Хабаровский процесс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Хабаровский процесс
Дело № Н‑20058
Обвиняемый 12 японских военнопленных
Место Хабаровск, РСФСР, СССР
Суд Военный трибунал Приморского военного округа
Председатель суда генерал-майор Д. Д. Чертков
Судьи полковник юстиции М. Л. Ильницкий и подполковник юстиции И. Г Воробьев
Начало суда 25 декабря 1949 года
Окончание суда 30 декабря 1949 года
Приговор Все подсудимые приговорены к заключению в лагере на срок от 2 до 25 лет
Реабилитация нет

Хабаровский процесс — суд над группой из 12 бывших военнослужащих японской Квантунской армии, обвинявшихся в создании и применении бактериологического оружия в нарушение Женевского протокола 1925 года[1] в период Второй мировой войны. Процесс проходил в Хабаровске с 25 по 30 декабря 1949 года. По итогам процесса всем обвиняемым (все они признали вину) были назначены различные сроки заключения в исправительно-трудовом лагере. К 1956 году все осужденные (кроме умершего в тюремной больнице Т. Такахаси) были репатриированы в Японию.

В 1993 - 1994 годах прокуратура России проверила материалы дела и вынесла отказ в реабилитации всех осужденных. Верховный суд Российской Федерации подтвердил законность отказа в реабилитации.

Подготовка процесса[править | править код]

В январе 1946 года США возобновили расследование в Японии в отношении руководителей отряда 731: генералов Китано и Исии[2]. 4 июня 1946 года на Токийском процессе началась фаза обвинения. Начальник следственного отдела Рой Морган обратился к советскому обвинению с просьбой организовать допрос Кадзицука Рюдзи «находившегося в советском плену начальника санитарной службы Квантунской армии по вопросам подготовки японцами бактериологической войны»[2]. В начале августа 1946 года генерал-лейтенант Кадзицука Рюдзи на допросе в качестве свидетеля ничего не сообщил о разработке бактериологического оружия[2].

11 августа 1946 года допрошенный в качестве свидетеля генерал-майор Кавасима (начальник производственного отдела отряда 731 с 1941 год по март 1943 года) стал первым, кто дал показания о деятельности отряда и об опытах над людьми[2].

29 августа 1946 года помощник американского обвинителя Дэвид Н. Саттон в своем выступлении на Токийском процессе сообщает о практике использования гражданских пленных в медицинской лаборатории[2]. Международный трибунал после этого выступления попросил американское обвинение предоставить более полные доказательства преступной деятельности отряда 731[2]. Американская сторона попросила советскую сторону о содействии[2]. В СССР дал показания еще один свидетель — Карасава Томио, майор медицинской службы, бывший начальник отделения 4-го отдела отряда 731[2].

Собранные в СССР материалы были предъявлены главному обвинителю Токийского процесса Джозефу Киннану, который «признал желательным использовать для суда протоколы показаний…Кавасима Киоси и Карасава Томио с доставкой обоих в Трибунал для дачи свидетельских показаний»[2]. Однако затем американская сторона отказалась от этой идеи[2]. 7 января 1947 года советский обвинитель А. Н. Васильев направил в правовой отдел штаба Макартура письмо, в котором советская сторона просила выдать ей Исии Сиро «как военного преступника, совершившего преступления против СССР»[2].

В конце апреля — начале мая 1949 года С. Н. Круглов отправил все имевшиеся у МВД следственные материалы в отношении сотрудников «отряда № 731» министру иностранных дел А. Я. Вышинскому и предложил провести открытый судебный процесс[3]. Вышинский в мае 1949 года ознакомился с материалами, присланными ему С. Н. Кругловым и отметил, что их вполне достаточно на проведение открытого судебного процесса[3]. 20 мая 1949 года А. Я. Вышинский в своем письме В. М. Молотову сообщил о том, что не считает целесообразным обсуждать этот вопрос более детально до окончания репатриации японских военнопленных (то есть до осени 1949 года)[3]. В. М. Молотов не посчитал эту причину веской и на сообщении министра иностранных дел поставил резолюцию «вернемся к вопросу в июне-июле»[3].

