Франсуа Олоне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Франсуа л’Олонэ
François l’Olonnais
Francoislollonais.JPG
Л’Олонэ в «Пиратах Америки» А. Эксквемелина
Имя при рождении:

Жан Давид Но

Псевдонимы:

Убийца испанцев
фр. Fléau des Espagnols

Дата рождения:

1630(1630)

Место рождения:

Ле-Сабль-д’Олон

Подданство:

Royal Standard of the King of France.svg Франция

Дата смерти:

1671 (41 год)

Место смерти:

Гондурасский залив

Причина смерти:

Съеден караибами

Род деятельности:

Пират

Деяния:

Захват Маракайбо и Гибралтара

Жан-Давид Но (фр. Jean-David Nau), больше известный как Франсуа Олоне́ (то есть уроженец Олона — «оло́нец», «олонский», фр. François l’Olonnais; 16301671) — французский флибустьер, промышлявший в Карибском море в середине XVII века, руководитель первого удачного сухопутного штурма крепости, предпринятого береговыми братьями. В русских текстах прозвище Олоне́ встречается также в вариантах написания л’Олонэ, Лолоне.

Биография[править | править вики-текст]

Жан-Давид родился во Франции в местечке Ле-Сабль-д’Олон (Пуатье) предположительно в 1630 году. В возрасте двадцати лет он нанялся солдатом в Вест-Индскую компанию. После службы он прожил на Эспаньоле среди французских буканьеров, а спустя три года сам стал буканьером в Сан-Доминго. В те годы между Францией и Испанией шла долгая, кровопролитная война. Участвуя в своих первых вылазках против испанцев, храбрый и жестокий Олоне обратил на себя внимание губернатора Тортуги, который решил, что такому отважному пирату можно доверить целый корабль с командой и не просчитался. Олоне лихо захватывал вражеские суда, привозил на Тортугу богатую добычу.

В морских сражениях Олоне был столь жесток, что испанцы дрались до последнего, зная, что пощады никому не будет. В свою очередь ему тоже не приходилось рассчитывать на милость в случае неудачи.

Так, в один из походов корабль Олоне был застигнут штормом и затонул недалеко от берега, вблизи города Кампече, полуостров Юкатан. Высадившийся на берег экипаж был атакован испанцами. Это была настоящая бойня. Кастильские солдаты уже были наслышаны о «подвигах» новоявленного флибустьера и его головорезов и не щадили никого. Раненому в руку Олоне удалось чудом остаться в живых — перемазавшись с ног до головы своей и чужой кровью, он спрятался под трупами своих убитых товарищей и дождался ночи. Пробравшись в город, Франсуа подговорил нескольких рабов украсть рыбацкий баркас, на котором они и преодолели 1200 морских миль до Тортуги.

Встреча с воинственными подданными Филиппа IV, закончившаяся гибелью почти всей команды, еще больше озлобила неукротимого француза. А история о его чудесном спасении вызвала бурный отклик среди «берегового братства». Среди пиратов высоко ценились «живучие» капитаны и теперь Олоне легко мог набрать самую отборную команду флибустьеров.

Вскоре желающих пограбить под командованием Олоне набралось достаточно, а вот подходящего корабля у капитана не было. Пришлось вновь обратиться за «помощью» к испанцам. Глухой весенней ночью пираты подкараулили в устье одной из кубинских рек десятипушечный испанский корабль, капитан которого неосторожно решил набрать в этом месте пресной воды. Бесшумно подобравшись к борту корабля на нескольких каноэ, флибустьеры мигом захватили его и загнали всех матросов и солдат в трюм.

Здесь Олоне полностью проявил себя. Встав над люком с обнаженной саблей, он по очереди вызывал пленников наверх и тут же, ни слова не говоря, отрубал им головы, положив начало легенд о его кровожадности и жестокости.

Из всей команды брига только один моряк избежал жестокой казни. Ему Олоне передал письмо для губернатора Кубы (в то время — испанская колония), в котором торжественно поклялся, что не оставит в живых ни одного испанца, встретившегося на его пути и подробно расписал, что он сделает с самим губернатором, если тот попадет ему в руки. Говорят, что после того как губернатор прочел это письмо, он так взбесился, что его чуть не схватил инфаркт.

