Хойин-иргэн

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Хойин-иргэн
Ойн иргэн
Другие названия лесное племя, лесной народ, дикие татары
Тип монгольские племена
Этноиерархия
Раса монголоидная
Общие данные
Язык монгольский
Письменность старомонгольское письмо
Религия тенгрианство, шаманизм
Предки хунну, дунху
Историческое расселение
Баргуджин-Токум, Монголия

Хойин-иргэн (монг. ойн иргэн) — группа монголоязычных племён, обитавших на севере Монгольской империи, в стране Баргуджин-Токум. Термин также распространялся на тунгусо-маньчжурские и тюркские племена региона.

Этноним[править | править код]

В переводе с монгольского языка «хойин-иргэн», «ойн иргэн» означает «лесное племя», «лесной народ»[1]. В китайских источниках были известны как «дикие татары»[2].

История[править | править код]

В XII в., после того как татары на некоторое время захватили политическую гегемонию в степях, татарами стали называть все степное население от китайской стены до сибирской тайги. Население Баргуджин-Токума в китайских источниках было известно как «дикие татары»[2].

В состав диких татар входили южносибирские племена охотников и рыболовов. Они не знали ханской власти и управлялись старейшинами. К числу «диких татар», т. е. охотников и рыболовов, относились древние урянхаи, уги[2] (мохэ)[3], а также другие многочисленные и разрозненные лесные племена[2].

Баргуджин-Токум[править | править код]

Описание Баргуджин-Токума и племени мекрин (бекрин) имеются у Марко Поло: «На север от Каракорона [Каракорума] и от Алтая, от того места, где, как я рассказывал, хоронят татарских царей, есть равнина Бангу [Баргу], тянется она на сорок дней. Народ тамошний дикий и зовется мекри, занимаются скотоводством, много у них оленей; на оленях, скажу вам, они ездят. Нравы их и обычаи те же, что и у татар; они великого хана. Ни хлеба, ни вина у них нет. Летом у них есть дичь и они охотятся и на зверей, и на птиц; а зимою от великого холода там не живут ни зверь, ни птица»[4].

У Рашид ад-Дина также имеется описание земель Баргуджин-Токума. В «Сборнике летописей» написано, что холод в монгольских землях «бывает чрезмерным, а в особенности в той ее части, которую называют Баргуджин-Токум». «Так как в этих пределах случаются частые грозы, которые для жителей являются огромным бедствием, то последние это происшествие ставят в связь с каким-нибудь дурным явлением. Они также рассказывают, что по всяким поводам им являются джины и разговаривают [с ними]. В том владении ... безмерное количество шаманов [кам], — общеизвестно, что джины с ними разговаривают, — в частности, в той области, которая близка к границе отдаленнейшей обитаемости. Эту область называют Баргу, а также называют Баргуджин-Токум. Там шаманов больше всего»[5].

В 1207 году, в год Зайца, Джучи, первый сын Чингисхана, подчинил лесные народы Баргуджин-Токума Монгольской империи. Джучи в походе сопровождал Буха. Первым покорность Джучи выразил Худуха-беки, правитель ойратов. В «Сокровенном сказании монголов» в числе Хойин-иргэн (Лесных народов), которые подчинились Джучи, упоминаются следующие племена: ойрат, бурят, бархун (баргут), урсут, хабханас, ханхас, тубас, киргиз, шибир, кесдиин, баит, тухас, тенлек, тоелес, тас и бачжиги[6].

Наиболее сильное сопротивление захватчикам оказали хори-туматы, в походе на которых был убит Борохул, один из военачальников Чингисхана. Кроме этого в плен были захвачены Хорчи-нойон, сподвижник Чингисхана из рода баарин, и Худуха-беки. Покорение хори-туматов в дальнейшем завершит Дорбо-Докшин, военачальник из рода дурбэн[6].