17 августа 1949 года на заседании Политбюро ЦК был утвержден проект обвинительного заключения в отношении японцев, подозреваемых в производстве и применении бактериологического оружия[4]. Утвержденный текст обвинительного заключения они должны были получить 22 декабря[4].

5 сентября 1949 года А. Я. Вышинский дал свое согласие на проведение судебного процесса, отметив, что «вопрос об организации указанного выше процесса следовало бы решить теперь же»[4].

30 сентября 1949 года главы МВД и МИД СССР представили проект постановления Совета министров о Хабаровском процессе, который после правок Молотова был отправлен Сталину[4].

В постановлении Совета министров СССР от 8 октября 1949 года были определены следующие параметры Хабаровского процесса[5]:

  • Дата начала — 17 декабря 1949 года;
  • Дата окончания — 25 декабря 1949 года;
  • Вид и примерный срок наказания: десятерых подсудимых — на срок от 10 до 25 лет исправительно-трудовых лагерей, двух подсудимых — на срок от 1 до 3 лет.
  • Состав судейской коллегии и представителей обвинения: члены военного трибунала и представители Генеральной прокуратуры СССР, имевшие опыт работы на Токийском процессе и открытых судебных процессах в отношении иностранных военнопленных. Обвинение должен был представлять государственный советник юстиции 3-го класса Л. Н. Смирнов. Защиту подсудимых доверили членам Московской коллегии адвокатов, ранее работавших на открытых судебных процессах.

Эти сроки соблюсти не удалось. 9 декабря 1949 года окончательный вариант проекта обвинительного заключения был согласован с В. М. Молотовым, В. С. Абакумовым и заместителем министра внутренних дел А. А. Громыко, а процесс был начат лишь 25 декабря и завершен 30 декабря 1949 года[6].

Состав суда[править | править код]

Процесс проходил в Хабаровске с 25 по 30 декабря 1949 года в военном трибунале Приморского военного округа в составе председательствующего генерал-майора юстиции Д. Д. Черткова и членов — полковника юстиции М. Л. Ильницкого и подполковника юстиции И. Г Воробьева.

Обвинитель и защитники[править | править код]

Государственным обвинителем на процессе был Л. Н. Смирнов, а защитниками — адвокаты Н. К. Боровик, Н. П. Белов, С. Е. Санников, А. В. Зверев, П. Я. Богачёв, Г. К. Прокопенко, В. П. Лукьянцев и Д. Е. Болховитинов.

Предъявленные обвинения[править | править код]

Обвиняемым вменялось в вину создание в Квантунской армии специальных подразделений («отряд 731», «отряд 100»), занятых разработкой бактериологического оружия, в частности, разведением бактерий чумы, холеры, сибирской язвы и других тяжёлых заболеваний, проведение экспериментов над людьми (в том числе советскими военнопленными) по заражению их этими заболеваниями, использование бактериологического оружия против Китая.

Правовая квалификация деяний подсудимых[править | править код]

Обвинение было предъявлено по пункту 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников», предусматривавшему ответственность в виде смертной казни через повешение[7].

В тексте Указа японцы не были поименованы и японцам не вменялось совершение (как было предусмотрено Указом) преступлений на территории СССР[8]. Изначально (30 октября 1949 года) будущим обвиняемым Хабаровского процесса было предъявлено обвинение по статье 58-4 Уголовного кодекса РСФСР[2]. В конце ноября 1949 г. министр внутренних дел Круглов, министр юстиции Горшенин и Генеральный прокурор Сафонов предложили В. М. Молотову переквалифицировать статью всем обвиняемым и судить их по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, обосновав это следующим[2]:

…хотя в этом Указе японские военные и не упомянуты, однако их преступная деятельность аналогична преступлениям немецко-фашистской армии…

Вина всех обвиняемых была доказана в ходе процесса, и всем им, с учётом степени виновности, были назначены наказания в виде различных сроков лишения свободы. К смертной казни не был приговорён никто, поскольку смертная казнь в СССР была отменена указом Президиума ВС СССР от 26.05.1947. Хабаровский процесс стал последним из послевоенных советских открытых судебных процессов над иностранными военными преступникам.

