Хроника Великой Отечественной войны (апрель 1943 года)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

1 апреля 1943 года. 649-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. Количество армий, находившихся в резерве Ставки весной 1943 года, увеличилось с четырёх армии (24, 62, 66 и 2-й резервной) по состоянию на 1 марта 1943 года, до десяти. К 1 апреля в резерве Ставки находились: 24, 46, 53, 57, 66, 6-я гвардейская, 2-я и 3-я резервные общевойсковые армии, да ещё две танковые — 1-я и 5-я гвардейская.


Совинформбюро[1]. В течение 1 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


2 апреля 1943 года. 650-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. В ответ на решение правительств США и Англии прекратить отправку караванов по северному пути глава Советского правительства направил 2 апреля Черчиллю и Рузвельту послание, в котором говорилось: «Я понимаю этот неожиданный акт, как катастрофическое сокращение поставок военного сырья и вооружения Советскому Союзу со стороны Великобритании и США, так как путь через Великий океан ограничен тоннажем и мало надёжен, а южный путь имеет небольшую пропускную способность, ввиду чего оба эти пути не могут компенсировать прекращения подвоза по северному пути. Понятно, что это обстоятельство не может не отразиться на положении советских войск».[2] (стр. 502)


Совинформбюро. ИТОГИ ЗИМНЕЙ КАМПАНИИ КРАСНОЙ АРМИИ (с 10 ноября 1942 года по 31 марта 1943 года) (см. карту Общий ход военных действий во втором периоде Великой Отечественной войны. Ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г. 421 КБ ). 31 марта с. г. Красная Армия завершила зимнюю кампанию против немецко-фашистских войск. За время зимней кампании советские войска нанесли вражеским армиям тяжёлые военные поражения. Красная Армия нанесла немецко-фашистским войскам крупнейшее в истории войн поражение под Сталинградом, разгромила немецкие войска на Северном Кавказе и Кубани, нанесла ряд тяжёлых поражений врагу в районе Среднего Дона и Воронежа, ликвидировала вражеские плацдармы на Центральном фронте (Ржев — Гжатск — Вязьма) и в районе Демянска, прорвала блокаду Ленинграда.

За 4 месяца и 20 дней наступления Красная Армия в труднейших условиях зимы продвинулась на запад на некоторых участках до 600—700 километров. Советские войска освободили от немецких захватчиков огромную территорию в 480.000 квадратных километров. В результате наступления Красной Армии были очищены от врага районы страны, имеющие важное экономическое и военно-стратегическое значение…

За время наступления Красной Армии с 10 ноября 1942 года по 31 марта 1943 года нашими войсками захвачены следующие трофеи: самолётов — 1.490, танков — 4.670, орудий разного калибра — 15.860, миномётов — 9.836, пулемётов — 30.705, винтовок — свыше 500.000, снарядов — 17 миллионов, патронов — 128 миллионов, автомашин — 123.000, паровозов — 890, вагонов — 22.000, складов с разным военным имуществом — 1.825, а также большое количество радиостанций, мотоциклов и много другого военного имущества. За это же время нашими войсками уничтожено 3.600 самолётов противника, 4.520 танков, 4.500 орудий. Всего противник за время нашего зимнего наступления потерял: самолётов — 5.090, танков — 9.190, орудий — 20.360. С 10 ноября 1942 года по 31 марта 1943 года захвачено в плен 343.525 вражеских солдат и офицеров. За это же время противник потерял только убитыми более 850.000 солдат и офицеров.

В течение 2 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


3 апреля 1943 года. 651-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 3 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


4 апреля 1943 года. 652-й день войны[править | править вики-текст]

Воронежский фронт. 4 апреля командующий Воронежским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин предложил командующему 2-й воздушной армией генерал-лейтенанту С. А. Красовскому «провести очень крупную и длительную операцию по уничтожению авиации противника на его аэродромах по хорошо продуманному и разработанному плану совместными усилиями Юго-Западного фронта, нашего фронта, Голованова (имеется в виду авиация дальнего действия), Центрального и Южного фронтов с тем, чтобы максимально подорвать мощь авиации противника, которая и в настоящее время является у него основным средством подготовки и сопровождения наступления… При удачном проведении такой операции мы добьемся почти срыва наступления».[2] (стр. 394)


