Хосров I Ануширван

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Хосров I Ануширван
пехл. husraw, xusrav [hwslwb’]
Тарелка с изображением Хосрова I
Тарелка с изображением Хосрова I
Имперский герб Сасанидов
Имперский герб Сасанидов
Флаг
Шахиншах Ирана и не-Ирана
Šāhān šāh ī Ērān ud Anērān
13 сентября 531 г. — февраль 579 г.
(под именем Хосров I Ануширван)
Глава правительства Бозоргмехр
Предшественник Кавад I
Преемник Ормизд IV
Наследник Ормизд IV

Рождение 512514
Эрдестан
Смерть февраль 579 (в возрасте 65-67 лет)
Ктесифон
Род Сасаниды
Отец Кавад I
Мать Дворянка из дома Испахбудхана
Супруга Хазарская принцесса
Дети Ормизд IV
Анушзад
Яздандар
Отношение к религии зороастризм
Военная служба
Принадлежность Войско Сасанидов
Род войск Армия Сасанидов
Звание Главнокомандующий Эраншахра
Командовал Ирано-византийская война (540—545)
Ирано-византийская война (541—562)
Ирано-византийская война (572—591)
Сражения Римско-персидские войны
Аксумито-персидские войны
Известен как Ануширван от пехл. anōšag-ruwān «с бессмертной душой»; и Дадгар («Dispenser of Justice»)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Хосров I (пехл. husraw, xusrav [hwslwb’] «с доброй славой» от авест. *hu-śraųah- «известный», «знаменитый», букв. «имеющий добрую славу»; перс. خسرو‎ [Xusraw][1]) — известный по иранским источникам под эпитетом Анушираван или упрощенно Ануширван (перс. انوشيروان‎ от пехл. anōšag-ruwān «с бессмертной душой»; 501579) — шахиншах из династии Сасанидов, правивший Ираном с 531 до 579 года. Правление Хосрова характеризуется продолжением преобразований Кавада I, направленных на усиление центральной власти, масштабными строительными работами, развитием наук и искусств, а также частыми военными столкновениями с Византией и завоевательной политикой на юге (Йемен) и востоке (государство эфталитов). При Хосрове I государство Сасанидов достигло наибольшего уровня развития и могущества. Время правления Хосрова часто именуют «золотой эпохой» в истории Ирана.

Общая характеристика правления[править | править код]

Наследство Кавада I, полученное Хосровом, было тяжёлым. Вместе с короной, вступив на трон, Хосров получил весь груз проблем и суровых реалий Сасанидского Ирана середины VI века. Истреблённая знать, разорённая экономика, угроза со стороны противников как с запада, так и с востока. Хосрову стоило немалых усилий решение всего груза этих проблем. В такой ситуации Хосров, в отличие от своих предшественников, не руководствовался идеями величия времен Ахеменидов, став суровым прагматиком и реалистом. Шаткость положения всего Ирана, оставшегося фактически без войска, разоренная казна превратили Хосрова в весьма осторожного, чуткого и внимательного правителя. История его правления ярко демонстрирует ясное осознание и постижение им всех премудростей политики и государственного управления. Он ясно осознавал и видел грань между личными устремлениями и интересами государства, не нарушая баланса, которым зачастую пренебрегали его предшественники. Это наиболее ярко демонстрирует то, какую страну он оставил своим наследникам. Получив разоренную страну, после почти 50-летнего правления он оставил страну богатую и сильную, фактически позволив Сасанидскому государству просуществовать почти ещё одно столетие в зените своей славы. Во внешней политике последовательно поддерживал курс на укрепление государственности и внешней безопасности Ирана. Результатом были несколько военных кампаний против Византии, эфталитов, завоевание Йемена, ликвидация вассальных государств: Кавказской Албании, Армении.

До восшествия на трон[править | править код]

Попытка усыновления византийским императором[править | править код]

Первое сообщение о Хосрове содержится у Прокопия Кесарийского. Тот рассказывает, что когда в 518 году в Византии воцарился император Юстин I, он отстранил от власти всех родственников прежнего императора Анастасия, «хотя их было много и они были весьма имениты. И тогда-то Кавада охватило беспокойство, как бы персы, как только он окончит дни своей жизни, не произвели мятежа против его дома, тем более что он собирался передать власть одному из своих сыновей не без их противодействия. Старшего из его сыновей Каоса (Кавуса), уже в силу возраста закон призывал на престол. Это отнюдь не было по душе Каваду, и воля отца шла вразрез с правами природы и существующими законами. Закон не позволял вступить на престол второму его сыну Заму, так как он был лишен одного глаза. Ибо у персов нельзя стать царём одноглазому или страдающему каким-либо другим физическим недостатком. Хосрова же... отец очень любил, но видя, что поистине почти все персы восхищены храбростью Зама (был он превосходный воин) и чтут его за другие достоинства, он боялся, как бы они не восстали против Хосрова и не нанесли бы непоправимой беды его роду и царству».[2]

Если верить византийскому историку (а он был не только современником описываемых событий, но, как личный секретарь Велисария, человеком бесспорно осведомлённым в вопросах политики), Кавад прекратил войну с ромеями и решил договориться о том, чтобы Юстин усыновил Хосрова. Император и его племянник Юстиниан обрадовались, но их предостерёг от такого шага один из юристов: ведь получалось, что у Хосрова возникало право на оба трона — в Ктесифоне и Константинополе. В итоге римляне решили пойти на хитрость — провести обряд усыновления не по своим законам, с совершением соответствующих официальных записей, а «как это принято у варваров» — путём вручения оружия и доспехов. Естественно, персы, чья держава издревле считалась равной римской (начиная с 283 года римский император и персидский шах называли друг друга «братьями», то есть равноправными государями), посчитали это оскорблением, и затея с усыновлением провалилась.

