Фурцева, Екатерина Алексеевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Екатерина Алексеевна Фурцева
Yekaterina Furtseva 1964b.jpg
4 мая 1960 года — 24 октября 1974 года
Глава правительства Никита Хрущёв
Алексей Косыгин
Предшественник Николай Михайлов
Преемник Пётр Демичев
29 июня 1957 года — 31 октября 1961 года
27 февраля 1956 года — 4 мая 1960 года
29 марта 1954 года — 26 декабря 1957 года
Предшественник Иван Капитонов
Преемник Владимир Устинов
Флаг
Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС
Флаг
27 февраля 1956 года — 29 июня 1957 года
Флаг
Первый секретарь Фрунзенского районного комитета ВКП(б) г. Москвы
Флаг
1948 год — 1950 год
Предшественник Пётр Богуславский

Рождение 24 ноября (7 декабря) 1910(1910-12-07)
Вышний Волочёк, Тверская губерния, Российская империя
Смерть 24 октября 1974(1974-10-24) (63 года)
Москва, РСФСР, СССР
Место погребения
Отец Алексей Гаврилович Фурцев
(погиб в 1914)
Мать Матрёна Николаевна Фурцева
(1890—1972)
Супруг Пётр Иванович Битков
Николай Фирюбин
Дети Светлана Петровна Фурцева
(1942—2005)
Партия КПСС с 1930 года
Образование Московский институт тонких химических технологий имени М. В. Ломоносова
Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б)
Профессия химик-технолог
Отношение к религии отсутствует (атеизм)
Награды
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Трудового Красного Знамени Орден «Знак Почёта» SU Medal For Valiant Labour in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Екатери́на Алексе́евна Фу́рцева (24 ноября (7 декабря) 1910 года, Вышний Волочёк, Тверская губерния — 24 октября 1974 года, Москва) — советский государственный и партийный деятель. Первый секретарь Московского городского комитета КПСС (1954—1957). Член Президиума ЦК КПСС (1957—1961). Секретарь ЦК КПСС (1956—1960). Mинистр культуры СССР (1960—1974).

Биография[править | править код]

Родилась 24 ноября (7 декабря1910 года в городе Вышний Волочёк Тверской губернии в семье рабочего. Отец, Алексей Гаврилович Фурцев, погиб в годы Первой мировой войны на Петроградском фронте. Мать, Матрёна Николаевна, одна воспитывала дочь, работая на ткацкой фабрике и являясь депутатом городского совета, будучи при этом неграмотной.

В 1924 году вступила в ВЛКСМ. В 1928 году окончила школу-семилетку, в 1928—1930 годах работала на прядильно-ткацкой фабрике в Вышнем Волочке, там же, где и мать.

Стремительно стала продвигаться по карьерной лестнице в партии: бойкую, активную, весьма спортивную и ответственную девушку заметили старшие товарищи и в 1930 году направили секретарём Кореневского райкома ВЛКСМ Курской области поднимать сельское хозяйство. С 1930 году принята в члены ВКП(б). Через некоторое время её выбрали на должность секретаря Феодосийского горкома ВЛКСМ, где она проработала до 1933 года. В Феодосии Екатерина Фурцева занимала должность заведующей орготделом и являлась членом бюро Крымского обкома комсомола. Здесь она познакомилась Сергеем Королёвым (будущим знаменитым конструктором ракетно-космических систем), который, как и Фурцева, увлекался плаванием. В это же время обком ВКП(б) рекомендовал её на курсы Аэрофлота в Ленинград. Проучившись три года, она уже вместе с мужем была направлена в Саратов, где была назначена в Саратовский авиационный техникум помощником начальника политотдела по комсомолу.

В 1933—1938 годах (по другой версии 1936—1941) — студентка Московского института тонких химических технологий имени М. В. Ломоносова, в который была направлена на обучение для дальнейшей работы в ЦК ВЛКСМ инструктором отдела студенческой молодежи. По окончании получила диплом инженера-химика.

