Эта статья входит в число добротных статей

Фракийский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Фракийский язык
Страны Фракия
Классификация
Категория Языки Евразии

Индоевропейская семья

«Палеобалканские языки»
Языковые коды
ISO 639-1
ISO 639-2
ISO 639-3 txh
IETF txh
Glottolog thra1250
См. также: Проект:Лингвистика
Палеобалканские языки в Восточной Европе в V—I веках до н. э..
Индоевропейцы
Индоевропейские языки
Индоевропейцы
Праиндоевропейцы
Индоевропеистика

Фраки́йский язы́к — мёртвый индоевропейский язык фракийцев, входящий в палеобалканские языки. Был широко распространён в древней Фракии — области в юго-восточной Европе (на месте современных Болгарии, Македонии, европейской Турции, частично — Румынии (Добруджа), Греции и Сербии), а также в некоторых регионах Малой Азии. Иногда близким к фракийскому языку считается также дакийский (гетский) язык.

Сохранился в виде серии глосс в древнегреческих источниках. Кроме того, найдено несколько чрезвычайно кратких надписей. Хотя из глосс и надписей и очевиден индоевропейский характер языка и его примерное положение среди других индоевропейских языков, грамматика фракийского языка до сих пор не может быть реконструирована.

Классификация[править | править код]

Территория распространения фракийского языка

Выдвигались гипотезы о родстве фракийского с иллирийским, дакийским и фригийским, но в связи с тем, что все эти языки сохранились лишь фрагментарно, данные гипотезы являются малообоснованными[1][2].

Дако-фракийский[править | править код]

Гипотеза, предполагающая сведение фракийского с дакийским в дако-фракийскую (или фрако-дакийскую) группу, либо предполагающая, что они являются двумя диалектами одного языка — панфракийского, была широко распространена до 1950-х, но последняя ныне считается невозможной (по мнению Мэллори) в свете топонимических доказательств: только небольшой процент географических названий к северу от Дуная имеет панфракийские корни[3]. Эта гипотеза, указывающая на тесную связь между фракийским и дакийскими языками, имеет множество приверженцев, в том числе Руссу (1967), Георга Солта (1980), Врациу (1980), Кроссланда, Траска (2000), МакГенри (1993), Михайлова (2008).

Кроссланд (1982) считает, что отличия северной и южной группы диалектов предполагаемого фрако-даккого языка слишком малы для того, чтобы рассматривать их как отдельные языки[4]. По словам Георга Солты (1982), между дакийским и фракийским нет существенной разницы.

В. Георгиев считал, что дакийский и албанский должны быть отнесены к дако-мёзской языковой ветви, а мёзский (термин «мёзский» происходит от племени дако-фракийцев, известного как мёзы или мисы), должен считаться переходным языком между дакийским и фракийским языками. Георгиев утверждал, что дакийский и фракийский — разные языки, с разными фонетическими системами, а его идея поддерживается топонимами, которые заканчиваются на -дава в дакийском и мёзском, в отличие от -пара во фракийских топонимах[5]. Георгиев утверждает, что расстояние между дакийским и фракийским было примерно таким же, как между армянским и персидским языками.

Радулеску (1984) признает, что дако-мёзский обладает определенной степенью диалектической индивидуальности, но утверждает, что между дако-мёзским и фракийским нет фундаментальных отличий. Полме (1982) считает, что доказательства, представленные Георгиевым и Дуридановым, существенны, но недостаточны для определения того, были ли дако-мёзский и фракийский двумя диалектами одного и того же языка или двумя разными языками.

Утверждение Георгиева о том, что албанский является прямым недавним потомком дако-мёзского, в значительной степени, основано на спекуляциях с суффиксами от дакийских топонимов, таких, например, как -дава, которые отсутствуют в современной албанской топонимии (за одним исключением).

Балтский[править | править код]

Балтская принадлежность дакийского и фракийского языков была предположена литовским полиматом Йонасом Басанавичюсом, также называемым "Патриархом Литвы", который считал, что это самая важная работа в его жизни и привел список из 600 совпадающих слов фракийского и балтского[6][7][8] и первым исследовал сходство вокальных традиций между литовцами и болгарами[9]. Также, он теоретически включил дакийский и фригийский в общую группу, но часть этого включения не поддерживалась другими авторами, так, например работы Ивана Дуриданова по языковому анализу показали, что фригийцы полностью не имеют параллелей ни в фракийском, ни в балтском языках[10].

Болгарский языковед Иван Дуриданов в своей первой публикации отмечал, что фракийский и дакийский языки генетически связаны с балтскими языками, а в следующей статье он дает следующую классификацию:

«Фракийский язык образовывает близкую группу с балтским, дакийским и "пеласгийским" языками. Сильнее отдалено его родство с прочими индоевропейскими языками, а именно с греческим, италийскими и кельтскими языками, в которых видны лишь отдельные фонетические сближения с фракийским; родство с тохарским и хеттским тоже является далеким.»