Борьба с маздакитами[править | править код]

Хосров I борется с маздакитами
Иллюстрация Шахнаме к смерти Маздака

Хотя проповедь Маздака и основанное на ней «Маздакитское движение», инициированное с негласного одобрения Кавада I, и позволила Каваду расправиться со своими врагами из числа сасанидской знати, но террор, устроенный сторонниками Маздака, поставил Иран на грань катастрофы. Уничтожение знати привело к резкому ослаблению Ирана, поскольку знать составляла основу военной силы Ирана, тяжелую кавалерию — саваран. Грянувший вслед за уничтожением знати и присвоением её земель передел собственности вызвал экономический и социальный кризис в государстве Сасанидов. Это вынудило Кавада отказаться от услуг Маздака и начать борьбу против него. Главной силой в противостоянии с Маздаком стал Хосров. Он же, вероятно, выступал и главным инициатором этой борьбы.

В 528 году Хосров инициировал расправу над Маздаком, верхушкой движения маздакитов, а также большим числом его рядовых членов. Маздак был казнен вместе со своими приверженцами. Действия Хосрова были направлены в первую очередь против радикальных маздакитов, рядовые участники движения при отказе от поддержки Маздака не подвергались гонениям.

Вступление на престол[править | править код]

Иллюстрация Шахнаме XIV века, изображающая Хосрова I, восседающего на троне.

Кавад не хотел видеть преемником своего старшего сына, потому что тот был сторонником маздакитов и, умирая, завещал власть именно Хосрову. Кавад умер в 531 году, в разгар войны с Византией. Махбод Сурен, бывший в последние годы ближайшим помощником и фаворитом царя, предъявил вельможам завещание Кавада, где наследником был объявлен Хосров.[3] Хосров был избран шахиншахом в соответствии со сложившимся порядком и коронован в Шизе. Известно, что старший брат не смирился ни с назначением Хосрова наследником (во всяком случае, до нас дошли монеты Кавуса), ни с его избранием царём царей, за что и поплатился: вскоре после воцарения Хосрова Кавуса убили.

Византийские хронисты относят к первым годам царствования Хосрова мятеж и второго сводного брата, Зама (Джама). По сообщению Прокопия, Зама к этому побуждали придворные, недовольные беспокойной деятельностью шахиншаха. Так как одноглазый Зам царствовать не мог, заговорщики планировали посадить на трон его маленького сына Кавада. Однако заговор открылся. Хосров приказал убить всех своих братьев со всем мужским потомством, но юного Кавада спрятал знатный сановник. «Некоторое время спустя сам ли Кавад, сын Зама, или кто-то другой, присвоивший себе имя Кавада, прибыл в Византий, лицом он был очень похож на царя Кавада. Хотя василевс Юстиниан не был уверен, что это внук царя Кавада, он принял его весьма благосклонно и держал в большом почёте».[4] Иоанн Малала сообщал, что шах приказал брата (неясно, впрочем, какого) обезглавить[5]. Арабо-персидские источники ничего не говорят об убийстве Хосровом братьев.[6]

На самом деле, удивляться противоречивости информации о Хосрове не приходится. Ни с одним шаханшахом не связано столько сказок, исторических анекдотов, легенд, как с Хосровом по прозвищу Ануширван — «Обладающий бессмертной душой». Он стал одним из самых знаменитых правителей Сасанидского Ирана; своей известностью он во многом обязан завершению реформ, начатых ещё Кавадом.

Внутренняя политика[править | править код]

Устранение последствий маздакизма[править | править код]

Вступив на престол, Хосров I Ануширван сразу же твёрдой рукой взялся за продолжение политики политики отца. Прежде всего он решил возместить ущерб, нанесённый знатным родам маздакитами. Однако он это сделал так, что больше всего выгоды от этого получил сам царь. Он возвращал отнятые земли и имущество, возвращал мужьям их прежних жен (разлученных с мужьями по идеологии маздакизма), но много семей было, по-видимому, уже истреблено или во всяком случае лишено своих глав. Земли этих семейств царь забрал в казну. Ат-Табари пишет:

«Он убил большое количество тех, кто ходил и отбирал имущество людей, и вернул имущество его собственникам. Он распорядился, что всякий ребенок, относительно происхождения которого существовало сомнение, был приписан к тем лицам, у которых он находился, если не был известен его отец, и получал долю наследства после того лица, к которому он был приписан, если тот его признавал. Относительно женщин, которые были насильно принуждены отдаваться, он распорядился, чтобы с насильника был взыскан в пользу женщины махр (калым), который удовлетворил бы её семью, а затем ей представлялось по собственному выбору либо остаться у него, либо выйти замуж за другого, если только у неё уже не было раньше мужа, а в последнем случае она возвращалась мужу. Далее Хосрой распорядился, чтобы со всякого человека, причинившего ущерб имуществу другого человека или насильно что-либо отнявшего у него, взыскивалось то, что следует, а затем насильник подвергался наказанию в соответствии с совершенным им проступком. Хосрой распорядился также, чтобы дети знатных, потерявшие своего кормильца, записывались за ним, но дочерей он выдавал замуж за ровню, и приданое приобреталось за счёт государственной казны. Юношей он женил на девушках из знатных домов, платил за них (выкуп за невест), обеспечивал их и приказывал им быть при его дворе, чтобы использовать их в своих делах».[7]

Таким образом, усыновляя детей знатных родителей, лишившихся отцов по вине маздакитов, и принимая их на шахскую службу, Хосров I создавал новую прослойку служилой знати, всем обязанную шаху и потому лично преданную ему.[8]

Налоговая реформа[править | править код]

Хосров вошёл в историю Ирана как крупный реформатор. До V века налог взимался в виде доли урожая, делая невозможным сколько-нибудь твёрдый учёт поступлений: каждый год, в зависимости от урожая и других обстоятельств, например запустения земель, менялось количество поступлений в казну. Ставки составляли от одной шестой до трети урожая и зависели от состояния земледелия в облагаемой местности и, конечно же, от решений сборщиков налога. Взимание налогов было целиком на усмотрении чиновников и местной знати, что при невозможности контроля со стороны центрального правительства влекло за собой значительную утечку поступлений по пути в казну. Кроме того, подати взимались натурой, что для любого развитого государства неудобно. Знать, духовенство и чиновники налогов не платили. Впрочем, первые преподносили царю «дары», но это было традицией, а не строгой обязанностью.

Необходимость обеспечить казне твёрдый доход ощущалось очень остро. Ещё шах Кавад предпринял значительные шаги в этом направлении. Хосров принялся усиленно продолжать реформы своего отца. Реформа Кавада—Хосрова привела к четким правилам налогообложения. Во-первых, были составлены кадастры облагаемых земель, где описывалась урожайность, условия орошения, произрастающие культуры и так далее. Затем, на основании всех этих условий, твёрдо определённых законами, исчислялась ставка налога (он назывался харадж). Назначалась она на единицу площади, а для некоторых культур (например, финиковые пальмы, плодовые деревья) — на группу растений (одиночные не облагались) и выражалась в деньгах, в серебре. Затем ставки умножались на площадь (количество деревьев) соответствующего вида, и получалась сумма налога с участка. С гариба (около 0,2 га) пшеницы или ячменя, например, хозяин платил один дирхем (драхму), с четырёх финиковых пальм или с шести оливковых деревьев — семь дирхем, с гариба виноградника — восемь и так далее. В случае неурожая или разорения плательщика харадж не платился вовсе. Списки налогоплательщиков были составлены в двух экземплярах, причём один экземпляр списка оставался в центральном ведомстве, а другой получала местная администрация.

Кроме поземельной подати, была введена подушная, гезит, которую платило всё податное (то есть кроме знати, воинов, жрецов и всех находившихся на государственной службе) население Ирана от 20 до 50 лет. Ставка её составляла от 4 до 12 драхм в год, в зависимости от имущественного положения. Подати взимались трижды в году.

Не исключено, что какие-то особые налоги платили иноверцы (что, скорее всего, было и ранее). В руках государства оставались таможенные пошлины, сборы для занятия ремеслом, отправление официальных документов. В целом новая система налогообложения была выгоднее для основного производителя — земледельцев, прежде всего дехкан, нежели старая. Недаром, по свидетельству Фирдоуси, шах говорил: «Богатство моё — правосудие, мне рать — дехкане...»

Одной из главных причин введения кадастра и новых ставок налогов было стремление увеличить поступления в казну, необходимые для реорганизации войска. Об этом свидетельствуют слова самого Хосрова, переданные нам ат-Табари: «Таким образом в государственных казнохранилищах накопятся деньги, и если с одной из наших границ или пограничных областей до нас дойдет сведение о каком-либо нарушении порядка или каком-либо другом нежелательном явлении и мы будем нуждаться в расходовании денег на подавление и пресечение его, то деньги будут у нас готовы в наличии, и мы не желаем вводить специальных денежных поборов на такой случай».[9]

Слов нет, новая система была значительно более эффективной и выгодной для государства, но вряд ли менее тяжёлой для населения, тем более, что откупа налогов продолжали существовать и при Хосрове. Система налогообложения, введённая Хосровом, впоследствии послужила моделью для Арабского халифата.[10]

Военная реформа[править | править код]