А Олоне строил уже другие, более грандиозные планы, чем захват одинокого корабля. Бравый флибустьер решил сколотить целый флот, как минимум из десятка кораблей и атаковать богатый испанский город Маракайбо.

Захват Маракайбо[править | править вики-текст]

Наиболее известной операцией Олоне является захват им испанской колонии Маракайбо. В конце апреля 1666 году Олоне, во главе флотилии из пяти (или восьми[1]) судов c 400 (иногда ошибочно 1 660[1]) человек команды на борту, покидает Тортугу. После первой стоянки в Байяхе, на северном побережье Эспаньолы, пираты захватывают испанский 16-пушечный торговый корабль, направляющийся из Пуэрто-Рико в Новую Испанию с грузом какао и драгоценностей. В трюмах корабля были найдены 120 тысяч фунтов какао, 40 тысяч пиастров и драгоценностей на 10 тысяч песо. Олоне отослал корабль на Тортугу, чтобы там разгрузить его и привести на остров Саону.

Пока основная флотилия шла до Саоны, им повстречался ещё один испанский корабль, шедший из Куманы (Венесуэла) с оружием и провизией для гарнизона Санто-Доминго. На нём было обнаружено 8 пушек, 7 тысяч фунтов пороха, мушкеты, фитили и 12 тысяч пиастров. Высадив пленных испанцев на берег, Олоне переименовал свой приз в «Пудрьер» («Пороховой погреб») и передал его под командование Антуану дю Пюи.

Тем временем корабль, нагруженный какао и переименованный в «Какаойер» («Мастер какао»), добрался до Тортуги, где губернатор острова Бертран д’Ожерон после разгрузки спешно направил его обратно к Олоне со свежим провиантом и подкреплением. Через две недели «Какаойер» догоняет флотилию и Франсуа делает его флагманом, а своё собственное 10-пушечное судно (с экипажем в 90 человек) передаёт Моисею Воклэну (англ. Moses Vanclein), командовавшему также собственной бригантиной с экипажем в 40 человек[2].

Кроме «Какаойера» (командир — сам Франсуа Олоне, экипаж 120 человек), двух кораблей Воклэна (общая численность команд — 130 человек) и «Пудрьера» (командир — Антуан дю Пюи, экипаж около 90 человек), во флотилию входили бригантина под командованием Пьера Пикара (фр. Pierre Le Picard) с командой в 40 человек и две небольшие барки, насчитывавшие на борту примерно по 30 человек каждая. Таким образом, всего в походе участвовало около 440 человек. Также к флотилии присоединился знаменитый пират Мишель д’Артиньи (фр. Michel le Basque), тем самым увеличив численность флибустьеров до тысячи.

Маракайбо расположен на берегу одноименного озера, соединенного с морем узким проливом, у входа в который находилось два острова — Вихилия (Сторожевой) и Паломас (Голубиный). На последнем находился форт, защищавший вход в бухту. Форт насчитывал 16 орудий крупного калибра[3]. Население самого города составляло около четырёх тысяч человек, включая 800 солдат гарнизона форта.

Будучи хорошо вооруженными, пираты после трёхчасового штурма завладели крепостью, после чего корабли спокойно вошли в озеро и захватили город. По данным миссионера Жана-Батиста дю Тертра, из добычи было взято чеканного серебра на 80 тысяч пиастров, полотна — на 32 тысячи ливров. На рядового участника экспедиции пришлось до 200 экю добычи[2].

Захват Гибралтара[править | править вики-текст]

Через две недели, погрузив на свои корабли все мало-мальски ценное, что нашлось в несчастном городе, пираты уже надумали отправиться восвояси, но Олоне, воодушевленный легкой победой, решил «попутно» разграбить находившийся неподалеку, но защищенный непроходимыми болотами испанский город Гибралтар.

