Храм Святых Апостолов Петра и Павла (Москва)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Католическая церковь
Храм святых апостолов Петра и Павла
Moscou. L'eglise polonaise 1.jpg
Почтовая открытка начала XX века
55°45′53″ с. ш. 37°37′59″ в. д.HGЯO
Страна Flag of Russia.svg Россия
Адрес Москва, Милютинский переулок, 18А
Конфессия Католицизм
Архитектурный стиль Эклектика
Автор проекта Алессандро Жилярди
Строительство 18391845 годы
Дата упразднения 1933 год
Статус Герб Объект культурного наследия народов РФ. Объект № 7710425000 (БД Викигида)
Состояние Административное здание
Commons-logo.svg Храм Святых Апостолов Петра и Павла на Викискладе

Sight symbol black.svg памятник архитектуры (федеральный)

Храм святы́х апо́столов Петра́ и Па́вла — один из трёх исторических римско-католических храмов Москвы. В отличие от храма св. Людовика, который действовал на протяжении всего советского периода, и собора Непорочного Зачатия, который был возвращен верующим в 1996 году, в бывшем Петропавловского храме в настоящее время находится ОАО «Гипроуглемаш». Здание расположено по адресу: Милютинский переулок, 18А.

Приход святых апостолов Петра и Павла — старейший католический приход в Москве. Возрождённый в 1990-е годы, он не имеет собственного здания и проводит богослужения в храме св. Людовика.

История[править | править код]

Попытки католиков иметь в Москве своё духовенство и храм[править | править код]

История основания прихода начинается во второй половине XVI века, когда были сделаны первые попытки получить разрешение властей на постоянное пребывание католического священника и строительство католического храма для иностранцев католического вероисповедания в Москве. Под предлогом перемирия, с целью склонить к унии с католицизмом и получить религиозные вольности для иностранцев, Папа Римский Григорий XIII отправил в Россию к царю Ивану Грозному своего представителя иезуита Антонио Поссевино[1]. Папской инструкцией Антонию предписывалось: «Вы должны испросить позволение на постройку одной или нескольких католических церквей в Москве для тех католиков, которые будут приезжать по торговым делам; объясните, что иначе никогда не установятся торговые сношения с католическими народами»[2]. Торговля служила лишь благовидным поводом поставить в дипломатических переговорах вопрос о постройке первой католической церкви в Москве.

Антонио Поссевино был принят 18 августа 1581 года в Старице, где находился государь, затем 18 февраля 1582 года в Меньшей Набережной палате у московских бояр и новгородского наместника Никиты Романовича Юрьева-Захарьина[3], где изложил свои требования, но 21 февраля в той же палате получил ответ: «Римлянам, Венецианам и Цесаревой области торговым людям в Московское государство приезжать и торговать повольно и попам с ними их веры ездить воля без всякого возбранения, только им учения своего Русским людям не плодить и костелов им в государстве Московском не ставить, каждый в своей вере да пребывает...»[4]. Таким образом, со времен Ивана Грозного католикам разрешалось привозить с собой священников и отправлять требы в частных домах, но запрещались миссионерская деятельность и строительство отдельных религиозных сооружений. Отказ на ходатайство о строительстве церкви мотивировали в том числе тем, что прежде в Московском государстве иноверных церквей не бывало, что, однако, является дипломатической выдумкой: ранее этого события уже была католическая церковь св. Петра в Новгороде, на Немецком торговом дворе, которая во вторую половину царствования Ивана Грозного превратилась в руины, а в Москве — лютеранская церковь св. Михаила[5].

В годы правления Бориса Годунова с предложением вечного мира между Россией и Польшей король Сигизмунд III прислал своего посла Льва Сапегу. Одним из условий этого мира была постройка храмов в Москве и других местах государства для поляков и других католиков. Ответ был идентичным: строить латинские церкви нельзя, а приезжать в Россию и исповедовать свою веру не запрещается[6].

