Эта статья входит в число хороших статей

Фраат II

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Фраат II
парф. 𐭐𐭓𐭇𐭕
Тетрадрахма Фраата II, отчеканенная в Селевкии в 129 году до н. э.
Тетрадрахма Фраата II, отчеканенная в Селевкии в 129 году до н. э.
132 — 128/27 до н. э.
Предшественник Митридат I
Преемник Багаз или Артабан I

Рождение ок. 147 года до н. э.
Ниса
Смерть 128/27 до н. э.
восточная граница царства
Род Аршакиды (цари Парфии)
Династия Аршакиды
Отец Митридат I
Мать Ри-[ин](?)-ну
Супруга Лаодика
Отношение к религии Зороастризм
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Фраат II Филэллин (парф. 𐭐𐭓𐭇𐭕), правивший под тронным именем Аршак (др.-греч. Ἀρσάκης, парф. 𐭀𐭓𐭔𐭊; ок. 147 года до н. э. — 128/27 до н. э.), — царь царей Парфии из династии Аршакидов, сын и преемник Митридата I.

Фраат II унаследовал царство будучи ещё несовершеннолетним, в связи с чем государством несколько месяцев управляла его мать Ри-[ин](?)-ну. Его правление проходило в годы противостояния с государством Селевкидов. В 130 году до н. э. Антиох VII собрал огромную армию и выступил в поход против Парфянского царства. Он ненадолго подчинил западные сатрапии Парфянского царства в современном Ираке, но в дальнейшем потерпел сокрушительное поражение, пав в бою или покончив жизнь самоубийством после проигранного сражения. Фраат женился на представительнице династии Селевкидов Лаодике и даже претендовал на верховную власть в государстве Селевкидов, однако вторжение индоевропейских племён с Востока перечеркнуло планы парфян по окончательному покорению соседней державы. В последовавшем сражении с кочевниками Фраат II погиб.

Источники[править | править код]

До наших дней дошло очень мало литературных источников о парфянах. Непосредственно написанных парфянами не сохранилось, а древнегреческие и древнеримские авторы относились к этому народу весьма враждебно. Их описания парфян поверхностны и сделаны «со стороны», без учёта национальной специфики. Армянские, арабские и китайские источники также нередко содержат эти недостатки. В связи с этим особое значение при исследовании парфянской истории имеют данные, полученные с использованием таких областей исторических знаний как нумизматика и эпиграфика[1]. Главным письменным источником по ранней парфянской истории является эпитома не дошедшей до современности «Филипповой истории» Помпея Трога, составленная Юстином, — «всеобщая история Восточного мира от ранней древности до правления Августа». О парфянах повествуют XLI и XLII книги этого исторического труда, в котором сложно понять, что является мнением Трога, а что вставил сам эпитоматор[2].

Биография[править | править код]

Происхождение. Ранние годы[править | править код]

Период правления первых Аршакидов, равно как и их приход к власти, не описан подробно в античных источниках. Об этом периоде отсутствуют надёжные письменные свидетельств, из-за чего исследователи опираются на изначально небеспристрастные и откровенно враждебные к парфянам греческие и римские фрагментарные сочинения[3]. Существует множество версий относительно происхождения родоначальника династии Аршака I. Различные античные источники называли его разбойником, то ли бактрийцем, то ли вождём кочевого племени парнов из конфедерации дахов, который захватил Парфиену и Гирканию, то ли потомком селевкидского сатрапа Андрагора, либо даже персидского царя Артаксеркса II[4]. Последней версии придерживались в дальнейшем и сами Аршакиды, однако подтверждения она не находит[5]. Современные историки считают, что Аршак I был вождём кочевого иранского племени парнов, который захватил Парфию и принял язык и культуру покорённых народов[6].

Фраат II был сыном царя царей Парфии Митридата I, который превратил небольшое Парфянское царство в могущественную империю. Его матерью была Ри-[ин](?)-ну[7]. Фраат родился «не сильно позднее августа/сентября 147 года до н. э.»[8] и на момент наследования царства в 132 году до н. э. был ещё молод, в связи с чем, согласно Вавилонским астрономическим дневникам[en], его мать заняла место регента[9]. Она была в должности несколько месяцев[10], в это время должность шаха Персии получил Дарий I[en][11]. Он покорил земли эламеев и поставил во главе них в качестве парфянского вассала своего ставленника Камнаскира Юного[de][12]. У Фраата был младший брат Санатрук, в дальнейшем ставший царём[13], и сестра Родогуна[14].