Родоплеменной состав[править | править код]

  • Баргуты, хори-туматы, туласы — близкородственные племена. Область Баргуджин-Токум, в которой были расселены баргуты, хори и туласы, располагалась севернее Селенги, по соседству с рекой Ангарой. Туматы были дисперсно расселены в Баргуджин-Токуме, т. е. в Прибайкалье, а также, вероятно, в районе Восточного Саяна[7]. В туласах, которые ответвились от баргутов, ряд исследователей видит олётов и сэгэнутов[8][9].
  • Баяуты — одно из племён дарлекинов. В составе баяутов выделялись ветви джадай и кэхэрин. Были расселены в районах северных истоков реки Селенги и по реке Джида[7]. В переводе И. Н. Березина баяуты упоминаются под именем байлук[10].
  • Бекрины (мекрины, мекриты). Упоминаются у Марко Поло как одно из племён Баргуджин-Токума (племя мекри)[11]. А. Г. Юрченко писал, что мекриты — большое племя, занимавшее земли юго-восточнее Байкала, и что францисканцы разграничивают мекритов и меркитов не только терминологически, но и территориально[12]. При этом, согласно Рашид ад-Дину, племя бекрин жило в горной стране по соседству с уйгурами. По Б. З. Нанзатову, бекрины проживали в районе Тянь-Шаня, неподалеку от Монгольского Алтая[13].
  • Булагачины, кэрэмучины. Проживали на территориях западного Прибайкалья и Баргуджин-Токума[7]. Булагачины представляют собой предков булагатов, кэрэмучины — эхиритского рода хэрмэшин[14]. Г. В. Ксенофонтов писал, что можно считать бесспорно установленным, что под этими двумя племенами подразумевались именно предки современных эхирит-булагатов, составляющих и теперь большинство коренного населения Приангарья[15].
  • Буряты. Упоминаются «Сокровенном сказании монголов» в числе лесных народов, покорённых Джучи. Как полагают исследователи, под этим именем ранее были известны булагаты. В «Сборнике летописей» булагаты упоминаются под именем булагачин[16][17]. Этноним «бурят» в дальнейшем стал общим именем для монголоязычных групп населения Прибайкалья[14].
  • Дурбэны, хатагины, салджиуты — племена нирунов. Проживали по берегам юго-западных притоков реки Ангары Иркут, Китой, Белая. Потомки данных племён по сей день проживают в составе китойских бурят[7].
  • Киргизы (енисейские кыргызы). Племена киргизов упоминаются как соседствующие с областью Кэм-Кэмджиут и её народом, а также как соседи туматов[7]. Хиргисы известны в составе кудинских[18] и закаменских бурят (хан-хиргис)[19], а также в составе мянгатов (хар хиргис, шар хиргис, модон хиргис)[20].
  • Курканы. Этноним восходит к имени курыканов[7]. В «Сборнике летописей» Рашид ад-Дином куркан упоминаются в числе «народностей, которых в настоящее время называют монголами»[21]. Кроме куркан также упоминаются куркин в составе племени джалаиров. Потомками данных племён и носителями древнего этнонима являются современные бурятские хурхад (один из булагатских родов)[22], урянхайские хорхон[23] и даурские куркан[24].
  • Кэм-кэмджиуты. Проживали в северо-западных районах Монголии, в верховьях Енисея и Оби. В названии племени кэм-кэмджиуты имеется указание на его местообитание — кем (или кэм), слово, которым обозначались верховья реки Енисея и которое сохранилось в современном названии притока Енисея — Кемчик[25]. Исследователи считают возможным отождествление кэм-кэмджиутов с татарским родом камаши (камачи)[26].
