Холопов, Юрий Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Холопов, Юрий»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Юрий Николаевич Холопов
Yuri Kolopov by Dmitri Smirnov.jpg
Юрий Николаевич Холопов (Москва, 1993)
Дата рождения 14 августа 1932(1932-08-14)[1]
Место рождения
Дата смерти 24 апреля 2003(2003-04-24)[1] (70 лет)
Место смерти
Страна
Научная сфера музыковедение, теория музыки
Место работы МГК имени П. И. Чайковского
Альма-матер МГК имени П. И. Чайковского
Учёная степень доктор искусствоведения
Учёное звание профессор
Научный руководитель С. С. Богатырёв
Известные ученики В. Барский, Ю. Евдокимова, М. Карасева, М. Катунян, Л. Кириллина, Т. Кюрегян, С. Лебедев, Г. Лыжов, А. Маклыгин, Р. Насонов, С. Савенко, М. Сапонов, В. Ценова, М. Чебуркина, Т. Чередниченко, Д. Шульгин, И. Никольская
Известен как создатель нового учения о гармонии
Награды и премии
Zasluzonnyj Dejatel Iskusstv RF.jpg
Сайт Мемориальный веб-сайт kholopov.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Юрий Николаевич Холопов на Викискладе

Юрий Николаевич Холо́пов (14 августа 1932, Рязань — 24 апреля 2003, Москва) — российский музыковед и педагог, создатель нового учения о гармонии. Доктор искусствоведения, профессор. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1995). «Человек года» в Американском биографическом институте (1998). Член Европейской Академии (Academia Europaea, Лондон). Холопову принадлежит около 800 опубликованных работ, в том числе 10 монографий.

Биография[править | править код]

Ю. Н. Холопов родился 14 августа 1932 года в Рязани. После окончания Рязанского областного музыкального училища учился на теоретико-композиторском факультете МГК имени П. И. Чайковского (класс профессора И.В. Способина), которую окончил в 1954 году. Служил в ГСВГ. В 1960 году окончил аспирантуру МГК имени П. И. Чайковского (класс профессора С.С. Богатырёва). Защитил кандидатскую диссертацию («Современные черты гармонии Прокофьева») в Московской консерватории в 1975 году, докторскую («Очерки современной гармонии») там же, в 1977.

С 1960 года работал на кафедре теории музыки МГК имени П. И. Чайковского1983 года — профессор). Основные области научных исследований Холопова: теория и история гармонии, теория музыкальной формы, история музыкальной науки (в диапазоне от Аристоксена до П. Н. Мещанинова).

Похоронен на Троекуровском кладбище.

Научный и педагогический вклад[править | править код]

Особенно ценны исследования Ю. Н. Холопова по гармонии, получившие широкое общественное признание; по его учебникам теоретическая и практическая гармония преподаётся ныне в российских музыкальных вузах. Ю.Н. Холоповым разработаны новые курсы музыковедческих дисциплин «Музыкально-теоретические системы» и «Теория современной композиции».

Научная школа Ю. Н. Холопова составляет более 80 человек. Это несколько поколений музыковедов самых разных специальностей (в том числе докторов и кандидатов искусствоведения): теоретики, педагогики, историки (в том числе переводчики и комментаторы старинных трактатов), музыкальные критики, фольклористы, философы. Среди них В. Барский, Е. Двоскина, Ю. Евдокимова, Н. Ефимова, М. Карасёва, М. Катунян, Л. Кириллина, С. Курбатская, Т. Кюрегян, С. Лебедев, Г. Лыжов, А. Маклыгин, Р. Насонов, Ю. Паисов, А. Пильгун, Р. Поспелова, С. Савенко, М. Сапонов, Т. Старостина (Базжина), Г. Фёдорова (Бычкова), В. Федотов, В. Ценова, М. Чебуркина, Т. Чередниченко, Д. Шульгин и др.

