляющую, трактует фашизм как «мифическое ядро» «популистского ультранационализма», вдохновлённого идеей перерождения нации, расы или культуры и созданием «нового человека».[19] Он определяет фашизм как «палингенетический ультранационализм», предполагающий, что в своём мифологическом ядре фашистская идеология нацелена не на возрождение нации (как другие националистически-популистские идеологии), а на её «сотворение заново».[12][20]. Эту концепцию, по мнению Андреаса Умланда, можно считать более или менее принятой на сегодняшний день в англоязычном научном сообществе.[21].

Американский историк Роберт Пакстон (англ. Robert Paxton) определяет фашизм как «форму политического поведения, отмеченную чрезмерной озабоченностью упадком сообщества, униженностью, жертвенностью, компенсированную культами единства, силы и чистоты, на основе которой опирающаяся на массы партия активистов националистов в сложном, но эффективном сотрудничестве с традиционными элитами, отказываясь от демократических свобод, насильственно реализует без этических и легальных ограничений цели внутреннего очищения и международной экспансии».[22]

По мнению американского историка Джона Лукача, между немецким национал-социализмом и итальянским фашизмом существовало больше различий, чем сходства[23].

Кроме того, имеется тенденция психологической и психофизиологической трактовки понятия «фашизм»[24][25], обосновывающая понимание фашизма как патологического отклонения в массовом и/или индивидуальном сознании. Австрийский психолог Вильгельм Райх, в годы нацизма вынужденный покинуть Европу, заявлял, что «фашизм возникает на основе расовой ненависти и служит её политически организованным выражением»[24].

По мнению американского философа Ханны Арендт, основным признаком фашизма является создание культа ненависти к внутреннему либо внешнему врагу, создаваемому мощным пропагандистским аппаратом, не гнушающимся ложью для создания нужного эффекта[26].

Фашизм и расизм

По поводу взаимоотношения фашизма и расизма в науке существуют разные мнения. Сторонники одной точки зрения полагают, что идея биологического расизма была прерогативой нацистского режима, тогда как в фашизме упор делается на нацию, а не расу. Последователи этой теории в целом склонны выделять нацизм как особый исторический феномен, не считая его одной из разновидностей фашизма[27][28][29].

Согласно другой, более распространённой в настоящее время точке зрения, представленной прежде всего Роджером Гриффином и его школой «нового консенсуса», биологический расизм органично вплетается в теорию и особенно практику фашизма, основанную на идее необходимости революционного «возрождения» и «очищения» нации или расы (палингенезиса). Сторонники этой точки зрения, в частности, полагают, что «классический» итальянский фашизм имел более расистский характер, чем было принято признавать в историографии до конца 1980-х годов. Тем не менее, и эти учёные считают биологический расизм лишь одной (хоть и весьма распространённой) из возможных исторически обусловленных разновидностей такого непременного признака фашизма, как ультранационализм, и не считают идею расы неотъемлемым компонентом фашистской идеологии[30][31]. Следует отметить, что в современной западной научной традиции понятие «расизм» в целом имеет более широкий объём, чем в постсоветской, охватывая разные формы дискриминации и эксклюзионизма (в том числе национальную и этническую).

История

Эра Fin de siècle (Конец века)

Идеологические корни фашизма восходят к 1880 году и, в частности, теме Fin de siècle того времени[32]. Эта тема была основана на противостоянии материализму, рационализму, позитивизму, буржуазному обществу и демократии. Данная интеллектуальная школа считала человека частью более крупной общности и осуждала рационалистический индивидуализм либеральной общественности и распад социальных связей в буржуазном обществе.

Мировоззрение Fin de siècle сформировалось под влиянием различных интеллектуальных разработок, в том числе биологии Дарвина, эстетики Вагнера, расизма Артюра де Гобино, психологии Гюстава Лебона и философии Фридриха Ницше, Фёдора Достоевского и Анри Бергсона. Социальный дарвинизм, который получил широкое признание к тому времени, не делал различия между физической и общественной жизнью и рассматривал существование человека как непрекращающуюся борьбу за выживание. Акцент социального дарвинизма на идентичность биогруппы и роль органических отношений в обществе способствовали легитимности и привлекательности национализма[33]. Новые теории социальной и политической психологии также отвергали понятие рационального поведения человека и утверждали, что влияние эмоций в политических вопросах гораздо больше, чем влияние разума. Предложенная Ницше концепция сверхчеловека и трактовка жажды власти как изначального инстинкта оказали огромное влияние на многих представителей поколения Fin de siècle.

Гаэтано Моска в своей работе «Правящий класс» (1896) разработал теорию, которая утверждает, что во всех обществах «организованное меньшинство» будет доминировать и властвовать над «неорганизованным большинством»[34]. Моска утверждал, что есть только два класса в обществе: «управляющих» (организованного меньшинства) и «управляемых» (неорганизованное большинство). Он также утверждал, что организованный характер организованного меньшинства делает его привлекательным для любого человека в неорганизованном большинстве[35].

Шарль Моррас

Французский националист и реакционный монархист Шарль Моррас также оказал влияние на развитие фашизма. Он пропагандировал интегральный национализм, призывающий к органическому единству нации. Моррас утверждал, что могущественный монарх является идеальным лидером нации. Моррас не доверял «демократической мистификации народной воли», которая, по его словам, привела к созданию безличного коллективного субъекта. Он утверждал, что могущественный монарх — это персонифицированный властитель, который может использовать свой авторитет для объединения людей внутри страны. Интегральный национализм Морраса был идеализирован фашистами и изменён в модернизированную революционную форму, лишённую монархизма[36].

Французский революционный синдикалист Жорж Сорель в своих работах выступал за легитимность политического насилия и пропагандировал радикальные меры для достижения революции и свержения капитализма и буржуазии через всеобщую забастовку. В своей самой известной работе «Размышления о насилии» (1908), Сорель подчёркивал необходимость новой политической религии[37]. В своей работе «Иллюзии прогресса» Сорель осудил демократию за реакционный характер, написав, что «нет ничего более аристократичного, чем демократия»[37]. К 1909 году после провала синдикалистской всеобщей забастовки во Франции Сорель и его сторонники покинули левых радикалов и примкнули к правым радикалам, где они пытались объединить воинствующим католицизм и французский патриотизм со своими политическими взглядами, поддерживая антиреспубликанских христианских патриотов как идеальных революционеров. Первоначально Сорель официально являлся ревизионистом марксизма, а в 1910 году он объявил о своём отказе от социализма, используя афоризм Бенедетто Кроче, что «социализм умер» из-за «разложения марксизма»[38]. С 1909 года Сорель становится сторонником реакционного национализма Шарля Морраса, который, в свою очередь, проявлял интерес к слиянию своих националистических идеалов с синдикализмом Сореля в качестве средства противостояния демократии. Моррас заявлял, что «социализм, освобождённый от демократического и космополитического элемента, подходит национализму так же, как хорошо пошитая перчатка подходит красивой руке»[39].

Жорж Сорель

Слияние национализма Морраса и синдикализма Сореля оказали большое влияние на радикального итальянского националиста Энрико Коррадини. Он говорил о необходимости движения национал-синдикалистов во главе с аристократами и антидемократами, которые бы разделяли приверженность революционных синдикалистов к решительным действиям и готовности сражаться. Коррадини говорил об Италии как о «пролетарской нации», которой необходимо проводить политику империализма, чтобы бросить вызов плутократическим режимам Франции и Великобритании[40]. Взгляды Коррадини были частью более широкого набора представлений в правой итальянской националистической ассоциации (ANI), где утверждалось, что экономическая отсталость Италии была вызвана коррупцией в её политическом классе, либерализме и разделении, вызванным «неблагородным социализмом»[41]. ANI поддерживала связи и имела влияние среди консерваторов, католиков и деловых кругов. Итальянские национальные синдикалисты придерживались общего принципа: отказ от буржуазных ценностей, демократии, либерализма, марксизма, интернационализма и пацифизма; и пропаганда героизма, витализма и насилия[42]. ANI утверждала, что либеральная демократия больше не совместима с современным миром, и выступала за сильное государство и империализм, заявляя, что люди являются хищниками и что нации находятся в постоянной борьбе, в которой выживают самые сильные[43].