Осуждённые и приговоры[9][править | править код]

Фамилия, имя Персональные данные В чём виновен (согласно формулировкам приговора) Приговор
Отодзо Ямада (山田 乙三) 1881 года рождения, уроженец города Токио, японец, генерал, бывший главнокомандующий японской Квантунской армией Являясь с 1944 года по день капитуляции Японии главнокомандующим японской Квантунской армией, руководил преступной деятельностью подчинённых ему отрядов № 731 и 100 по подготовке бактериологической войны, поощряя производимые в этих отрядах зверские убийства тысяч людей во время производства всевозможных экспериментов по применению бактериологического оружия… принимал меры к тому, чтобы отряды № 731 и 100 были полностью подготовлены к бактериологической войне и чтобы их производственная мощь обеспечивала потребности армии в бактериологическом оружии Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 лет
Рюдзи Кадзицука[ja] (梶塚 隆二) 1888 года рождения, уроженец города Тадзири, японец, генерал-лейтенант медицинской службы, доктор медицинских наук, бывший начальник санитарного управления Квантунской армии Ещё с 1931 года был сторонником применения бактериологического оружия. Являясь в 1936 году начальником отдела военно-санитарного управления военного министерства Японии, он способствовал созданию и комплектованию специального бактериологического формирования, во главе которого по его представлению был поставлен полковник, а впоследствии генерал Исии. С 1939 года Кадзицука был назначен начальником санитарного управления Квантунской армии и осуществлял непосредственное руководство деятельностью отряда № 731, снабжая его всем необходимым для производства бактериологического оружия… систематически посещал отряд № 731, был полностью в курсе всей его деятельности, знал о злодейских преступлениях, совершавшихся при производстве экспериментов по заражению людей при помощи бактерий, и одобрял эти злодеяния Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 лет
Киёси Кавасима (川島 清) 1893 года рождения, уроженец префектуры Тиба, уезда Самбу, деревни Хасунума (в наст. вр. город Самму), японец, генерал-майор медицинской службы, доктор медицинских наук, бывший начальник производственного отдела отряда № 731 японской Квантунской армии Будучи с 1941 по 1943 год начальником производственного отдела отряда № 731, являлся одним из руководящих работников отряда, принимал участие в подготовке бактериологической войны, был в курсе работы всех отделов отряда и лично руководил выращиванием смертоносных бактерий в количествах, достаточных для полного снабжения японской армии бактериологическим оружием. В 1942 году Кавасима принимал участие в организации боевого применения бактериологического оружия на территории Центрального Китая. На протяжении всего времени своей службы в отряде № 731 Кавасима принимал личное участие в массовом умерщвлении заключённых во внутренней тюрьме при отряде во время преступных опытов по заражению их бактериями тяжёлых инфекционных болезней Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 лет
Тосихидэ Ниси (西 俊英) 1904 года рождения, уроженец префектуры Кагосима, уезда Сацума, села Хиваки (в наст. вр. город Сацумасэндай), японец, подполковник медицинской службы, врач-бактериолог, бывший начальник учебно-просветительного отдела отряда № 731 японской Квантунской армии С января 1943 года по день капитуляции Японии занимал должность начальника филиала № 673 отряда № 731 в гор. Суньу и лично активно участвовал в изготовлении бактериологического оружия. Будучи по совместительству начальником 5-го отдела отряда № 731, Ниси подготавливал кадры специалистов по ведению бактериологической войны для специальных подразделений при армейских частях. Он лично участвовал в убийствах заключённых китайских и советских граждан путём заражения их при помощи бактерий остроинфекционными болезнями. В целях сокрытия преступной деятельности филиала и отряда № 731 Ниси в 1945 году при приближении советских войск к гор. Суньу приказал сжечь все помещения филиала, оборудование и документы, что и было выполнено Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 18 лет
Томио Карасава[ja] (柄沢 十三夫) 1911 года рождения, уроженец префектуры Нагано, уезда Тиисагата, деревни Тоёсато (в наст. вр. город Уэда), японец, майор медицинской службы, врач-бактериолог, бывший начальник отделения производственного отдела отряда № 731 японской Квантунской армии Был одним из активных организаторов работы по созданию бактериологического оружия и участником подготовки бактериологической войны. В 1940 и 1942 годах Карасава участвовал в организации экспедиций по распространению эпидемий среди мирного населения Китая. Карасава неоднократно лично участвовал в опытах по применению бактериологического оружия, в результате которых истреблялись заключённые китайские и советские граждане Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 20 лет
