Хроника Великой Отечественной войны (декабрь 1941 года)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Наступление Т-34 с десантом. Зима 1941 г . Кадр из кинохроники.

1 декабря 1941 г. 163-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. Войска 52-й армии вновь атаковали противника севернее Большой Вишеры. Наступление велось в широкой полосе. Противник упорно оборонялся в населённых пунктах, превращённых им в сильные узлы сопротивления.

Калининский фронт. «В ночь на 1 декабря 1941 года после всестороннего анализа хода и результатов боёв на Калининском фронте Ставка пришла к выводу, что метод частных атак, предпринятых этим фронтом на различных направлениях 27—29 ноября, неэффективен в данной конкретной обстановке. Ставка приказала Калининскому фронту сосредоточить в течение ближайших двух-трёх дней ударную группировку в составе не менее пяти-шести дивизий и нанести удар на Тургиново для выхода в тыл клинской группировки противника и тем самым содействовать войскам Западного фронта в её уничтожении.»[1]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Части 1-й ударной армии В. И. Кузнецова начали наступление через канал «Москва — Волга» против боевой группы Мантойфеля и к концу дня продвинулась на 5—7 км западнее канала Москва — Волга. Немцы перебрасывают из-под Калинина 1-ю танковую дивизию корпуса В. Моделя.

Группа армий «Центр». Пробивавшаяся вдоль шоссе от Солнечногорска немецкая 2-я танковая дивизия 4-й танковой армии заняла Красную Поляну. Немецкие войска теперь стояли в 17 километрах от границы Москвы и в 27 километрах от Кремля.

Утром начала наступление немецкая 4-я армия Клюге. В районе Звенигорода их пехотные дивизии успеха не имели, но северо-западнее Наро-Фоминска 292-я и 258-й пехотные дивизии прорвали оборону 33-й советской армии. Наступление 258-й пехотной дивизии вдоль шоссе на Кубинку в первые два дня декабря не встречало сопротивления. Фон Бок сообщил Гитлеру, что «он рад любому успеху, появись он на северо-восточном или восточном направлении. Что же касается окружения противника, то, как уже неоднократно докладывалось, у нас нет для этого необходимых сил». Южнее Наро-Фоминска враг пытался развить успех в сторону Киевского шоссе. (см. карту «Прорыв противника на наро-фоминском направлении 01 — 03.12.1941» 46 кб — Военно-исторический журнал).

Жуков, Георгий Константинович : «1 декабря гитлеровские войска неожиданно для нас прорвались в центре фронта, на стыке 5-й и 33-й армий, и двинулись по шоссе на Кубинку. Однако у деревни Акулово им преградила путь 32-я стрелковая дивизия, которая артиллерийским огнём уничтожила часть танков противника. Немало танков подорвалось и на минных полях.»

Ростовская наступательная операция (1941). Гальдер Франц: «04.00 — От фюрера получены три телеграммы: 1. Об освобождении Рундштедта от должности командующего группой армий „Юг“. 2. О назначении Рейхенау командующим группой армий „Юг“ с постановкой ему задачи — приостановить отход частей 1-й танковой группы, приняв все меры для её усиления и поддержки. …Командование 1-й танковой армии уверено, что промежуточная позиция не сможет быть удержана, так как две сильные моторизованные группы противника давят на фланги этой позиции, а на центральный участок противник подтягивает необычайно большое количество пехоты… Поэтому непонятно, почему войска, которые расположены всего в 9 км от гораздо лучшего рубежа, обрекаются на разгром на этой промежуточной позиции. Командование 1-й танковой армии требует поэтому разрешить отвести войска на основной рубеж по Миусу, который, как оно полагает, они смогут удержать. …Фюрер разрешил это.»[2]

2 декабря 1941 г. 164-й день войны[править | править вики-текст]

С военно-морской базы Ханко, после 160-дневной обороны, эвакуировано в Ленинград свыше 22 тыс. чел. с вооружением.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-я ударная армия (генерал-лейтенант Кузнецов Василий Иванович) наступает в направлении Деденево — Фёдоровка — южная окраина Клина и с целью освободить из окружения группу генерала Захарова в районе Каменка — Фёдоровка. 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) утром перешла в наступление с задачей окружить и уничтожить противника в районе Красной Поляны.