При Лжедмитрии I, в Москве появилось несколько иезуитов, францисканцев и священников, а для Марины Мнишек во дворце была устроена домашняя капелла. Когда серьёзно зашла речь о строительстве церкви, связанный варшавскими обещаниями в пользу обращения России в католичество, Лжедмитрий, не решаясь покончить с вопросом самовольно, просит благословения и совета у патриарха и духовного совета, и на предложение польских послов и письма папы Павла V дозволить иезуитам и прочему католическому духовенству войти в Московское государство и строить церкви дал ответ отрицательный[7]. Не смотря на клятвенные обязательства, католицизм был для него лишь временным орудием для достижения своих личных целей.

Деревянная часовня в Новой Немецкой слободе[править | править код]

В годы правления царя Алексея Михайловича была учреждена Новая Немецкая слобода, в которой было не мало пленных из Литвы и Белоруссии. Въезд католиков в Россию стал менее сложным, чем при Михаиле Фёдоровиче, однако, доступ к ним постоянного католического духовенства и строительство храмов по-прежнему строго воспрещались. Лютеранский пастор Готфрид Грегори извещал саксонское правительство, что «иезуиты и священники, которые проникли было сюда тайно, немедленно были захватываемы и ссылались в Сибирь на вечное время…»[8]. На протяжении почти всего XVII века просьбы о строительстве католического храма, а также о постоянном священнике при этом храме, исходили не столько от верующих, сколько от иностранных дипломатов, имея в большей степени политическое, нежели религиозное значение[9]. Богослужения для местных католиков всё же иногда совершались, в частных домах, священниками при посольствах[10].

Основателем первого католического прихода в Москве считается Патрик Гордон — один из наиболее деятельных, влиятельных и фанатичных членов католической общины, жертвовавший на её нужды немалые личные средства. В 1684 году он приехал на несколько недель из Киева в Москву и встретился в Слободе со всеми видными католиками, в числе которых были Франциск Гвасконий, единомышленник иезуитов, проживавший под званием флорентинского купца, генерал-майор граф Дэвид Уильям Грэм и архиепископ наксиаванский Себастьян Кнабе, который с двумя священниками был в Москве проездом в Персию. 31 января того же года Гордон жаловался князю В. В. Голицыну, имевшему большое влияние при дворе, что католики не имеют свободы публичного богослужения, равной прочим иноверцам. По совету князя католики обратились к государям с челобитной:

«Царям государям и великим князьям, Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу, бьют челом холопы ваши иноземцы католической веры генерал-порутчик Петрушка Гордон, генерал-майор граф Давыдко Вильгельм фон-Граам, барон Морфиский, и полковники Пашка Минезиус, Гаврилко фон-Турниер, Александерко Левистон, Антошка фан-Шмаленберг и иных разных чинов начальные люди, и торговые иноземцы Франска Гвасконий, Еремка фан-Троин с товарищами. По вашему указу служим и работаем мы, холопы ваши, вам по разным городам верою и правдою многие годы, и мы, торговые люди, живя в Немецкой слободе, пошлину платим, а молитвенного дома и пастыря душам нашим у нас нет. Иноземцы лютеранской и кальвинской веры имеют и пастырей, и молитвенные дома; нам же очищения в вере нет, и от того чинится великое повреждение нашим душам. Милосердные государи…, пожалуйте нас, велите для нашего душевного спасения призвать и держать пасторов и быть молитвенному дому, как имеют лютеры и кальвины, и о том свои жалованные грамоты дать…»[n 1]