Северо-Кавказский фронт. (см. Северо-Кавказская наступательная операция (1 января — 4 февраля 1943 года) 1,29 МБ ) 4 апреля войска Северо-Кавказского фронта (И. И. Масленников) начали наступление против немецкой 17-й армии, закрепившейся на Таманском полуострове. В 9 часов утра 56-я армия перешла в наступление на станицу Крымская — основной опорный пункт всей обороны врага. Обороняясь на сильно укреплённом рубеже, враг оказал упорное сопротивление. Особенно трудно было наступать войскам 56-й армии. В полосе их действий у противника оказалось большое количество пулемётов, которые не были подавлены во время артиллерийской подготовки. К исходу дня соединения армии продвинулись вперёд и вышли к железной дороге восточнее Крымской. Гитлеровцы ожесточённо сопротивлялись, часто переходя в контратаки. К концу дня резко ухудшилась погода. Артиллерия уже не могла поддержать своим огнём наступление пехоты, так как видимость из-за сильного дождя сократилась до 500 м. Когда части 383-й стрелковой дивизии, которой теперь командовал полковник Е. Н. Скородумов, продвинулись вперёд, противник встретил их сильным огнём. А затем на этот выдвинувшийся вперёд клин враг бросил больше полка пехоты и 20 танков. Контратакованные с флангов, части дивизии после ожесточённых боёв вынуждены были отойти на исходное положение.[3] />(стр. 321)


Совинформбюро. В течение 4 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


5 апреля 1943 года. 653-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. 5 апреля погода по-прежнему была плохой. Непрерывные проливные дожди сильно затрудняли действия войск. Реки Адагум, Вторая, Абин вышли из берегов и затопили участок, где действовали 2-я гвардейская стрелковая и 83-я горнострелковая дивизии. Все дороги были размыты и залиты водой. Боеприпасы и продовольствие доставлялись в войска с большими трудностями, вручную. Советским воинам часто приходилось продвигаться вброд по заболоченным участкам местности. Несмотря на это, командующий фронтом И. И. Масленников решил продолжать наступление.


Совинформбюро. В течение 5 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


6 апреля 1943 года. 654-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. Директивой Ставки Верховного Главнокомандования создан Резервный (Степной) фронт. Командующий фронта — генерал-лейтенант М. М. Попов, член Военного совета — генерал-лейтенант Л. 3. Мехлис, начальник штаба — генерал-лейтенант М. В. Захаров.


Северо-Кавказский фронт. Атаки, предпринятые 6 апреля, также не принесли успеха. Тогда командование 56-й армии приступило к перегруппировке для уплотнения своих боевых порядков и создания ударных группировок на участках прорыва. Некоторые соединения отводились на отдых, а их место занимали свежие силы. В свою очередь противник также готовился к решающим боям. В районе Крымской он усилил свои войска. Его авиация непрерывно наносила бомбовые удары по боевым порядкам наших частей сковывая их действия.


Совинформбюро. В течение 6 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


7 апреля 1943 года. 655-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. Опубликовано сообщение Совета Народных Комиссаров СССР, в котором говорилось, что через два месяца предстоит выпуск Государственного займа обороны и чтобы не обременять население чрезмерными расходами, Совет Народных Комиссаров СССР просит граждан и гражданок прекратить 7 апреля сего года добровольные индивидуальные и коллективные взносы денежных средств в фонд Красной Армии.


Совинформбюро. В течение 7 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


8 апреля 1943 года. 656-й день войны[править | править вики-текст]

Воронежский фронт. Проанализировав сведения о положении войск противника в районе Орла, Сум, Белгорода и Харькова Г. К. Жуков послал Верховному Главнокомандующему следующий доклад: «Товарищу Васильеву. 5 ч. 30 мин. 8 апреля 1943 г. Докладываю своё мнение о возможных действиях противника весной и летом 1943 года и соображения о наших оборонительных боях на ближайший период.

1. Противник, понеся большие потери в зимней кампании 42/ 43 года, видимо, не сумеет создать к весне большие резервы для того, чтобы вновь предпринять наступление для захвата Кавказа и выхода на Волгу с целью глубокого обхода Москвы. Ввиду ограниченности крупных резервов противник вынужден будет весной и в первой половине лета 1943 года развернуть свои наступательные действия на более узком фронте и решать задачу строго по этапам, имея основной целью кампании захват Москвы…

2. Видимо, на первом, этапе противник, собрав максимум своих сил, в том числе до 13—15 танковых дивизий, при поддержке большого количества авиации нанесёт удар своей орловско-кромской группировкой в обход Курска с северо-востока и белгородско-харьковской группировкой в обход Курска с юго-востока…

3. На втором этапе противник будет стремиться выйти во фланг и тыл Юго-Западному фронту в общем направлении через Валуйки—Уразово…

4. На третьем этапе после соответствующей перегруппировки противник, возможно, будет стремиться выйти на фронт Лиски— Воронеж—Елец и, прикрывшись в юго-восточном направлении, может организовать удар в обход Москвы с юго-востока через Раненбург—Ряжск—Рязань.

5. Следует ожидать, что противник в этом году основную ставку при наступательных действиях будет делать на свои танковые дивизии и авиацию, так как его пехота сейчас значительно слабее подготовлена к наступательным действиям, чем в прошлом году. В настоящее время перед Центральным и Воронежским фронтами противник имеет до 12 танковых дивизий и, подтянув с других участков 3—4 танковые дивизии, может бросить против нашей курской группировки до 15—16 танковых дивизий общей численностью до 2500 танков.