Масао Оноуэ (尾上 正男) 1910 года рождения, уроженец префектуры Кагосима, уезда Идзуми, села Комэноцу (в наст. вр. город Идзуми), японец, майор медицинской службы, врач-бактериолог, бывший начальник филиала № 643 отряда № 731 японской Квантунской армии Являясь начальником филиала № 643 отряда № 731 в гор. Хайлине, занимался изысканиями новых видов бактериологического оружия и подготовкой материалов для отряда № 731. Под его руководством готовились кадры специалистов по бактериологической войне. Оноуэ знал о массовых умерщвлениях заключённых в отряде № 731 и своей работой способствовал этим тягчайшим преступлениям. 13 августа 1945 года в целях сокрытия следов преступной деятельности филиала Оноуэ лично сжёг все здания филиала, запасы материалов и документы Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 12 лет
Сюндзи Сато (佐藤 俊二) 1896 года рождения, уроженец префектуры Айти, города Тоёхаси, японец, генерал-майор медицинской службы, врач-бактериолог, бывший начальник санитарной службы 5-й армии японской Квантунской армии C 1941 года являлся начальником бактериологического отряда в городе Кантоне, имевшего условное наименование «Нами», а в 1943 году был назначен начальником аналогичного отряда «Эй» в гор. Нанкине. Возглавляя эти отряды, Сато принимал участие в создании бактериологического оружия и подготовке бактериологической войны. Будучи впоследствии начальником санитарной службы 5-й армии, входившей в состав Квантунской армии, Сато руководил филиалом № 643 отряда № 731 и, будучи осведомлён о преступном характере деятельности отряда и филиала, оказывал им содействие в работе по производству бактериологического оружия Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 20 лет
Такаацу Такахаси (高橋 隆篤) 1888 года рождения, уроженец префектуры Акита, уезда Юри, города Хондзё (в наст. вр. город Юрихондзё), японец, генерал-лейтенант ветеринарной службы, химик-биолог, бывший начальник ветеринарной службы японской Квантунской армии Будучи начальником ветеринарной службы Квантунской армии, являлся одним из организаторов производства бактериологического оружия, осуществлял непосредственное руководство преступной деятельностью отряда № 100 и несёт ответственность за проведение бесчеловечных опытов по заражению заключённых бактериями острых инфекционных болезней Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 25 лет
Дзэнсаку Хирадзакура (平桜 全作) 1916 года рождения, уроженец префектуры Исикава, города Канадзава, японец, поручик ветеринарной службы, ветеринарный врач, бывший научный работник отряда № 100 японской Квантунской армии Являясь сотрудником отряда № 100, лично вёл исследования в области выработки и применения бактериологического оружия. Он неоднократно принимал участие в специальной разведке на границах Советского Союза в целях изыскания наиболее эффективных способов бактериологического нападения на СССР и при этом производил отравление водоёмов, в частности в районе Трёхречья Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет
Кадзуо Митомо (三友 一男) 1924 года рождения, уроженец префектуры Сайтама, уезда Титибу, деревни Харая (в наст. вр. город Титибу), японец, старший унтер-офицер, бывший сотрудник отряда № 100 японской Квантунской армии Сотрудник отряда № 100, принимал непосредственное участие в изготовлении бактериологического оружия и лично испытывал действие бактерий на живых людях, умерщвляя их этим мучительным способом. Митомо являлся участником бактериологических диверсий против СССР в районе Трёхречья Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 15 лет
Норимицу Кикути (菊地 則光) 1922 года рождения, уроженец префектуры Эхимэ, японец, ефрейтор, бывший санитар-практикант филиала № 643 отряда № 731 японской Квантунской армии Работая в лаборатории филиала № 643 отряда № 731, принимал непосредственное участие в работах по изысканиям новых видов бактериологического оружия и культивированию бактерий брюшного тифа и дизентерии. В 1945 году Кикути прошёл специальную переподготовку на курсах, готовивших кадры для ведения бактериологической войны Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 2 года
Юдзи Курусима (久留島 祐司) 1923 года рождения, уроженец префектуры Кагава, уезда Сёдзу, деревни Ноо, японец, бывший санитар-лаборант филиала № 162 отряда № 731 японской Квантунской армии Работая лаборантом филиала отряда № 731 и имея специальную подготовку, принимал участие в культивировании бактерий холеры, сыпного тифа и других инфекционных болезней и в испытаниях бактериологических снарядов Заключение в исправительно-трудовой лагерь сроком на 3 года