Однако уже наслышанный о бесчинствах пиратов в Маракайбо, губернатор Гибралтара на славу подготовился к встрече. Под ружье встали восемьсот человек — все боеспособные жители города. Плюс к этому стены Гибралтара защищала укрепленная батарея из двадцати двух орудий и редут с восьмью пушками. К городу через густой лес шла широкая просека, и хитрый губернатор приказал завалить ее и проделать другой проход, ведущий прямо в непроходимые болота.

Обо всех этих приготовлениях флибустьеры не знали. Решив, что Гибралтар захватить не сложнее, чем Маракайбо, Олоне для этой операции взял с собой всего триста пятьдесят человек, остальным же велел готовить корабли к отходу.

В этом походе прославленный пират чуть не отдал богу душу. На подходе к городу его маленькая армия попала под обстрел испанских орудий, а ложная дорога завела флибустьеров в глухие, топкие болота. С большим трудом выбравшись оттуда, пираты снова оказались под вражескими пулями.

Видя, что в лоб город не взять, Олоне пошел на хитрость: он развернул свой отряд и сделал вид, что пытается скрыться. Воодушевленные близкой победой испанцы покинули укрепления и ринулись вслед за беглецами. Заманив их поглубже в лес, пираты внезапно развернулись и яростно набросились на защитников города…

Когда битва закончилась, Олоне подсчитал свои потери: на поле боя остались лежать около семидесяти корсаров. Зато мертвых испанцев насчитали более пятисот. Чтобы зловоние разлагающихся трупов не мешало грабить город, Олоне велел пленным рабам нагрузить покойников в два старых баркаса, вывезти далеко в море и там бросить в воду.

Гибралтар был разграблен, кроме того, Олоне потребовал от жителей выкуп в 10 000 пиастров, грозя сжечь город. Получив деньги, Франсуа возвращается в Маракайбо, где также требует выкуп (уже в 30 000 пиастров)[4]. Таким образом, общая добыча в походе составила 250 000 пиастров наличными плюс на 100 000 пиастров награбленной добычи (включая десять процентов, которые были переданы губернатору д’Ожерону). 1 ноября 1666 года флибустьеры вернулись на Тортугу.

Поход в Никарагуа[править | править вики-текст]

В ходе следующей операции он попытался опустошить целую страну — Никарагуа. Пос­ле «шумного» успеха в Венесуэле ему ничего не стоило снарядить шесть кораблей и отряд флибустьеров числен­ностью в 700 человек. Экспедиция направилась к мысу Грасиас-а-Диос. Однако ветер стих, и течение отнесло флибустьеров к заливу Гондураса. Ожидая, когда пого­да позволит им продолжать плавание, пираты решили «прощупать», то есть пограбить, побережье. Их жертва­ми были небольшие поселки, чаще всего населенные ин­дейцами, ловцами черепах. Так как флибустьеры не только опустошали их жилища, но и забирали даже лод­ки, индейцы оставались без средств к существованию.

Самой крупной добычей флибустьеров стал испан­ский двадцатипушечный парусник, захваченный в Пуэрто-Кабельо. Отсюда Олонэ предпринял марш в глубь страны. При этом он заставил пленных показывать ему дорогу. Это был невероятно тяжелый поход. Трудности создавали не только естественные препятствия, но и по­стоянные нападения испанцев, которые были предупреж­дены о продвижении Олонэ. Продвигаясь к Сан-Педро, Олонэ, как пишет Эксквемелин, проявлял по отношению к испанским пленным свою обычную жестокость.

«Уж если начинал пытать Олонэ,— пишет голланд­ский врач в своей книге,— и бедняга не сразу отвечал на вопросы, то этому пирату ничего не стоило разрубить свою жертву на части, а напоследок слизать с сабли кровь. Он готов был убить любого испанца. Если кто-либо из них, убоявшись пыток или не выдержав их, соглашался про­вести пиратов к своим соотечественникам, но по расте­рянности находил путь не сразу, его подвергали адским мучениям и забивали до смерти».