Улучшившееся финансовое положение позволило Хосрову начать уже давно назревшую военную реформу. До него персидская армия формировалась почти исключительно из ополчения, главной силой которого была конница из свободных. При этом все, кто не мог купить коня, сбрую и необходимое вооружение, зачислялись в пехоту, боеспособность которой была очень низкой. По словам Прокопия Кесарийского, она представляла из себя «не что иное, как толпу несчастных крестьян, которые идут за войском только для того, чтобы подкапывать стены, снимать доспехи с убитых и прислуживать воинам в других случаях».[11] Об этом же говорит и другой автор — Аммиан Марцеллин: «… Пехотинцы… несут службу обозных. Вся их масса следует за конницей, как бы обреченная на вечное рабство, не будучи никогда вознаграждаема ни жалованьем, ни какими-либо подачками».[12] Участия в непосредственных боевых действиях пехота фактически не принимала. Ополчение это было крайне ненадёжно и доставляло постоянные заботы царю. Вся история Сасанидов, особенно сложные события V века, показала, что царю в борьбе со знатью нельзя полагаться на войско, вся боеспособная часть которого состояла из конных отрядов, которые формировались как раз из этой знати. Теперь Хосров стал поставлять оружие и коней из казны, благодаря чему в коннице оказалось большое число средних землевладельцев, составлявших сословие азатов. Получая жалованье от шаха, это новое регулярное войско было лично предано ему и потому служило опорой его власти. Должность иран-испехбеда (командующий армией Ирана) была упразднена, главнокомандующим отныне выступал сам шах. При Хосрове были сформированы 12 полков тяжелой кавалерии — саваран.

Создаётся впечатление, что всё войско Хосрова было построено по этому принципу. Однако, по-видимому, здесь мы имеем дело с преувеличением арабских и персидских источников более позднего средневековья, переносивших на сасанидский период военную практику, да и другие представления своего времени. Анекдот о том, как при получении Хосровом жалования чиновник тщательно осматривал оружие и снаряжение самого Хосрова, после чего царь получал жалование лишь на один дирхем больше, чем простой воин, почти буквально повторяется и в конце IX века, но относится к саффаридскому правителю Амру ибн Лейсу. Вероятно, Хосровом было создано только регулярное ядро войска, основную же массу, как и прежде, составляло ополчение и контингенты союзных варварских племён. Хосров широко практиковал и поселения воинственных племён на границах, чтобы создать постоянные заслоны против кочевников.[13]

Административно-территориальная реформа[править | править код]

Хосров I восседает на троне

В связи с политикой дальнейшего ослабления старой знати находятся и изменения, произведённые Хосровом в военном и административном аппарате. Иран, до того административно состоящий из отдельных родовых наделов знати и вассальных образований, был заново «перекроен». Шах разделил страну на четыре части — кусты (пехл. kwst; букв. «сторона») и поручил командование каждым из них испехбедам. Таким образом, была устранена опасность концентрации всех военных сил государства в одних руках. Гражданское управление четырьмя областями было поручено чиновникам (падоспанам), которые подчинялись испехбедам. Административные должности в государстве, до того занимаемые крупной знатью и часто передаваемые по наследству, были взяты под пристальный контроль. На должности назначались только по указанию шаха.Такое же рассредоточение власти было произведено царём в центральном административном аппарате, где обязанности и права вазург-фраматара (верховного везиря) были разделены между вазург-фраматаром, главой писцов и главой податного ведомства (васгриошан-саларом). Таким образом, шахиншах существенным образом укрепил свою власть, ограничив правителей областей и высших сановников, возвысил новую, зависящую от него элиту. В рамках административной реформы мобедан-мобед (верховный священнослужитель в зороастризме) стал занимать гораздо более низкое место в придворной иерархии, нежели ранее.[14]

Все эти реформы несомненно усилили царя, центральное правительство, а вместе с ним и всё государство, тогда как вельможи и правители-сепаратисты, ослабленные уже политикой Кавада и маздакитами, пострадали. Царствование Хосрова — это, несомненно, высшая точка могущества Сасанидской державы. Успехи Хосрова, по-видимому, объясняются тем, что несмотря на политику царя, направленную на ограничение власти и могущества крупной знати, весь господствующий класс, особенно средние землевладельцы и чиновничество, поддержали Хосрова; страшась общей грозной опасности — революционного движения масс, они на время сплотились и выступили как единая сила.[15]

Законодательство[править | править код]

В фольклорной традиции Ближнего и Среднего Востока (включая Сирию и Армению) Хосров I Ануширван стал олицетворением и образцом справедливости. Существует множество восточных поучений (андарзов) и анекдотов, в которых именно этот шах выступает мудрым судьёй, защитником обиженных, спасателем бедняков от произвола сильных мира сего и так далее. Один из списков «Сиасет-наме» передаёт легенду о том, что Хосров повелел отрубить руку собственному сыну, позарившемуся на верблюдов юного араба Умара (будущего халифа), приехавшего по купеческим делам в Ктесифон. Мухаммед, услышав от Умара этот рассказ, воскликнул: «Неверный, а какая правосудность!» «Этот Хозрой, — писал епископ Себеос, — прозванный Ануширван, в дни своего правления утверждал порядок в стране, ибо он был миролюбив и строителен.»[16]

При Хосрове появились сборники канонического права — «Судебники», один из которых дошёл до наших дней. Шах сам выбирал судей, сборщиков податей и наместников и тем из них, кого назначал на должность, давал самые обстоятельные наказы. Также он занялся изучением жизни Ардашира, его писем и судебных решений и стал руководствоваться ими, побуждая к тому же и народ.[17]

Однако ат-Табари рассказывает, что когда Хосров вводил податную систему, он созвал совет, на котором некий писец, не вполне ясно поняв шаха, возразил ему, и тот приказал забить спорщика чернильницами.[9] Этот эпизод, почерпнутый из целом благожелательного настроенного к Ануширвану источника, показывает, что при всей той справедливости, за которую прославляли Хосрова потомки, он был гневлив и в ярости не знал меры.