Одновременно в 1933—1935 и 1937—1938 годах — секретарь комитета ВЛКСМ института, в 1935—1937 годах — сотрудник аппарата ЦК ВЛКСМ. В 1941 году принимала участие в мероприятиях по обеспечению обороны Москвы. С началом войны участвовала в эвакуации заводов, музеев, институтов и прочих важных объектов. В 1941—1942 годах — секретарь Куйбышевского горкома ВКП(б) Куйбышевской области. В 1942 году вернулась в Москву, заняла должность секретаря Фрунзенского райкома по кадрам, и вскоре стала первым секретарём Фрунзенского райкома ВКП(б) Москвы, заменив на этом посту Богуславского.

В 1948 году Фурцева окончила Высшую партшколу при ЦК ВКП(б). Она пользовалась доверием первого секретаря московского горкома ВКП(б) Георгия Попова, который способствовал её выдвижению. Дружеские отношения сложились у неё и с Хрущёвым, сменившим Попова.

21 января 1949 года, на 25-годовщине со дня смерти Ленина, Николай Шверник и Никита Хрущёв представили Фурцеву Сталину, которая вождю понравилась и получила от него комплимент.

В августе 1949 года критиковала медицинскую науку после Сессии ВАСХНИЛ, 1948 года[1].

В 1950 году выступила с докладом о недостатках партийной работы в период руководства Попова. На докладе присутствовал и Хрущёв. После этого Екатерина стала вторым секретарём Московского горкома ВКП(б) и фактическим заместителем Никиты Сергеевича. Уже тогда в её обязанности входило управление делами культуры, идеологии, науки и руководство административными органами.

С 1950 года являлась депутатом Верховного Совета СССР. На XIX съезде КПСС (1952) была избрана кандидатом в члены ЦК КПСС. В конце правления Сталина в самый разгар «Ленинградского дела» провела чистки в партийных рядах, лично выявляла ленинградцев и участвовала в их отстранении от различных должностей. В разгар «Дела врачей» занялась привлечением молодёжи к общественной жизни: проводила митинги, демонстрации, ставила в учебных заведениях партийные представления в русле укрепления коммунистической идеологии.

В 1953 году после смерти Сталина, Хрущёв занял место Первого секретаря ЦК КПСС и сразу начал избавляться от неугодных ему людей, расставляя на важные посты проверенных товарищей. В 1954—1957 годах Фурцева стала Первым секретарём Московского горкома КПСС. В этот период она занялась активным строительством различных объектов государственной важности, в частности, известными «хрущёвками». На XX съезде (1956) была впервые избрана членом ЦК КПСС. Впоследствии на XX (1956), XXII (1961), XXIII (1966) и XXIV (1971) съездах КПСС вновь переизбиралась.

25 февраля 1956 года была избрана кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС, а с 27 февраля 1956 по 4 мая 1960 являлась Секретарём ЦК КПСС.В это время использовала свои политические связи для уничтожения карьеры футболиста Эдуарда Стрельцова, за отказ жениться на Светлане Фурцевой, ее дочери.

На XX съезде КПСС, который был посвящён разоблачению культа личности Сталина, первая выступила в поддержку Хрущёва в момент обсуждения доклада.

В 1957 году семь членов Президиума ЦК КПСС, в том числе Молотов, Каганович, Маленков, Булганин и Ворошилов, позднее объявленные «антипартийной группой», сделали попытку сместить Хрущёва с поста первого секретаря ЦК КПСС. Вопрос об этом поставили Молотов и Маленков на очередном заседании Президиума ЦК КПСС 18—21 июня 1957 года. Их поддержало большинство членов Президиума, а также «примкнувший к ним Шепилов» (что примечательно, Шепилов поддерживал с Фурцевой дружеские отношения), кандидат в члены Президиума ЦК КПСС. В защиту Хрущёва выступили лишь Микоян, Суслов и Кириченко, а также кандидаты в члены Президиума Брежнев, Жуков, Мухитдинов, Шверник и Фурцева[2]. Жуков не присутствовал на первом заседании Президиума. Фурцева, увидев полное уныние и падение духа Хрущёва, поняла, что нужно действовать. Под предлогом, что ей нужно «выйти», она пришла в свой кабинет и срочно позвонила Жукову.