Энрико Коррадини

Футуризм был как художественно-культурным, так и изначально политическим движением в Италии во главе с Филиппо Томмазо Маринетти, написавшим «Манифест футуристов» (1908). В манифесте защищались модернизм и политическое насилие как необходимые элементы политики. В своей работе «Футуристическая концепция демократии» Маринетти отвергал обычную демократию, основанную на власти большинства и эгалитаризме, и предлагал новую концепцию: «Мы поэтому можем дать указания по созданию и демонтажу числа, количества, массе, ибо с нами число, количество и масса никогда не будут такими, как в Германии и России: число, количество и масса посредственных людей, неспособных и нерешительных»[44].

Футуризм повлиял на фашизм в акцентировании признания мужественной природы насильственных действий и войны как необходимости современной цивилизации[45]. Маринетти подчёркивал потребность в физической подготовке молодых людей, писав, что в обучении мужчин гимнастика должна иметь приоритет над книгами. Он также выступал за сегрегацию полов и считал что женская чувствительность не должна влиять на мужское образование, которое, должно быть «живым, воинственным, мускулистым и яростно динамичным».

На становление фашизма как социального течения значительное влияние оказал британский публицист Томас Карлейль. Немецкий политолог Мануэль Саркисянц пишет:

Нацизм — не немецкое изобретение, изначально он возник за границей и пришёл к нам именно оттуда… Философия нацизма, теория диктатуры были сформулированы сто лет назад величайшим шотландцем своего времени — Карлейлем, самым почитаемым из политических пророков. Впоследствии его идеи были развиты Хьюстоном Стюартом Чемберленом. Нет ни одной основной доктрины… нацизма, на которых основана нацистская религия, которой не было бы… у Карлейля, или у Чемберлена. И Карлейль и Чемберлен… являются поистине духовными отцами нацистской религии… Как и Гитлер, Карлейль никогда не изменял своей ненависти, своему презрению к парламентской системе… Как и Гитлер, Карлейль всегда верил в спасительную добродетель диктатуры.

М. Саркисянц. «Томас Карлейль и „божественные фельдфебели — инструкторы по строю“ для беднейших англичан»[46]

Бертран Рассел в своей книге «История Западной философии» (1946) утверждал: «Следующий шаг после Карлейля и Ницше — Гитлер».

Основные черты фашизма

Для фашистских государств характерно усиление регулирующей роли государства как в экономике, так и в идеологии: корпоративизация государства посредством создания системы массовых организаций и социальных объединений, насильственные методы подавления инакомыслия, неприятие принципов экономического и политического либерализма.

По мнению Вольфганга Виппермана, основными чертами идеологии фашизма являются[11][уточнить]:

По мнению И. В. Мазурова, как государственная система правления, фашизм — это не авторитаризм, а тоталитаризм, между которыми существенная разница[47].

Общие черты фашистских партий

Часто фактором возникновения и роста фашистских партий является наличие в стране экономического кризиса в случае, если он вызывает также кризис в социальной и политической области.

Фашистские партии часто милитаризировались и применяли необычный в то время политический стиль: массовые манифестации, массовые марши, подчёркивание мужского и юношеского характера партии, формы некоторой секуляризированной религиозности, бескомпромиссное одобрение и применение насилия в политических конфликтах.

У фашистских партий были сравнительно близкие идеологии и цели, отличительным признаком которых была заложенная в их основу амбивалентность. Фашистская идеология обнаруживает одновременно антисоциалистические и антикапиталистические, антимодернистские и специфически современные, транснациональные моменты. Эти отношения не во всех видах фашизма выступают в одинаковой форме.

Антикапиталистические пункты программы, большей частью сформулированные намеренно расплывчатым образом, в ходе развития итальянской НФП всё больше отступали на задний план. Они были относительно сильно выражены у венгерских «Скрещённых стрел», у румынской «Железной гвардии», в некоторых частях фаланги, во французской ФНП Дорио. Напротив, они относительно слабо проявлялись у австрийских хеймверовцев, норвежского «Национального единения», бельгийских рексистов, у некоторых частей остальных французских фашистских партий и у голландской НСС.

Крайне антимодернистские установки обнаруживаются у «Железной гвардии». Но и это движение никоим образом не отказывалось применять специфически современные орудия и методы в пропаганде, политике, военном деле и экономике. Поэтому фашизм вообще нельзя описать ни как исключительный антимодернизм, ни как «порыв к современному» или, тем более, как «социальную революцию»[11].

Все фашистские партии были ориентированы специфически националистично; большей частью они ориентировались на определённые «славные» периоды соответствующей национальной истории, представленной в идеализированном виде. Но мелкие фашистские движения, вольно или невольно, должны были в некоторой степени считаться с национальными интересами других фашистских движений и прежде всего фашистских режимов. Именно вследствие такой ориентации на иностранный фашистский образец с этими партиями боролись не только левые, но и правые силы крайне националистического направления.

Все фашистские партии проявляли решительную и бескомпромиссную волю к уничтожению своих политических противников, а также — отчасти произвольно выбранных — меньшинств[11].

Варианты фашизма

Фашизм (Италия)

Основная статья: Итальянский фашизм

В узком смысле, под фашизмом понимают идеологию и политическую систему, установившуюся в Италии в первой половине XX века и тесно связанную с именем итальянского дуче Бенито Муссолини. Начав свой политический путь в Социалистической партии Италии, с началом Первой мировой войны Муссолини порвал связь с социализмом, создав в 1919 году Итальянский союз борьбы, позже ставший Национальной фашистской партией (НФП) (с 1924 по 1943 год — правящая, с 1928 года — единственная легальная в стране). Важной вехой на пути Бенито Муссолини к власти является 1922 год, когда в результате Марша на Рим Муссолини занял должность премьер-министра и сформировал правительство, а два года спустя НФП получила парламентское большинство и стала правящей партией.[48] В ходе Второй мировой войны НФП потеряла власть, была запрещена, а сам Муссолини 28 апреля 1945 года был расстрелян партизанами-коммунистами.[49] Основные положения итальянского фашизма были сформулированы в эссе Доктрина фашизма авторства Муссолини: национализм, идеализм, религиозность, коллективизм, корпоративизм, этатизм, милитаризм, антисоциализм, антилиберализм, империализм[50]. В экономическом плане фашизм продвигал собственный вариант корпоративизма, идея которого заключалась в создании отраслевых корпораций из равного количества представителей предпринимательских организаций и профессиональных союзов, имеющих ограниченные экономические полномочия (в частности, регуляция трудовых отношений), во главе которых находилось министерство корпораций, возглавляемое лично Муссолини[51]. Предполагалось, что это способствует снижению напряжения между социальными классами общества. Также с этой целью были запрещены стачки и локауты как подрывающие национальное единство[52]. Несмотря на теорию расового превосходства[53], юридически в фашистской Италии оно не было закреплено до тех пор, пока в 1938 году не был утверждён Расовый манифест[en] и были приняты расовые законы.

Национал-социализм (Германия)

Основная статья: Национал-социализм
Адольф Гитлер выступает с речью в Рейхстаге, 11 декабря 1941 года

Национал-социализм (также нацизм) — идеология, связанная с Национал-социалистической немецкой рабочей партией (НСДАП), одна из форм фашизма, отрицающая либеральную демократию и парламентаризм и включающая в себя антисемитизм, антикоммунизм, ультранационализм, а также научный расизм, практикующий евгенику и расовую гигиену. Нацизм поддержал псевдонаучные теории социального дарвинизма, нордизма и расовую теорию Гюнтера, на основании которых 15 сентября 1935 года были приняты Нюрнбергские расовые законы, положившие начало геноциду различных этнических и социальных групп в Германии, её союзниках во Второй мировой войне и на оккупированных ими территориях — Холокосту.