6. Для того чтобы противник разбился о нашу оборону, кроме мер по усилению ПТО Центрального и Воронежского фронтов, нам необходимо как можно быстрее собрать с пассивных участков и перебросить в резерв Ставки на угрожаемые направления 30 полков ИПТАП; все полки самоходной артиллерии сосредоточить на участке Ливны—Касторное—Ст. Оскол. Часть полков желательно сейчас же дать на усиление Рокоссовскому и Ватутину и сосредоточить как можно больше авиации в резерве Ставки, чтобы массированными ударами авиации во взаимодействии с танками и стрелковыми соединениями разбить ударные группировки и сорвать план наступления противника…

Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника.»[4] (стр. 129)


Берлин. По мнению правителей Германии, мощное наступление с решительной целью на советско-германском фронте должно было сплотить фашистский блок, поднять упавший после Сталинграда дух союзников Германии. В беседе с исполнявшим обязанности министра иностранных дел Италии Бастианини 8 апреля 1943 г. министр иностранных дел Германии Риббентроп всячески пропагандировал подготовку большого летнего наступления, которое, как он уверял, сокрушит Красную Армию и приведёт Германию и её союзников к победе. Риббентроп утверждал, что русские за зимнюю кампанию истощили свои силы, ослабли. Поэтому теперь «решающая задача войны заключается в том,— заявлял он,— чтобы посредством повторных ударов уничтожить всю Красную Армию».[2] (стр. 237)


Совинформбюро. В течение 8 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

9 апреля 1943 года. 657-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 9 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


10 апреля 1943 года. 658-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. И. В. Сталин распорядился о созыве в Ставке 12 апреля специального совещания для обсуждения плана летней кампании. К этому сроку Генштаб обязан был выяснить соображения командующих фронтами относительно возможного характера действий и вероятного направления ударов немецко-фашистских войск.

Начальник штаба Центрального фронта ( К. К. Рокоссовский) генерал-лейтенант М. С. Малинин 10 апреля докладывал в Генштаб: «4. Цель и наиболее вероятные направления для наступления противника в весенне-летний период 1943 года:

а) Учитывая наличие сил и средств, а главное результаты наступательных операций 1941—1942 годов, в весенне-летний период 1943 года следует ожидать наступления противника лишь на курско-воронежском оперативном направлении. На других направлениях наступление врага вряд ли возможно…

г) К перегруппировке и сосредоточению войск на вероятных для наступления направлениях, а также к созданию необходимых запасов противник может приступить после окончания весенней распутицы и весеннего половодья. Следовательно, перехода противника в решительное наступление можно ожидать ориентировочно во второй половине мая 1943 года.

5. В условиях данной оперативной обстановки считал бы целесообразным предпринять следующие меры:

а) Объединёнными усилиями войск Западного, Брянского и Центрального фронтов уничтожить орловскую группировку противника и этим лишить его возможности нанести удар из района Орла через Ливны на Касторное, захватить важнейшую для нас железнодорожную магистраль Мценск—Орел—Курск и лишить противника возможности пользоваться Брянским узлом железных и грунтовых дорог…» [4](стр. 132)


Совинформбюро. В течение 10 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


11 апреля 1943 года. 659-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 11 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.


12 апреля 1943 года. 660-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. Командование Воронежского фронта (Ф. И. Голиков) 12 апреля представило свои соображения: «…следует ожидать, что противник перед Воронежским фронтом сможет создать ударную группу силой до 10 танковых дивизий и не менее шести пехотных дивизий, всего до 1500 танков, сосредоточения которых следует ожидать в районе Борисовка—Белгород—Муром—Казачья Лопань. Эта ударная группа может быть поддержана сильной авиацией численностью примерно до 500 бомбардировщиков и не менее 300 истребителей. Намерение противника — нанести концентрические удары из района Белгорода на северо-восток и из района Орла на юго-восток, с тем чтобы окружить наши войска, находящиеся западнее линии Белгород—Курск. В дальнейшем следует ожидать удара противника в юго-восточном направлении во фланг и тыл Юго-Западному фронту, с тем чтобы затем действовать в северном направлении. Однако не исключена возможность, что в этом году противник откажется от плана наступления на юго-восток и будет проводить другой план, именно после концентрических ударов из района Белгорода и Орла он наметит наступление на северо-восток для обхода Москвы…»[4](стр. 133)

Вечером 12 апреля на совещании в Ставке в результате тщательного анализа обстановки все сошлись на том, что наиболее вероятной целью летнего наступления немецко-фашистских войск будет окружение и уничтожение главных сил Центрального и Воронежского фронтов на Курской дуге. В последующем не исключалось развитие успеха в восточном и юго-восточном направлениях, в том числе на Москву. По этому поводу И. В. Сталин проявил особое беспокойство. В итоге было решено основные наши усилия сосредоточить в районе Курска, обескровить здесь противника в оборонительной операции, а затем перейти в контрнаступление и окончательно довершить его разгром. Во избежание неожиданностей признавалось нужным создать глубокую и прочную оборону на всем стратегическом фронте, особо же мощную — на курском направлении. На случай, если гитлеровское командование не предпримет наступления в ближайшее время, а оттянет его на длительный срок, предусматривался другой вариант — переход советских войск к активным действиям, не ожидая ударов противника.[5](стр. 123)

Совинформбюро. В течение 12 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

13 апреля 1943 года. 661-й день войны[править | править вики-текст]

Катынь. 13 апреля берлинское радио передало экстренное сообщение о том, что в районе села Катыни в Смоленской области германские власти обнаружили массовое захоронение военнопленных польских офицеров, расстрелянных органами НКВД в 1940 году.