У враждебно настроенных византийских историков есть и другие примеры поступков разрушающих образ справедливого владыки — так, Агафий Миренийский говорит, что с полководца, разбитого ромеями, шахиншах приказал содрать кожу[18]. Прокопий Кесарийский, как и Агафий, отзывается о Хосрове в общем неприязненно. Он неоднократно писал о том, как Хосров в приступах ярости приказывал убивать своих родственников и вельмож, сажать на кол того или иного перса. Также он указывал на «скверный нрав» Хосрова, на неодобряемую византийским историком страсть к новшествам и его коварство: «Изо всех людей он более, чем кто-либо другой, умел говорить то, чего не было, скрывать правду и, совершая преступления, приписывать вину за них тем, кого он обидел. Готовый согласиться на всё и своё согласие подкрепить клятвой, он всегда ещё более был готов забыть о том, о чем недавно договорился и относительно чего клялся. Из-за денег он готов был совершить любое злодеяние, и в то же время он удивительно умел надеть личину богобоязненности и на словах был готов искупить вину за свой поступок».[19] Прокопий приводит рассказ и о том как шахиншах нарушил справедливость после взятия в 541 году византийского города Апамеи: приказал устроить по местному обычаю колесничие бега, но когда его возница начал сбавлять ход, приказал его соперникам сдерживать лошадей.[20][21] С другой стороны, царь никак не разгневался, а напротив, похвалил за правдивость городского митрополита Фому, когда тот на вопрос шахиншаха честно ответил, что не рад видеть такого «гостя».

Строительная деятельность[править | править код]

Руины Таки-Кисра сегодня.
Сасанидская крепость в Дербенте, построенная для защиты от кочевников с севера

При Хосрове велись значительные строительные работы. Ат-Табари отмечает:

«Хосрой велел рыть каналы и водопроводы, велел выдавать ссуды владельцам культурных земель и оказывать им поддержку; равным образом он велел восстановить все разрушенные плотины и сломанные каменные мосты и все разрушенные селения, приведя их в наилучшее состояние, в каком они находились ранее... Он организовал надзор за храмами огня, привёл в порядок общественные дороги и построил на дорогах замки и крепости».[7]

Хосров продолжил начатое при Перозе и Каваде строительство укреплений в Гиркании и на Кавказе. При нём было завершено строительство колоссального комплекса оборонительных сооружений Дарбанта, Кавказской стены и Горганской стены общей протяжённостью 240 км.

«Еще Фируз построил в стране Сул и стране аланов каменное сооружение с целью оградить свою страну от посягательств со стороны этих народов, а сын Фируза, Кобад, построил в этих местах ещё много новых сооружений и, наконец, когда воцарился Хосрой, он велел построить в стране Сул ряд городов, крепостей, валов и много других сооружений из камня, добытого в области Горган; всё это должно было служить защитой и убежищем для населения его страны в случае нападения на них врага».[17]

Покровительство наукам[править | править код]

Визирь Бозоргмехр показывает партию в шахматы шаху Хосрову Ануширвану, персидская миниатюра из Шахнаме
Хосров I и Борзуя, переводчик индийской Панчатантры

Шахиншах покровительствовал наукам и искусствам. Хосров знал греческий язык и, возможно, в подлиннике читал творения Платона. Не случайно именно к Хосрову, тогда ещё наследнику, уехали в 529 году, после закрытия Академии в Афинах, философы, гонимые на родине. Правда Агафий Миринейский утверждал, что «варвар» владел философией неглубоко, усвоив почти все свои познания от некоего проходимца бродячего ритора Урания, бывшего по словам историка, «общим посмешищем… не меньшим чем скоморохи и мимы… В науках же и философии он должен быть признаваем таким, каким по справедливости является объявивший себя товарищем и учеником этого Урания».[22] Такая пренебрежительная характеристика философских познаний Хосрова противоречит другим авторам. Да ведь и сам Агафий писал, что афинские философы бежали к Хосрову до, а не после знакомства последнего с Уранием. Вряд ли бы они решились на такое, не будучи уверены в том, что их примут с честью, что, конечно, возможно только при дворе просвещённого владыки. Позже, когда философы возвратились в Византийскую империю из-за неприятия персидских порядков, Хосров всё равно не оставил их своим вниманием и даже включил в мирный договор 533 года требование не преследовать этих людей, бывших, судя по всему, язычниками.