На формирование идеологии нацизма оказали влияние германский национализм (пангерманизм и Фёлькише), исторически сильный антисемитизм (см. например, «Легенда об ударе ножом в спину»), расизм начала XX века и итальянский фашизм. Нацизм происходит из идеологии, сформировавшейся в Немецкой рабочей партии (ДАП), основанной 5 января 1919 года. В сентябре того же года в ДАП вступает бывший художник и ветеран Первой мировой войны Адольф Гитлер, 24 февраля 1920 года опубликовавший программу «25 пунктов». В этот день партия сменила своё название на НСДАП. К концу 1920 года НСДАП насчитывала 2000 членов, а к 1923 году их число составляло уже около 20 000 человек[54]. 9 ноября 1923 года НСДАП совершает неудачную попытку государственного переворота, нацистские лидеры заключаются в тюрьму, где Гитлер пишет свой автобиографический манифест «Моя борьба» — важный источник идей нацизма. Спустя несколько лет Гитлер становится рейхканцлером Германии, упраздняет должность президента, и в январе 1933 года НСДАП становится правящей партией (а с июля 1933 года — единственной законной партией в Германии). В ходе Второй мировой войны НСДАП теряет власть, партийные деятели осуждаются на международном суде, а Адольф Гитлер заканчивает жизнь самоубийством.

Железная гвардия (Румыния)

Основная статья: Железная гвардия
Символика Железной гвардии

«Железная гвардия» (рум. Garda de fier) — это фашистское движение, существовавшее в Румынии с 1927 по 1941 год[55]. В прошлом участник Гвардии национального сознания и Лиги национальной христианской защиты, юрист по образованию, Корнелиу Зеля Кодряну основал это движение 24 июля 1927 года под названием «Легион архангела Михаила». Сформированные в детстве антисемитские настроения Кодряну, а также реальная угроза советской оккупации Румынии укрепили в Кодряну убеждённость в еврейском происхождении коммунизма[56]. Вместе с глубокой религиозностью это отразилось на идеологии Железной гвардии. Легион был тесно связан с Румынской православной церковью, её идеи использовались и трактовались легионерами. Легионеры считали, что рост насилия — один из признаков мира накануне грядущего Второго пришествия Христа. В идеологии Легиона преобладали эсхатологические мотивы и культ смерти. В экономическом плане Легион отвергал капитализм, выступая за национализацию предприятий. При этом, в отличие от марксизма, Гвардия отвергала урбанизм, акцентируя внимание на культурном наследии[en] сельской Румынии, а сам Кодряну всегда появлялся на публике в народном костюме. Кодряну начал антисемитскую кампанию, обвиняя евреев в посягательстве на духовное наследие румын и надругательстве над церковью, а также в отступлении от Ветхого Завета. С 1927 года движение начало еврейские погромы[57].

В 1938 году, после продолжительного конфликта с румынским правительством, Кодряну был осуждён и застрелен во время побега (неофициальная версия говорит о расстреле). После его смерти 30 ноября 1938 года движение возглавил более прагматичный и менее радикальный Хория Сима. Однако, в 1940 году Сима поддержал переворот генерала Иона Антонеску, и Железная гвардия пришла к власти, установив однопартийную диктатуру. Вскоре отношения Симы и Антонеску испортились, легионеры предприняли попытку мятежа, который закончился разгромом Железной гвардии 23 января 1941 года.

Испанская фаланга (Испания)

Основная статья: Испанская фаланга
Партийный флаг Фаланги

Испанская фаланга (исп. Falange Española) — фашистская политическая партия, основанная в Испании в 1933 году Хосе Антонио Примо де Риверой, сыном бывшего испанского диктатора. Согласно Манифесту от 1934 года, основными идеями Фаланги являются: национализм, милитаризм, национал-синдикализм, корпоративизм, антикапитализм и секуляризм[58]. Несмотря на то, что до войны партия не была популярной (0,07 %, или 6800 голосов на выборах 1936 года), с началом Гражданской войны в Испании Фаланга становится одной из ведущих сил войны, а число членов партии быстро возрастает до нескольких сотен тысяч[59]. Однако, лидер партии, Хосе Антонио, был арестован республиканскими властями и 20 ноября 1936 года казнён. Лидером партии становится Мануэль Эдилья. 19 апреля 1937 года каудильо Испании Франсиско Франко объединяет Фалангу с партией карлистов, запрещая при этом все остальные партии. 25 апреля Франко арестовывает Эдилью и ещё около 600 фалангистов, занимая его должность лидера партии. По итогам войны партия теряет 60 % своих изначальных членов[60], но становится правящей партией Испании на следующие 36 лет. После смерти Франко в 1975 году партия теряет власть, в Испании начинается процесс демократизации.

Новое государство (Португалия)

«Новое государство» — политический режим, установившийся в Португалии вследствие военного переворота.

После переворта 28 мая 1926 года правление страной перешло в руки генерала Антониу Оскар ди Фрагуш Кармоне. Он сначала являлся временным президентом, позже с 1928 по 1951 год оставался постоянным президентом.

В 1928 году Кармоне Антониу ди Оливейру пригласил Салазара на должность министра финансов. Налоговые реформы Салазара обеспечили увеличение доходов бюджета, государственный долг был сокращён, выделялись значительные средства на экономическое развитие, общественные работы, оборону и социальную сферу.

В 1932 году Салазар стал премьер-министром и подготовил проект конституции, принятой в 1933 году на референдуме. Конституция была основана на идеологии корпоративизма и была объявлена «первой корпоративной конституцией в мире». Антониу де Салазар пришёл к власти при поддержке Католической церкви.

Правящей и единственной партией являлся Национальный союз.

Могущество Салазара не ослабевало до 1968 года, когда из-за кровоизлияния в мозг он не мог дальше управлять страной и вышел в отставку. Премьер-министром стал Марселу Каэтану, который продолжил политический курс в несколько смягчённом виде.

В сентябре 1973 года возникло подпольное «Движение капитанов», образованное средними и младшими офицерами.

25 апреля 1974 года бескровная «Революция красных гвоздик» положила конец Новому государству, армия, возглавляемая «Движением капитанов», свергла правительство Каэтану.

Из всех режимов, которые иногда относят к фашизму, этот просуществовал дольше всего.

Интегрализм (Бразилия)

Основная статья: Бразильский интегрализм

Бразильский интегрализм — политическое движение с фашистской идеологией[61][нет в источнике][62][63], основанное в октябре 1932 года Плиниу Салгаду. Движение заимствовало многие черты европейских массовых движений того времени, особенно итальянского фашизма. Однако интегралисты не признавали расизм, что отражено в их слогане «Единение для всех рас и народов» и в том, что в партию принимали людей разных рас, в том числе негров.

Русский фашизм

Основная статья: Русский фашизм

Период развития русского национализма начался в 1930-е — 1940-е годы, характеризующийся симпатией к итальянскому фашизму, ярко выраженным антисоветизмом, а также частично антисемитизмом. Русский фашизм был распространён среди белоэмигрантских кругов, проживающих в Германии, Маньчжурии и США и имел свои корни в движении, известном в истории как «чёрная сотня»[64].

В Германии и США (в отличие от Маньчжурии) политической активности они практически не вели, ограничиваясь изданием антисемитских газет и брошюр. С началом Второй мировой войны русские фашисты в Германии поддержали Гитлера и влились в ряды русских коллаборационистов.

Русский неонацизм представляет собой крайнюю форму русского национализма и попадает в поле зрения СМИ в связи с преступлениями, совершёнными на почве межнациональной розни и нетерпимости[65].

Организация украинских националистов (ОУН)

С конца 1920-х до середины 1950-х годов на территории Украины (преимущественно Западной Украины) действовала Организация украинских националистов (ОУН) — украинская националистическая политическая организация. На первоначальном этапе декларировала своей ближайшей целью защиту этнического украинского населения от репрессий и эксплуатации со стороны польского и советского правительства, конечной — создание самостоятельного и единого украинского государства, которое должно было включать в себя польские, советские, румынские и чехословацкие территории, населённые украинцами. При этом руководство ОУН рассматривало террор как приемлемое средство борьбы за достижение своих целей. Как явствует из программных положений ОУН и заявлений её руководителей, её деятельность носила антипольский, антисоветский и антикоммунистический характер.