Совинформбюро. В течение 13 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

14 апреля 1943 года. 662-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. 14 апреля войска Северо-Кавказского фронта вновь перешли в наступление. Весь день соединения 58, 9 и 37-й армий предпринимали неоднократные атаки, но оборону врага прорвать так и не смогли. Удачнее сложилась обстановка в полосе действий 56-й армии. На рубеже р. Вторая войска армии сломили сопротивление противника и вышли к железной дороге юго-восточнее моста через р. Адагум, совхоз «Пятилетка» (5 км южнее Красного), балка Таранова, а на участке молочнотоварной фермы почти вплотную подошли к станице Крымская. Противник оказывал жестокое сопротивление, переходя в непрерывные контратаки. Особенно сильные бои разгорелись южнее Крымской, где наступала 383-я дивизия и 61-я стрелковая дивизия генерал-майора С. Н. Кузнецова. 14 апреля во второй половине дня враг бросил из совхоза «Пятилетка» больше двух полков пехоты и 60 танков. В результате длительного и крайне напряжённого боя ему удалось потеснить наши части, однако полностью восстановить положение своей обороны он не смог. Причинами неуспеха наступления явилось то, что разведка переднего края обороны противника была слабой, в результате чего огневые точки врага оказались неподавленными. Плохо было организовано артиллерийское наступление: артнаблюдение в боевых порядках пехоты отсутствовало, не было надлежащей связи с пехотой, артиллерия не получала своевременно заявок. Полковая артиллерия и противотанковые орудия отстали от пехоты, плохая видимость мешала ведению огня. Требования командующего армией занять исходное положение перед атакой не далее 200 м от противника выполнены не были. 10-й гвардейский стрелковый корпус перед атакой находился в 600 м от переднего края обороны противника. С началом атаки пехота недружно пошла вперёд. Движение в атаке проходило без применения к местности, без самоокапывания в необходимые моменты боя. Не выполнила и авиация своей задачи по нанесению бомбового удара по оборонительным позициям противника.[3](стр. 322)

Совинформбюро. В течение 14 апреля на фронтах существенных изменении не произошло.

15 апреля 1943 года. 663-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. Президиум ВС СССР принял Указ «О введении военного положения на всех железных дорогах» На период войны все рабочие и служащие ж -д транспорта считались мобилизованными и закреплялись для работы на транспорте, за преступления по службе работники транспорта привлекались к ответственности наравне с военнослужащими Красной Армии.

Ставка Верховного Главнокомандования. Ставка ВГК преобразовала Резервный фронт в Степной ВО (9 июля 1943 переименован в Степной фронт) Округ включал территории Воронежской, Курской, Тамбовской и Ростовской областей, управление находилось в г. Воронеже. Командующим округом назначен — генерал-полковник М М Попов.

Берлин. В оперативном приказе Гитлера от 15 апреля 1943 г. говорилось: "Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» — первое наступление в этом году. Этому наступлению придаётся решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на всю весну и лето текущего года. В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией. На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира. Я приказываю:

1. Целью наступления является сосредоточенным ударом, проведённым решительно и быстро силами одной ударной армии из района Белгорода и другой — из района южнее Орла, путём концентрического наступления окружить находящиеся в районе Курска войска и уничтожить их.

2. Необходимо: а) широко использовать момент внезапности и держать противника в неведении прежде всего относительно времени начала наступления;

б) обеспечить максимальное массирование ударных сил на узком участке, с тем чтобы, используя местное подавляющее превосходство во всех средствах наступления (танках, штурмовых орудиях, артиллерии, миномётах и т. д.), одним ударом пробить оборону противника, добиться соединения обеих наступающих армий и таким образом замкнуть кольцо окружения… ".[4](стр. 130)


Северо-Кавказский фронт. Командование Северо-Кавказского фронта (И. И. Масленников) решило 15 апреля с 7 часов утра возобновить наступление 56-й армии, но в 6 часов 30 минут противник сам перешёл в контратаку. Наступление врага сильно поддерживала авиация. Вражеские самолёты непрерывно висели над нашими позициями. В тот день было отмечено 1560 самолёто-пролетов противника. Такой массированный удар авиации прижал наши войска к земле, а артиллерия вынуждена была прекратить огонь. Трое суток враг непрерывно контратаковывал наши войска, стремясь во что бы то ни стало восстановить положение в районе Крымской.[3](стр. 322)

Совинформбюро. В течение 15 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

16 апреля 1943 года. 664-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. ГНУСНЫЕ ИЗМЫШЛЕНИЯ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ПАЛАЧЕЙ. Геббельсовские клеветники в течение последних двух-трёх дней распространяют гнусные клеветнические измышления о якобы имевшем место весной 1940 г. в районе Смоленска массовом расстреле советскими органами польских офицеров. Немецко-фашистские мерзавцы в этой своей новой чудовищной выдумке не останавливаются перед самой беззастенчивой и подлой ложью, которой они пытаются прикрыть неслыханные преступления, совершённые, как это теперь очевидно, ими самими.