Процветала и переводческая деятельность: на пехлеви переводили греческие и индийские книги. Известно имя персидского ученого врача Борзуя, которому приписываются многие переводы с санскрита, в том числе знаменитого сборника «Панчатантра», который впоследствии был переведён на арабский и вошёл в мировую культуру под названием «Калила и Димна». Известно об увлечении царя медициной — в 551 году шах собрал опытных врачей, задавал им вопросы, и письменные их ответы были по приказу Хосрова занесены в книги. В его правление в Гундешапуре была основана медицинская «академия», которая сохранилась и в исламское время. Но куда более важным для Ирана событием стала последняя кодификация Авесты, которую по его указанию произвёл мобед Вех-Шапур. Ко времени Хосрова средневековые авторы относили и проникновение из Индии подобия шахмат, игры «шатранг». Также считается, что именно в период правления Хосрова I были придуманы нарды.

Восстание Анушзада[править | править код]

Спустя почти два десятка лет после воцарения Хосрову пришлось подавлять крупный мятеж, во главе которого стоял его сын Анушзад. Ат-Табари и Фирдоуси сходно рассказывают об этом восстании, случившемся в 549 году. Тогда Хосров, будучи в Эмесе, заболел.

«У... Ануширвана был сын по имени Аношзад, мать которого была красивая христианка. Тщетно уговаривал его Хосров, очень её любивший, отречься от христианства и обратиться к вере магов. Сын унаследовал её религию и отвратился от веры отцов: тот разгневался на него за это и приказал заточить его в городе Гунде-Шапуре. Когда же Хосров отправился в Сирию и Аношзад услыхал, что он болен... он (Аношзад) подвигнул на бунт своих товарищей по заточению, отправил гонца к христианам Гунде-Шапура и других областей Ахваза и вышел из темницы. Тогда те христиане собрались к нему; он изгнал из Ахваза всех наместников своего отца, захватил деньги, распространил слух, что отец его умер, и двинулся на Иран. Тогда наместник Ктесифона сообщил царю о действиях его сына. Хосров ответил так: «Пошли против него войска, быстро атакуй его и постарайся захватить в плен. Если судьбе угодно, чтобы он был убит, то придётся нам в конце концов примириться с пролитием его крови... Пусть тебя не страшит их многочисленность, потому что они не способны обороняться. Как могут христиане выдержать оборону, если по их вере, тот, кого ударят в левую щеку, должен подставить правую? Если же Аношзад сдастся вместе со своими товарищами, то тех, которые прежде были в заточении, водвори обратно, нисколько не стесняя их в свободе движения, пище и одежде по сравнению с прежним. Всадникам, которые были с восставшими, без всякой жалости отруби головы; простолюдины пусть бегут, не задерживай их. Впрочем, ты, как ты пишешь, наказал людей, которые открыто поносили Аношзада и вели разговоры о его матери...»[23]

Фирдоуси пишет, что Анушзад затеял переговоры с Юстинианом (неудивительно; и ранее, и позже опальные сасанидские царевичи нередко искали помощи у Рима и Византии). Правитель Ктесифона (Рамборзин у Фирдоуси) по приказу царя выступил из столицы и разбил войско Анушзада, который был смертельно ранен в битве стрелой.

Прокопий Кесарийский также описывает это восстание, приводя иной рассказ о его финале:

«Приблизительно в это же время случилось, что жестокость Хозроя не оставила неприкосновенным даже его потомство. Старший из его сыновей, по имени Анасозад (по-персидски это слово обозначает «Дарующий бессмертие»), поссорился с ним, так как позволил себе совершить ряд нарушений в образе жизни, а главным образом потому, что без всякого колебания делил ложе с женами своего отца. Сначала Хозрой наказал этого сына изгнанием… В это время Хозроя поразила очень тяжёлая болезнь, так что уже разнесся слух, будто бы он умер: Хозрой по своей природе был болезненным. И действительно, он часто собирал около себя отовсюду врачей; в числе их был врач Трибун, родом из Палестины... Когда Анасозад узнал, что Хозрой сильно захворал, он, стремясь вступить на престол, решил произвести государственный переворот. Даже когда его отец поправился, он тем не менее, склонив город к отпадению и подняв оружие против отца, в юношеском задоре пошёл на него войной. Услыхав об этом, Хозрой послал против него войско под начальством Фабриза. Победив его в сражении, Фабриз, захватив в свои руки Анасозада, немного спустя отправил его к Хозрою. Отец изуродовал глаза своего сына; он не отнял у него зрения, но снизу и сверху ужасным образом вывернул ему веки. Закрыв глаза сыну и проведя по наружной стороне их раскаленной железной иглою, он таким образом изувечил всю красоту век. Хозрой сделал это единственно с той целью, чтобы у сына пропала всякая надежда на царскую власть: человеку, имеющему какое-либо физическое уродство, закон персов не позволяет делаться царём…»[24]

Внешняя политика[править | править код]

Карта византийско-сасанидской границы

Отношения с Византией[править | править код]

Царствование Хосрова было богато и внешними событиями. Война с Византией, начатая ещё Кавадом, закончилась ещё 532 году, так называемым, «Вечным миром». Это позволило византийскому императору Юстиниану I без угрозы войны на два фронта совершить завоевания в Северной Африке и Италии. Однако мир этот был не прочен. Согласно Прокопию Кесарийскому, именно успехи империи на западе и заставили Хосрова в 540 году нарушить договор и атаковать Византию. В 542 году персы взяли Антиохию на Оронте. Хосров вывел из этого города множество пленных, главным образом ремесленников, для которых построил специальное предместье около Ктесифона, получившее название Вех-Антиок (Лучшая Антиохия).[20][25]