Дальнейшая судьба осуждённых[править | править код]

В марте 1950 года все 12 осужденных прибыли в лагерь № 48 для высшего командного состава германской и японской армий, расположенный в селе (Чернцы, Ивановская область)[10]. Там они отбывали срок[10].

Двое осужденных на Хабаровском процессе умерли в СССР. Осужденный Т. Такахаси умер в лагере для военнопленных № 48 от кровоизлияния в мозг[11]. Томио Карасава покончил жизнь самоубийством в 1956 году в лагерной бане[12].

Двое осужденных были освобождены за отбытием срока заключения и вернулись в Японию до смерти Иосифа Сталина. Политбюро ЦК ВКП(б) 7 октября 1951 года приняло решение об освобождении ефрейтора Кикути Норимицу в связи с истечением срока заключения[13]. Осужденный Юдзи Курусима был освобожден по истечении срока заключения в 1952 году и также вернулся в Японию[12].

Отодзо Ямада был досрочно освобожден от уголовного наказания и вернулся в Японию в мае 1956 года[12].

В середине декабря 1956 года оставшиеся 7 осужденных (Рюдзи Кадзицука, Киеси Кавасима, Тосихидэ Ниси, Масао Оноуэ, Сюндзи Сато, Дзэнсаку Хирадзакура и Кадзуо Митомо) были доставлены пассажирским поездом из Иваново в Москву[12]. Их обеспечили продуктами и одеждой (в частности, генералам выдали полный комплект гражданского платья), вернули все изъятые и описанные при аресте личные вещи[14]. По просьбе репатриантов для них организовали экскурсию по Москве[15]. Их включили в состав последней группы японских военнопленных, которая была отправлена из СССР в Японию 23 декабря 1956 года[15]. В Находке их передали японским властям[15].

Исследователи М.В. и Н. С. Супотницкие сообщали о судьбе осужденных на Хабаровском процессе[16]:

Вернувшись в Японию, ни один из японских генералов, причастных к разработке БО, не написал мемуаров о «сталинских застенках», хотя им за это предлагались большие деньги

Отодзо Ямада, возвращаясь из СССР, вел дневник. В них он отмечал сердечность и доброжелательность сопровождавших его сотрудников лагеря и в хокку описывал просторы и достопримечательности СССР[12]. Ямада из Японии писал в СССР не только военнопленным. но и сотрудникам НКВД и медперсоналу лагеря, которым выражал благодарность «за сердечную заботу и помощь», «за любезный, равносильный родственному уход» во время болезни и «за проявленное внимание вплоть до мелочей»[12].

Неудачная попытка реабилитации осужденных на Хабаровском процессе[править | править код]

В 1993—1994 годах Главная военная прокуратура Российской Федерации в связи с обращением Японской ассоциации бывших военнопленных рассмотрела материалы уголовного дела № Н‑20058 (по Хабаровскому процессу) и вынесла постановление об отказе в реабилитации[17]. Определением Верховного суда Российской Федерации от 15 декабря 1994 года приговор по Хабаровскому процессу был оставлен в силе[18].