29 июня 1957 года была избрана членом Президиума ЦК КПСС. В дальнейшем Фурцева приняла участие в борьбе с «антипартийной группой». В октябре 1957 года Фурцева приняла участие в смещении Жукова из членов Президиума ЦК КПСС. Когда Жуков узнал, что снят Хрущёвым с поста министра обороны, то спросил: «А кого назначили?» — «Малиновского». — «Ну, это ещё ничего, а то я подумал — Фурцеву»[3].

В 1958 году участвовала в травле Пастернака.

Екатерина Фурцева (справа) и заместитель министра по делам культуры Венгерской народной республики Дьёрдь Ацел (в центре)

С 1959 года Фурцева попала в опалу. Этому послужили интриги между более влиятельными членами Президиума ЦК КПСС, такими как Козлов, Суслов, Микоян, Брежнев. Екатерину Алексеевну обвинили в тайных переговорах с Кириленко, председателем КГБ Серовым и новым министром иностранных дел Громыко. Этому поспособствовал арест брата Фурцевой, но следователь по особо важным делам прокуратуры РСФСР А. Романов опроверг все обвинения. Екатерину Алексеевну пытались обвинить также и в коррупции, но безуспешно.

4 мая 1960 года она была смещена с должности секретаря ЦК КПСС и получила назначение министром культуры СССР, что фактически стало ударом по её карьере и эмоциональному состоянию. 31 октября 1961 года Фурцеву не избрали ни членом Президиума, ни даже кандидатом. Она ушла с последнего заседания, тем самым нарушив Устав КПСС, а когда вернулась домой, легла в ванну и вскрыла себе вены. Существует две версии: по одной, Фурцева не смогла до конца сделать начатое дело, по другой, её вовремя спасли и доставили в больницу. После выздоровления Фурцеву и её второго мужа Фирюбина, который тоже не явился на заседание съезда, вызвали к Хрущёву, который перед всем Президиумом отчитал и её, и мужа. Суслов же предлагал сместить Фурцеву со всех постов и отправить на отдых, но Хрущёв к этому времени остыл. Сама же Фурцева заверила Президиум в том, что попытки суицида не было, а со съезда она ушла по причине сильной головной боли, после чего вызвала врачей, была госпитализирована в больницу, там же ей и повредили руки.

В новой должности Фурцева занялась обычной министерской деятельностью, хотя частичная опала продолжалась, чему способствовали такие события, как выставка авангардистов. В 1964 году поддержала на пленуме смещение Хрущёва с поста Первого секретаря ЦК КПСС. В 1966—1974 годах — депутат Верховного Совета СССР. После этого опала Фурцевой перешла из хрущёвской в брежневскую, хотя, замышляя заговор против Хрущёва, Брежнев и обещал ей место в Президиуме.

Весной 1974 года Фурцева занялась строительством частной дачи. Информация дошла до Брежнева, который распорядился проверить, за чей счёт идёт стройка. Комиссия, созванная недоброжелателями Фурцевой, выявила, что министр культуры СССР использовала материалы, предназначенные для ремонта Большого театра, но они были куплены на её деньги. После скандала Фурцева отказалась от дачи, ей выплатили 25 тысяч рублей, которые она положила на книжку и завещала дочери[4][5].

Смерть[править | править код]

Первые заявления о болезнях Фурцевой появились после попытки самоубийства. Её мучили головные боли и боли в области сердца. Последние годы Фурцева находилась в депрессии: муж ей изменял, высшее руководство не ценило, вокруг неё постоянно плелись интриги, возникали скандалы. В 1972 году умерла её мать, в 1973 году она не была избрана в Верховный Совет, из-за чего сильно переживала. Смерть матери стала сильным ударом по её душевному состоянию. У Фурцевой, несмотря на постоянную физическую активность и поддержание здорового образа жизни, постепенно начались проблемы с алкоголем.