Немецко-фашистские сообщения по этому поводу не оставляют никакого сомнения в трагической судьбе бывших польских военнопленных, находившихся в 1941 году в районах западнее Смоленска на строительных работах и попавших вместе со многими советскими людьми, жителями Смоленской области, в руки немецко-фашистских палачей летом 1941 года после отхода советских войск из района Смоленска.

Не подлежит никакому сомнению, что геббельсовские клеветники ложью и клеветой пытаются теперь замазать кровавые преступления гитлеровских разбойников. В своей неуклюже состряпанной брехне о многочисленных могилах, якобы открытых немцами около Смоленска, геббельсовские лжецы упоминают деревню Гнездовую, но они жульнически умалчивают о том, что именно близ деревни Гнездовой находятся археологические раскопки исторического «Гнездовского могильника». Гитлеровские сих дел мастера пускаются на самую грубую подделку и подтасовку фактов, распространяя клеветнические вымыслы о каких-то советских зверствах весной 1940 г. и стараясь, таким образом, отвести от себя ответственность за совершённые гитлеровцами зверские преступления.

Патентованным немецко-фашистским убийцам, обагрившим свои руки в крови сотен тысяч невинных жертв, систематически истребляющим население оккупированных ими стран, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков, истребившим в самой Польше многие сотни тысяч польских граждан, никого не удастся обмануть своей подлой ложью и клеветой. Гитлеровские убийцы не уйдут от справедливого и неминуемого возмездия за свои кровавые преступления.

В течение 16 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

17 апреля 1943 года. 665-й день войны[править | править вики-текст]

Катынь. 17 апреля польское правительство в изгнании обратилось в Международный Красный Крест с просьбой расследовать гибель офицеров в Катыни, одновременно оно поручило своему послу в Москве обратиться за разъяснениями к Советскому правительству. В тот же день к работе на месте захоронения приступила комиссия Польского Красного Креста.


Северо-Кавказский фронт. Операцию по ликвидации советского плацдарма на Мысхако (операция «Нептун») противник намеревался начать ещё 6 апреля, однако сильный нажим войск 56-й армии на Крымскую вынуждал его откладывать начало операции. Для уничтожения нашего десанта в районе Мысхако была создана специальная боевая группа генерала Ветцеля силой до четырёх пехотных дивизий общей численностью около 27 тыс. человек, 500 орудий и миномётов, свыше 1200 самолётов. 17 апреля в 6 часов 30 минут после сильной артиллерийской и авиационной подготовки противник перешёл в наступление на Мысхако. В этот день в авиационном налете на небольшой клочок земли в районе Мысхако, по свидетельству самих гитлеровцев, «участвовало 1074 самолёта, в том числе 361 бомбардировщик, 71 штурмовик, 401 пикирующий бомбардировщик, 206 истребителей и 4 истребителя танков». Бойцы и командиры 18-й армии, несмотря на ураганный огонь артиллерии и авиации врага, стойко удерживали свои позиции. Ценой больших потерь части 4-й горнострелковой дивизии противника сумели захватить лишь небольшой участок очищенной от леса местности в 2 км юго-восточнее Мысхако.[3](стр. 322)

17 апреля 1943 г начались напряжённые воздушные бои на Кубани. Используя благоприятные возможности, немецкая авиация захватила на этом участке фронта инициативу в воздухе. Командование Северо-Кавказского фронта перебрасывает основные силы 4-й и 5-й воздушных армий в район Новороссийска на помощь войскам 18-й армии.

Совинформбюро. В течение 17 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

18 апреля 1943 года. 666-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. 18 апреля в штаб фронта прибыл заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Ознакомившись с обстановкой, он приказал командующему фронтом перенести начало наступления 56-й армии с 20 на 25 апреля. Но и этого времени оказалось недостаточно. В период с 18 по 29 апреля в войсках фронта по указанию маршала Жукова был проведён ряд весьма важных мероприятий по улучшению оперативного руководства частями, их материального и технического обеспечения. Соединения были срочно укомплектованы свежими силами, укреплялись органы управления. В 9-й и 37-й армиях из числа добровольцев создавались специальные отряды для действий через плавни с целью захвата плацдармов на противоположных берегах рек Курка и Кубань. Для этих отрядов были подобраны из местных жителей проводники. Саперами и войсками готовились переправочные средства. Помимо подготовки наступления 56-й армии были также приняты меры по восстановлению обороны войск на Мысхако, по обеспечению устойчивости обороны и налаживанию бесперебойного снабжения их всем необходимым. Все эти мероприятия позволили войскам Северо-Кавказского фронта неплохо подготовиться к наступлению.[3](стр. 330)