Публикация материалов процесса[править | править код]

Материалы Хабаровского процесса, изданные в СССР в 1950 году

Материалы Хабаровского процесса изданы специальной брошюрой. 28 января 1950 года Государственное издательство политической литературы получило указание от Политбюро ЦК ВКП(б) о подготовке к изданию материалов Хабаровского судебного процесса в виде отдельной брошюры, а Государственному издательству иностранной литературы было поручено издать брошюру с аналогичным содержанием на китайском, корейском, английском, французском и немецком языках, обеспечив высокое качество перевода[19]. Уже 31 марта 1950 года А. Я. Вышинскому прислали «Сборник материалов судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии»[19].

Вышинский прислал Молотову замечания по поводу издания[20]:

  • В издании сообщалось, что одни протоколы допроса обвиняемых в ходе Хабаровского процесса, были прочитаны обвиняемым «на понятном японском языке», в других местах в издании упоминалось, что протоколы написаны «на японском языке», а иногда и вовсе отсутствовали упоминания о том, что протоколы были прочитаны обвиняемым. Вышинский предложил исключить детали прочтения протоколов допросов подследственным и стилистически унифицировать все фразы об этом;
  • Не во всех протоколах было указано, что переводчик был осведомлен об ответственности за заведомо ложный перевод протоколов.

В июне 1950 года Государственным издательством иностранной литературы издание было выпущено на английском языке под названием: «Материалы судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия»[21].

18 октября 1950 года В. Г. Григорьян, председатель внешнеполитической комиссии ЦК ВКП(б), сообщил, что «Международной книгой» за рубеж отправлено экземпляров данной книги[22]:

  • 8,9 тыс. экз. на немецком языке;
  • 3 тыс. экз. — на французском языке;
  • 12 тыс. экз. — на английском языке;
  • 72 тыс. экз. — на корейском языке;
  • 74 тыс. экз. — на японском языке.

Международное значение Хабаровского процесса[править | править код]

Сиро Исия

Один из судей Токийского процесса — Берт Ролинг — писал, что ему «впервые стало известно о японских зверствах в результате суда в Хабаровске»[23]. При этом американская администрация в Японии знала и скрывала информацию о фактах разработки японцами бактериологического оружия — по просьбе главного обвинителя Токийского процесса Джозефа Кинана СССР готовил к отправке в Токио свидетелей, выявленных среди военнопленных[24].

Факт использования японцами бактериологического оружия подтверждался также свидетельством, опубликованным независимо от Хабаровского процесса. Врач-коммунист Генрих Кент, работавший врачом во время японо-китайской войны, опубликовал в газете компартии Австрии «Фольксштимме» 24 июля 1949 года свой рассказ о том, что он наблюдал применение японцами бактериологических средств в Китае[25]. После Хабаровского процесса свидетельство Кента было опубликовано в газете «Дер Абенд» (4 января 1950 года) и в «Правде» (5 января 1950 года)[26].

В связи с публикацией свидетельства Кента С. А. Голунский и Е. Г. Забродин предложили поручить заместителю Верховного комиссара СССР в Австрии А. С. Желтову «выяснить возможность получения от венского врача Кента подробного заявления об известных ему фактах применения японцами бактериологических средств в войне с Китаем»[26].

По итогам Хабаровского процесса советская сторона рассматривала вопрос об организации нового международного суда над японцами. К служебной записке поданной 3 января 1950 года на имя А. Я. Вышинского прилагался «список военных преступников, находящихся вне СССР и упоминавшихся в материалах военного трибунала в Хабаровске» из 48 фамилий[27].

Изучив представленные Прокуратурой СССР следственные документы Хабаровского процесса сотрудники Министерства иностранных дел СССР Е. Г. Забродин и заместитель начальника договорно-правового управления П. Д. Морозов 16 января 1950 года докладывали А. Я. Вышинскому, что в материалах Хабаровского процесса не выявили убедительных аргументов вины Хирохито и предложили в служебной записке[28]:

…для изобличения Хирохито собрать доказательства, уличающие его в том, что, подписывая указы о создании отряда 731, он знал о характере действий деятельности отряда или получал сообщения по подготовке к бактериологической войне

Забродин и Морозов предложили вновь допросить «лиц, проходивших по Хабаровскому процессу.. специально по вопросу о роли Хирохито в подготовке и применении бактериологической войны»[28].