В дальнейшем война шла с переменным успехом, и главным театром военных действий было Закавказье. Армения к тому времени была почти полностью оккупирована персами и входила в Северный округ на правах простой провинции. Борьба продвинулась дальше на север. Иберия также находилась в руках персов; царская власть в ней была упразднена. Однако персы чувствовали себя там далеко не так прочно как в Армении. В основном Византия и Иран боролись за Лазику. В самой Лазике были элементы, недовольные хозяйничаньем византийцев. Лазский царь Губаз даже послал Хосрову послов, которые с большим знанием политической ситуации изложили иранскому царю все выгоды господства над Лазикой: «При помощи моря нашей страны вы свяжетесь с морем римлян. Если царь построит здесь корабли, то не трудно будет достичь порога царского дворца в Византии… От тебя будет зависеть, чтобы пограничные варвары ежегодно опустошали римские владения… Ты, вероятно, знаешь, что страна лазов по сей день является заслоном против Кавказских гор».[26]

Персы, однако, не смогли укрепиться в Лазике, и в 550 году лазы выступают против них вместе с византийцами. После многочисленных военных действий, в общем неудачных для персов, война с Византией закончилась в 562 году. За воюющими сторонами были сохранены их прежние владения.

В восточных областях Закавказья, в Албании, Хосров постепенно продвигаться дальше и дальше на север, создавая в захваченных областях целую сеть укреплённых поселений, продолжая здесь, как и во многом другом, политику своего отца. Наиболее крупные оборонительные сооружения были возведены (или только восстановлены) в Дербенте, загораживая Дербентский проход, обычную дорогу кочевников Предкавказья в иранские владения.[27]

Сасанидская экспансия на восток
Встреча Аль-Мунзира и Хосрова. Арабская миниатюра

Война с эфталитами и отношения с Тюркским каганатом[править | править код]

Мир с Византией позволил Хосрову заняться и восточными границами, где по-прежнему Сасанидам угрожали эфталиты. Персы ещё со времён Пероза и Кавада принуждены были платить эфталитам дань. Теперь обстоятельства складывались благоприятно для Сасанидов: эфталитов стали теснить тюрки, создавшие к середине VI обширную державу на территории, простиравшуюся от Монголии до степей Предкавказья (так называемый, Тюркский каганат). Это помогло Хосрову расправится с эфталитами и установить границу между своими владениями и Тюрским каганатом по Амударье (563—567 года). Сам Хосров женился на дочери тюркского кагана Истеми. От этого брака родился наследник престола Ормизд IV. Иран обязался выплачивать тюркам ежегодную дань в размере 40 тысяч золотых динаров (почти 300 кг золота).

Весть о создании крупной и, казалось, сильной державы на северо-востоке от сасанидских владений заставило Византию заинтересоваться тюрками, как возможных союзников против Сасанидов. Между тюрками и Византией завязываются сношения. В 568 году император Юстин II направляет к тюркам посольство во главе с Земархом, однако эти сношения кончились ничем в связи с ослаблением Тюрской державы.[28][29]

Подчинение Йемена[править | править код]

Хосров I сражается с эфиопскими войсками в Йемене. Египетский тканый узор на шерстяной занавеске или брюках, которая была копией импортированного сасанидского шёлка, который, в свою очередь, был основан на персидской фреске.

Крупных успехов персы добились на юге, захватив около 570 года Йемен в Аравии, вытеснив оттуда владевших Йеменом абиссинцев. С этого времени и до арабского завоевания Йемен был зависим от Персии.Захват Йемена обеспечивал Сасанидам господство над морскими путями на Ерасном море и в Индийском океане, что было особенно важно в связи с развившейся дальней морской торговлей.[29]

Восстание в Армении[править | править код]

Карта Лазики.

Казалось, теперь, после победы над эфталитами, покорения Йемена и перемирия с Византией, государство Сасанидов находится в необычайно благоприятном положении. Однако стареющему царю ещё пришлось перенести ряд тяжёлых испытаний.

В 571 году в Армении вспыхнуло восстание, быстро принявшее угрожающие размеры. Внешним поводом для восстания была попытка Хосрова построить в Двине зоорострийский храм. Настоящей же причиной восстания было невыносимое бремя сасанидского господства. Восставшие обратились за помощью к византийскому императору Юстину II, и это повлекло за собой новую большую войну между Ираном и Византией (572 год). Война шла с переменным успехом. Однако быстро усмирить Армению не удалось, а Месопотамия подверглась набегам византийцев, которым удалось взять крепость Сингару. Мирные переговоры начались в 579 году, но в это время Хосров умер.[29]

Хосров Ануширван в исторической и литературной традиции[править | править код]

Изображение Хосрова Ануширвана в здании тегеранского суда, 1940 год.