Группа армий «Юг». Манштейн: «После окончания зимних боёв в связи с началом распутицы я вынужден был взять отпуск… На фронте меня замещал сначала генерал-полковник Модель, затем фельдмаршал барон фон Вейхс, но по всем главным вопросам я поддерживал связь с командованием группы и начальником Генерального Штаба сухопутной армии. 18 апреля я направил ему предназначенное для Гитлера письмо, в котором я ещё раз выражал ту точку зрения, что теперь надо бросить все силы для успеха операции „Цитадель“, что победа под Курском возместит нам все временные поражения на других участках фронта группы. Далее, я подчеркивал, что чем раньше мы начнем операцию „Цитадель“, тем меньше будет опасность большого контрнаступления противника на Донбасс.»[6](стр. 498)

Совинформбюро. В течение 18 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

19 апреля 1943 года. 667-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. С 17 по 19 апреля в районе Мысхако воздушные бои проходили с переменным успехом. Советские лётчики наносили вражеской авиации значительные потери, снижая эффективность её ударов, но воспретить эти удары при ещё ощущавшемся недостатке сил не могли.

Совинформбюро. В течение 19 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

20 апреля 1943 года. 668-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. Подтянув резервы, противник изготовился для генеральной атаки, чтобы рассечь плацдарм на две изолированные части, а затем уничтожить группу десантных войск. 20 апреля противник предпринял самое мощное наступление против защитников Малой земли. Боевые действия авиации обеих сторон в районе Мысхако достигли наивысшего напряжения. Своими массированными действиями советская авиация сковала наступление противника, заставила вражескую авиацию снизить свою активность. С нашей стороны в этот день впервые была введена в бой часть сил прибывших авиакорпусов РГК, что позволило в течение дня нанести два массированных удара по боевым порядкам пехоты и артиллерии противника перед фронтом десантной группы. После этих ударов противник приостановил своё наступление. Не добившись успеха в ликвидации нашего плацдарма на Мысхако, генерал Руофф вынужден был признать, что «продолжать наступление невозможно. Он (Руофф) хотел бы сосредоточить силы, так как имеется опасность, что ожидаемое русское наступление на участке 44-го армейского корпуса не может быть отражено».

Чтобы заставить противника оттянуть часть своих сил с участка Мысхако, командующий Северо-Кавказским фронтом решил ударить 20 апреля войсками 56-й армии южнее Крымской в направлении Нижне-Греческий, Горно-Веселый и Молдаванское. Для этой цели на направлении главного удара 56-й армии создавалась танковая группа. Для наращивания сил имелся второй эшелон в составе особой стрелковой дивизии НКВД, 32-й гвардейской стрелковой дивизии и танковой группы (63-я и 151-я танковые бригады). Огневую поддержку армии осуществляли до 15 артиллерийских полков усиления, а поддерживать наступление войск с воздуха должна была вся авиация фронта.

Верховное Главнокомандование во второй половине апреля перебросило из резерва Ставки на Северо-Кавказский фронт три авиационных корпуса: бомбардировочный (2 бак), смешанный (2 сак), истребительный (3 иак) и одну отдельную истребительную авиационную дивизию (287 иад). К 20 апреля из состава этих авиасоединений прибыло на Кубань 300 самолётов, переброска остальных сил (до 200 самолётов) и последовательный их ввод в бой происходили в конце апреля — начале мая. Таким образом, к 20 апреля в ВВС Северо-Кавказского фронта вместе с авиационной группой ВВС Черноморского флота, группой авиации дальнего действия и прибывшими основными силами авиакорпусов РГК имелось 900 боевых самолётов, из них во фронтовой авиации до 800 (истребителей — 270, штурмовиков — 170, бомбардировщиков дневных — 165 и ночных — 195). Это позволило ликвидировать невыгодное для нашей авиации соотношение в силах, и напряжённая борьба за господство в воздухе на Кубани развернулась, по существу, при равном количестве самолётов.[3](стр. 328)

Совинформбюро. В течение 20 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

21 апреля 1943 года. 669-й день войны[править | править вики-текст]

Воронежский фронт. 21 апреля командование Воронежского фронта так характеризовало замысел врага на летнюю кампанию 1943 г.: «Противник готовится к наступлению и будет наносить концентрические удары из района Белгород, Борисовка на северо-восток и из района Орел на юго-восток с тем, чтобы окружить наши войска, находящиеся западнее линии Белгород, Курск. В дальнейшем противник попытается либо повторить свой удар на юго-восток в тыл Юго-Западному фронту с последующим поворотом на север, либо он в этом году откажется от удара на юго-восток и будет проводить другой план, а именно: после концентрических ударов из районов Белгород и Орел он будет проводить удар на северо-восток для обхода Москвы». Обращая внимание на то, что враг главную ставку делает на танки и авиацию, командование фронта предлагало «теперь же разработать план крупной воздушной операции по уничтожению авиации противника на аэродромах и своевременно начать выполнение этого плана, а также самым тщательным образом подготовиться к отражению массовой танковой атаки противника и к уничтожению его танков». Измотать наступающего противника, заставить его обломать зубы на рубежах заранее подготовленной обороны, «а затем, выбрав благоприятный момент, перейти в контрнаступление и окончательно разгромить его» — такой план действий предлагало командование Воронежского фронта.