По итогам Хабаровского процесса Советское правительство в ноте просило Великобританию, США и Китай арестовать и организовать международный процесс (со ссылкой на Женевский протокол от 25 июня 1925 года) над Сиро Исии и иными лицами, скрывшимися в Японии[29]. 3 февраля 1950 года в «Правде» была опубликована советская нота, в которой сообщалось о Хабаровском процессе и указывалось на необходимость наказать «других главных организаторов и вдохновителей этих чудовищных преступлений», которые были названы поименно[30]:

  • Хирохито, по специальному секретному указу которого, «на территории Маньчжурии был создан центр японской армии по подготовке бактериологической войны и применению бактериологического оружия»;
  • Исии Сиро, генерал-лейтенант медицинской службы, чья «активная организующая роль… в преступной подготовке и практическом применении бактериологического оружия» была полностью доказана на Хабаровском процессе;
  • Китано Масадзи, генерал-лейтенант медицинской службы, руководивший отрядом № 731 с августа 1942 года по март 1945 года;
  • Вакамацу Юдзиро, генерал-майор ветеринарной службы, начальник отряда № 100 в 1941—1945 годах, занимавшегося производством бактериологического оружия, заражениями водоемов, пастбищ и скота опасными болезнетворными бактериями и экспериментами над живыми людьми;
  • Касахара Юкио, генерал-лейтенант, начальник штаба Квантунской армии

в 1942—1945 годах, осуществлявший «руководство подготовкой бактериологической войны против СССР».

Таким образом, список потенциальных обвиняемых сократился за месяц с 48 до 5 фамилий.

На советскую ноту согласием ответила Китайская народная республика[31].

11 мая 1950 года Государственный департамент США получил советскую дипломатическую ноту о предании суду Сиро Исии, Китано Масадзи, Вакамацу Юдзиро и Касахара Юкио[32]. Также СССР предлагал в связи с обстоятельствами, установленными в ходе Хабаровского процесса, предать суду императора Хирохито как военного преступника[33]. 3 февраля 1950 года МИД СССР получил ответную ноту от Государственного департамента США, в которой указывалось на то, что решение Дальневосточной комиссии от 3 апреля 1946 года рекомендовало исключить японского императора из списка обвиняемых на Международном военном трибунале для Дальнего Востока, а также на то, что Советский Союз не внес на рассмотрение в этот список кандидатуру Хирохито[33]. Поэтому предложение советской стороны, как указывалось в ноте Госдепартамента США, «явным образом ставит под сомнение истинные цели советской ноты»[33].

В итоге пять японцев, приведенных в советской ноте, так и не были преданы суду. К тому же в 1950 году началась Корейская война. В условиях этого конфликта 21 февраля 1952 года Мао Цзэдун в письме И. В. Сталину обвинил американцев в использовании японских разработок бактериологического оружия[34]:

Из числа видных японских военных преступников бактериологической войны, которые были упомянуты в ноте советского правительства от 1 февраля 1950 г., три человека, а именно Исии Сиро, Вакама[ц]у Юдзиро и Китано Масадз[и], в настоящее время находятся в Корее. Они взяли с собой все оборудование, необходимое для ведения бактериологической войны, в том числе бациллоносителей холеры и чумы и газы, действующие разрушающе на кровь человека, а также различное оборудование для распространения бациллоносителей. Японские военные преступники бактериологической войны с ведома американцев используют китайских и корейских военнопленных для испытания бактериологического оружия… Еще в марте 1951 г. начальник отдела санитарного благосостояния при Главном штабе войск ООН бригадный генерал Семс на бактериодесантном судне № 1091 прибыл в порт Гензан, а затем он посетил остров Киосейто, где под его наблюдением и руководством производились испытания бактериологического оружия на китайских и корейских военнопленных… На этот раз действия противника, направленные на распространение бациллоносителей, схожи с действиями и методами, которые применялись военными преступниками бактериологической войны Исии Сиро и другими японскими военными преступниками бактериологической войны в период японо-китайской войны