Группа армий «Центр». Наро-Фоминск. К полудню 2 декабря немецкий 478-й пехотный полк 258-й дивизии при поддержке 15-ти танков занял Петровское и Бурцево. До окраин Москвы оставалось 30 км.

Тула. Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «2 декабря 3-й и 4-й танковым дивизиям, а также полку „Великая Германия“ удалось прорвать передний край обороны противника, для которого наше наступление явилось полной неожиданностью.»[3]

Немцам удалось перерезать железную и шоссейную дороги Серпухов — Тула в районе Ревякино (15 километров севернее Тулы). Одновременно началось наступление противника севернее Тулы и с запада.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии) : «Наступление под Тулой развивается успешно. Наступающий фланг группы армий вследствие тяжёлых боёв медленно продвигается вперёд. Общий вывод: сопротивление противника достигло своей кульминационной точки. В его распоряжении нет больше никаких новых сил.

Ростовская наступательная операция (1941). Преследуемые советскими войсками, части немецких моторизованных корпусов Клейста отошли на рубеж реки Миус от Куйбышево до Покровского и далее на линию Самбек, река Самбек, где им удалось закрепиться и с помощью подошедших подкреплений остановить наступление армий Южного фронта. Вследствие медленного наступления ударной группировки Южного фронта и приказа Ставки освободить Ростов-на-Дону, моторизованные корпуса противника не были окружены и уничтожены.

Завершилась Ростовская наступательная операция проходившая с 17 ноября по 2 декабря 1941 года. Войска Южного фронта и 56-й отдельной армии войска нанесли серьезное поражение немецкой группе армий «Юг», отбросили ее соединения от Ростова на реку Миус (до 80 километров) и не допустили прорыва врага на Кавказ. Положение на южном крыле советско-германского фронта стабилизировалось, что способствовало успеху контрнаступления Красной Армии под Москвой.

Продолжительность операции составила 16 суток. Ширина фронта боевых действий 140—180 км. Глубина продвижения советских войск — 60—80 км. Среднесуточные темпы наступления стрелковых соединений 4—5 км. Численность войск к началу операции — 349000 человек. Людские потери в операции: безвозвратные — 15 264 человек (4,4 %), санитарные — 17 847 человек, всего — 33 111 человек, среднесуточные — 2 069 человек[4].

3 декабря 1941 г. 165-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. (Курочкин Павел Алексеевич) Тихвин. 54-я армия (Федюнинский Иван Иванович) перешла в наступление в направлении ВойбокалоКириши. Второй удар наносился из района города Волхов вдоль правого берега реки Волхов. 3 декабря части северной оперативной группы овладели Лазаревичами. В тот же день южная оперативная группа вышла к железной дороге Тихвин — Будогощь южнее Ситомли.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-я Ударная армия (Кузнецов Василий Иванович) и 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) выбили немцев из населённых пунктов Ольгово (9 километров западнее Яхромы) и Озерецкое (5 километров севернее Красной Поляны).

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович). 8-я гвардейская панфиловская дивизия вместе с 7-й гвардейской дивизией вела ожесточённый бой за Крюково, станция переходила из рук в руки.

Группа армий «Центр». Части немецкой 4-й танковой армии (Гёпнер) захватили железнодорожную станцию Крюково (22 км от Москвы). Ближе всего к Москве подошли мотоциклисты 62-го сапёрного батальона — они добрались до станции Химки, в 16 км от Москвы. Эсэсовцы дивизии СС «Дас Райх» дошли до станции Ленино, в 17 км от Москвы.