В период между Первой и Второй мировыми войнами на фоне лишения галицких украинцев Польшей некоторых прав, которые те имели в Австро-Венгрии, сформировались идеи о том, что демократичность и социалистическое мировоззрение помешали «получить украинское государство». Как и в остальной Европе растущую популярность приобретали волюнтаристские, праворадикальные идеологии. В 1930-х годах коммунистические идеи были скомпрометированы сталинскими репрессиями и массовым голодом[66].

Дмитрий Донцов — автор известного манифеста радикального украинского национализма. В 1926 году он публикует работу «Национализм», в которой, основываясь на взглядах социал-дарвинизма, он утверждает, что во главе нации должен стоять особый слой «лучших людей», задачей которых является применение «творческого насилия» над основной массой народа, а вражда наций между собой естественна и в итоге должна привести к победе «сильных» наций над «слабыми». Взгляды Донцова легли в основу идеологии ОУН[67]

В 1920-х годах возникают ряд организаций, которые исповедовали радикально-националистическую идеологию. К ним относились: Украинская войсковая организация, Группа украинской национальной молодёжи, Лига украинских националистов (с вошедшим в неё Союзом украинских фашистов), Союз украинской националистической молодёжи. В 1929 году эти организации объединяются в Организацию Украинских Националистов на I Конгрессе (Сборе) украинских националистов (укр.) в Вене 27 января − 3 февраля 1929 года.

Первым руководителем ОУН в 1929 году стал руководитель УВО Евген Коновалец. После его убийства Судоплатовым, в 1938 году в ОУН произошёл раскол организации на две фракции — ОУН(р), так называемую «революционную ОУН», которая более известна как ОУН(б) («Организация украинских националистов (бандеровское движение)») по имени её руководителя Степана Бандеры, — и группировку сторонников Андрея Мельника, известную как ОУН(м).

Организация рассматривала террор как допустимый метод борьбы. Оуновцами был совершён ряд убийств государственных деятелей.

В начале Второй мировой войны оба отделения ОУН сотрудничали с гитлеровской Германией. В результате пропаганды и при участии членов ОУН происходили массовые убийства мирных жителей. В 1942—1943 годах была создана Украинская повстанческая армия, которая декларировала целью борьбу против немецких войск и советской армии и партизан. Однако ближе к концу войны лидеры ОУН вновь вернулись к сотрудничеству с Третьим Рейхом.[68] Важным отличием ОУН от других режимов было то, что ОУН было партизанским движением (в то время территория, на которой работала ОУН, не имела украинской националистической государственности — это было или СССР, или Австро-Венгрия, или Речь Посполита, то есть ОУН не была официальной законной партией или организацией).

Ряд исследователей считают ОУН фашистской организацией[69][70][71], неотличимой от итальянской версии этого движения[72] и даже более экстремистской[73][74].

Согласно «Энциклопедии истории Украины» (издана НАН Украины, автор статьи И. К. Патриляк)[75]:

…большинство исследователей соглашаются с тем, что типологически идеология ОУН была родственной национальным правовым движениям тогдашних экономически отсталых аграрных обществ Европы (Польша, Румыния, Литва, Хорватия, Словакия и др.) и антиколониальным движениям народов Азии и Африки.

Перконкрустс в Латвии

Основные статьи: Перконкрустс и Нацизм в Латвии

Первая организация нацистского толка появилась в Латвии еще в 1920 году: Латышский национальный клуб (Latvju nacionālais klubs). В том же году была основана радикально-националистическая молодёжная организация: Национальный молодёжный союз латышей (Latviešu nacionālā jaunatnes savienība). Эта организация привлекала в свои ряды «фронтовое поколение» — молодёжь, участвовавшую в Боях за независимость и желавшую вознаграждения за свои жертвы через лидирующую роль в государстве. Среди лидеров были Индрикис Поне, Янис Штельмахер и Густавс Целминьш — двое последних создали свои национал-социалистические партии в начале 1930-х годов. Уже в самом начале Штельмахер выражал антисемитские взгляды — недовольство тем, что евреи занимают места в Латвийском университете[76].

В начале 1922 года молодежный союз уже превратился в сплоченную организацию и попробовал свои силы, атаковав первомайскую демонстрацию социал-демократов в Риге. Это привлекло внимание и новый приток молодежи в организацию. В свою очередь, Латышский национальный клуб расширял поддержку в среде университетских студентов.

После двух взрывов бомб, направленных против печатной прессы Социал-демократической партии, и опасной конфронтации с парламентским крылом этой партии[76] власти приняли решение закрыть Клуб 18 февраля 1925 года[77]. Однако уже в марте организация возродилась со слегка видоизменённым названием Клуб латышских националистов (Latvju nacionālistu klubs), проявив себя публично поздравительной телеграммой Муссолини.

В 1932 году было образовано радикально-националистическое Объединение латышского народа «Огненный крест» («Угунскрустс» -- латышский аналог свастики). После запрета в 1933 году переименовано в Объединение латышского народа «Перконкрустс» («Громовой крест»), насчитывавшее к 1934 году до 5 тыс. человек. По решению Рижского окружного суда от 30 января 1934 года организация была закрыта и формально распущена, однако продолжала действовать нелегально. После переворота и установления диктатуры Улманиса несколько десятков членов «Перконкрустса» были осуждены к лишению свободы на разные сроки. Так, лидер организации Густавс Целминьш был осуждён на 3 года, а после отбытия наказания выслан из страны. Вернувшись в Латвию в 1941 году с немецкими оккупантами, Целминьш попытался возобновить свою организацию с идеей восстановления государственности Латвийской республики, "освобождённой" от большевиков. Однако планам Рейхскомиссариата "Остланд" это не отвечало, и 18 августа 1941 года «Перконкрустс» был запрещён. Однако члены этой организации сотрудничали с нацистами, участвуя в репрессиях и подготавливая статьи в нацистских печатных изданиях («Tēvija» и других).

Деятели «Перконкрустса» после Второй мировой войны проявили себя антисоветской деятельностью, защищая cвой лозунг "Латвия для латышей". Этот лозунг стал идейной основой националистических движений в период второй Атмоды в Латвии, а затем и идеологии восстановленного государства.

В 1995 году в Латвии возобновлялся «Перконкрустс»[78]. Несколько раз его активисты пытались взорвать памятник советским солдатам -- Освободителям Риги. После задержания и последующего тюремного заключения лидеров в 2000 году, «Перконкрустс» как организация свою деятельность не возобновил. В настоящее время в Латвии функционирует «Центр Густава Целминьша» — организация латышских национал-радикалов, задачей которой, согласно уставу, является «пропаганда идеалов Целминьша»[79].

Усташи в Хорватии

Основная статья: Усташи
Лидер усташей Анте Павелич

Хорватский национализм зародился в XIX веке. Его виднейшими теоретиками стали Анте Старчевич, Эвген Кватерник и Йосип Франк. В землях Австро-Венгрии, которые они считали хорватскими, проживало значительное количество сербов. В некоторых районах, таких как Босния и Герцеговина, Далмация, земли бывшей Военной границы, сербы составляли либо большинство, либо значительную часть населения. Партии националистического толка, в первую очередь Партия права, видели в сербах препятствие созданию национального хорватского государства. Сербофобия усилилась, когда ведущую роль в Партии права стал играть Йосип Франк. В 1919 году секретарём Партии права стал адвокат Анте Павелич. Также была принята новая программа, определявшая целью партии «сохранение национальной самобытности и государственной самостоятельности хорватского народа»[80], тогда как де факто после Первой мировой войны образовалось единое Государство словенцев, хорватов и сербов во главе с королём Петром I Карагеоргиевичем. Идеологической основой государства стало «югославянство», выросшее из иллиризма: в рамках единого государства сербы, хорваты и словенцы должны были с течением времени сформировать единый югославянский народ. В Конституции 1921 годаВидовданский устав») под давлением сербских партий Учредительная скупщина Королевства зафиксировала унитарное, а не федеральное устройство страны. Эта вызывало недовольство хорватской буржуазии и интеллигенции.