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Protocol for the Prohibition of the Use of Asphyxiating, Poisonous or Other Gases, and of Bacteriological Methods of Warfare. Geneva, 17 June 1925 (англ.)
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Отряд 731
  3. 1 2 3 4 Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 194.
  4. 1 2 3 4 Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 195.
  5. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 203—204.
  6. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 205.
  7. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ ДЛЯ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗЛОДЕЕВ Архивировано 28 апреля 2011 года.
  8. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 197—198, 208.
  9. Транскрипция японских имён собственных и топонимов приводится в той форме, в какой она дана в приговоре, и может отличаться от современной
  10. 1 2 Кузнецов Д. В. Оружие дьявола: Разработка и применение оружия массового уничтожения во время агрессии Японии против Китая (1931—1945 гг.). — Благовещенск: Изд-во Благовещенского государственного педагогического университета, 2019. — С. 157.
  11. Дальний Восток СССР: 1941—1945 гг. История Дальнего Востока России. Т. 3. Кн. 3 / Под общей редакцией член-корреспондента РАН Н. Н. Крадина, отв. ред. Г. А. Ткачева — Владивосток: Дальнаука, 2020. — С. 694.
  12. 1 2 3 4 5 6 Кузнецов Д. В. Оружие дьявола: Разработка и применение оружия массового уничтожения во время агрессии Японии против Китая (1931—1945 гг.). — Благовещенск: Изд-во Благовещенского государственного педагогического университета, 2019. — С. 161.
  13. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б. и., 2016. — С. 235.
  14. Кузнецов Д. В. Оружие дьявола: Разработка и применение оружия массового уничтожения во время агрессии Японии против Китая (1931—1945 гг.). — Благовещенск: Изд-во Благовещенского государственного педагогического университета, 2019. — С. 161—162.
  15. 1 2 3 Кузнецов Д. В. Оружие дьявола: Разработка и применение оружия массового уничтожения во время агрессии Японии против Китая (1931—1945 гг.). — Благовещенск: Изд-во Благовещенского государственного педагогического университета, 2019. — С. 162.
  16. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ЧУМЫ. ОЧЕРК XXXIV — ЧУМА ОТ ДЬЯВОЛА В КИТАЕ (1933—1945) — М.: Вузовская книга, 2006. ISBN 5-9502-0061-6
  17. Дальний Восток СССР: 1941—1945 гг. История Дальнего Востока России. Т. 3. Кн. 3 / Под общей редакцией член-корреспондента РАН Н. Н. Крадина, отв. ред. Г. А. Ткачева — Владивосток: Дальнаука, 2020. — С. 694—695.
  18. Дальний Восток СССР: 1941—1945 гг. История Дальнего Востока России. Т. 3. Кн. 3 / Под общей редакцией член-корреспондента РАН Н. Н. Крадина, отв. ред. Г. А. Ткачева — Владивосток: Дальнаука, 2020. — С. 695.
  19. 1 2 Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 206.
  20. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 206—207.
  21. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 207.
  22. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 207—208.
  23. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 302.
  24. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 302—303.
  25. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 306—307.
  26. 1 2 Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 306.
  27. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 304.
  28. 1 2 Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 307.
  29. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 208.
  30. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 308.
  31. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 308, 312.
  32. Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 261.
  33. 1 2 3 Ким С. П.Японские военнопленные на территории Советского Союза (1945—1956 гг.). Дисс… канд. ист. наук. — М.: Б.и., 2016. — С. 260.
  34. Романова В. В., Шулатов Я. А. После Хабаровского процесса 1949 г.: СССР, США и попытка организации нового трибунала на Дальнем Востоке в условиях «холодной войны» // История медицины. — 2017. — Т. 4. — № 3. — С. 313.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]