Ниже представлено генеалогическое древо династии Аршакидов согласно историку Н. Овертуму[13], не являющееся, однако, общепризнанным. Ряд авторов не признаёт существование Аршака IV[15] или считает Фрияпатия и его сыновей прямыми потомками Аршака I и II, а не его брата Тиридата[16].

 
 
 
 
 
 
 
 
Фрияпит
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аршак I
 
 
 
 
 
 
 
 
Тиридат
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аршак II
 
 
 
 
 
 
 
 
имя неизвестно
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
имя неизвестно
 
 
 
 
 
 
 
 
Фрияпатий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аршак IV[es]
 
Фраат I
 
Митридат I
 
Багаз
 
Артабан I
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фраат II
 
 
Санатрук


Правление[править | править код]

Карта Парфянского царства на момент воцарения Фраата II

Правление Фраата II проходило в период противостояния Парфии и государства Селевкидов. В плену у Фраата II находился отстранённый от власти царь Деметрий II, который был захвачен парфянами ещё во время правления Митридата I. При дворе монарха к нему были настроены доброжелательно. По словам ираниста Н. Дибвойза, это могло быть связано с тем, что Фраат, как и его отец, планировал поход в земли Сирии, а также, возможно, надеялся на то, что Деметрий станет подконтрольным парфянам царём. Однако эти планы парфян так и не были реализованы. Деметрий попытался сбежать из плена, но был схвачен и отправлен в Гирканию. Друг Деметрия, раскрывший его побег, был вознаграждён. В дальнейшем бывший царь попытался совершить ещё один побег, однако снова был пленён почти у самых границ своего царства и доставлен к парфянскому царю. Фраат II отказался от встречи с Деметрием, однако вернул его к Родогуне, на которой он женился в плену, и детям и, чтобы пристыдить, подарил пару золотых игральных костей[17].

Одновременно с этим государство Селевкидов сотрясали внутренние конфликты[14]. В 139/38 году до н. э. Антиох VII разбил своего соперника в борьбе за царство Трифона и стал правителем государства Селевкидов[18]. Согласно Юстину, в 130 году до н. э.[14], прослышав о планах парфян захватить Сирию и посадить на престол Деметрия, Антиох двинул «закалённое в боях с соседями» огромное войско[19]. Античный историк приводил огромные цифры армии Антиоха, впечатлившие даже поздних исследователей, — 80 тысяч воинов и 200 тысяч сопровождающих[20], а также указал на огромное количество предметов роскоши, которые везли за собой селевкидские воины[21]. Евсевий Кесарийский и Мовсес Хоренаци со ссылкой на труды Порфирия оценивали численность противостоявшего им парфянского войска в 120 тысяч человек[22]. Польский историк М. Ольбрыхт[pl] посчитал, что для обороны парфяне действительно могли собрать до 300 тысяч человек, а для наступления — до 150 тысяч. Однако, по словам американского ираниста Н. Овертума, это слишком оптимистично, поскольку реальный потенциал для II века до н. э., по его мнению, — 20—50 тысяч человек[23]. По мере продвижения на сторону Селевкидов переходили данники Парфии[24]. Антиох нанёс врагу серию из трёх поражений, оттеснив его силы в горы Загрос[25]. После того, как селевкидский монарх занял Вавилонию, на его сторону стали массово переходить подданные Парфии, которые решили, что царство Фраата II гибнет[26]. Армия греков остановилась на зимовку в Мидии[pt][27] или Гиркании и Парфии. По мнению Г. А. Кошеленко, второй вариант более вероятен, поскольку Мидию населяли преимуществено греки, и они вряд ли бы восстали против таких же греков-Селевкидов[28].