20 июня 1928 года глава Хорватской республиканской крестьянской партии Степан Радич был смертельно ранен в Скупщине сербским депутатом-националистом Пунишей Рачичем. Это вызвало всплеск хорватского национализма и обострило сербско-хорватские отношения. После убийства Радича, Павелич в декабре 1928 года создал террористическую организацию «Хорватский домобран». 4 августа того же года хорват Йосип Шунич в качестве мести за смерть Радича убил сербского журналиста Владимира Ристовича. Король Александр I 6 января 1929 года провозгласил королевскую диктатуру, при которой были запрещены все националистические движения[81]. Павелич бежал из страны.

В эмиграции Павелич довольно быстро наладил связи с ранее бежавшими из страны членами ХПП и франковцами. В первой половине 1932 года был создан Главный усташский штаб и начала издаваться газета «Усташа» (хорв. Ustaše — восставшие, повстанцы). В 1932 году усташские функционеры Лоркович, Будак и Елич смогли создать центр организации на территории Германии. В нём велась вербовка новых усташей, также были сделаны безуспешные попытки наладить связи с немецкой разведкой[82].

Более весомую поддержку усташи нашли в Италии и Венгрии — странах, заявлявших о территориальных претензиях к Югославии. Муссолини надеялся использовать усташей как средство давления на Белград и как возможного союзника в случае войны с Югославией. С его разрешения в 1931—1932 годах в Италии была создана сеть лагерей, где усташи проходили военно-политическую подготовку[82]. В распространении хорватского национализма и подготовке усташей большую роль сыграло католическое духовенство (иезуитские гимназии, теологический факультет Загребского университета, «Великое братство крестоносцев»).

Терроризм стал основной деятельностью усташей. Крупнейшим известным усташским терактом стало убийство югославского короля Александра в Марселе 9 октября 1934 года, осуществлённое совместно с ВМРО[83]. После убийства короля Александра усташи сделали ставку на помощь со стороны Германии и Италии. В октябре 1936 года Павелич направил в МИД Германии меморандум под названием «Хорватский вопрос», в котором пытался доказать, что разрушение Югославии и создание прогерманской Хорватии будет в интересах Берлина. Однако, тогда ему не удалось заинтересовать Гитлера идеей независимой Хорватии.

25 марта 1941 года было подписано соглашение о присоединении Югославии к Тройственному пакту. Это было расценено рядом политиков Югославии как предательство национальных интересов. В ночь с 26 на 27 марта произошёл переворот и правительство Цветковича и принц-регент Павел были свергнуты. 6 апреля 1941 года Гитлер принял решение о нападении на Югославию[84].

Сообщение о провозглашении НГХ в прессе

10 апреля 1941 года было объявлено о провозглашении Независимого Государства Хорватии (хорв. Nezavisna Država Hrvatska). Вечером 12 апреля 1941 года министр иностранных дел Германии Риббентроп сообщил, что Гитлер намерен в хорватском вопросе дать преимущество провозглашённому поглавником (вождём) полковнику Анте Павелич. 18 мая 1941 года формально главой НГХ был провозглашён итальянский принц из савойской династии Аймоне — как король Томислав II.

НГХ в 1943 году

6 июня 1941 года германское правительство определило окончательные границы НГХ: помимо большей части территории современной Хорватии (без Истрии), в состав НГХ вошли Босния, Герцеговина и Санджак. Боснию и Герцеговину усташи объявили «исконной хорватской землёй»[85]. НГХ было частью оккупационной системы, установленной в Югославии. Однако оно обладало реальными атрибутами государства и некоторой самостоятельностью в проведении внутренней политики. Широкие слои хорватского населения видели в нём реализацию национальной государственности. НГХ поддерживало большинство хорватского населения и часть боснийских мусульман.

Власть усташей представляла собой радикально-националистический режим с сильными тоталитарными чертами. Усташи и их идеология в новом государстве заняли абсолютно монопольное положение. Все политические партии и общественные движения были запрещены. Только члены движения могли занимать важные государственные должности[86]. В звании поглавника Павелич сосредоточил всю власть в своих руках и способствовал созданию вокруг себя культа личности: сам принимал все законы, назначал членов высшего руководства и функционеров усташского движения. В НГХ не существовало каких-либо выборных органов ни на государственном, ни на локальном уровнях[86].

В 1944 году министр внутренних дел Младен Лоркович и военный министр Анте Вокич начали готовить переворот с целью свержения Павелича и присоединения НГХ к антигитлеровской коалиции. Однако их заговор был раскрыт, а сами они спустя некоторое время были расстреляны[87].

Гитлер и Павелич в Берхтесгадене, июль 1941 года

По примеру немецких СС были созданы специальные военные отряды усташей (хорв. Ustaška vojnica)[86]. По инициативе Павелича и с личного одобрения Гитлера на советско-германский фронт в начале осени 1941 года были отправлены несколько армейских подразделений, укомплектованных добровольцами, и известных как «легионеры»[88]. По оценкам О. В. Романько, хорваты показали себя лучше, нежели другие национальные формирования Третьего рейха. Всего в боях погибло более 14 000 хорватов и боснийских мусульман, служивших в Вермахте и войсках СС[89].

Усташи планировали сделать своё государство полностью мононациональным. Усташи изображали сербов как врагов хорватского народа, которым не место в НГХ. Кульминацией стали массовые убийства сербов и их интернирование в многочисленные концлагеря[90]. Режим усташей издал расовые законы по образу и подобию Нюрнбергских законов, направленные против сербов, евреев и цыган. 17 апреля 1941 года был утверждён закон о защите народа и государства, вводивший смертную казнь за угрозу интересам хорватского народа или существованию Независимого государства Хорватия[91]. 25 апреля принимается закон о запрещении кириллицы[91], 30 апреля — о защите «арийской крови и чести хорватского народа» и о расовой принадлежности и т. д. 5 мая 1941 года усташское правительство опубликовало постановление, по которому Сербская православная церковь переставала действовать в независимой Хорватии. 2 июня последовало распоряжение о ликвидации всех сербских православных народных школ и детских садов[91].

После победы Антифашистской коалиции во Второй мировой войне в мае 1945 года многие члены режима усташей бежали за границу. Югославские коммунисты расстреляли остатки усташей. Массовая казнь усташей была организована в австрийском городе Блайбург.

Из кругов эмигрантов-усташей сформировались террористические подпольные группировки. Хорватские ультранационалисты создали свои центры в Германии, США, Канаде, Австралии и Аргентине и объявили себя «хорватским освободительным движением» (хорв. Hrvatski Oslobodilački Pokret). Павелич в 1947 году прибыл в Аргентину и прожил до конца 1950-х годов в Буэнос-Айресе, служил советником по безопасности аргентинского диктатора Хуана Перона.

Вопрос деятельности усташей вновь привлёк к себе внимание в годы распада Югославии. В 1991 году президент Хорватии Франьо Туджман позволил вернуться в Хорватию находившимся в эмиграции усташам[92]. В одном из своих выступлений Туджман заявил, что Хорватия времён Второй мировой войны была не только нацистским образованием, но и выражала тысячелетние стремления хорватского народа[93][94][95][96].

Историк Института славяноведения РАН и сенатор Республики Сербской Елена Гуськова так описывала ситуацию в Хорватии в 1990—1991 годах[97]:

«В республике фактически были реабилитированы усташские традиции: символика новой Хорватии повторяла символику фашистской НГХ, было сформировано общество «Хорватские домобраны» (так называлось регулярное войско в период НГХ), реабилитированы некоторые военные преступники времён Второй мировой войны, осквернялись памятники жертвам фашизма, могилы партизан. Появились кафе и рестораны с названием «У», что означало «усташа», во многих казармах и общественных местах были вывешены портреты А. Павелича.»

Произошло массовое уничтожение памятников антифашистам, в частности, были уничтожены «Памятник победы народов Славонии»[98], памятник «Беловарец»[99], памятник жертвам концлагеря Ядовно[100] и др. После прихода Туджмана к власти начались выплаты пенсий бывшим усташам и ветеранам вооружённых формирований НГХ[101].

Аргентинский фашизм

Основная статья: Фашизм в Аргентине

Парафашизм

Некоторые государства и движения имеют определённые черты фашизма, но учёные в целом согласны, что они не являются фашистскими.