Покровитель иезуитов князь В. В. Голицын

Челобитная осталась без удовлетворения[11]. Безрезультатными были и усилия Венского двора помочь получить разрешение на строительство храма, когда в Москву 14 мая 1684 года[9] прибыло посольство императора Леопольда I. Вместе с австрийскими послами Яном Христофором Жировским и Себастьяном Блюмбергом было около 80 человек, среди них, скрыв свой духовный сан[n 2], прибыл иезуит Иоганн Шмидт — первый постоянный пастырь московских католиков[13]. Официального разрешения не последовало, но под покровительством В. В. Голицына и с устного позволения властей, Шмидт служил мессы в доме голландского купца ван Тройена и Патрика Гордона, старался соединить и организовать около себя католическую общину, а также основал школу. В Немецкой слободе был куплен отдельный дом, который записали на имя «торгового иноземца» Франциска Гваскония. Он был приобретён на занятые у Гваскония средства, которые ему потом вернули из казны римского императора, и располагался по соседству с домовладением доктора З. ван дер Гульста[14] на углу Немецкой улицы и Кирочного переулка (ныне — Бауманская улица и Старокирочный переулок, соответственно)[15]. Под тайным покровительством императора этот дом стал центром католической пропаганды в Москве[16].

Небольшая деревянная часовня была построена к 1688 году[n 3]. 22 августа того же года Иоганн Шмидт по собственному прошению покинул Москву, но в течение ряда лет недостатка в священниках московская община не испытывала. В 1691 году в этой церкви доминиканским монахом Людвигом Кобличем были крещены сын Гордона от второго брака Пётр, а также сын его дочери Мэри[18]. Когда овдовевшая дочь Гордона Мэри выходила замуж за майора Карла Снивина, венчал Коблич, в числе присутствующих был сам Пётр Алексеевич со множеством знати и офицеров[19].

В конце XVII века община состояла из 60—90 человек, преимущественно европейских купцов и находившихся на русской службе военных, она была многонациональной и состояла из шотландцев, итальянцев, немцев, поляков, голландцев, фламандцев и армян, небольшого количества французов, кроме того, были калмык и монгол[20]. Увеличение числа католиков было связано со строительством российского флота и привлечению иностранных моряков. В 1699 году Патрик Гордон скончался, после его смерти и в связи с началом в 1700 году Северной войны количество верующих заметно сократилось[20].

Каменный храм в Новой Немецкой слободе[править | править код]

16 апреля 1702 года Пётр I подписал манифест «О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободы вероисповедания». Дальнейший рост и развитие московской католической общины уже был связан не столько с успехами иностранных дипломатов, сколько с внутренними потребностями государства Российского, нуждавшегося в профессионалах и специалистах из Европы[21]. В 1705 году небольшая деревянная церковь cгорела[22]. Несмотря на противодействие православного духовенства, протестантов из Немецкой слободы и сотрудников Посольского приказа, в Немецкой слободе была построена первая каменная католическая церковь. Точная дата её освящения неизвестна, но уже в 20 октября 1706 году князь Меншиков, находясь с посольством в Риме, говорил Папе Клименту XI о существовании в Москве каменного католического храма[23]. Этот каменный храм располагался также на углу Немецкой улицы и Кирочного переулка. При церкви имелась иезуитская школа, в которой в 1707 году обучалось до 50 русских мальчиков, из которых некоторые впоследствии стали католиками (например, А. Ю. Ладыженский[24]).

22 марта 1722 года церковь посетил лютеранин Фридрих Вильгельм Берхгольц, который оставил об этом событии запись в своём дневнике. Он отмечает, что церковь оказалась лучше его ожиданий, что «она внутри хорошо отделана, расписана и украшена; снабжена также весьма недурным органом». Упоминание им органа является на настоящее время самым ранним сведением об органе этой церкви. Кроме того, он пишет, что в церкви служат капуцины, а ранее в церкви служили иезуиты[n 4].

Прихожанами церкви были также французы, которые в конце XVIII века были недовольны тем, что проповеди читались в основном на польском и немецком языках. В 1791 году по инициативе франкоязычных католиков была построена отдельная небольшая деревянная французская церковь — храм святого Людовика Французского, но не в Немецкой слободе, а в Белом городе, близ Лубянки, так как католическая община Москвы к тому времени значительно возросла и уже не была ограничена территорией Немецкой слободы.

Петропавловский храм пострадал во время пожара Москвы 1812 года, всё церковные документы, связанные с его историей, бумаги и книги сгорели, но храм был отстроен заново.