Антиох разместил свои силы на зимовку в нескольких городах[29]. Согласно Диодору Сицилийскому, с наступлением весны Фраат II направил врагу письмо с предложением мира. По одной из версий, таким образом парфянский царь хотел получить передышку для подготовки войска. Антиох в ответ потребовал отпустить пленного царя Деметрия, отдать земли Парфянского царства за пределами собственно Парфии и выплатить значительную дань[30]. Фраат решительно отверг эти требования и отправил своего пленника Деметрия с небольшим отрядом для захвата Сирии, надеясь, что это наступление отвлечёт Антиоха[31]. Также парфяне инициировали восстание в захваченных греками городах. Их жители были доведены до отчаяния насилием и грабежами наёмников в войсках Селевкидов. Подстрекаемые парфянскими агентами они одновременно восстали и атаковали расквартированные в их городах войска. Антиох VII поспешил на помощь ближайшему отряду своих войск, который оказался в осаде[32]. Несмотря на уговоры со стороны своих военных советников отойти и не вступать в бой с превосходящими силами противника, Антиох принял решение дать бой. Юстин рассказывал о большой храбрости, с которой сражался Антиох, однако его истощённое и «трусливое» войско бежало с поля боя, оставив царя[33]. В исторических сочинениях нет консенсуса относительно его дальнейшей судьбы[34]. Согласно Юстину, Иосифу Флавию и Павлу Орозию, Антиох VII погиб в бою[35]. Философ Клавдий Элиан писал, что в походном лагере Антиоха своё гнездо свила белая ласточка, что у греков считалось плохой приметой. После поражения Антиох «уже никогда не вернулся в Сирию, но свергнул себя в пропасть»[36], то есть покончил с собой[34]. Аналогично писал и Аппиан Александрийский[37]. Диодор Сицилийский писал, что в бою погибло 300 тысяч человек[38], что по мнению современных историков является чрезмерно завышенным числом[34]. Однако результат сражения для Селевкидов всё равно был катастрофическим — греки потеряли почти целое поколение солдат, а их резерв в наёмниках был фактически полностью исчерпан[39]. Стоя над телом поверженного врага, Фраат II сказал: «погубили тебя, Антиох, пьянство и безрассудство: ты надеялся большими чашами вычерпать царство Арсака»[40]. При этом с телом поверженного царя парфяне обращались достойно. Они поместили его в серебряный гроб и отправили на родину, в Сирию[34]. Государство Селевкидов погрузилось во внутренний хаос, что дало возможность парфянам продолжить завоевание новых территорий[41]. Селевкиды уже никогда не вернули себе былого величия[42]. Под их контролем остались лишь земли в Сирии и восточной Киликии[43]. Вместо того, чтобы попытаться восстановить силы, члены династии начали борьбу за власть, которая продолжалась 65 лет[39].

После окончания боя парфяне захватили вражеский обоз и лагерь, в котором находились члены династии Селевкидов. Среди них были Селевк, сын Антиоха, и его племянница, дочь отправленного в Сирию Деметрия[34] Лаодика[44]. Юстин писал, что парфянский царь влюбился в эту девушку и потому взял её в жёны[45]. Нидерландский антиковед Йона Лендеринг[en], впрочем, отметил и возможный корыстный мотив этого поступка. Данный брак позволил Фраату II претендовать на верховную власть в государстве Селевкидов[14]. Монарх попытался остановить Деметрия, пока тот не добрался до Сирии, однако не успел[46]. Деметрий к этому времени уже стал царём[14]. В дальнейшем его убила бывшая супруга Клеопатра Тея, которая, согласно Аппиану, ревновала к сестре Фраата II Родогуне[37], на которой Деметрий женился в плену[14].

Сокрушив Селевкидов в сражении, Фраат, которым частично двигала месть, собирался двинуться дальше на Запад для подчинения владений греков в северной Месопотамии и Сирии. Ещё одной причиной для наступления было желание вновь стабилизировать западные земли империи, которые пребывали в хаосе из-за вторжения Селевкидов[47]. Однако планы Фраата II были сорваны вторжением кочевников из Великой степи. Территории к северу от Парфянского царства населяли индоевропейское племя юэчжи, которые двигались на юг, ища пастбища для всё растущего поголовья скота[48], а также племя саки[49]. Они уничтожили Греко-Бактрийское царство[50]. Согласно китайским источникам, их военные силы могли насчитывать от 80 до 200 тысяч лучников. Посол династии Хань Чжан Цянь считал эти кочевые племена куда более могущественной силой по сравнению с парфянами[23]. Их вторжение с востока пресекло планы Фраата по наступлению на Селевкидов. Он назначил сатрапом в Вавилонии своего фаворита Гимера (Эвмера) из Гиркании[34], с которым «сблизился, когда тот был ещё цветущим отроком». Согласно Юстину, выбор Фраата II был неудачным, так как новый сатрап стал тиранить местное население[51]. Сам царь с войском направился отражать угрозу со стороны кочевых племён[34]. В составе его армии были греческие пленные, в то время как в авангарде у врага были бывшие наёмники парфян, которые были недовольны запоздалыми выплатами[52][53]. Современные специалисты в области международных отношений называют взаимоотношения парфян и саков «вынужденной дипломатией[en]»[54]. Первоначально кампания Фраата II против кочевников была успешной, однако в дальнейшем обернулась полной катастрофой[55]: греки в парфянской армии во время сражения 128/7 году до н. э., заметив, что те начинают отступать, перешли на сторону кочевников. Войско парфян бежало, а сам Фраат II погиб[56].

