Холодный дом

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Холодный дом
Bleak House
Обложка первой серии журнального издания (март 1852)
Обложка первой серии журнального издания (март 1852)
Жанр роман
Автор Чарльз Диккенс
Язык оригинала английский
Дата написания 1852—1853
Дата первой публикации 1853
Издательство Chapman & Hall[d]
Предыдущее История Англии для детей[d]
Следующее История Англии для детей[d]
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Холо́дный дом» (англ. Bleak House) — девятый роман Чарльза Диккенса (1853), который открывает период художественной зрелости писателя. В этой книге дан срез всех слоёв британского общества викторианской эпохи, от высшей аристократии до мира городских подворотен, и вскрыты тайные связи меж ними. Начала и концовки многих глав отмечены всплесками высокой карлейлевской риторики. Картина судебного делопроизводства в Канцлерском суде, исполненная Диккенсом в тональности кошмарного гротеска, вызвала восхищение таких авторов, как Ф. Кафка, А. Белый, В. В. Набоков. Последний посвятил разбору романа лекцию из цикла о величайших романах XIX века.

Работа над книгой[править | править код]

Был начат автором в ноябре 1851, а закончен в августе 1853 года. Как и почти все другие романы писателя, «Холодный дом», прежде чем появиться отдельным изданием, выходил ежемесячными выпусками (20 выпусков с марта 1852 до сентября 1853 года). Отдельно вышел в том же 1853 году с иллюстрациями «Физа» (X. Н. Брауна). В 1854 г. в журнале «Отечественные записки» был опубликован первый русский перевод.

Название «Холодный дом» возникло у Диккенса не сразу, а в процессе работы над произведением, в связи с переменой первоначального замысла. Первоначальный замысел сосредоточивался на «Одиноком Томе» — лондонских трущобах, на условиях жизни, нравственном, духовном и физическом облике нищих и отщепенцев столицы. С переменой замысла сместился идейный и композиционный центр романа — им стал Канцлерский суд, верховный Суд Справедливости, в то время высшая, после палаты лордов, судебная инстанция в Англии.[1]

Сюжет[править | править код]

Детство Эстер Саммерсон (Esther Summerson) проводит в Виндзоре, в доме своей крестной, мисс Барбери (Barbary). Девочка чувствует себя одинокой и хочет узнать тайну своего происхождения. Однажды мисс Барбери не выдерживает и сурово говорит: «Твоя мать покрыла себя позором, а ты навлекла позор на неё. Забудь о ней…» Через несколько лет крестная внезапно умирает и Эстер узнаёт от поверенного юриста Кенджа, представляющего некоего мистера Джона Джарндиса (John Jarndyce), что она — незаконный ребёнок; он заявляет в соответствии с законом: «Мисс Барбери была вашей единственной родственницей (разумеется — незаконной; по закону же у вас, должен заметить, нет никаких родственников)[2]». После похорон Кендж, осведомленный о сиротливом её положении, предлагает ей учёбу в пансионате в Рединге, где она ни в чем не будет нуждаться и подготовится к «выполнению долга на общественном поприще». Девушка с благодарностью принимает предложение. Там протекает «шесть счастливейших лет её жизни».

По окончании учёбы Джон Джарндис (ставший её опекуном) определяет девушку в компаньонки к своей кузине Аде Клейр. Вместе с молодым родственником Ады Ричардом Карстоном они отправляются в поместье под названием «Холодный дом». Когда-то дом принадлежал двоюродному деду мистера Джарндиса — Тому Джарндису, который застрелился, не выдержав напряжения от судебной тяжбы за наследство «Джарндисы против Джарндисов». Волокита и злоупотребления чиновников привели к тому, что процесс длился уже несколько десятилетий, уже умерли первоначальные истцы, свидетели, адвокаты, также накопились десятки мешков с документами по делу. «Казалось, что дом пустил себе пулю в лоб, как и его отчаявшийся владелец». Но благодаря стараниям Джона Джарндиса дом выглядит лучше, а с появлением молодых людей оживает. Умной и рассудительной Эстер вручаются ключи от комнат и кладовок. Она хорошо справляется с хозяйственными делами — недаром Джон ласково называет её Хлопотуньей.

Их соседями оказываются баронет сэр Лестер Дедлок (напыщенный и глуповатый) и его жена Гонория Дедлок (прекрасная и надменно-холодная), которая моложе его на 20 лет. Светская хроника отмечает каждый её шаг, каждое событие в её жизни. Сэр Лестер чрезвычайно горд своим аристократическим родом и заботится лишь о чистоте своего честного имени.

Холодный дом (иллюстрация X. Н. Брауна)

Молодой служащий конторы Кенджа Уильям Гаппи с первого взгляда влюбляется в Эстер. Будучи по делам фирмы в усадьбе Дедлоков, он поражается её сходству с леди Дедлок. Вскоре Гаппи приезжает в Холодный дом и признается Эстер в любви, но получает решительный отказ. Тогда он намекает на удивительное сходство Эстер и леди. «Удостойте меня вашей ручки, и чего только я не придумаю, чтобы защитить ваши интересы и составить ваше счастье! Чего только не разведаю насчет вас!» Он сдержал слово. В его руки попадают письма безвестного господина, скончавшегося от чрезмерной дозы опиума в грязной, убогой каморке и похороненного в общей могиле на кладбище для бедных. Из этих писем Гаппи узнает о связи капитана Хоудона (этого человека) и леди Дедлок, о рождении их дочери. Уильям незамедлительно делится своим открытием с леди Дедлок, чем приводит её в крайнее смятение.

Анализ[править | править код]

Действие разворачивается на фоне разбора в Канцлерском суде бесконечной судебной тяжбы «Джарндисы против Джарндисов», длящейся более 50 лет. Автор обличает английское правосудие. В предисловии и первой главе Диккенс вводит читателей в основную проблему романа. И в главе I он пишет «Это он, Канцлерский суд. Суд Справедливости, позволяет могуществу денег бессовестно попирать право», и:

И в самом непроглядном тумане и в самой глубокой грязи и трясине невозможно так заплутаться и так увязнуть, как ныне плутает и вязнет перед лицом земли и неба Верховный Канцлерский суд, этот зловреднейший из старых грешников

В романе Канцлерский суд — сатирически изображенная реальность английского судопроизводства и символ формализма, бюрократизма, бесправия, несправедливости. От него прямо или косвенно, в большей или меньшей мере зависит судьба почти всех персонажей романа (их более пятидесяти), представителей разных социальных слоев. Новый замысел не изменил ни реального, ни символического смысла «Одинокого Тома», а поставил его в связь и зависимость от системы социальных отношений. В целом, произведение пронизано верой автора в человека, в его способность противостоять гибельным силам.[1]

Повествовательная техника[править | править код]

«Холодный дом» изумил первых читателей вольным сочетанием изложения событий от первого и от третьего лица. Во многих главах всезнающий повествователь викторианских романов уступает место рассказчика невинной девочке Эстер, которая описывает события непосредственно и проникновенно, что создаёт мощный эффект отстранения. Одновременно с Диккенсом с перебивкой повествовательных ракурсов экспериментировал и Теккерей (в романе 1852 года «История Генри Эсмонда»).

Экранизации[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Нерсесова М. А. «Холодный дом» Диккенса. — М. : Художественная литература, 1971. — 112 с. — (Массовая историко-литературная библиотека).

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Комментарии. М. Урнов / Холодный дом. Собрание сочинений Диккенса в 30 томах, т. 17. — М.: изд-во худ. лит-ры. — С. 769—771.
  2. Глава III