Хлеб-соль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Хлеб-соль на русской свадьбе

Хлеб-соль (хлеб да соль, хлебосоль) — сочетание хлеба и соли, характерное для их хранения и использования в быту и в обрядах; обобщенное наименование пищи; приветствие, обращенное к участникам трапезы[1].

Хлебосольство — радушное угощенье, готовность принимать у себя гостей, угощать их, держать открытый стол и давать званые обеды. Хлебосольный хозяин, хлебосол — радушный угощатель[2].

Славянские традиции[править | править исходный текст]

Традиционная встреча дорогих гостей «Хлебом-солью»
Встреча «хлебом-солью» дважды Героя Советского Союза генерала армии Лелюшенко Д.Д. в 4-й танковой армии ГСВГ, 1984 год.

Сочетание хлеба и соли у многих народов играло роль ёмкого символа: хлеб олицетворяет богатство и благополучие, а соль защищает от враждебных сил и чар. У русских в начале и в конце обеда советовали съесть для счастья кусочек хлеба с солью. Угощение гостя хлебом-солью устанавливало между ним и хозяином дружеские доверительные отношения; отказ же от них расценивался как оскорбительный жест. В Новгородской губернии в случае, если пришедший в избу отказывался от угощения, ему с обидой говорили: «Как же ты так из пустой избы пойдёшь!» В «Домострое» рекомендовалось напоить недруга и накормить его хлебом да солью, чтобы была «вместо вражды дружба». «Хлебосольными» и сегодня называют радушных гостеприимных хозяев.

Фразе «хлеб да соль» приписывалось в прошлом магическое значение. Как писал Я. Рейтенфельс, если русские «кого застанут за едою, то они кричат ему священные слова: „хлеб да соль“, каковым благочестивым изречением отгоняются, по их убеждению, злые духи». По сообщению А. Поссевино, слова «хлеб да соль» произносят в конце трапезы в знак её окончания: «Московиты также считают, что этими словами отвращается всякое зло»[1].

При поселении в новый дом прежде всего в красном углу размещали икону, хлеб-соль или квашню с тестом[3].

Чтобы задобрить рассерженного домового, русские селяне клали краюшку хлеба вместе с солью в чистую белую тряпку, во дворе становились на колени и оставляли узелок около ворот со словами: «Хазиин батюшка частнай дамавой, хазяюшка дамавая, матушка частная, вот я вам хлеб-соль принёс!». Угощение домовому оставляют на столбе, на котором держатся ворота[4].

В Курской губернии, приведя в дом только что купленную корову, хозяйка давала ей с заслонки хлеб-соль и приговаривала: «Как заслонка от печи не отходит, так и ты не отходи от двора»[5]. На Ярославщине встречали новокупленное животное обычно в воротах или же давали ему хлеб-соль из открытого окна дома.

В местечке Костюковичи (Климовичский уезд Могилевской губернии) «выгоняя в первый раз скот в поле, накроют стол скатертью, положат хлеб с солью, зажгут святые свечи, помолятся богу; потом отрежут окрай хлеба, посыплют солью, завернут в тряпку и выдут на двор к собранному скоту». Пригнав животных к кустам, хозяин клал под куст на вербную ветку хлеб и, отвесив тридцать земных поклонов, произносил: «Хозяин, на тебе хлеб и соль! Паси мой скот, штоб ня было ни якай шкоды!»[6]. Сходными приёмами старались умилостивить природных духов — лешего, водяного, полевика, подкустовника, межевика и т. п.

Крестьяне Смоленской губернии при пропаже скотины делали «относ русалкам»: собирали в узел лапти, онучи, хлеб-соль и относили в лес, оставляя узел на дереве с приговором: «Прошу вас, русалки, мой дар примите, а скотинку возвратите!»[7].

Во время засухи на Житомирщине шли к старому колодцу: впереди три вдовы: одна несла икону, другая хлеб-соль, третья их сопровождала. Все брались за руки, молились, просили послать дождь и трижды обходили колодец[8].

На Украине в XIX в. сохранялся обычай ритуального кормления Параскевы Пятницы: накануне дня св. Параскевы и в ночь на Страстную пятницу хозяйки застилали стол и ставили на него разведенный мёд (сыть, канун), а в остальное время на ночь с четверга на пятницу оставляли на столе хлеб-соль, кашу и ложку для Пятницы[9].

Поговорки[править | править исходный текст]

  • Хлеб-соль водить (знаться, дружиться с кем)
  • Я помню твою хлеб-соль
  • Хлеб-соль взаимное дело
  • От хлеба-соли не отказываются
  • Хлеб да соль, и обед пошёл!
  • Без хлеба-соли обедать не садятся
  • Хлеб-соль кушай, а добрых людей слушай
  • Молода: хлебом-солью отца мать не объела
  • Без хлеба, без соли худая беседа (половина беседы)
  • Хлеб-соль да камень за пазухой носи
  • Не за хлебом-солью сказано (дурное слово)
  • После хлеба-соли добрые люди семь часов отдыхают
  • Хлеб-соль платежом красна
  • Хлеб-соль на столе, а руки свое(и)
  • Хлеб-соль ешь, а правду режь (или: а правду-матку режь)
  • Хлеб-соль водить — не безмен носить (не с безменом ходить)
  • Хлеб-соль не бранится (не бранит)
  • Боронись хлебом-солью
  • Хлеб-соль заемное (взаимное, отплатное) дело
  • Кинь хлеб-соль назади, очутится впереди
  • Хлеб хлебу брат (о хлебосольстве)
  • Хорош тот, кто поит да кормит; а и тот не худ, кто хлеб-соль помнит
  • За хлеб, за соль, за щи с квасом, за лапшу, за кашу, за милость вашу (благодарим)!
  • «Хлеб-соль!» или «хлеб да соль!» — пожеланье, привет вошедшего в избу во время обеда; ответ: «просим!» или шуточн. «ешь, да свой!»[2]
  • Тебе хлеб-соль — мне дрему и сон
  • Лучше хлеба с солью не придумаешь

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  1. Агапкина Т. Л. Заслонка // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 273–275. — ISBN 5-7133-0982-7.
  2. Виноградова Л. Н., Толстая С. М. Лапти // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2004. — Т. 3. — С. 79–82. — ISBN 5-7133-1207-0.
  3. Даль В. И. Хлеб-соль // В. Даль Толковый словарь живого великорусского языка. — 1880—1882.
  4. Левкиевская Е. Е. Домовой // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 120–124. — ISBN 5-7133-0982-7.
  5. Милорадович В. П. Малорусские народные поверья и рассказы о Пятнице // Українцi: народнi вiрування, повiр'я, демонологiя / Составление, примечание А. П. Пономарева, Т. В. Косминой, О. О. Боряк. — К.: Либiдь, 1991. — С. 120–124. — ISBN 5-325-00371-2.
  6. Плотникова А. А., Усачёва В. В. Дом // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 116–120. — ISBN 5-7133-0982-7.
  7. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. — М.: Наука, 1979. — 286 с. — (Академия наук СССР. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая).
  8. Страхов А. Б. Культ хлеба у восточных славян. — München: Verlag Olto Sagner, 1991. — 248 с. — ISBN 3-87690-492-7
  9. Толстая С. М. Дождь // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 106–111. — ISBN 5-7133-0982-7.
  10. Топорков А. Хлеб-соль // Русский образ жизни / ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2007. — С. 869. — ISBN 978-5-902725-05-3.

Ссылки[править | править исходный текст]