Храм в Милютинском переулке[править | править код]

В 1839 году на пожертвования московских католиков и благотворительных организаций и по проекту известного архитектора Алессандро Жилярди в Москве началось строительство новой католической церкви в Милютинском переулке, которая после завершения строительства в 1845 году[23] была освящена местным деканом и настоятелем Грегоржевским в честь небесных покровителей прихода: апостолов Петра и Павла, а в 1849 году освящена епископом Игнатием Головинским[25] — именно эта дата фигурирует в мемориальной доске на здании как год окончания строительства. Старое здание церкви в Немецкой слободе долгое время оставалось заброшенным, а потом — ликвидировано[25][n 5].

Во второй половине XIX века около здания церкви были построены также богадельня, дом библиотеки и правления Благотворительного общества, корпус женского училища, дом причта и церковно-приходской школы, составляющие вместе комплекс зданий храма святых апостолов Петра и Павла.

При советской власти, в 1933 год году, храм был закрыт. Сначала в его здании хотели сделать кинотеатр, но не успели — началась война. Осенью 1941 года здание пострадало в результате попадания немецкой авиабомбы. После Великой Отечественной войны, в 1946 году здание бывшего храма было восстановлено и перестроено под административные нужды, после чего там разместился Государственный ордена трудового красного знамени проектно-конструкторский и экспериментальный институт угольного машиностроения «Гипроуглемаш», занимающий его вплоть до настоящего времени. Исторический облик церкви был полностью искажён.

23 августа 1991 года католический приход Петра и Павла был зарегистрирован, а после вступления в силу нового закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» Российской Федерации прошел 31 августа 1998 года перерегистрацию[26]. Возродившийся приход повел борьбу за возвращение храма, но безуспешно: ОАО «Гипроуглемаш» приватизировало бывшее здание храма, часть его ныне сдается в аренду под офисы как бизнес-центр «Милютинский 18». Администратором прихода является священник Игорь Ковалевский. Богослужения прихода проходят в расположенном неподалёку храме святого Людовика Французского, в котором также проходят богослужения прихода св. Людовика.

Ансамбль храма в Милютинском переулке[править | править код]

Бывш. библиотека

Сложившийся во второй половине XIX — начале XX века архитектурный ансамбль храма святых Петра и Павла состоит из нескольких зданий в Милютинском переулке:

  • ограда с калиткой и двумя воротами;
  • дом 18А — храм;
  • дом 18, строение 1 — Богадельня святого Филиппа[27] (1850 г., архитектор А. Жилярди);
  • дом 18, строение 2 — Женская школа[n 6](1860-е; 1904 г., архитектор И. П. Залесский), ныне — «Пушкинская школа № 1500»[28];
  • дом 18, строение 3 — Дом причта и церковно-приходской школы[n 7] (кон. XVIII в., 1847; 1875 г., архитектор А. Ф. Шимановский);
  • дом 18, строение 4 — Библиотека и правление Благотворительного общества вспомоществования бедным римско-католического вероисповедания. Здание в неоготическом стиле построено в 1905 году по проекту архитектора И. П. Залесского, перестроено в 1907 году Э. С. Юдицким.

Персоналии[править | править код]

Духовенство[править | править код]

  • 1684—1688 Иоганн Шмидт, S.J.[9];
  • 1685 — Ян Альберт де Бойе (Альбер; Дебуа, Дебой, Дебои), S.J.; умер в Москве 3 ноября 1685 г.[9]
  • 1686—1689 Иржи Давид (Георгий Давид), S.J.[9];
  • 1686—1689 Товия Тихавский (Тобиаш; Тихановский), S.J.[9];
  • 1690 Конрад Терпиловский, S.J.; прибыл в марте и пробыл до 12 июля, после чего был выслан[14];
  • 1690—1692 Людовик Коблич (Коблиций, Коблициус), O.P.; прибыл с посольством И. Куртца в ноябре 1690 г., пробыл в Москве до 16 декабря 1692 г.[14]};
  • 1692—1698 Франциск Ксаверий Лефлер, O.F.M.;
  • 1692—1698 Павел Йозеф Ярош (Ярос), O.F.M.[n 8];
  • 1698—1719 Франциск Эмилиан (настоящее имя — Иоанн Милан), S.J.;
  • 1698—1719 Иоанн Берула, S.J.;