Накануне смерти Фурцева узнала от Брежнева о своём смещении, в тот же день комендант её дачи потребовал отдать ключи и освободить помещение[6].

Фурцева с Людмилой Зыкиной любили вместе ходить в баню. Так случилось, что вечером, накануне той роковой ночи, они тоже парились в бане, после чего Зыкина поехала домой готовиться к поездке в Горький, а Фурцева отправилась на банкет по случаю юбилея Малого театра. Ночью Фурцева позвонила Зыкиной и попросила быть осторожней в дороге, голос у неё был грустный и печальный. На следующий день рано утром певица уехала, а днём ей сообщили о смерти подруги.

Могила Фурцевой на Новодевичьем кладбище Москвы

Фурцева скоропостижно скончалась в ночь с 24 на 25 октября 1974 года.

Первым её обнаружил муж, который поздно ночью пришёл домой от любовницы. Он застал свою жену без сознания и сразу вызвал бригаду скорой помощи. Уже под утро Фирюбин позвонил дочери Фурцевой Светлане и сообщил: «Мамы больше нет!» Когда дочь прибыла на квартиру, врачи ей сказали, что даже если бы её мать успели доставить в больницу, это ничего бы не изменило[4].

В медицинском заключении, подписанном начальником 4-го Главного управления Минздрава СССР академиком Евгением Чазовым, причиной смерти была названа острая сердечная недостаточность. По Москве сразу разошлись слухи о самоубийстве Фурцевой. Существовала также версия о том, что министра довели до смерти, либо же убили агенты органов безопасности по прямому приказу партийного руководства.

Бывший председатель КГБ СССР Владимир Крючков в 2001 году на вопрос корреспондента, действительно ли смерть Екатерины Фурцевой не была насильственной, ответил: «…Все знавшие её товарищи утверждали, что она покончила жизнь самоубийством в ванной комнате собственной квартиры»[7].

Похоронена 29 октября 1974 года на Новодевичьем кладбище в Москве (скульптор надгробия — Лев Кербель, архитектор — Михаил Барщ[8]).

Семья[править | править код]

Отец — Алексей Гаврилович Фурцев (погиб на фронте в 1914 году).
Мать — Матрёна Николаевна (1890—1972).

Фурцева со вторым мужем Николаем Фирюбиным
  • Первый муж (с 1935 по 1944 год) — лётчик Пётр Иванович Битков. Познакомились в 1930-годах в Феодосии. На время Фурцева даже бросила партийную деятельность и уехала на лётные курсы в Ленинград, лишь бы следовать за своей любовью. В 1941 году ушёл на фронт, а, вернувшись домой в 1942 году, заявил о том, что нашёл новую верную жену, и ушёл от Фурцевой, оставив её с маленькой дочкой. Поддерживал после развода дружеские отношения с семьёй. Присутствовал на похоронах Матрёны Николаевны, которая любила его больше Фирюбина. 29 октября 1974 года присутствовал на похоронах Фурцевой, заявил дочери Светлане о том, что любил только её мать и больше никого. Скончался ровно через две недели после смерти бывшей жены по причине инфаркта.
    • Дочь — Светлана (1942—2005)[9]. Родилась в годы войны. Уже в наше время ходят слухи, о том, что Светлана родилась от любовника Фурцевой, после чего, договорившись о сокрытии этой информации, Битков ушёл от Екатерины. Воспитанием занималась бабушка, Матрёна Николаевна. С новым мужем матери так и не нашла общего языка. В 1959—1968 годах замужем за Олегом Козловым, сыном члена Президиума ЦК КПСС Ф. Р. Козлова. На свадьбе детей двух партийных деятелей присутствовали Хрущёв и Брежнев. После развода с Козловым вышла замуж за Игоря Кочнова, сотрудника АПН[10].
      • Внучка — Марина (род. 1963). Правнучка — Екатерина[11].
  • Второй муж (с 1956 по 1974 год) — дипломат Н. П. Фирюбин[12].