Оно докладывало в Ставку: «В летнюю кампанию 1943 г. целью наступательных операций на юге должны быть разгром вооружённых сил противника на Украине, полное очищение от него Левобережной Украины и овладение крупным плацдармом на правом берегу реки Днепр с выходом на фронт Кременчуг, Кривой Рог, Херсон, а при благоприятных условиях — на фронт Черкассы, Николаев. Достижение этой крупной цели лишит противника богатейшей продовольственной базы, крупных промышленных районов и центров, как Донбасс, Кривой Рог, Харьков, Днепропетровск. Оно выведет из строя наиболее активную часть германской армии и приблизит нас к её южным союзникам, а это ускорит выход их из войны. Поэтому в случае успеха намечаемых действий целесообразно будет бросить крупные резервы Ставки Верховного Главнокомандования для максимального развития этого успеха с тем, чтобы здесь достичь решающих для исхода войны результатов».[2] (стр. 246)

Совинформбюро. В течение 21 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

22 апреля 1943 года. 670-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 22 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

23 апреля 1943 года. 671-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. Советское Верховное Главнокомандование проявляло повышенную заботу о своих стратегических резервах — их размещении, порядке применения. К идее создания специального резервного фронта Ставка обратилась ещё в начале марта, а 13 марта такой фронт был сформирован в составе трёх общевойсковых армий (2-й резервной, 24-й, 66-й) и трёх танковых корпусов (4-го гвардейского, 3-го и 10-го). В апреле объединение это значительно усилилось. В его состав вошли дополнительно три общевойсковые армии (46, 47 и 53-я), одна танковая армия (5-я гвардейская), ещё один танковый корпус (1-й) и два механизированных корпуса (1-й и 4-й). В разное время фронт этот именовался по-разному: то Резервным (с 10 по 15 апреля), то Степным военным округом, то, наконец, Степным фронтом (с 9 июля по 20 октября). Ставка и Генеральный штаб не предполагали вводить их в дело на оборонительном этапе задуманной операции. Стратегическим резервам отводилась решающая роль при переходе в контрнаступление. Однако И. В. Сталин считал, что на всякий случай Степной военный округ надо заранее поставить на центральном направлении в затылок действующим фронтам, имея в виду возможность использования его и для решения оборонительных задач, если к тому вынудит обстановка. 23 апреля Степному военному округу были даны следующие указания, которые надлежало выполнять одновременно с доукомплектованием личного состава: «На случай перехода противника в наступление раньше срока готовности войск округа иметь в виду прочно прикрыть направления: 1) Ливны, Елец, Раненбург; 2) Щигры, Касторное, Воронеж; 3) Валуйки, Алексеевка, Лиски; 4) Ровеньки, Россошь, Павловск; 5) Старобельск, Кантемировка, Богучар и район Чертково, Миллерово».[5](стр. 126)

Северо-Кавказский фронт. Анализируя причины своего неуспеха на Мысхако, командующий немецкой 17-й армией генерал-полковник Руофф на совещании 23 апреля заявил: «Наступление было русскими разгадано прежде всего потому, что вследствие плохой погоды наступление всё время начиная с 7 апреля откладывалось. Поэтому наступление наталкивалось на полностью подготовленное сопротивление. Кроме того, обе наступающие дивизии — 4 гс и 125 пд — не были достаточно сильны… Дало себя также чувствовать слабо подготовленное пополнение. Отсутствовало взаимодействие пехоты, артиллерии и авиации. Противник располагался на благоприятной местности. Все это привело к тому, что наступление с целью овладеть г. Мысхако 17 апреля не имело успеха. Наступление 20 апреля, в котором приняли участие все имеющиеся в распоряжении силы, пострадало значительно от того, что ему препятствовала атака русской авиации, в которой приняли участие 100 самолётов. Таким образом, и это наступление было подавлено»…

21—23 апреля мощь ударов нашей авиации по врагу ещё более возросла за счёт продолжавшегося увеличения вводимых в действие сил трёх авиакорпусов РГК. 23 апреля от этих корпусов участвовало в боевых действиях уже около 300 самолётов, что позволило изменить общее соотношение сил по авиации в районе Мысхако в нашу пользу. Важнейшая задача, поставленная перед авиацией, воспретить организованные удары бомбардировщиков по боевым порядкам десантных войск была выполнена. Это отмечал в своём приказе Военный совет Северо-Кавказского фронта: «Начиная с 20 апреля в течение трёх дней над участком десантной группы происходили непрерывные воздушные бои, в результате которых авиация противника, понеся исключительно большие потери, вынуждена была уйти с поля боя. Господство в воздухе перешло в наши руки. Этим определилась и дальнейшая наземная обстановка».[3](стр. 323)

Совинформбюро. В течение 23 апреля на фронтах существенных изменении не произошло.