  • Мангуты, уруты — близкородственные племена. В составе мангутов упоминаются ветви: оймангут (лесные мангуты), усуту мангут (речные мангуты)[27]. Усуту-мангуны проживали по реке Ангаре[7]. Одно из основных поколений примкнувшего к хонгодорам рода тэртэ в составе закаменских бурят носит имя мангадай. В данном названии, согласно Б. З. Нанзатову, прослеживается связь с этнонимом «мангуд»[28]. С этнонимом мангут также связаны современные бурятские фамилии Мангутов, Мангатаев, Мангадханов[27]. Уруты, ближайшие родичи мангутов, также были расселены поблизости с Баргуджин-Токумом[7].
  • Меркиты. Меркиты делились на три ветви: увас (хоас), хаат и удуит.[6] Удуит-меркиты были наиболее многочисленны и делились на следующие подразделения: уйкур, мудан, тудаклин и джиюн. Проживали в районе рек Уда[7], Хилок, Селенга[6]. Ряд исследователей считает, что потомками меркитов является хори-бурятский род хуасай (ухасай)[29].
  • Ойраты. Проживали в Восьмиречье, в области истоков реки Кэм — современного Енисея, в районе современной Тувы и Северной Монголии в районах озера Хубсугул. Потомками ойратов Баргуджин-Токума являются сэгэнуты[29], икинаты и ряд других бурятских родов[14].
  • Сакаиты. Данных, связанных с расселением, не имеется. Однако, возможна связь с этнонимом саха, который принадлежит современным якутам. Возможно, часть носителей этого этнонима высоко поднялась по реке Лене и оказалась в пределах или по соседству с Баргуджин-Токумом[7]. Г. В. Ксенофонтов отрицал связь саха с сахаэт, считая последних чисто монгольским племенем. Ряд исследователей потомками сакаитов считает калмыцкий род соха/сохад[30].
  • Сулдусы. Проживали в районе Восточного Саяна — Прихубсугулья, а также в районе удаленных притоков реки Селенги[7].
  • Тайджиуты. Часть тайджиутов была расселена по реке Селенге и по соседству с областью Кэм-Кэмджиут. В настоящее время род тайшууд известен в составе китойских[18], кудинских (в составе бурят, живущих на реке Голоустной)[7] и других этнических групп бурят.
  • Татары. Часть татар проживала по соседству с племенами дурбэн (дорбен), хатагин, салджиут в низовьях правых притоков Анкары в районе рек Иркут, Китой, Белая, Унга[7]. Часть татар была носителями родовых имён хойин[26] и дорбен-татар[6]. С приангарскими татарами принято отождествлять термины «водяные татары» и алакчины. В свою очередь, с водяными татарами связано упоминание татарского города Алакчин[31], который располагался в истоках Ангары либо в районе восточного побережья озера Байкал[32]. Потомками приангарских татар, согласно Б. З. Нанзатову, являются бурятские роды тэртэ, шошолок и саган, один из хонгодорских родов[7].
  • Урасуты, теленгуты, куштеми. По Рашид ад-Дину, эти племена подобны монголам[26]. Предположительно, проживали на Алтае. Известно, что уруснутами называли бурятское племя хонгодоров, ныне расселённых в Присаянье[33]. В составе джалаиров также упоминаются тулангит[26]. Современными носителями этнонима теленгут являются теленгиты, калмыкские теленгут[34], бурятские тэлэгун, долонгут[14], монгольские долонгууд[35], казахские толенгит. Названия куштеми и кесдиин отождествляют с термином кыштым, собирательным названием мелких сибирских племен, находившихся в даннической зависимости от более сильных соседей[36].
  • Урянкаты. Лесные урянкаты (хойин-урянка) не имели родственных связей с урянкатами из дарлекинов. Лесные урянкаты, проживали в районе Присаянья-Прихубсугулья, предположительно, на Окинском плато и в Дархатской котловине. Возможно, часть урянкатов была расселена в еще более близких к Баргуджин-Токуму местах, таких как долина Иркута, верховья Джиды. Потомки лесных урянкатов[7] и урянкатов-дарлекинов (в том числе потомки Джэлмэ)[37] в дальнейшем вошли в состав многих этнических групп бурят[38].

