Философия Достоевского

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ф. М. Достоевский, 1879

Ф. М. Достоевский не учился философии, не писал философские трактаты и не претендовал на звание философа. Современники писателя не рассматривали его сочинения с философской точки зрения. Однако в настоящее время, как писал американский исследователь Джеймс Сканлан, «даже самый суровый критик должен признать, что Достоевский при всей своей удаленности от академической философии был одним из самых философских писателей»[1].

На философскую направленность творчества Достоевского впервые обратили внимание Вяч. Иванов, веховцы и русские религиозные философы — Н. А. Бердяев[2], С. Н. Булгаков, В. В. Розанов[3], В. С. Соловьёв, Г. В. Флоровский, С. Л. Франк, Лев Шестов[4]. Тем не менее В. В. Зеньковский в 1948 году писал, что, несмотря на наличие обширной и очень богатой философской литературы о Достоевском, «впрочем, и до ныне его идейное наследство не усвоено ещё до конца»[5].

Основные положения[править | править вики-текст]

Достоевский не стал создателем собственной законченной философской системы с точки зрения формального подхода западного (немецкого) представления о философии. Для этого писатель не обладал ни узкоспециальным образованием, ни желанием, поскольку главным жизненным поприщем избрал литературу. Тем не менее, художественные произведения и публицистика писателя содержат основополагающие философские идеи, ставшие фундаментом русской классической философии, оформившейся во 2-й половине XIX века. Русский философ Μ. Α. Маслин писал: «Мировоззрение Достоевского — это философствование экзистенциального типа, философия человеческого существования»[6].

Все произведения Достоевского были обращены к современности, а внимание писателя на протяжении всей жизни было сосредоточено на основных вопросах общественной жизни его эпохи. Современная ему действительность рассматривалась Достоевским как переломная эпоха в жизни России и Европы. С одной стороны, подводились итоги, а с другой, она являлась прологом для новой эпохи культурного и общественного развития. При этом основной смысл его эпохи, по Достоевскому, состоял в «перерождении человеческого общества в совершеннейшее», в поисках способов формирования человеческого общежития, основанного на справедливости и братстве[7].

Произведения Ф. М. Достоевского содержат квинтэссенцию русского национального самосознания. Философскими идеями пронизаны «Записки из подполья» и романы «великого пятикнижия», где писатель изложил свою религиозную философию, христианскую антропологию и этику[6]. Достоевский ввёл понятие «русская идея»[8], ставшим одной из основ отечественного философствования. Впервые писатель использовал данное понятие в письме А. Н. Майкову 18 января 1856 года: «Я говорю о патриотизме, об русской идее, об чувстве долга, чести национальной, обо всем, о чём Вы с таким восторгом говорите»[9]. Согласно О. И. Сыромятникову русская идея была важнейшей темой творчества Достоевского[10]. Русский философ А. В. Гулыга писал: «Русская идея Достоевского — это воплощенная в патриотическую форму концепция всеобщей нравственности»[11].

В «Легенде о Великом инквизиторе», которую В. В. Розанов назвал философской поэмой, Достоевский выразил идею сочетания свободы воли с абсолютным моральным законом. Великий инквизитор отрицает Христа, не верит в человека и его духовную природу[6]. Главной философской проблемой для Достоевского была проблема человека, над разрешением которой он бился всю свою жизнь. Этот вопрос занимал писателя уже в юности, о чём он писал брату Михаилу 16 августа 1839 года: «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»[12].

Речь о Пушкине стала философским завещанием русского писателя: «всемирная отзывчивость» русского человека воплотилась в национальном гении Пушкине. Русский национальный идеал «всечеловечности» не несёт враждебности Западу. Речь Достоевского о Пушкине укрепила авторитет писателя как властителя дум русского общества и примирила, к великому сожалению на короткое время, два противоборствующих лагеря западников и славянофилов. По мнению достоевиста С. С. Шаулова, Пушкинская речь Достоевского 8 июня 1880 года представила «один из первых (если не первый) в русской культуре образцов публичного философствования, в котором философская идея сливается с художественным способом её подачи и верифицируется личностью оратора»[13].

Исследования и оценки[править | править вики-текст]

Философия Достоевского как система анализировалась лишь в нескольких мало доступных в советскую эпоху специальных трудах[источник не указан 334 дня] русско-еврейского философа А. З. Штейнберга «Система свободы Ф. М. Достоевского» (1923)[14] и немецкого исследователя Рейнхарда Лаута «Философия Достоевского в систематическом изложении» (1950, в переводе на русский язык 1996 года)[15]. В 2002 году было опубликовано 1-е издание монографии Джеймса Сканлана «Достоевский как мыслитель» на английском языке[16].

А. З. Штейнберг писал: «„Подвиг познания добра и зла“ — вот чем, говоря словами самого Достоевского, представляется автору весь жизненный путь национального философа России»[17]. «В лице Достоевского национальная философия в России стала историческим фактом»[18].