24 апреля 1943 года. 672-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 24 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

25 апреля 1943 года. 673-й день войны[править | править вики-текст]

Ставка Верховного Главнокомандования. 25 апреля Ставка рассмотрела состояние дел на Воронежском фронте, против которого находилась наиболее мощная белгородско-харьковская группировка противника. План обороны фронта был одобрен, а срок её готовности назначен на 10 мая. К наступлению готовность наметили не позже 1 июня. Идея упреждающего удара все ещё не отбрасывалась, но стояла на втором плане.[5](стр. 124)

Катынь. 25 апреля опубликована нота Советского правительства о разрыве отношений с польским эмигрантским правительством в связи с предпринятой им клеветнической кампанией против Советского Союза.

Совинформбюро. В течение 25 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

26 апреля 1943 года. 674-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 26 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

27 апреля 1943 года. 675-й день войны[править | править вики-текст]

Совинформбюро. В течение 27 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

28 апреля 1943 года. 676-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. Активность авиации противника в районе станицы Крымская резко возросла накануне перехода 56-й армии в наступление. С утра 28 апреля немецкие бомбардировщики группами по 10—15 самолётов пытались сбросить бомбы на боевые порядки наших войск. За день противник совершил 850 самолёто-вылетов. Советские истребители для отражения воздушного противника произвели 310 самолёто-вылетов и сбили в воздушных боях 25 вражеских самолётов, потеряв 18 своих. С этого дня над станицей Крымская началось воздушное сражение, которое с небольшими перерывами продолжалось в течение многих дней.[3](стр. 332)

Совинформбюро. В течение 28 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

29 апреля 1943 года. 677-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. Наступлению войск 56-й армии 29 апреля предшествовала 40-минутная авиационная подготовка, которая переросла затем в авиационную поддержку. В течение трёх часов над полем боя действовало 144 бомбардировщика, 82 штурмовика и 265 истребителей. В течение дня наши лётчики произвели 1268 самолёто-вылетов, из них ночью 379. В воздушных боях они уничтожили 74 вражеских самолёта. В боевом донесении штаба Северо-Кавказского фронта в Генеральный штаб так оценивались результаты действий авиации за 29 апреля: «ВВС фронта, добившись превосходства в воздухе, ночью и днём уничтожали живую силу и артиллерию противника, прикрывали наши части в полосе 56-й армии. В течение дня вели ожесточённые непрерывные воздушные бои»…

29 апреля в 7 часов 40 минут после артиллерийской подготовки, длившейся 1 час 40 минут, главные силы северной и южной ударных групп 56-й армии перешли в наступление. Противник обрушил на наступавшие войска массированные удары авиации. Атакующие советские воины были встречены сильным артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём. В течение первого дня наступления войска армии не сумели прорвать оборону противника, и лишь к исходу дня северная ударная группа вклинилась во вражеские позиции на 2 км. Причины неудачного наступления заключались в недостаточно чётком планировании артиллерийского наступления. Несмотря на длительную артподготовку, огневые средства врага не были подавлены. Больше того, когда пехота пошла в атаку, огонь артиллерии стал заметно ослабевать, а на некоторых участках пехота вообще осталась без огневой поддержки.[3](стр. 330)

Совинформбюро. В течение 29 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

30 апреля 1943 года. 678-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Кавказский фронт. В течение следующих двух дней бои приняли ещё более ожесточённый характер. Продвижению войск 56-й армии мешали многочисленные минные заграждения и огонь опорных пунктов противника, расположенных в глубине его обороны. Одновременно авиация противника наносила сильные удары по боевым порядкам нашей артиллерии, лишая её возможности вести эффективный огонь. Стремясь удержать свою оборону, противник часто переходил в яростные контратаки. Особенно сильные контратаки он предпринял против частей 11-го гвардейского стрелкового корпуса. Гвардейцы в течение двух суток мужественно отбивали по 6—8 контратак в день.

На Малой земле советские войска продолжали вести ожесточённые бои по ликвидации противника, вклинившегося в нашу оборону у горы Мысхако. К 30 апреля войска десантной группы восстановили положение.

Совинформбюро. В течение 30 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.

Перечень карт[править | править вики-текст]

  1. Общий ход военных действий во втором периоде Великой Отечественной войны. Ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г. 421 КБ
  2. Северо-Кавказская наступательная операция (1 января — 4 февраля 1943 года) 1,29 МБ

Список литературы[править | править вики-текст]