Наследник[править | править код]

Главным источником по ранней парфянской истории является составленная Юстином эпитома «Филипповой истории» Помпея Трога[57]. В ней рассказывается, что на фоне «нападения скифов» вместо погибшего сына Митридата I Фраата II, который не оставил потомства, в 127/6 году до н. э. стал править его дядя Артабан I[58]. Однако имеющиеся нумизматические данные и остраконы из Нисы предоставляют свидетельства того, что между Фраатом II и Артабаном I в течение 8 месяцев правил другой дядя Фраата Багаз. Затем, именно ему мог наследовать Артабан I. По мнению Йоны Лендеринга и Берта ван дер Спека[en], тот факт, что наследнику Артабана Митридату II не только служил, но и занимал высокую должность при его дворе сын Багаяши, свидетельствует, что Багаяша не впал в немилость и пользовался высоким авторитетом в Парфянском царстве[59].

В историографии нет консенсуса о том, был Багаз царём или нет. В 2004 году британская нумизматическая компания Classical Numismatic Group описала его как человека, который правил между Фраатом II и Артабаном I. При этом она представила тетрадрахму Митридата I, на реверсе которой поместили изображение Багаза. До этого считалось, что на монете отчеканен портрет Гиспаосина[en], правителя Харакены в Южной Месопотамии, однако в дальнейшем было доказано, что это именно Багаз[60]. Иранский историк Голям Реза Ассар в 2005 году представил его как правителя[61], однако затем, в 2009 году, отказался от подобного заключения[62]. Лендеринг в 2019 году посчитал, что Багаз и Багаяша — один и тот же человек, который определённо был царём, однако отметил, что об этом периоде в любом случае ничего не известно[63]. Аналогичного мнения придерживались испанский нумизмат Луис Вальверде[64] и иранский нумизмат Али Шаризаде[65]. Н. Овертум в монографии 2020 года утверждал, что Багаз так и не стал царём[66]. Однако он отметил, что гипотеза о царствовании Багаяши связана с его опытом военачальника. Учёный подчёркивал, что в случае воцарения Багаяши, его сын имел все права на царский престол, в то время как он был лишь одним из военачальников при Митридате II. Это, по мнению Н. Овертума, противоречит утверждениям о возможном провозглашении Багаза царём. Овертум также отметил, что нет никаких свидетельств о военной службе Багаза при Фраате II, что можно объяснить его смертью либо уходом на покой. По мнению историка, версия о смерти Багаза при жизни Фраата II объясняет, почему столь могущественная фигура в Парфии не стала царём. Также, историк отмечает, что отсутствие упоминаний о царе Парфии в литературных источниках является довольно странным[67].

Монеты[править | править код]

Тетрадрахма Фраата II, отчеканенная в Селевкии

Фраат II, как и его отец, использовал на своих монетах титул «царь царей», который напоминал о времени правления Ахеменидов[68]. Он также использовал титул «Филэллин» («друг греков»)[69] и правил под тронным именем «Аршак», как и все цари Парфии до и после него в честь основателя династии[70]. Как и у его отца, на монетах Фраата II присутствует греческая диадема и борода, которая показывает собой традиционной восточный колорит[71]. Монеты чеканились из серебра, бронзы и периодически меди[72]. На реверсе монеты — изображение лучника[73] в иранском ездовом костюме. В историографии нет однозначного ответа кого символизирует лучник на монетах — царя или легендарного основателя династии Араша Лучника. Как и на монетах Селевкидов, легенда начертана на греческом и расположена вертикально[74].

Примечания[править | править код]