Непрямые родственники: Внучатый двоюродный племянник - Фурцев Ян Сергеевич (1986)

Деятельность на посту первого секретаря Московского горкома партии и министра культуры СССР[править | править код]

В 1954—1960 годах в её ведении был контроль за[источник не указан 2854 дня]:

Фурцева полна энергии и творческих замыслов и, как всегда, продуманно и быстро решает все вопросы. Я знаю Екатерину Алексеевну уже 22 года (секретарь МК, секретарь ЦК, министр культуры), у нас с ней были десятки деловых встреч, и всегда я восхищался её уменьем быстро находить правильные решения самых непростых вопросов. Е. А. Фурцева — единственный министр-женщина в правительстве Советского Союза, но она, бесспорно, входит в десятку лучших наших министров и даже в десятку лучших государственных деятелей. Я знаю далеко не всех министров, но такие из них, как Афанасьев, Щёлоков, Дементьев, Калмыков и даже Гречко, уступают Фурцевой в способностях и уменье работать с людьми.

Н. Каманин[14]

Андропов согласился с инициативой министра культуры СССР Е. А. Фурцевой о том, что к решению вопросов о выезде за границу деятелей культуры КГБ отношения иметь не будет.

Филипп Бобков[15]

По инициативе и стараниями Фурцевой впервые проведены[источник не указан 2854 дня]:

По инициативе Фурцевой в эти годы были созданы и построены[источник не указан 2854 дня]:

Шпиль колокольни храма Успения на Сенной был вторым по высоте после шпиля Петропавловской крепости, являясь одной из важнейших архитектурных доминант столицы. Фантастически богатой была утварь храма и коллекция икон. Однако всё это не остановило власти Ленинграда, считавшие, что эта церковь «не имеет архитектурной ценности».

В сентябре 1961 года «Вечерний Ленинград» сообщил, что скоро «позорное пятно на облике Сенной площади» будет снесено и на его месте появится наземный павильон станции метро «из стекла и бетона».

Архитекторы Ленинграда переполошились и направили письмо к тогдашнему министру культуры Екатерине Фурцевой, умоляя сохранить памятник архитектуры. Та прислала в город комиссию, а потом направила письмо с запрещением не допустить сноса шедевра архитектуры. Но в управлении Ленметростроя, спешившего быстрее закончить сооружение станции на Сенной и не желавшего ничего переделывать, умышленно не стали его вскрывать, а переправили назад отправителю. А на другой день церковь взорвали. Разгневанная Фурцева объявила главному архитектору города строгий выговор, но было поздно — на месте храма уже дымилась груда битого кирпича…

Новые помещения получили:

Назначения[править | править код]

Благодаря Фурцевой были проведены:

Игрушки немецкой фирмы Piko благодаря хлопотам министра культуры Екатерины Фурцевой с тех пор стали исправно поставлять в СССР. <…> С 1965 года моделисты и коллекционеры стали регулярно встречаться в «Доме игрушки». В 1969 году при музее Московской железной дороги в ЦДКЖ возник Московский клуб железнодорожного моделизма.

[24]

Верстая редакционные материалы, Валерий Ганичев успевал и путешествовать по русским вёрстам. Вместе с Ильёй Глазуновым они много поездили по Руси великой. Как-то раз «вездесущий» Глазунов уговорил министра культуры Е. А. Фурцеву записать звон ростовских колоколов. Сделать это было нелегко. Звонари-то почти все тогда повывелись. Да и чиновники от партии и культуры приходили в «мистический ужас», причитая: «звон колоколов — это же музыкальный опиум!» Екатерина Алексеевна, однако же, была женщиной решительной и сказала: «От одной пластинки не отравитесь, а для Запада — свидетельство широты взглядов». И пластинка вышла, с изображением на её обложке Кремля Рериха, и сегодня она стала раритетом.

[28]

Звоны были записаны, но кто будет выпускать пластинку? Секретарь парткома Министерства культуры СССР, где я работал, Б. В. Покаржевский, пригласил меня к себе и «отечески» наставил:

— Мне сказали, что ты «Ростовские звоны» студии грамзаписи усиленно навязываешь. А ведь музыка-то церковная…

Всё застопорилось — «опиум для народа». Опять же выручил случай.