Такие, предположительно фашистские, группы являются, как правило, антилиберальными, антикоммунистическими и используют схожие политические или военизированные методы фашизма, но испытывают недостаток в революционной цели фашизма — создание нового национального характера[102].

Парафашизм — термин, используемый для описания авторитарных режимов с аспектами, которые дифференцируют их от истинных фашистских государств или движений[103].

Австрийский фронт «Отечество»

Основная статья: Австрофашизм

Ассоциация помощи трону (Япония)

Основная статья: Ассоциация помощи трону

Ассоциация помощи трона была основана во время правление Хирохито как японская версия фашистской идеологии.

Фашизм и Коминтерн

Флаг испанской Фаланги

Подобные движения в 1920—1950-х годах получили распространение в странах Европы и Америки. Фашистские партии пришли к власти в Италии и Испании. В Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии, Эстонии, Латвии у власти утвердились правые режимы, с большим или меньшим основанием относимые к фашистским[11]. К фашистским также относили «сословное государство» Дольфуса-Шушнига в Австрии (австрофашизм)[104]. Следует сказать, что далеко не все режимы и движения, в 1930-е годы относившиеся левыми силами к фашистским, считаются таковыми современной наукой[20].

В среде русской эмиграции также возникло фашистское движение, хотя и не обладавшее большим влиянием[105], самыми известными организациями которого являлись Всероссийская фашистская партия и Всероссийская фашистская организация.

Ленин ещё в ноябре 1922 года сопоставил итальянских фашистов с черносотенцами царского времени[106]. Это дало невольный толчок неверному пониманию фашизма как крайне националистического течения, поскольку в фашизме понимание нации сводится к сообществу граждан одной страны независимо от национальных, культурных и языковых различий.

Тогда же, почти одновременно, социалистические и коммунистические авторы стали обозначать как «фашистские» все конкурирующие движения и режимы[107], и даже социал-демократов часть коммунистов обвиняла в фашизме, введя термин «социал-фашисты».

Впоследствии в дискуссии коммунистов о понятии фашизма такое обобщение, по-видимому, не вызывало сомнений, хотя в начале 1920-х годов Клара Цеткин, Антонио Грамши, Пальмиро Тольятти и некоторые другие итальянские авторы предостерегали от обозначения всех антидемократических и антикоммунистических явлений как фашистских, поскольку при этом стирались специфические черты итальянского фашизма[108].

С конца 1920-х годов противники германского национал-социализма всё чаще именуют его «фашизмом», что привело к недооценке опасности режимов с фашистскими чертами в других странах. В частности, это было характерно для советской политической фразеологии[109].

Классическим марксистским определением фашизма считается определение, представленное в резолюции XIII пленума ИККИ и повторённое на VII Конгрессе Коминтерна в 1935 году Георгием Димитровым, докладчиком по этому вопросу (так называемое «димитровское» определение)[110]:

Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.

По мнению некоторых авторов, это определение оказало крайне негативное влияние, так как привело к недооценке фашизма и дезориентировало левое антифашистское движение Европы в предвоенный период[20].

В то же время для режимов и господствующей идеологии некоторых стран термин «фашизм» почти не использовался, хотя он и подходил по формальным признакам. Например, в СССР было принято характеризовать политический режим Японии как «японский милитаризм». Вероятно, это связано с особенностями формирования режима в 1920—1940-х годах в Японии преимущественно «сверху», руками военных экстремистов.

С началом Второй мировой войны такое понимание термина «фашизм» перенимается демократическими слоями стран — участниц антигитлеровской коалиции. Вот, например, что пишет Британская энциклопедия[7]:

В период с 1922 по 1945 год к власти в ряде стран пришли фашистские партии и движения: в Италии — возглавляемая Муссолини Национальная фашистская партия (Partito Nazionale Fascista), в Германии — Национал-социалистическая рабочая партия (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei), или нацистская партия, руководимая Адольфом Гитлером и представлявшая его национал-социалистическое движение…

Фашизм в историографии

С конца 1980-х годов среди академических историков и социологов проявляется значительный интерес к исследованию феномена фашизма. Выпускается целый ряд научных монографий[111][112], как в Европе (см., например, Хуан Линц, Джордж Мосс, Роджер Гриффин), так и в России (см., например, Александр Галкин).

Майкл Манн, полемизируя с противниками сведе́ния нацизма к фашизму, настаивает на том, что нацизм является фашизмом, и последний следует рассматривать как более общий феномен[113].

По мнению Андреаса Умланда, постсоветское российское толкование фашизма подверглось фрагментации, а использование термина «фашизм» в публичном дискурсе страдает от «гиперинфляции». Умланд выделяет как минимум 4 группы авторов и различных тенденций в трактовке понятия «фашизм». А именно:

  • публицисты, до сих пор поддерживающие более или менее видоизменённые версии стандартного советского определения фашизма;
  • авторы, представлявшие фашизм как западную по своей сути форму экстремизма;
  • публицисты, чрезмерно свободно толкующие данный термин и называющих «фашистскими» широкий спектр авторитарных и националистических направлений;
  • близкие к западным толкованиям термина, такие как Валерий Михайленко, Валентин Буханов, Александр Галкин и др. Галкин объединил свои предыдущие оценки фашизма в сжатой дефиниции «правоконсервативный революционаризм». Эта, четвёртая школа в значительной степени находится в согласии и со сравнительными исследованиями неофашизма на Западе.

В современной теоретической школе появляются течения, поддерживаемые и развиваемые некоторыми научными исследованиями, например,[источник не указан 1399 дней] факультета международных отношений УрФУ, отрицающие общую теорию фашизма.

Предполагается выделение итальянского фашизма, немецкого нацизма и прочих как самостоятельных режим-политических, культурных и идеологических феноменов, без применения «единой гребёнки»[источник не указан 1399 дней]. Таким образом, следует воспринимать данные идеологии как типичные для того времени и сложившиеся в определённый период развития под давлением определённых обстоятельств системы ценностей, имевших региональные, экономические и генеалогические отличия.