Метод и стиль[править | править код]

Холопов, вступивший в пору зрелости в 1970-е гг., столкнулся на родине со специфической формой музыкознания, в котором под прикрытием идеологемы «гуманитарного метода» скрывалась описательность, слабое знание источников (особенно современной и старинной музыки) и, как следствие этой «концепции», отсутствие системы чётко определённых терминов и понятий. В попытке реформировать аппарат музыкознания как науки Холопов предложил целый ряд неологизмов (сонор, конкорд, интервальные роды, модализм, текстомузыкальная форма, метрическая экстраполяция, симметричные лады, микрохроматика, суперминор, полиладовость[2]), а также приспособил к морфологии русского языка имеющиеся иноязычные термины (диеса, метабола, энармоника, модальная функция, бар-форма, песенная форма, гестоты и кинумены, реперкуссия, гемиоктава[3] и многие другие). Энергичные попытки Холопова уточнить и согласовать понятийный аппарат науки в 1970-е и частично в 1980-е годы вызывали негативную реакцию старой школы советских музыковедов, обвинявших Холопова в «преклонении» перед немецкой моделью научного знания и даже в «формализме»[4]. Некоторые из предложенных Холоповым терминов и понятий не прижились[5], большинство же его терминологических новаций и уточнений прежде «зыбких» понятий было подхвачено и ныне прочно вошло в обиход русской науки. В качестве нормативных эти термины и понятия зафиксированы в специализированных российских справочниках (прежде всего, в Музыкальной энциклопедии и в Музыкальном энциклопедическом словаре), а также в универсальной Большой российской энциклопедии.

Этика и эстетика[править | править код]

Холопов радикально расширил пределы аналитического «музыкального материала», который долгие годы был ограничен Новым временем (примерно от Баха до позднего Скрябина) и считался вполне достаточным для задач «советской науки», причём расширение горизонта науки происходило в обе стороны — от античности и средневековья до новейших артефактов музыкального авангарда, как западного, так и русского. По словам Холопова, «главная, подлинная идея музыкознания — понять все этапы развития музыки как целого, ощутить и представить закономерности музыкального искусства как духовной опоры человека как отзвука изначального Творения»[6].

В книге о музыкальной форме (около 2000 г., опубликована в 2006 г.) Холопов завершает вполне «технический» анализ стихиры «Твоим Крестом» неожиданным этическим обобщением. Старинная русская стихира для него не менее актуальна, чем так называемые «общепризнанные ценности» — например, музыка Шумана или Шопена. Более того, воплощённая в древнерусских распевах «крепость веры» для Холопова — идея, по своей ценности превышающая «человеческое, слишком человеческое» в балладах и скерцо Шопена[7].

Политические и этические представления Холопова сформулированы им в публикациях последнего десятилетия жизни, например, в статье «Эдисон Денисов и музыка конца века», опубликованной в 1999 году[8].

Критика историографии Холопова[править | править код]

В 1982 году Холопов опубликовал обширную статью «Изменяющееся и неизменное в эволюции музыкального мышления»[9]. Она посвящена, главным образом, рассмотрению переломных (кризисных) периодов в истории западноевропейской музыки, которые «загадочным образом» повторяются через 300 лет: это начало XI века (реформа музыкальной нотации Гвидо Аретинского, результатами которой музыканты пользуются вплоть до наших дней), начало XIV века (установление новой мензуральной ритмики, эпоха описывалась современниками как Ars nova), начало XVII века (так называемое Новое время, падение 1000-летней монодико-ладовой системы и наступление гомофонной эры). К этим многократно описанным историками трём эпохам («трёхсотлетним пластам») Холопов предложил добавить ещё один «крутой поворот», случившийся вновь через 300 лет, а именно в начале XX века, для которого характерны кризис романтической тональности и в целом — поиски нового музыкального языка.