Известные прихожане[править | править код]

Изначально основу старейшего католического прихода составляли высокопоставленные офицеры царской армии и купцы, затем также влиятельные врачи и состоятельные ремесленники. Состав общины постоянно менялся из-за частых миграций. Долгое время приход святых апостолов Петра и Павла был единственным русскоязычным католическим приходом в Москве, а среди прихожан храма было также известные люди, в том числе представителей старинных дворянских фамилий.

  • Юргис Балтрушайтис (1873—1944) — русский и литовский поэт-символист, внесший католические аллюзии в русскую поэзию, переводчик, дипломат[23];
  • Фридрих Йозеф Гааз (1780—1853) — российский врач немецкого происхождения, филантроп; был старостой прихода свв. Петра и Павла, вносил деньги на строительство храма, завещал ему духовно-нравственные книги из своей библиотеки. Римско-католическая церковь начала процесс канонизации доктора Гааза[30];
  • Патрик Гордон — военачальник, шотландец, один из сподвижников императора Петра I; похоронен при петропавловской церкви в Немецкой слободе;
  • Дэвид Уильям Грэм (Давид Вильгельм фон Граам, англ. David Wilhelm de Graham, ок. 1639—1693), барон Морфивский, граф, генерал-майор, шотландец[14];
  • Пол Мензис (Павел Менезиус, ум. 9 дек. 1694[31]), генерал-майор, шотландец[32];
  • Владислав Ходасевич (1886—1939) — российский поэт польского происхождения; крещен в церкви 28 мая (9 июня1886 года[n 9];
  • Альфонс Шанявский (1837—1905) — российский офицер польского происхождения, генерал-майор, золотопромышленник, меценат[23].