Рокоссовский, Константин Константинович (16-я армия): «Противник оттеснил эти войска на рубеж Клушино, Матушкино, Крюково, Баранцево. Всё, что возможно, мы ввели в бой и на этом участке. Однако оставлять КП армии в Крюково уже было нельзя. Снаряды и мины рвались на улицах. На северной окраине наши отбивались от немецких танков. Самолёты врага бомбили оборонявшихся. Последним усилием врагу удалось ещё потеснить левый фланг нашей армии до рубежа Баранцево, Хованское, Петровское, Ленино. И на этом он выдохся.»[5]

Наро-Фоминск. Командующим 33-й армии Ефремовым собрана группа войск в составе 18-й стрелковой бригады, 5-й танковой бригады Сахно (9 танков), 136-го (10 Т-34, 10 Т-60, 9 «Валентайнов» и 3 «Матильды») и 140-го (4 KB, 4 T-34, 1 Т-60 и 1 Т-26) танковых батальонов, 23-го и 24-го лыжных батальонов при поддержке дивизиона «катюш». После залпа «катюш» два танковых батальона пошли в атаку на деревню Юшково. Поддержку немецким пехотинцам в Юшково оказывали только САУ StuG III и одно 88-мм орудие. Попав под сильный удар танков, немцы под покровом ночи отошли в исходное положение, сохранив оставшийся личный состав и технику. Клюге сообщал, что войска 4-й армии находятся в исключительно тяжёлом положении и что помочь им за неимением сил невозможно.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На фронте 4-й армии наступающие части медленно и с большим трудом продвигаются вперёд. В это же время противник на некоторых участках фронта частными контратаками добивается успехов, окружая отдельные немецкие части. Так, например, в результате контратак противника оказалась окружённой 258-я пехотная дивизия….Нажим противника с направления Каширы вынуждает 17-ю танковую дивизию к отходу. Противник атакует её с востока, севера и запада. Пока неясно, сможет ли наше наступление, хотя бы частично, улучшить обстановку в районе севернее Тулы. Ни для чего большего наших сил не хватит.»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «Наступление продолжалось и 3 декабря в условиях сильного снегопада и ветра. Дороги заледенели, передвижение было затруднено, 4-я танковая дивизия подорвала железнодорожную линию Тула — Москва и, наконец, достигла шоссе Тула-Серпухов. Этим, однако, наступательная сила дивизии была исчерпана, а все запасы горючего израсходованы. Противник отошёл на север. Положение оставалось напряжённым»[3]

4 декабря 1941 г. 166-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». В 14 час. 00 мин. штаб дивизии СС «Райх» 4-й танковой армии (Гёпнер) отдал приказ на переход к обороне. Находясь в двух десятках километров от Москвы, командир эсэсовского соединения вынужден был отвести свои передовые подразделения на западную окраину посёлка Ленино, для ведения обороны в течение ближайших дней.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я армия (Ефремов Михаил Григорьевич). Наро-Фоминск. Соединения армии разгромили прорвавшуюся группировку и восстановили фронт по реке Наре.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На фронте 4-й армии (в районе южнее автострады) наши войска, отходя на Наро-Фоминск (юго-западнее Москвы), отразили контратаки противника. Наши войска почти не продвинулись вперёд. Отмечено действие новой танковой бригады противника, две трети вооружения которой составляют английские танки. …Наша авиация начала налеты на транспорт, идущий по льду Ладожского озера…»[2]

Войска левого крыла Западного фронта частями 49-й армии из района Лаптево на юг нанесли контрудар в райне Костово, Ревякино, окружили часть 4-й немецкой тд и восстановили связь Тулы с Москвой.

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «4 декабря разведка обнаружила крупные силы противника к северу и югу от клина наших войск, вышедших на шоссе Тула-Серпухов, 3-я танковая дивизия вела тяжёлые бои в лесу, восточнее Тулы. Наши успехи в течение этого дня были незначительными. …4 декабря 43-й армейский корпус занял исходные позиции для наступления, а 296-я пехотная дивизия, которой командовал генерал Штеммерманн, продолжала свой тяжёлый марш по направлению к Туле. О переходе дивизии в наступление в этот же день не могло быть и речи. Температура упала до минус 35 градусов. Авиаразведка донесла о передвижении крупных сил противника из Каширы на юг.»[3]

Юго-западный фронт (Тимошенко Семён Константинович). В полосе правого крыла Юго-Западного фронта 4 декабря гитлеровцы овладели городом Елец. Ставка сосредоточивает на рубеже Ряжск — Раненбург — Мичуринск 61-ю резервную армию.