В 2013 году украинский музыковед С. В. Шип[10] опубликовал статью под названием «Ищем логику музыкально-исторического процесса»[11], в которой подверг резкой критике историографические концепции трёх крупных российских музыковедов — С.С.Скребкова, Ю.Н.Холопова и В.И.Мартынова. Согласно его оценке, попытка Холопова выстроить логику изменяющегося и неизменного в музыкально-историческом процессе «потерпела неудачу», наблюдение над 300-летними циклами в западноевропейской истории — неаргументированное «фантастическое положение.. без примеров-иллюстраций»[12], «провокационные псевдо-неопифагорейские выводы о роли числа» в истории звуковысотных систем — «химера», и т.п. При всей этой (и подобной) оглушительной риторике украинский музыковед не предложил собственной, альтернативной Холопову, историографической модели.

В ответ на эту критику К. В. Зенкин в статье «О некоторых методологических особенностях изучения музыки: по следам трудов русских ученых»[13] предложил не называть всю концепцию Холопова «химерой» (как это делает Шип), а «мифом, в который можно верить или не верить». Признанное достижение Холопова — внедрение исторического подхода к изучению гармонии; поэтому рассматривать воззрения на историю музыки Холопова следует не как обособленную концепцию, но непременно в контексте его универсального (охватывающего разные периоды истории) учения о гармонии[14][15]. Согласно другой точке зрения (Т.С.Кюрегян[16]), статья Холопова «Изменяющееся и неизменное» — это «принципиальная по значимости работа», которая «позволила осознать закономерность и направление в эволюции европейского музыкального мышления»[17].

Награды и премии[править | править код]

Публикации[править | править код]

Холопов — автор около 1000 работ по теории, истории, эстетике и философии музыки, из которых опубликовано около 800. Некоторые работы Холопова из его обширного архива до сих пор не опубликованы.

Книги[править | править код]

  • (соавтор — В.Н. Холопова) Фортепианные сонаты С. С. Прокофьева. М.: Музгиз, 1961.
  • Современные черты гармонии Прокофьева. М.: Музыка, 1967.
  • Музыкально-теоретические системы. Программа для музыкальных вузов по специальностям: композиция, музыковедение. М.: Методический кабинет Министерства культуры СССР, 1972 (и переиздания).
  • Очерки современной гармонии. М.: Музыка, 1974.
  • Задания по гармонии. Учебное пособие для студентов композиторских отделений музыкальных вузов. М.: Музыка, 1983.
  • (соавтор — В.Н. Холопова). Антон Веберн. Жизнь и творчество [Т. 1] [1973] М.: Советский композитор, 1984; Berlin, 1989 (на нем. яз.); Milano,1990 (на итал. яз.).
  • Гармония. Теоретический курс. Учебник для студентов историко-теоретических отделений музыкальных вузов. М.: Музыка, 1988; 2-е дополненное издание, Спб.: Лань, 2003.
  • (соавтор — В.С. Ценова) Эдисон Денисов. М.: Композитор, 1993; Amsterdam: Harwood Academic Publishers, 1995 (на англ. яз.).
  • Гармонический анализ. Часть 1. М.: Музыка, 1996; Часть 2. М.: Музыка, 2001; Часть 3. М.: Музыка, 2009.
  • (соавтор — С.А. Курбатская) Пьер Булез. Эдисон Денисов. Аналитические очерки. М.: ТЦ Сфера, 1998.
  • Музыка Веберна [Т. 2] [1975] М.: Композитор, 1999 (в соавторстве с В.Н.Холоповой).
  • Edison Denisov — the Russian Voice in European New Music. Berlin: Verlag Ernst Kuhn, 2002.
  • Современная гармония: Программа курса и методическое пособие по специальности «Теория музыки». М.: Научно-методический центр по художественному образованию Министерства культуры РФ, 2002.
  • Гармония. Практический курс. Часть 1: Гармония эпохи барокко. Гармония эпохи венских классиков. Гармония эпохи романтизма. Часть 2: Гармония XX века. М.: Композитор, 2003; 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: Композитор, 2005.
  • Музыкально-теоретическая система Хайнриха Шенкера. М.: Композитор, 2006.
  • (в соавторстве с учениками) Музыкально-теоретические системы: Учебник / Под ред. Т. Кюрегян и В. Ценовой. М.: Композитор, 2006.
  • Введение в музыкальную форму. Под ред. Т.С. Кюрегян и В.С. Ценовой. М.: Моск. консерватория им. Чайковского, 2006.
  • Музыкальные формы классической традиции. Статьи, материалы // Редактор-составитель Т. С. Кюрегян. Москва: Московская консерватория, 2012. 564 с. ISBN 978-5-89598-277-8.
  • О принципах композиции старинной музыки. Статьи, материалы // Редактор-составитель Т. С. Кюрегян. Москва: Московская консерватория, 2015. 520 с. ISBN 978-5-89598-308-9.