В Москву приехал американский импресарио № 1 Соломон Юрок. Он ставил свои условия, на которых хотел организовать гастроли нашего балета. Жёсткие условия Юрока Большой театр не устраивали и обе стороны начали маневрировать. Юрок пришёл в министерство, но E. А. Фурцева была занята и не торопилась принимать настойчивого импресарио. Соломон сидел в приёмной и скучал. Я попросил помощника министра Н. С. Калинина «развлечь» бывшего россиянина и «прокрутить» для него «Ростовские звоны». Интересно было, как он на это отреагирует. Проходит минута, вторая… Дверь открывается, входит Е. А. Фурцева и с изумлением обращается к Юроку:

— Что с вами?

Соломон Юрок плакал. Прослушав запись до конца, он попросил Фурцеву продать ему лицензию на пластинку «Ростовские звоны». И всё решилось. Пластинку у нас стали печатать с аннотацией на русском и других языках.

Владимир Десятников[29]

Благодаря Фурцевой в Советский Союз возвращены:

По направлению лично Фурцевой с 1959 по 1962 годы в Северном Вьетнаме советский режиссёр Аждар Ибрагимов основал киношколу (ныне Институт кинематографии), став по сути создателем кинематографа в этой стране[31].

Оценки деятельности[править | править код]

Она любила своё дело, любила артистов. Многим она помогла стать тем, кем они стали. <…> Да, она была частью той системы, но, в отличие от многих, работала в ней со знанием порученного ей дела. Сейчас всем уже стало ясно, что лучше министра культуры после Екатерины Алексеевны Фурцевой у нас не было. И будет ли?

С большим уважением о Фурцевой в своём интервью[33] отзывается Леонид Борткевич («прекрасная женщина, интеллигентная, красивая, женственная, она не была похожа на чиновника, с ней можно было выпить коньячку, с ней можно было поговорить о театрах…»).

Под запрет попадали и многие театральные постановки, например, спектакль «Живой» Театра на Таганке по повести Бориса Можаева (1969).

Великому музыканту XX века Мстиславу Ростроповичу по указанию Екатерины Фурцевой запретили выступать в СССР. Причиной запрета стало то, что музыкант укрывал на своей даче опального писателя Александра Солженицына. Ростропович и сам оказался в опале, следствием чего стал его вынужденный отъезд из СССР в 1974 году[34]. При этом надо заметить, что в своем дневнике 12 мая 1971 года Фурцева писала: «Не стоило действовать по отношению к Ростроповичу так резко. Нельзя было отлучать его от творчества» (Е. Фурцева. Я плачу только в подушку. М., 2016, стр. 25).

На одной из встреч с артистами Фурцева пропагандировала хрущёвскую идею замены профессионального искусства участниками художественной самодеятельности, к тому же бесплатно. Её прервал Борис Ливанов: «Екатерина Алексеевна, вы пошли бы к самодеятельному гинекологу?»[35]. Эта тема прозвучала в фильме «Берегись автомобиля», режиссёр народного театра (его играет Евгений Евстигнеев) произносит: "Есть мнение, что народные театры вскоре вытеснят…театры профессиональные! И это правильно! Актер, не получающий зарплаты, будет играть с большим вдохновением. Ведь кроме того, актер должен где-то работать. Неправильно, если он целый день, понимаете, болтается в театре. Ведь насколько Ермолова играла бы лучше вечером, если бы она днем, понимаете, работала, у шлифовального станка".

Награды[править | править код]

Память[править | править код]

  • 2004 — в Москве на доме № 9 по Тверской улице открыта мемориальная доска.
  • 7 декабря 2006 московской городской библиотеке № 4, существующей с 1919 года, было торжественно присвоено имя Екатерины Фурцевой. Наследниками Фурцевой в библиотеку переданы её документы, фотографии и личные вещи. Библиотеку украшает мозаичный портрет Фурцевой работы русско-французской художницы Нади Леже.