Р. Лаут рассматривает Достоевского как русского религиозного философа. В предисловии к работе Р. Лаута, А. В. Гулыга описывает три главных ошибочных подхода критиков, предрассудки в восприятии творчества русского писателя:

  • Достоевский — не философ (Михаэль Хагемайстер);
  • философия Достоевского воспевает зло (Л. Шестов и З. Фрейд);
  • творчество Достоевского является трибуной в равной мере как злого, так и доброго начал в человеке, что выводится из концепции М. М. Бахтина о «полифоничности» романов писателя. При этом критики, дающие негативные оценки личности и творчества Достоевского, забывают слова М. М. Бахтина о том, что среди многоголосия персонажей на страницах произведений главным и решающим звучит голос Бога в душе автора[19]. Согласно А. В. Гулыге мнения Л. Шестова и З. Фрейда являются источниками хулы в отношении Достоевского[20].

Русский философ Μ. Α. Маслин полагает, что «вопреки распространенному мнению, которое разделял Зигмунд Фрейд, Достоевский не был философом пессимизма и отчаяния»[6]. Отказывая Достоевскому в чувстве жалости, сострадания, забывая о его призыве к смирению, порицатели писателя искажают его истинный портрет.

По мнению Н. Н. Кружкова Ипполит говорил словами Сёрена Кьеркегора:

Для самого Кьеркегора явление Христа — не событие, а со-Бытие, со-Существование. Он рядом. Он вездесущ. Он изначально непознаваем и непостижим. И в этом кроется Истина. И разве не словами Кьеркегора заговорил вдруг Ипполит в романе Ф. М. Достоевского «Идиот»: «Я хотел жить для счастья всех людей, для открытия и для возвещения истины… Я смотрел в окно на Мейерову стену и думал только четверть часа говорить и всех, всех убедить, а раз-то в жизни сошёлся… с вами, если не с людьми! И что же вот вышло? Ничего! Вышло, что вы меня презираете!» В исповеди Ипполита лейтмотивом проходит постулат Кьеркегора о том, что святость постигается в грехе. Для Кьеркегора всякий человек изначально грешен. Для Достоевского — это аксиома.

— Кружков Н. Н. Иисус Христос глазами Сёрена Кьеркегора (2013)[21].

.

Воздействие[править | править вики-текст]

В 1948 году В. В. Зеньковский в своём капитальном труде «История русской философии» писал: «Для русской (только ли для русской?) мысли Достоевский дал чрезвычайно много — недаром последующие поколения мыслителей в огромном большинстве своем связывали своё творчество с Достоевским»[22]. По мнению достоеведа А. Г. Гачевой, русская философская мысль многим обязана Ф. М. Достоевскому — своему предтече, которому принадлежит ведущая роль в подготовке религиозно-философского возрождения конца XIX — начала XX века[23].

Достоевский оказал большое влияние на становление экзистенциализма[24], персонализма[25][26] и фрейдизма[6]. «Достоевский принял участие в осмыслении главных философских и социальных устремлений своего времени — от социализма до философии всеединства Соловьёва и религиозно-философского проекта Η. Φ. Фёдорова (1829—1903)»[6]. В советское время философия Достоевского игнорировалась или служила объектом критики[6].

В 2007 году Елена Новикова впервые рассмотрела интерпретации русских религиозных философов (В. С. Соловьёва, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, Н. О. Лосского и В. В. Зеньковского) знаменитых слов «Мир спасет красота» из романа «Идиот»[27].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Сканлан, 2006, Введение, с. 9.
  2. Бердяев, 1923.
  3. Розанов, 1894.
  4. Шестов, 1903.
  5. Зеньковский, 1989, с. 422.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Маслин Μ. Α. Достоевский Федор Михайлович // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  7. Фридлендер, 1974, с. 17.
  8. Собрание сочинений в 15-ти т., 1988—1996, том 11. <Объявление о подписке на журнал «Время» на 1861 год>, с. 7.
  9. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 208.
  10. Сыромятников, 2014.
  11. Гулыга, 2003, Глава 4. «Я видел истину» (Достоевский), с. 105.
  12. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 63.
  13. Шаулов С. С. Н. Н. Страхов как творец и персонаж литературных контекстов: между Ф. М. Достоевским и Л. Н. Толстым. — Научная монография. — Уфа: Издательство БГПУ, 2011. — С. 19. — 84 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-87978-711-5.
  14. Штейнберг, 1923.
  15. Лаут, 1996.
  16. Сканлан, 2006.
  17. Штейнберг, 1923, с. 7.
  18. Штейнберг, 1923, с. 10.
  19. Бахтин, 1972, с. 164.
  20. Лаут, 1996, От редактора.
  21. Кружков Н. Н. Иисус Христос глазами Сёрена Кьеркегора. Стихи.ру (20 июля 2013). Проверено 11 июня 2016.
  22. Зеньковский, 1989, с. 436.
  23. Гачева, 2007, с. 19.
  24. Гайденко П. П. Экзистенциализм. Новая философская энциклопедия. Институт Философии Российской Академии Наук. Проверено 17 января 2016.
  25. Персонализм. Новая философская энциклопедия. Институт Философии Российской Академии Наук. Проверено 17 января 2016.
  26. Аксенов-Меерсон, Михаил. Рождение Философии из Духа Литературы на сцене русского персонализма // Достоевский и XX век : научное издание / Под ред. Т. А. Касаткиной. — М.: ИМЛИ РАН, 2007. — Т. 1. — С. 125—142. — ISBN 978-5-9208-0284-2.
  27. Новикова, 2007.

Литература[править | править вики-текст]