Нир-хойин[править | править код]

Потомки старшего брата Есугея, Некун-тайджи, были известны как нир-хойин (нирун-хойин) — хойин-иргэн. Во времена Чингисхана они поддержали тайджиутов и проживали в лесных районах. Согласно «Сборнику летописей», «каждое племя, юрт которого находился вблизи лесов, причислялось к «лесным племенам», но так как леса в каждой области были далеки друг от друга, то их племена, роды и ветви рода не имели отношения друг к другу. И хотя всех их вместе называли «лесное племя» по лесистой местности, [где они жили, однако] у них было установлено, к какому племени принадлежит каждое из них»[1].

Этноним в настоящее время[править | править код]

Этноним «хойин-иргэн» в настоящее время сохранился в форме родовых имён, носители которых традиционно проживают на территории северных аймаков Монголии. В составе дархатов имеется род ойнод[20]. В современной Монголии проживают носители следующих родовых фамилий:

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 2->РАЗДЕЛ 1. ЧАСТЬ 3. www.vostlit.info. Дата обращения 22 июня 2019.
  2. 1 2 3 4 Гумилёв Л. Н. В поисках вымышленного царства. Трилистник птичьего полета. 5. Разорванное безмолвие (961≈1100) [окончание]. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 22 июня 2019.
  3. Гумилёв Л. Н. История народа хунну. — Directmedia, 2016-03-31. — С. 419. — 793 с. — ISBN 9785447569310.
  4. Марко Поло. Книга о разнообразия мира. Главы 60, 79. www.vostlit.info. Дата обращения 25 мая 2019.
  5. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 4. www.vostlit.info. Дата обращения 7 марта 2019.
  6. 1 2 3 4 5 Сокровенное сказание монголов. Перевод С. А. Козина.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Нанзатов Б. З. Расселение и племенной состав «лесных народов» в предчингисовское и чингисовское время (по данным летописей Рашид ад-Дина) // Древние культуры Монголии и Байкальской Сибири. — 2011. — 3-7 мая. — С. 441—451.
  8. Цыбикдоржиев Д. В. Ойраты до и после 1207 г. // Культурное наследие народов Центральной Азии. Вып. 3. — 2012. — С. 120—148.
  9. Коновалов П. Б., Цыбикдоржиев Д. В. Исторический Баргуджин-Токум — исконная родина бурятского народа // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — 2017. — Т. 19. — С. 129—150. — ISSN 2227-2380.
  10. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 3. www.vostlit.info. Дата обращения 22 июня 2019.
  11. Марко Поло. Книга о разнообразия мира. Главы 60, 79. www.vostlit.info. Дата обращения 25 мая 2019.
  12. Ц. де Бридиа. История Тартар. Перевод С. В. Аксёнова и А. Г. Юрченко. www.vostlit.info. Дата обращения 25 мая 2019.
  13. Нанзатов Б. З. Расселение и племенной состав номадов Центральной Азии в предчингисовское и чингисовское время (по данным летописей Рашид ад-Дина) // Монгольская империя и кочевой мир (Мат-лы междунар. науч. конф-ии). Кн. 3. — 2008. — С. 377—443.
  14. 1 2 3 4 Нанзатов Б. З. Этногенез западных бурят (VI-XIX вв.). — Иркутск, 2005. — 160 с. — ISBN 5-93219-054-6.
  15. Ксенофонтов Г. В. Ураангхай-сахалар. Очерки по древней истории якутов. Книга 2. — Национальное издательство Республики Саха (Якутия), 1992. — 416 с.
  16. Болхосоев С. Б. К вопросу об общих истоках происхождения этнонимов «Бурят» и «Булагат» // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — 2017. — С. 178—196.
  17. Ушницкий В. В. Основные версии происхождение бурятского народа // Известия Лаборатории древних технологий. — 2015. — № 4 (17). — С. 52—60.
  18. 1 2 Нанзатов Б. З. Племенной состав бурят в XIX веке // Народы и культуры Сибири. Взаимодействие как фактор формирования и модернизации. — 2003. — С. 15–27.