Фашизм и религия

Основная статья: Нацизм и религия

См. также

Примечания

  1. Фашизм / Белоусов Л. С. // Уланд — Хватцев. — М. : Большая российская энциклопедия, 2017. — С. 214—217. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 33). — ISBN 978-5-85270-370-5.
  2. Милза П. (фр.) Что такое фашизм? // Политические исследования, 1995 г., № 2.
  3. Лекция 11. Авторитарный режим // Теория политики: Учебное пособие. / Авт.-сост. Н. А. Баранов, Г. А. Пикалов. В 3 ч. — СПб: Изд-во БГТУ, 2003.
  4. Payne S. G. A History of Fascism, 1914—1945. P. 106.
  5. Jackson J. Spielvogel. Western Civilization // Wadsworth, Cengage Learning, 2012. P. 935.
  6. Payne S. G. Fascism: Comparison and Definition. — 1980.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 Soucy R. (англ.). Fascism // Encyclopedia Britannica.
  8. 1 2 3 Гаджиев К. С. Фашизм // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  9. 1 2 3 Kevin Passmore. Fascism. A Very Short Introduction, 2002, p. 62.
  10. 1 2 3 Фашизм // Большая актуальная политическая энциклопедия / Под общ. ред. А. Белякова и О. Матвейчева. — М.: Эксмо, 2009. — 412 с.
  11. 1 2 3 4 5 Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении 1922—1982.
  12. 1 2 Roger Griffin. The Nature of Fascism — Taylor & Francis Group, 1991.
  13. The American Heritage New Dictionary of Cultural Literacy, Third Edition, 2005, Houghton Mifflin Company.
  14. Nolte, E. Three Faces of Fascism — London: Weidenfeld & Nicolson, 1965.
  15. Payne, S. A History of Fascism, 1914—1945 — Madison: University of Wisconsin Press, 1995.
  16. Payne, S. Fascism: Comparison and Definition — Madison: University of Wisconsin, 1980.
  17. Linz, J. Some notes toward a comparative study of fascism in sociological historical perspective / W. Laqueur (ed.), Fascisim: A Reader’s Guide — Berkeley: University of California Press, 1976, p. 12—15.
  18. Eatwell, R. Universal fascism? Approaches and definitions / S. U. Larsen (ed.), Fascism outside Europe — New York: Columbia University Press, 2001.
  19. Michael Mann (Professor of Sociology at UCLA). Fascists — Cambridge University Press, 2004.
  20. 1 2 3 Проф. Андреас Умланд. Фашизм и неофашизм в сравнении: западные публикации 2004—2006 годов.
  21. Умланд А. Современные концепции фашизма в России и на Западе // «Неприкосновенный запас» 2003, № 5(31).
  22. Robert Paxton. The Anatomy of Fascism — Alfred A. Knopf, 2004.
  23. Lukacs, John. The Hitler of History — New York: Vintage Books, 1997, 1998, p. 118.
  24. 1 2 Вильгельм Райх. Психология масс и фашизм.
  25. Беттельгейм Б. О психологической привлекательности тоталитаризма.
  26. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ., под ред. М. С. Ковалёвой, Д. М. Носова. — М.: ЦентрКом, 1996. — 672 с.
  27. Renzo De Felice. Rosso e Nero. — Milano: Baldini&Castoldi, 1995. — P. 149—163.
  28. A. James Gregor. The Faces of Janus: Marxism and Fascism in the Twentieth Century. — New Haven: Yale University Press, 2000. — Chapter 8.
  29. Zeev Sternhell. The Birth of Fascist Ideology. — Princeton: Princeton University Press, 1994.
  30. Roger Griffin. The Nature of Fascism. — London: Routledge, 2013.
  31. Fascism Past and Present, West and East: An International Debate on Concepts and Cases in the Comparative Study of the Extreme Right / Edited by Roger Griffin, Werner Loh, Andreas Umland. — Stuttgart: ibidem-Verlag, 2006.
  32. Sternhell, Zeev. Crisis of Fin-de-siècle Thought  (англ.). — International Fascism: Theories, Causes and the New Consensus. — London and New York, 1998. — С. 169.
  33. Stanley G. Payne. A history of fascism, 1914–1945  (англ.). — Digital printing edition. — Oxon, England, UK: Routledge, 1995, 2005. — С. 29.
  34. William Outhwaite. The Blackwell dictionary of modern social thought  (англ.). — Wiley-Blackwell. — 2006. — С. 442.
  35. Giuseppe Caforio. Handbook of the sociology of the military  (англ.). — Springer, 2006. — С. 12.
  36. David Carroll. French Literary Fascism: Nationalism, Anti-Semitism, and the Ideology of Culture  (англ.). — 1995. — ISBN 9780691058467.
  37. 1 2 Mark Antliff. Avant-garde fascism: the mobilization of myth, art, and culture in France, 1909–1939  (англ.). — Duke University Press, 2007. — С. 81.
  38. Sternhell, Zeev, Mario Sznajder, Maia Ashéri. The Birth of Fascist Ideology: From Cultural Rebellion to Political Revolution  (англ.). — Princeton University Press, 1994. — С. 78.
  39. Douglas R. Holmes. Integral Europe: fast-capitalism, multiculturalism, neofascism  (англ.). — Princeton University Press, 2000. — С. 60.
  40. Sternhell, Zeev, Mario Sznajder, Maia Ashéri. The Birth of Fascist Ideology: From Cultural Rebellion to Political Revolution  (англ.). — Princeton University Press, 1994. — С. 163.
  41. Blinkhorn, Martin. Mussolini and Fascist Italy  (англ.). — New York, 2003. — С. 9.
  42. Sternhell, Zeev, Mario Sznajder, Maia Ashéri. The Birth of Fascist Ideology: From Cultural Rebellion to Political Revolution  (англ.). — Princeton University Press, 1994. — С. 32.
  43. Gentile, Emilio. The Struggle for Modernity: Nationalism, Futurism, and Fascism  (англ.). — Praeger Publishers, 2003. — С. 6.
  44. Andrew Hewitt. Fascist modernism: aesthetics, politics, and the avant-garde  (англ.). — Stanford University Press, 1993. — С. 153.
  45. Gigliola Gori. Italian Fascism and the Female Body: Submissive Women and Strong Mothers  (англ.). — Routledge, 2004. — С. 14.
  46. М. Саркисянц. Томас Карлейль и «божественные фельдфебели — инструкторы по строю» для беднейших англичан.
  47. Мазуров И. В. «Фашизм как форма тоталитаризма» // Общественные науки и современность. — 1993. — № 5; Мазуров И. В. «Японский фашизм». — М.: Наука, 1996.
  48. Г. Е. Гиголаев. ПОХОД НА РИМ 1922. Большая российская энциклопедия.
  49. Толанд, Джон Уиллард. The Last 100 Days: The Tumultuous and Controversial Story of the Final Days of World War II in Europe  (англ.). — New York : Modern Library, 1966, репринт (2003). — ISBN 0-8129-6859-X.
  50. Муссолини, Бенито. Доктрина фашизма = La dottrina del fascismo / пер. с итал. Г. Г. Кудрявцев. — Париж: Возрождение, 1938.
  51. Шапкин Игорь Николаевич. Корпоративистская практика 1920—1930-х гг. Опыт создания «Корпоративной» экономики в Италии, Австрии, Испании, Португалии // Вестник Финансового университета. — 2017. — Март.
  52. George Sylvester Counts. Bolshevism, fascism, and capitalism: an account of the three economic systems  (англ.). — 3rd edition. — Yale University Press, 1970. — С. 96.
  53. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy  (англ.). — London, England, UK; New York City, USA: Routledge, 2001. — С. 39.
  54. Kershaw, Ian. Hitler: A Biography  (англ.). — New York: W. W. Norton & Company, 2008. — С. 89, 110. — ISBN 0-393-06757-2.
  55. Spicer, Kevin P. Antisemitism, Christian ambivalence, and the Holocaust. — Indiana University Press on behalf of the Center for Advanced Holocaust Studies, 2007. p. 142.
  56. Veiga Francisco. Istoria Gărzii de Fier, 1919—1941: Mistica ultranaţionalismului  (рум.). — Bucharest: Humanitas, 1993. — С. 48—49, 54.
  57. Brustein William. Anti-Semitism in Europe Before the Holocaust  (англ.). — Cambridge: Cambridge University Press, 2003. — С. 158. — ISBN 0-521-77478-0.
  58. José Antonio Primo de Rivera. Norma programática de la Falange  (исп.). — 1934.
  59. Payne, Stanley G. The Franco Regime, 1936–1975  (англ.). — Madison: The University of Wisconsin Press, 1987. — ISBN 978-0-299-11074-1.
  60. Payne, Stanley G. Falange: A History of Spanish Fascism : [англ.]. — Textbook Publisherss. — ISBN 0758134452.
  61. Разнообразие отдельных фашизмов (англ.).
  62. Неевропейские фашизмы (англ.).
  63. Роджер Гриффин, Мэтью Фэлдман Фашизм: «Эпоха фашистов» (англ. Fascism: The 'fascist epoch').
  64. Уолтер Лакер. Чёрная сотня. Происхождение русского фашизма. — М.: Текст, 1994. ISBN 5-7516-0001-0.
  65. Праворадикал расправил плечи. Ксенофобия и радикальный национализм и противодействие им в 2013 году в России. sova-center.ru. Дата обращения 21 июля 2014.
  66. Украинцы не должны были массово убивать мирное население: интервью историка Джона-Пола Химки.
  67. Полищук В. В. Правовая и политическая оценка ОУН И УПА // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. — 2006. — Т. 2, № 3. — С. 25—63.
  68. МИД РФ опубликовал доказательства сотрудничества ОУН-УПА с нацистами во время ВОВ.
  69. Clerical Fascism in Interwar Europe // edited by Matthew Feldman, Marius Turda, Tudor Georgescu. — Routledge, 2008. — p. 59.
  70. Andrew Wilson. Europe and Ethnicity: The First World War and Contemporary Ethnic Conflict. — Ukraine. Psychology Press, 1996. — p. 122.
  71. Distorted Nationalist History in Ukraine // Defending History, 15 March 2012, Grzegorz Rossolinski-Liebe interview (англ.).
  72. David Marples. Hero of Ukraine Linked to Jewish Killings, Honorary title sure to provoke divisions among Ukrainians today — Edmonton Journal, 7 February 2010: «It was a typically fascist movement of the interwar period not dissimilar to the Italian version.»
  73. Anders Rudling. THEORY AND PRACTICE. Historical representation of the wartime accounts of the activities of the OUN-UPA (Organization of Ukrainian Nationalists—Ukrainian Insurgent Army) // East European Jewish Affairs, Volume: 36, Issue: 2, Lund university, 2006, p. 167: «It could be argued that the ideology of OUN, like those of the fascist or radical right-wing parties of Eastern Europe, was in many regards more extreme and uncompromising than that of, say, Mussolini.»
  74. Tadeusz Piotrowski. Poland’s Holocaust: Ethnic Strife, Collaboration with Occupying Forces and Genocide in the Second Republic, 1918—1947. — McFarland, 1997. — p. 357.
  75. Енциклопедія історії України / В. А. Смолій та ін.. — К.: Наукова думка, 2010. — Т. 7. Мл—О. — С. 618. — 728 с. — ISBN 978-966-00-1061-1.
  76. 1 2 Matthew Kott. Latvia’s Pērkonkrusts: Anti-German National Socialism in a Fascistogenic Milieu (англ.) // Fascism. — 2015-11-23. — Vol. 4, iss. 2. — P. 169–193. — ISSN 2211-6249 2211-6257, 2211-6249. — DOI:10.1163/22116257-00402007.
  77. Latvijas Kareivis Nr.23, от 31.1.1934, стр.4
  78. Nils Muižnieks. Thundercross // Racist Extremism in Central and Eastern Europe / Cas Mudde. — London and New York: Routledge, 2005. — P. 97. — ISBN 0-203-00237-7.
  79. Организатор шествия 1 июля в Риге недоумевает по поводу шума вокруг мероприятия
  80. Беляков, 2009, с. 111.
  81. Беляков, 2009, с. 106.
  82. 1 2 Беляков, 2009, с. 117.
  83. Беляков, 2009, с. 122.
  84. Беляков, 2009, с. 130.
  85. Беляков, 2009, с. 153.
  86. 1 2 3 Югославия в XX веке, 2011, с. 394.
  87. Беляков, 2009, с. 140.
  88. Югославия в XX веке, 2011, с. 398.
  89. Иностранные формирования Третьего рейха, 2011, с. 293.
  90. Югославия в XX веке, 2011, с. 397.
  91. 1 2 3 Косик, 2012, с. 15.
  92. Гуськова, 2001, с. 155.
  93. Радослав И. Чубрило, Биљана Р. Ивковић, Душан Ђаковић, Јован Адамовић, Милан Ђ. Родић и др. Српска Крајина  (серб.). — Београд: Матић, 2011. — С. 204.
  94. Гуськова, 2001, с. 1434.
  95. Povjesničar Kovačić: Laž je da je Tuđman rehabilitirao NDH (хорв.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  96. Tuđman me prekinuo: Boga mu Ivkošiću, a pomirba?! (хорв.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  97. Гуськова, 2001, с. 147.
  98. ŽELJENA ILI NEŽELJENA BAŠTINA, SVUDA OKO NAS (хорв.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  99. Svečanost u povodu obnove spomenika «Bjelovarac» (хорв.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  100. Ognjen Kraus: Splitska vlast prikriveno podigla spomenik ustašama (хорв.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  101. Linta: Hrvatska da ukine penzije ustašama (серб.). Дата обращения 28 ноября 2015.
  102. Griffin, Roger and Matthew Feldman. Fascism: Critical Concepts in Political Science. — Taylor and Francis, 2004. — p. 8.
  103. Davies, Peter Jonathan, Derek Lynch. The Routledge Companion to Fascism and the Far Right. — Routledge, 2002. — p. 3.
  104. Александр ТАРАСОВ. ФАШИЗМОВ МНОГО.
  105. Фашизм как болезнь общества. Лекция Александра Галкина.
  106. Protokoll des Vierten Kongresses der Kommunistischen Internationale. Petrograd/Moskau. 5. Nov. bis 5. Dez. 1922. Hamburg, 1923, 231.
  107. J. Braunthal. Der Putsch der Faschisten // Der Kampf, 15, 1922, 320—323; A. Jacobsen. Der Faschismus // Die Internationale, 5, 1922, 301—304.
  108. Вольфганг Випперман. Европейский фашизм в сравнении 1922—1982.
  109. История фашизма в Западной Европе. — ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ.
  110. У. З Фостер. История трёх интернационалов.
  111. Stanley G. Payne. A History of Fascism: 1914—1945. — Taylor & Francis Group, 1995.
  112. Ernest Mandel. Theorien uber den Faschismus / Red.: Hans-Jurgen Schulz et al. — Berlin : Gruppe Avanti, 1993.
  113. Michael Mann (Professor of Sociology at UCLA). Fascists. — Cambridge University Press, 2004. — p. 9.