Несмотря на сильное сопротивление испанских сол­дат, Сан-Педро все же перешел в руки флибустьеров. Однако большинство жителей спаслись бегством и на­дежно спрятали свое имущество. Тогда, взяв лишь не­большую добычу, Олонэ приказал поджечь город и воз­вратился на побережье. Силы его были истощены. Боль­шие потери и малая добыча вызывали ропот в рядах пиратов.

Однако Олонэ с большим трудом сумел удержать команду от бунта, пообе­щав захватить богатый трофей. Три месяца спустя на­конец флибустьеры обнаружили испанский корабль. Он оказался сильным противником, имея на борту 130 че­ловек команды и 31 пушку. Флибустьеры жаждали до­бычи. Презирая смерть, они напали на противника. В то время как большие корабли флибустьеров взяли испан­ца под обстрел, отряд из четырех каноэ подошел к про­тивнику с противоположной стороны и овладел судном. Однако вместо ожидаемых золота и серебра на корабле оказались только бумага и железо. Новое разочарование было столь велико, что удерживать в повиновении фли­бустьеров оказалось невозможным.

С командой немно­гим более 300 человек Олонэ в Гондурасском заливе тщетно выжидал свою добычу. Кроме того, из-за большого количества едоков у него вскоре закончился провиант, «и в поисках пищи пираты должны были держаться недалеко от берега; они убивали обезьян и всех зверей, какие только попадались».

С трудом продвигаясь в восточном направлении, люди Олоне достигли мыса Грасиас-а-Дьос, затем, повернув на юг, пошли к островам Маис (Корн-Айлендс) и Лас-Перлас, расположенным у побережья Никарагуа. В этом районе корабль налетел на риф. Вся команда тут же сошла на берег, забрав с борта пушки и тяжелые предметы. Однако эти меры не помогли  корабль не удалось снять с рифа. Проклиная свою судьбу, разбойники разобрали судно на части и приступили к строительству баркалоны. Через несколько месяцев, когда судно было построено, пираты собрались на общий совет. Было решено, что половина отряда во главе с Олоне отправится к побережью Никарагуа, захватит там несколько каноэ, а затем вернется за остальными. После этого, подняв паруса, баркалона ушла к устью р. Сан-Хуан. Однако попытка проникнуть по реке в глубь страны закончилась провалом. Испанский гарнизон, находившийся в форте Сан-Карлос-де-Аустрия, с помощью отряда дружественных индейцев нанес по французам удар из засады; «большая часть людей Олоне была перебита, а сам он был вынужден бежать».

Не смирившись с этим поражением, разбойники решили не возвращаться к своим товарищам, ожидавших их на островах Маис, а пройти вдоль берегов Коста-Рики и Панамы к Картахене и там попытаться захватить какой-нибудь испанский корабль. «Но впоследствии выяснилось, что Богу больше не угодно помогать этим людям,  сообщает Эксквемелин,  и он решил покарать Олоне самой ужасной смертью за все жестокости, которые он учинил над множеством несчастных. Итак, когда пираты прибыли в залив Дарьен, Олоне со своими людьми попал прямо в руки дикарей, которых испанцы называют индиос бравос». Видимо, это были каннибалы, так как Эксквеме­лин заканчивает словами: «Они разорвали Олонэ в кло­чья и зажарили его останки».

Лишь нескольким пиратам удалось спастись бегством и донести до Тортуги весть о страшной смерти прославленного флибустьера.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Эксквемелин А. Глава вторая. Олоне снаряжает флотилию для высадки на испанском побережье Америки (рус.) // Пираты Америки. — М.: Мысль, 1968.
  2. 1 2 Губарев В. К. Еврейский флибустьер Моисей Воклэн – соратник Франсуа Олоне (рус.).
  3. Франсуа Олоне (рус.)  (недоступная ссылка — история). Проект Всемирная история пиратства. Проверено 15 октября 2009. Архивировано 14 февраля 2003 года.
  4. Настоящие пираты Карибского моря (рус.) // RE:Акция : Газета. — 2006. — № 25.

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Губарев В. К. 100 великих пиратов. — М.: Вече, 2011. — 432 с. — Серия «100 великих».
  • Рогожинский Жан. Энциклопедия пиратов. — М.: Вече, 1998. — 679 с.