  19. Бабуев С. Д. Из родословных закаменских бурят. — Закаменск, 1993.
  20. 1 2 Нанзатов Б. З. Этнический состав и расселение народов Монгольского Алтая и Прихубсугулья в начале XX века // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — 2013. — № 2.
  21. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->УКАЗАТЕЛЬ НАЗВАНИЙ НАРОДОВ. www.vostlit.info. Дата обращения 16 ноября 2018.
  22. История Бурятии: в 3 т. Т.1 - Древность и средневековье. — Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2011. — 328 с. — ISBN 9785-7025-0302-1.
  23. Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 175-178. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  24. Цыбенов Б. Д. История и культура дауров Китая. Историко-этнографические очерки: монография / Зориктуев Б.Р. — Улан-Удэ: Изд-во ВСГУТУ, 2012. — 252 с. — ISBN 978-5-89230-411-5.
  25. Плано Карпини. История монгалов. Перевод Н. П. Шастиной. — Гос. изд-во геогр. лит-ры, 1957. — С. 214. — 270 с.
  26. 1 2 3 4 ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 2. www.vostlit.info. Дата обращения 30 декабря 2018.
  27. 1 2 Эрдынеева Ч. В. Сюжетные мотивы в англосаксонской эпопее «Беовульф» и бурятской Гэсэриаде // Вестник Бурятского государственного университета. Язык. Литература. Культура. — 2011. — Вып. 11. — С. 158—160. — ISSN 2305-459X.
  28. Нанзатов Б. З., Содномпилова М. М. Закаменские буряты в XIX в.: этнический состав и расселение // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология. — С. 151—171.
  29. 1 2 Ушницкий В. В. Исчезнувшее племя меркитов (мекритов): к вопросу о происхождении и истории (рус.) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. — 2009. — Т. 8, № 3: Археология и этнография. — С. 212—221.
  30. Проблемы этногенеза и этнической культуры тюрко-монгольских народов: сборник научных трудов. — Элиста: Калмыцкий гос. университет, 2007. — С. 52—54. — 177 с.
  31. Ушницкий В. В. Население Байкальского региона в эпоху средневековья (к проблеме этногенеза саха). — Якутск: Издат-во ИГИиПМНС СО РАН, 2013.
  32. Ван Пу. Обозрение династии Тан. Перевод Ю. А. Зуева. www.vostlit.info. Дата обращения 29 мая 2019.
  33. Ушницкий В. В. Средневековые народы Центральной Азии (вопросы происхождения и этнической истории тюрко-монгольских племен). — Казань, 2009. — С. 60. — 116 с. — ISBN 978-5-9690-0112-1.
  34. Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. — 2-е изд., перераб. и исправл. — Элиста: Калм. кн. изд-во, 2002. — 325 с.
  35. Үндэсний Статистикийн Хороо. Долонгууд. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 июня 2019.
  36. Зориктуев Б. Р. Об этническом составе населения долины Енисея в XIII в. // Вестник Восточно-Сибирского Государственного Института Культуры. — 2016. — № 1 (10). — С. 20—26. — ISSN 2541-8874.
  37. Доржи Банзаров: воспоминания, отзывы, рассказы современников, ученых и общественных деятелей XIX-начала XX вв. — Изд-во БНЦ СО РАН, 1997. — 103 с.
  38. Цыдендамбаев Ц. Б. Бурятские исторические хроники и родословные. Историко-лингвистическое исследование. — Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1972. — 664 с.
  39. Үндэсний Статистикийн Хороо. Ой. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 июня 2019.
  40. Үндэсний Статистикийн Хороо. Ойн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 июня 2019.
  41. Үндэсний Статистикийн Хороо. Ойн Иргэд. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 июня 2019.
  42. Үндэсний Статистикийн Хороо. Ойн Иргэн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 22 июня 2019.