Литература

На русском языке
Иноязычные издания
  • Олександер Мицюк. Фашизм. — Прага: Накладом автора, 1930. — 20 с. (укр.)
  • Ярослав Старух. Опир фашизму. — Київ—Львів, 1947. — 24 с. (укр.)
  • Agursky M. The Third Rome: National Bolshevism in the USSR — Boulder, 1987.
  • Allersworth W. The Russian Question: Nationalism, Modernization, and Post-Communist Russia — Lanham, MD: Bowman and Littlefild, 1998.
  • Antisemitism, Xenophobia and religious Persecution in Russia’s Regions — Washington, 1999.
  • Brundy Y. Reinventing Russia. Russian Nationalism and the Soviet State, 1953—1991 — Cambridge, Massachusetts, London: Harvard University Press, 1998.
  • Die schwarze Front: Der neue Antisemitismus in der Sowjetunion — Reinberk bei Hamburg, 1991.
  • Dunlop J. The Faces of Contemporary Russian Nationalism. — Princeton: Princeton University Press, 1983.
  • Dunlop J. Alexander Barkashov and the Rise of National Socialism in Russia// Demokratizatsiya: The Journal of Post-Soviet Democratization, 1996, Vol. 4, № 4. P. 519—530.
  • Griffin R. The Nature of Fascism — London, 1993.
  • Griffin R. Fascism — Oxford, 1995.
  • Kitsikis D. Pour une étude scientifique du fascisme. Nantes, Ars Magna Editions, 2005. ISBN 2-912164-11-7.
  • Kitsikis D. Jean-Jacques Rousseau et les origines françaises du fascisme. Nantes, Ars Magna Editions, 2006. ISBN 2-912164-46-X.
  • Parland T. The Rejection of Totalitarian Socialism and Liberal Democracy: A Study of the Russian New Right // Commentationes Scenarium Socialium, 46th Vol., Helsinki, 1993.
  • Pribylovsky V. A Survey of Radical Right-Wing Groups in Russia // RFE/RL Research Report, № 16, 1994.
  • Pribylovsky V. What Awaits Russia: Fascism or a Latin American-style Dictatorship? // Transition, vol. I, № 23. 23 June 1995.
  • Shenfield S. Russian Fascism: Traditions, Tendencies, Movements — USA: M.E.Sharpe, 2000.
  • Simonsen S. Alexander Barkashov and Russian National Unity: Blackshirt Friends of the Nation// Nationalities Papers, Vol. 24, № 4.
  • Sternhell Z. (англ.), Sznajder M., Asheri M. The Birth of Fascist Ideology, From Cultural Rebellion to Political Revolution. Princeton University Press, 1994. 338 p. ISBN 0-691-03289-0.
  • Williams Ch., Hanson S. National-Socialism, Left Patriotism, or Superimperialism? The «Radical Right» in Russia. — The Radical Right in Central and Eastern Eurpoe since 1989. Ed. by Ramet S. The Pennsylvania State University Press, University Park, Pennsilvania, 1999. P. 257—279.
  • Stepanov S. Silent Lie: Soviet Fascism — Ukraine: Kievizdat, 2008.
  • Ramone T. Stalinism — Eastern Fascism? — London, 1968.

Ссылки