Статьи (выборка)[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #128534419, Record #1118404637 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. Термин был предложен Холоповым в 1958 г. См. подробней: Творчество Прокофьева с советском теоретическом музыкознании // С.С.Прокофьев. Статьи и материалы. М., 1972, с.310, сн.2.
  3. Передача на русском языке латинского термина semidiapason (известен с XIII века), означавшего интервал уменьшённой октавы. Холопову «гемиоктава» понадобилась для удобства русского деривата «гемиоктавный» (лад, звукоряд).
  4. Например, в 1977 г. состоялся так называемый Круглый стол с темой «Теоретическое музыкознание как гуманитарная наука. Проблема анализа музыки», на котором с осуждением «тревожных» формалистических тенденций, против «крена в сторону технологии» высказывались мэтры советского музыкознания В.Дж.Конен и Д.В.Житомирский. Ответ на претензии коллег Холопову позволили напечатать только в период Перестройки, через 10 лет. Публикации Конен и Житомирского, а также ответ Холопова см. здесь.
  5. Например, «музо́соф» как аналог латинского musicus, надуманная пара «реторика» / «риторика», «дьядзевксида» вместо «разделительный тон» (Полной системы). В некоторых терминах Холопов придерживался архаичной орфографии и орфоэпии (против современной и нормативной традиции), как, например, «грегорианское пение» (через «е») и «знаменный роспев» (с ударением на первом слоге).
  6. Из интервью Ю.Н.Холопова (2002).
  7. «Не следует полагать, что художественные проблемы латинского хорала или знаменного пения дальше от нас, чем проблемы классической сонаты или рондо. <…> Вслушиваясь в бедную средневековую монодию стихиры, мы вдруг замечаем, что проблемы её текстомузыкальной формы кое в чем актуальней для нас, чем, скажем, композиции Шумана или Шопена. Ничуть не умаляя художественной ценности творчества этих гениев музыки, мы, однако, не можем не отметить животрепещущей значимости общечеловеческих идей, зафиксировавших переход человечества на более высокую ступень его духовного развития и усиленно разрушаемых в XX веке марксистами, коммунистами, фашистами, «демократами». Крепость веры — идея, воплощаемая в стихире «Твоим Крестом, Христе Спасе», идея, по своей ценности превышающая «человеческое, слишком человеческое» в балладах и скерцо Шопена. <…> И в музыкальных принципах есть нечто нашему времени глубоко родственное, кое в чем более современное, чем песенная форма классиков. Не подобный ли путь искусства указывает нам сегодня вновь актуализировавшееся древнерусское допартесное пение?» Цит. по: Введение в музыкальную форму. Москва, 2006, с.275-276.
  8. «Денисов застал и по-настоящему страшную эпоху — развал России в 1990-е годы. Будучи далеким от политики, он не мог, конечно, видеть всего, что действительно происходит на его Родине <…>. Но тем не менее, думается, он сохранил бы свою идейно-художественную позицию и противостоял бы «демократическим» тенденциям распада, аморализма, беспринципности и культа наживы. Можно провести аналогию между позицией Денисова и Оливье Мессиана, когда тот попал в концлагерь. <…> Этико-эстетические установки личности Денисова хорошо гармонировали с самой его жизнью, с крепким физическим и душевным здоровьем сибиряка, с его доброй улыбкой и неизменной приветливостью и корректностью, с нормальным человеческим жизнелюбием. <…> психологическая парадигма музыки Денисова — жизненно — нормальной, душевно здоровой, красивой, утонченной, яркой, внутренне устойчивой». Цит. по: Холопов Ю.