Из примерно 200 восстановленных Дуридановым фракийских слов больше всего совпадений (138) имеется в балтских языках, в основном, в литовском, а далее, по убыванию, идут германские (61), индо-арийские (41), греческие (36), болгарские (23), латинские (10), албанский (8) языки. Применение топонимов было предложено для познания культурного влияния. Параллели позволили языковедам, использую технику сравнительного языкознания, определить значения нескольких дакийских и фракийских местоназваний с высокой, по их мнению, правдоподобностью. Из 300 засвидетельствованных фракийских географических названий больше всего параллелей было обнаружено между фракийскими и балтским географическими названиями в работе Дуриданова. Согласно ему, самое важное впечатление - географическое родство балтов и фракийцев:

«сходство этих параллелей, часто распространяющихся как на основной элемент, так и на суффикс, производит сильное впечатление»

Также, он реконструировал дакийские слова и дакийские местоназвания и нашел параллели, в основном, в балтских языках и, в меньшей степени, в албанском языке. Прочие славянские авторы отмечают, что дакийский и фракийский языки имеют много общего с балтской ономастикой, чего нет и в помине со славянской ономастикой, включая однокоренные слова и параллели лексических изоглосс, что подразумевает недавность существования общего предка.

После создания списка названий рек и личных имен с большим количеством параллелей, румынский лингвист Мирча М. Радулеску классифицировал дако-мезийский и фракийский языки как балтские языки, образовавшиеся в результате продвижения балтов на юг, а также предложил такую же классификацию для Иллирийского языка.

Венесуэльско-литовский историк Юрате Росалес классифицирует дакский и фракийский как балтские языки.

Американский лингвист Харви Майер ссылается и на дакский, и на фракийский языки, как на балтские языки и относится к ним как к Южной или Восточной ветви балтского языка. Он утверждает, что имеет достаточно доказательств для классификации их как балтоидных или, по крайней мере, «балтско-подобных» языков/диалектов, и классифицирует дакский и фракийский языки как «расширенный балтский». Майер утверждает, что он извлек однозначные доказательства того, что дакский и фракийский ближе к литовскому, чем к латышскому.

«Наконец, я обозначаю фракийский и дакский как восточнобалтские... Подгоняя особые дакские и фракийские черты (которые я выявил из списков Дуриданова) к балтским образцам изоглосс, я определил дакский и фракийский как Юго-Восточную ветвь балтского. Южная, потому что, как и старый прусский, они не изменяют дифтонгов ei, ai, en, an (Северные балтские - литовский и латышский, показывают различные проценты ei, ai -> ie и en, an -> ę, ą (-> ē, ā) в литовском языке, и ie, uo в латышском языке). Восточные, потому что дакское слово žuvete (теперь в румынском написании juvete) имеет ž, а не z, как в Западных балтских, и фракийское слово pušis (латинско-греческая транскрипция показывает pousis, который, я считаю, отражает -š-) с нулевой степенью puš-, как в литовском pušìs, а не с e-степенью *peuš-, как в прусском peusē. Нулевой класс в этом слове - восточный балтский, e-класс здесь - западный балтский, в то время, как другое слово для «сосны, вечнозеленые», preidē (прусский и дасианский), priede (латышский), является маргинальным в литовском языке, совпадая с отсутствием *peus- в латышском.»

Фрако-иллирийский[править | править код]

Албанский[править | править код]

Древнегреческий[править | править код]

Фрако-фригийский/фрако-армянский[править | править код]

Письменность[править | править код]

Фракийский записывался греческим, а позднее и латинским алфавитом[11][12].

История языка[править | править код]

Фракийцы упоминаются уже у Гомера (как союзники троянцев), а позднее Геродот назвал их вторым по численности народом после индийцев. В V веке до н. э. фракийцам удалось создать собственное государство, которое, однако уже в следующем веке было завоёвано македонцами. Начиная со II века до н. э. Фракию постепенно начинают завоёвывать римляне. В VI веке н. э. во Фракии поселяются славяне, чей язык и вытеснил фракийский. В качестве доказательства того, что фракийский язык сохранялся вплоть до появления славян, а не был ранее ассимилирован греческим, рассматривается то, что название города Пловдив восходит к фракийскому Pulpuldeva, а не др.-греч. Φιλιππούπολις[13].

Фракийский дошёл до нас в виде нескольких коротких надписей (начиная с V века до н. э.), личных имён и топонимов в греческих и латинских текстах, а также 80—90 глосс у Гессихия и Фотия, лишь около 30 из которых является достоверно фракийскими[2][14].