Документальные и художественные фильмы[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Фурцева Е. Партийное руководство научными учреждениями // Правда. 1949. № 215 (11322). 3 августа.
  2. Олег Платонов. История русского народа в XX веке. Том 2 (гл. 1—56)
  3. Феликс Чуев. 140 бесед с Молотовым. Второй после Сталина. — Москва : Родина, 2019. — С. 373. — 656 с. — ISBN 978-5-907149-23-6.
  4. 1 2 Тайна смерти Екатерины Фурцевой. Московский комсомолец. Дата обращения: 30 апреля 2019.
  5. Вячеслав ОГРЫЗКО. ДВЕ ПОПЫТКИ СУИЦИДА: Екатерина Фурцева. Литературная РОССИЯ (30 марта 2016).
  6. Екатерина Алексеевна Фурцева (1910 – 1974). Фавориты правителей России.
  7. «Вечерняя Москва», 2001, 23 мая.
  8. БСЭ.
  9. Фурцева дочь Фурцевой.
  10. Биография Фурцевой Светланы Петровны. www.mega-stars.ru. Дата обращения: 30 апреля 2019.
  11. Дни и ночи наследниц.
  12. Любимые мужчины Екатерины Фурцевой.
  13. Символ нашего детства
  14. Дневники Н. Каманина Архивная копия от 19 января 2009 на Wayback Machine.
  15. Филипп Бобков. Юрий Андропов, каким я его знал.
  16. Кинообраз. Высшие курсы сценаристов и режиссёров Архивировано 15 июня 2008 года..
  17. Третьяковская Галерея. Отдел исследований творчества П. Д. Корина Архивная копия от 28 июля 2013 на Wayback Machine.
  18. С путеводителем по Москве. — Москва: Московский рабочий, 1980.
  19. Тупик монументальной пропаганды.
  20. Сенная площадь. К истории «реконструкции».
  21. Скверная история.
  22. Мастер класс Леонида Хейфеца Архивная копия от 20 июня 2008 на Wayback Machine.
  23. Наше наследие — Tribute to the King of Swing!
  24. Экспресс комнатного следования Архивная копия от 21 мая 2009 на Wayback Machine. Независимая газета, 2006.
  25. Алексей Аджубей. Те десять лет. — М.: «Советская Россия», 1989.
  26. С. Ходжаш «Ещё одна тайна гробницы Тутанхамона».
  27. Сокровища гробницы Тутанхамона.
  28. Валерий Ганичев: Непобедимые русские смыслы.
  29. Владимир Десятников, …Живу и борюсь не напрасно.
  30. Татьяна Панова. Тайна соринского портрета.
  31. Вечер памяти кинорежиссёра Аждара Ибрагимова.
  32. Живут во мне воспоминания. М: АСТ, 2017. ISBN 978-5-17-105180-8.
  33. Леонид Борткевич. По волне моей памяти. Полная версия. Часть II. 36 мин.
  34. Мстислав Ростропович (Mstislav Rostropovich).
  35. Соломон Волков «Большой театр», глава 9, с.463
  36. Некролог, журнал «Огонёк», ноябрь 1974 г., № 45
  37. Советский энциклопедический словарь, изд. третье, М., «Советская энциклопедия», 1985
  38. Екатерина Фурцева вышла в кино — Российская газета.

Литература[править | править код]

  • Микоян Н. А., Медведев Ф. Н. Неизвестная Фурцева: Взлёт и падение советской королевы. — М.: Эксмо, Алгоритм. 2011. — 272 с. — ISBN 978-5-699-46175-2.
  • Микоян Н. А., Медведев Ф. Н. Екатерина Фурцева: Любимый министр. — М.: Алгоритм, 2012. 272 с. — ISBN 978-5-91419-473-1.
  • Млечин Л. М. Фурцева. — М.: Молодая гвардия, 2011. — 432 с. — (Жизнь замечательных людей). — 5000 экз. — ISBN 978-5-235-03403-7.
  • Мирская Т. А. Мальвина в поисках свободы. Хроника частной жизни Екатерины Фурцевой. — М.: Октопус, 2006. — 256 с.

Ссылки[править | править код]