Хосров Ануширван благодаря проведёнными им реформам, значительно облегчившим жизнь населения Сасанидской державы, и успехам в деле укрепления положения Ирана, вошёл в историю как самый великий правитель из династии Сасанидов. Его покровительство наукам, литературе и веротерпимость сыграло значительную роль в деле его популяризации среди народов Ирана и его соседей. Уже при последних Сасанидах, когда Иран переживал упадок, а затем после завоевания Ирана арабами и последующего почти тысячелетнего господства над Ираном тюркских династий, образ Хосрова Ануширвана стал легендаризироваться.

Начало его литературному образу как образу идеального правителя положил Фирдоуси в своей поэме «Шахнаме». В дальнейшем образ Хосрова стал покрываться всё большими легендами, ему приписывались героические подвиги, поэтический талант, непорочность и идеальная мудрость. Хосров стал героем многих народных сказаний, повествований, музыкального фольклора. Имя Хосров стало одним из популярных среди знати. Но наибольшим показателем популярности образа Хосрова Ануширвана было то, что многие восточные средневековые государи[30], в том числе неиранского происхождения, вели генеалогию своих родов от Хосрова. Многие правители, вступая на престол, брали себе тронное имя Хосров или Кай-Хосров.

В кино[править | править код]

Интересные факты[править | править код]

  • При Хосрове Ануширване была создана настольная игра — нарды. Его создание относят к визирю Хосрова Ануширвана — Бозоргмехру, который создал игру по поручению шаха, в ответ на создание в Индии шахмат.
  • При Хосрове Ануширване была составлена первая рукопись, дающая полное представление об игре в шахматы, его терминологии, правил, описании фигур.
  • При Хосрове I Иран принял изгнанных из закрытой византийским императором Юстинианом афинской Академии семерых философов (Дамаския, Симпликия и других).
  • При Хосрове I впервые в истории Ирана был создан прообраз научной школы. В городе Гундешапур в области Хузистан, была построена Академия для изучения философии и медицины.
  • Хосров Ануширван, для защиты вновь возведённых в области Маскут крепостей[31] и оборонительных стен, переселял персов из внутренних областей Ирана.
  • По некоторым версиям название области Ширван (современный Азербайджан) связано с именем Хосрова Ануширвана, при правлении которого была развернута активная строительная деятельность Сасанидов в пределах упразднённого ими царства Кавказской Албании.[32]

Галерея[править | править код]


Сасаниды
Senmurv.svg
Предшественник:
Кавад I
шахиншах
Ирана и не-Ирана

531579
(правил 48 лет)
Senmurv.svg
Преемник:
Ормизд IV

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Расторгуева В. С. Этимологический словарь иранских языков / В. С. Расторгуева, Д. И. Эдельман. — М.: Вост. Лит., 2000—. — ISBN 5-02-018124-2. — Т. 3: f—h. — 2007. — С. 417. — ISBN 5-02-018550-7 (в пер.).
  2. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. I, гл. 11.
  3. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. I, гл. 21.
  4. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. I, гл. 23.
  5. Иоанн Малала. Хронография, стр. 487
  6. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 309.
  7. 1 2 Мухаммад ат-Табари. Истории пророков и царей. XXIII
  8. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 309—310.
  9. 1 2 Мухаммад ат-Табари. Истории пророков и царей. XXV
  10. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 310—311.
  11. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. I, гл. 14.
  12. Аммиан Марцеллин. Деяния. Книга XXIII, 6, (83)
  13. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 311—312.
  14. Мухаммад ат-Табари. Истории пророков и царей. XXI, XXII
  15. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 312—313.
  16. Себеос. Повествование епископа Себеоса об Иракле. Отдел III, глава II
  17. 1 2 Мухаммад ат-Табари. Истории пророков и царей. XXII
  18. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. Книга IV, 23
  19. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. II, гл. 9.
  20. 1 2 Мухаммад ат-Табари. Истории пророков и царей. XXIV
  21. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. II, гл. 11.
  22. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. Книга II, 29, 32
  23. Абу Ханифа ад-Динавари. Книга связных рассказов. VIII
  24. Прокопий Кесарийский. Война с готами, кн. I, гл. 4. — С. 1.
  25. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. II, гл. 8, 14.
  26. Прокопий Кесарийский. Война с персами, кн. II, гл. 15.
  27. Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 313—314.
  28. Менандр Протектор, отрывок 19—22
  29. 1 2 3 Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. — С. 314.
  30. Династия ширваншахов Кесранидов. Будучи арабами по происхождению, начиная с Минучихр ибн Йазида стали называть себя Кесранидами. Кесра или Кисра — арабская форма имени Хосров
  31. предположительно пять, в том числе самая известная из них — Нарын-кала в Дербенте.
  32. ХУАН ПЕРСИДСКИЙ->КНИГА ОРУДЖ-БЕКА БАЯТА — ДОН ЖУАНА ПЕРСИДСКОГО->ПУБЛИКАЦИЯ 2007 Г.->КНИГА 1. ЧАСТЬ 2
  33. ZEIMAL', E. V. (1994). “The Circulation of Coins in Central Asia during the Early Medieval Period (Fifth–Eighth Centuries A.D.)”. Bulletin of the Asia Institute. 8: 245—267. ISSN 0890-4464. JSTOR 24048777.

Литература[править | править код]