Фотографии[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. «Прошение католической веры генерала-поручика Петра Гордона с прочими иностранцами и торговыми людьми о позволении им иметь молитвенный дом и пастора, по примеру лютеран и кальвин». 1684 год. Цитируется по: Цветаев Д. В., 1886, с. 317, V.
  2. В списке с обозначением звания и должности, который были обязаны предоставлять послы, до въезда в Москву не упоминалось ни об одном духовном лице, а в списке представленном уже в Москве, 1 июня 1684 года, значилось «господин Шмидт пастор»[12]
  3. По Цветаеву — церковь была освящена 5 мая 1867 года, в день Вознесения Господня, а после был обед у Гордона[17]. Однако, Андреев утверждает, что это утверждение основано на неверном переводе дневниковых записей Гордона, и что Гордон в это время отсутствовал в Москве, следовательно, в дневнике Гордона речь идет не о московской церкви, а о переносной походной часовне[14].
  4. «Вечером я ходил с майором Эдером и некоторыми из наших людей в католическую церковь, чтобы осмотреть на гробницу Спасителя, устроенную там по католическому обряду и обычаю. Церковь эту я нашел гораздо лучше, чем ожидал: она внутри хорошо отделана, расписана и украшена; снабжена также весьма недурным органом. При ней состоят теперь четыре капуцина, из которых старший человек чрезвычайно приятный. Прежде богослужение там совершали иезуиты, получавшие от римского императора ежегодно 800 рублей, но теперешние капуцины не получают ничего. Площаница устроена была с одной стороны церкви, в углублении, суживающимся перспективно. Спаситель изображался лежащим во гробе, и над ним стояла дарохранительница в звезде, осыпанной бриллиантами и обставленной зажжёными лампадами и свечами, как и промежутки декораций, изображавших плачущих ангелов. Так как в церкви были императорский (австрийский) посланник граф Кинский, здешний генерал-лейтенант Вейсбах, граф Сапега и многие другие, молившиеся кто на коленях, кто стоя, то я не хотел мешать им и скоро отправился домой». Цитата по: Берхгольц Ф. В. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого, с 1721 по 1725 год. Ч. 2. / Пер. с нем. И. Аммона. — 2-е изд. — Типография Лазаревского института восточных языков, 1860. — С. 157—158.
  5. Заброшенное здание церкви упоминается в примечаниях переводчика в издании 1860 года: Берхгольц Ф. В. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого, с 1721 по 1725 год. Ч. 2. / Пер. с нем. И. Аммона. — 2-е изд. — Типография Лазаревского института восточных языков, 1860. — С. 157—158.
  6. Также «Училище женское». В статье приведено название по справочнику: Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1917 год. — М.: Т-во А. С. Суворина "Новое Время"; гор. тип., 1917. — Стб. 394 — 2739 стб., 746 с.
  7. Здесь возможно находилось Мужское училище при церкви, упомянутое в справочнике Вся Москва, 1917
  8. Лефлер и Ярош были в Москве с 17 ноября 1692 года до сентября 1698 года. Прибыли в качестве дозволенных епархиальных священников (не монахов): в грамоте римского императора значились «мирскими ксензами», а на самом деле были францисканскими монахами. Цветаев Д. В., 1886
  9. Запись №78 за 1886 год в метрической приходской книге. Крещение совершил викарий Стефан Овельт, его также упоминает Ходасевич в своей автобиографии[33]
Источники
  1. Цветаев Д. В., 1886, с. 280—281.
  2. Цветаев Д. В., 1886, с. 284.
  3. Цветаев Д. В., 1886, с. 289.
  4. Цветаев Д. В., 1886, с. 290.
  5. Цветаев Д. В., 1886, с. 293.
  6. Цветаев Д. В., 1886, с. 294—295.
  7. Цветаев Д. В., 1886, с. 298.
  8. Цветаев Д. В., 1886, с. 307.
  9. 1 2 3 4 5 6 Андреев А. Н., 2017, с. 8.
  10. Цветаев Д. В., 1886, с. 307—308.
  11. Цветаев Д. В., 1886, с. 389.
  12. Цветаев Д. В., 1886, с. 319.
  13. Цветаев Д. В., 1886, с. 325.
  14. 1 2 3 4 5 Андреев А. Н., 2017, с. 9.
  15. История московских районов, 2008, с. 92—93.
  16. Цветаев Д. В., 1886, с. 415, 367, 344, 375.
  17. Цветаев Д. В., 1886, с. 367.
  18. Цветаев Д. В., 1886, с. 407.
  19. Цветаев Д. В., 1886, с. 421—422.
  20. 1 2 Андреев А. Н., 2017, с. 11.
  21. Андреев А. Н., 2017, с. 13.
  22. История Католической Церкви в России, 2014, с. 224.
  23. 1 2 3 4 История прихода святых апостолов Петра и Павла.
  24. Цветаев Д. В., 1886, с. 451—452.
  25. 1 2 Лотов Д. Р. Церковные органы Москвы // Орган : журнал. — 2011. — № 4. — С. 24—30.
  26. Визитация прихода Святых Апостолов Петра и Павла в Москве. Римско-католическая Архиепархия Божией Матери.
  27. Дённингхаус, 2004, с. 241.
  28. Основные сведения. Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение города Москвы «Пушкинская школа № 1500».
  29. Колупаев, Владимир Евгеньевич. Епископ Болеслав Слосканс // Религиозные деятели русского зарубежья.
  30. В Москве торжественно открылась епархиальная стадия процесса канонизации доктора Гааза. Римско-католическая Архиепархия Божией Матери.
  31. Цветаев Д. В., 1886, с. 442.
  32. Андреев А. Н., 2017, с. 7.
  33. Ходасевич В. Ф. Младенчество. Отрывки из автобиографии // Собрание сочинений: В 4 т.. — М.: Согласие, 1997. — Т. 4: Некрополь. Воспоминания. Письма..

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]