Н. Эдисон Денисов и музыка конца века. — Свет. Добро. Вечность. Памяти Эдисона Денисова. Статьи. Воспоминания. Материалы. Ред.-сост. В. Ценова. М., 1999, сс. 6-7.
  9. Холопов Ю.Н. Изменяющееся и неизменное в эволюции музыкального мышления // Проблемы традиций и новаторства в современной музыке / Сост. А.М. Гольцман; общ. ред. М.Е. Тараканова. М.: Сов. композитор, 1982. С. 52–104.
  10. С.В.Шип — зав. кафедрой музыкального искусства и хореографии Южноукраинского национального педагогического университета имени К.Д. Ушинского.
  11. Шип С. Ищем логику музыкально-исторического процесса // Учёные записки Российской академии музыки имени Гнесиных, 2013, № 1, 14-29.
  12. Критикуемая статья содержит 20 полномасштабных нотных примеров и аналитических схем.
  13. Зенкин К.В. О некоторых методологических особенностях изучения музыки: по следам трудов русских ученых // Журнал Общества теории музыки 2014, №5, c. 1-19.
  14. «Главное открытие Холопова — внедрение историзма в изучение гармонии, составившее в своё время настоящий переворот в теоретическом музыковедении. Поэтому, если уж говорить о музыкально-исторической концепции Холопова, то нужно брать его учение о гармонии все целиком». Цит. по: Зенкин К.В. Там же, с.13.
  15. Исторический подход к изучению музыкальной гармонии выделяет как достижение Холопова также Г.И.Лыжов в своём докладе на Русской сессии Международного конгресса EuroMAC, в 2014 г. См. подробней в кн.: Euromac 2014. Abstracts. Ed. by P.Bergé. Leuven, 2014, p.217. ISBN 978-90-822-61501-6.
  16. Т.С.Кюрегян — профессор кафедры теории музыки Московской государственной консерватории.
  17. Кюрегян Т.С. Он постоянно слушал время и не боялся слышать в нем новое... // Музыкальная академия, 2012, №3, с.11.

Литература[править | править код]

  • Laudamus. К шестидесятилетию Юрия Николаевича Холопова.— М.: Композитор, 1992.
  • Magistro Georgio Septuaginta [MGS]. К 70-летию Юрия Николаевича Холопова.— М.: Композитор, 2002.
  • SATOR TENET OPERA ROTAS. Юрий Николаевич Холопов и его научная школа (к 70-летию со дня рождения).— М.: МГК, 2003.
  • Ad musicum. К 75-летию со дня рождения Юрия Николаевича Холопова. Статьи и воспоминания.— М.: НИЦ «Московская консерватория», 2008.
  • Идеи Ю. Н. Холопова в XXI веке. К 75-летию со дня рождения.— М.: Музиздат, 2008.
  • Кюрегян Т.С. «Он постоянно "слушал время" и не боялся услышать в нем новое...» // Музыкальная академия, 2012, № 3, с. 10-20.
  • Lyshow G.I., Lebedew S.N. Cholopow // Lexikon Schriften über Musik. Bd. 1: Musiktheorie von der Antike bis zur Gegenwart, hrsg. v. U. Scheideler und F. Wörner. Kassel: Bärenreiter, 2017, S. 87-90.

См. также[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Холопов, Юрий Николаевич