  1. Overtoom, 2020, pp. 9—10.
  2. Overtoom, 2020, pp. 13—15.
  3. Kia, 2016, pp. 170—171.
  4. Shahbazi, 1986.
  5. Редер, 1970.
  6. Бойс, 1987, с. 100.
  7. Дибвойз, 2008, с. 48; Lendering, 2018.
  8. Assar, 2007, p. 58.
  9. Дибвойз, 2008, с. 49; Ellerbrock, 2021, 3.2.2. Phraates II; Lendering, 2018.
  10. Assar, 2009, p. 134.
  11. Shayegan, 2011, p. 178.
  12. Shayegan, 2011, pp. 103—104.
  13. 1 2 Overtoom, 2020, p. XXXIII.
  14. 1 2 3 4 5 6 Lendering, 2018.
  15. Ellerbrock, 2021, p. 28; Olbrycht, 2021, p. 223 (note. 87).
  16. Балахванцев, 2018, с. 274; Kia, 2016, p. 173.
  17. Дибвойз, 2008, с. 50.
  18. Дибвойз, 2008, с. 51.
  19. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 1.
  20. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 2; Дибвойз, 2008, с. 51.
  21. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 2—4.
  22. Евсевий Кесарийский, 2014, IV, 19; Мовсес Хоренаци, 1990, II, 2; Дибвойз, 2008, с. 51.
  23. 1 2 Overtoom, 2019, p. 81.
  24. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 5; Дибвойз, 2008, с. 51.
  25. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 6; Дибвойз, 2008, с. 51—52; Lendering, 2018.
  26. Дибвойз, 2008, с. 52; Shayegan, 2011, pp. 128—129.
  27. Ellerbrock, 2021, 3.2.2. Phraates II; Lendering, 2018.
  28. Кошеленко, 1979, с. 271.
  29. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 8.
  30. Диодор Сицилийский, 1967, XXXIV, 15; Дибвойз, 2008, с. 52; Lendering, 2018.
  31. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 7; Дибвойз, 2008, с. 52; Ellerbrock, 2021, 3.2.2. Phraates II.
  32. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 8; Дибвойз, 2008, с. 52.
  33. Диодор Сицилийский, 1967, XXXIV, 16—17; Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 9—10; Дибвойз, 2008, с. 52.
  34. 1 2 3 4 5 6 7 Дибвойз, 2008, с. 53.
  35. Иосиф Флавий, 2007, XIII, 8, 4; Павел Орозий, 2005, V, 10, 8; Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 9—10.
  36. Клавдий Элиан, 1957, X, 34.
  37. 1 2 Аппиан Александрийский, 1994, XI, 68.
  38. Диодор Сицилийский, 1967, XXXIV, 17; Дибвойз, 2008, с. 53.
  39. 1 2 Overtoom, 2020b, p. 2.
  40. Афиней, 2010, X.53; Kosmin, 2014, p. 162.
  41. Страбон, 1994, XIV, 5, 2; Дибвойз, 2008, с. 53.
  42. Overtoom, 2020b, pp. 1—2.
  43. Ellerbrock, 2021, 3.2.2. Phraates II.
  44. Lendering, 2018; Ogden, 1999, p. 150.
  45. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 10; Дибвойз, 2008, с. 53.
  46. Юстин, 2005, XXXVIII, 10, 11.
  47. Overtoom, 2020b, pp. 2—3.
  48. Kia, 2016, p. 194.
  49. Дибвойз, 2008, с. 53—54; Overtoom, 2020b, p. 13.
  50. Груссе, 2012, с. 52—54.
  51. Юстин, 2005, XLII, 1, 3.
  52. Дибвойз, 2008, с. 54—55; Overtoom, 2019, pp. 80—81.
  53. Юстин, 2005, XLII, 1, 2; Overtoom, 2019, p. 80.
  54. Overtoom, 2019, p. 82.
  55. Overtoom, 2019, p. 86.
  56. Юстин, 2005, XLII, 1, 5; Дибвойз, 2008, с. 54—55; Ellerbrock, 2021, 3.2.2. Phraates II; Kia, 2016, p. 195; Lendering, 2018; Overtoom, 2020, pp. 238—239.
  57. van der Spek & Lendering, 2019, King.
  58. Юстин, 2005, XLII, 1, 5; Юстин, 2005, XLII, 2, 1; van der Spek & Lendering, 2019, King.
  59. Olbrycht, 2010, pp. 148—149; van der Spek & Lendering, 2019, King.
  60. Valverde, 2020, p. 465.
  61. Assar, 2005, pp. 87—88.
  62. Assar, 2009, p. 136.
  63. Lendering, 2019.
  64. Valverde, 2020, p. 468.
  65. Sharīʻatʹzādah, 1390, p. 12.
  66. Overtoom, 2020, pp. XXXIII, 153.
  67. Overtoom, 2020, pp. 239—240.
  68. Shayegan, 2011, pp. 41—42.
  69. Curtis, 2007, p. 11.
  70. Кошеленко, 2005, с. 348.
  71. Curtis, 2007, p. 9.
  72. Rezakhani, 2013, p. 766.
  73. Rezakhani, 2013, pp. 767—769.
  74. Sinisi, 2012, pp. 279—280.

Источники и литература[править | править код]

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]