Возможно, фракийское происхождение имеют некоторые заимствования в балканских языках, однако идентифицировать такие слова довольно тяжело[12].

Лингвистическая характеристика[править | править код]

Фонетика и фонология[править | править код]

Фракийский сохранил без изменения праиндоевропейские гласные i, e, a, u, ī, ē, ā, ō и ū. Праиндоевропейские o и ə перешли в a. Из дифтонгов сохранились aɪ̯, eɪ̯ и aṷ[15].

Фракийские взрывные согласные пережили сдвиг, подобный прагерманскому закону Гримма: p, t, k перешли в , , ; b, d, g дали p, t, k, а , , перешли в b, d, g[16].

Фракийский является сатэмным языком, то есть праиндоевропейские палатовелярные , ĝ, ĝʰ в нём перешли в спиранты s/þ и z/đ[16].

Морфология[править | править код]

Морфология практически не реконструируется, известно, что существительное склонялось по падежам, имелись, как минимум, именительный, родительный, дательный и местный падежи[17].

История изучения[править | править код]

Начало изучению фракийского языка положили В. Томашек и Д. Дечев. В дальнейшем в этой сфере активно работали В. Георгиев, В. Бешевлиев, И. Дуриданов, К. Влахов, Й. Руссу, А. Врачу[17].

Пример текста[править | править код]

Кёлменская надпись[18].

Оригинал Транслитерация Перевод

ΕΒΑΡ ΖΕΣΑΣΝ ΗΝΕΤΕΣΑ ΙΓΕΚ Α
ΝΒΛΑΒΑΗΓΝ
ΝΥΑΣΝΛΕΤΕΔΝΥΕΔΝΕΙΝΔΑΚΑΤΡ Σ

Ebar Zes(a) aśn ΗΝ etesa igek. a
N blabahe gn!
N ua(s) sn letedn ued(n), ne in dakatr ś

Эбар (сын) Зесы/Зесаса, я жил здесь 58 лет
Не повреждай этой (могилы)!
Не оскверняй самого этого покойника, чтобы он не сделал тебе этого (= того же самого)!

Примечания[править | править код]

  1. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, Filozofická fakulta, 2009. — С. 248. — ISBN 978-80-7308-287-1, ISBN 8-073-08287-X.
  2. 1 2 Fortson IV B. W. Indo-European language and culture. An Introduction. — Malden, MA and Oxford: Blackwell Publishing, 2004. — P. 404. — ISBN 1-4051-0315-9, ISBN 1-4051-0316-7.
  3. Mallory, J. P. (1997), "Thracian language", Encyclopedia of Indo-European Culture, Taylor & Francis, p. 576 
  4. Crossland, R.A. "Linguistic problems of the Balkan area in the late prehistoric and early Classical period" in The Cambridge Ancient History Volume 3, Part 1 / R.A. Crossland, Boardman. — Cambridge University Press, 1982.
  5. Vladimir Georgiev (Gheorghiev), Raporturile dintre limbile dacă, tracă şi frigiană, «Studii Clasice» Journal, II, 1960, 39-58.
  6. Dras. J. Basanavičius. Apie trakų prygų tautystę ir jų atsikėlimą Lietuvon
  7. Balts and Goths: the missing link in European history. — Vydūnas Youth Fund.
  8. Daskalov, Roumen. Entangled Histories of the Balkans - Volume Three: Shared Pasts, Disputed Legacies / Roumen Daskalov, Vezenkov. — BRILL. — ISBN 9789004290365.
  9. Vyčinienė, Daiva. RELATIONSHIPS BETWEEN LITHUANIAN AND BALKAN SCHWEBUNGS-DIAPHONIE: INTERDISCIPLINARY SEARCH KEY.
  10. Дуриданов, 1976.
  11. Дуриданов, 1976, с. 11.
  12. 1 2 Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, Filozofická fakulta, 2009. — С. 249. — ISBN 978-80-7308-287-1, ISBN 8-073-08287-X.
  13. Adams D. Q. Thracian language // Encyclopedia of Indo-European culture / Ed. by Mallory J. P., Adams D. Q. — London-Chicago: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 575—576. — ISBN 978-18-8496-498-5, ISBN 1-884-96498-2.
  14. Adams D. Q. Thracian language // Encyclopedia of Indo-European culture / Ed. by Mallory J. P., Adams D. Q. — London-Chicago: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 576. — ISBN 978-18-8496-498-5, ISBN 1-884-96498-2.
  15. Дуриданов, 1976, с. 94—98.
  16. 1 2 Дуриданов, 1976, с. 100—103.
  17. 1 2 Нерознак В. П. Фракийский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  18. Дуриданов, 1976, с. 88—90.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]