В Москве Сталин и премьер-министр польского эмигрантского правительства В. Сикорский подписали Декларацию о дружбе и взаимной помощи. Провозглашалось, что оба государства, совместно со своими союзниками, будут вести войну до полной победы над фашистской Германией.

5 декабря 1941 г. 167-й день войны[править | править вики-текст]

Началась Московская наступательная операция войск Западного, Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов (см.карту «Контрнаступление под Москвой и общее наступление на Западном направлении 05.12.1941 — 20.04.1942» (537 кб — Великая Отечественная война. Энциклопедия))(см. YouTube Moscow defenders march).

Калининский фронт.(Конев, Иван Степанович) Утром 5 декабря после 45-минутной артиллерийской подготовки перешли в контрнаступление 29-я и 31-я армии. Две стрелковые дивизии 29-й армии, наносившей удар юго-западнее Калинина, переправились по льду через Волгу и вклинились во вражескую оборону на 1—1,5 километра. Здесь наступавшие части встретили упорное сопротивление противника и остановились. В течение нескольких дней на этом участке шли бои, которые не принесли советским войскам заметных успехов.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) остановила части немецкой 4-й танковой армии (Гёпнер) районе деревни Красная Поляна (27 км от Кремля).

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) отбила атаки немецко-фашистских войск на своём правом фланге, в районе Крюково, а левофланговыми дивизиями во взаимодействии с 5-й армией (Говоров, Леонид Александрович) отбросила противника из большой излучины реки Истры и освободила несколько населённых пунктов северо-восточнее Звенигорода. Завершилась Клинско-Солнечногорская оборонительная операция. В результате контрударов в районах Дмитрова, Яхромы, Красной Поляны и Крюково советские войска остановили продвижение противника.

33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич) ликвидировала прорыв южнее Наро-Фоминска, где противник откатился на исходный рубеж. Завершилась Наро-Фоминская операция. Войска центра Западного фронта оттеснили противника на позиции севернее Кубинки и южнее Наро-Фоминска.

Завершилась Тульская оборонительная операция войск левого крыла Западного фронта. Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «Перед лицом угрозы моим флангам и тылу и учитывая наступление неимоверно холодной погоды, в результате которой войска потеряли подвижность, я в ночь с 5 на 6 декабря впервые со времени начала этой войны решил прекратить это изолированное наступление и отвести далеко выдвинутые вперёд части на линию: верхнее течение р. Дон, р. Шат, р. Упа, где и занять оборону. …Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными.»[3]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Никакого значительного продвижения наших войск. Только на фронте 17-й армии наступают на юго-восток войска 4-го армейского корпуса. Наши войска всюду, где противник пытается наступать, удерживают свои позиции. Гудериан решился на отвод войск от Тулы. Мороз 36° ниже нуля. Намеченное наступление 3-й и 4-й танковых групп должно бы быть отменено. Противник прорвал наш фронт в районе восточнее Калинина.»[2]

Группа армий «Центр». 5 декабря 1941 г. Фон Бок отдал распоряжение командующим 4-й армией, 4-й и 3-й танковых групп начать подготовку к возможному отходу. Приказ командующего ГА «Центр» № 2870 от 5 декабря 1941 г. гласил: «На случай, если последует приказ на частичный отрыв от противника и занятие обороны, группа армий устанавливает следующий общий рубеж: Нарские пруды — течение реки Москва до Каринское — Истринское водохранилище — Сенежское озеро — район восточнее Клин — левый фланг 36 мд в районе Волжского водохранилища…»[6]

6 декабря 1941 г. 168-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Противник усиливает свои войска в районе Тихвина. Очень сильный мороз ( — 38 °C). Большое количество обморожений… Обстановка на фронте вечером. В результате наступления противника на северный фланг 3-й танковой группы создалась необходимость отвода наших войск, располагавшихся южнее Волжского водохранилища. Их нужно отвести к Клину. На остальных участках фронта — никаких значительных событий.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Началась Клинско-Солнечногорская наступательная операция войск правого крыла Западного фронта (30-я, 1-я Ударная, 20, 16 и 5-я армии) Рубеж обороны фронта проходил западнее Свердлово, Дмитров, Красная Поляна, р. Нара. 30-я армия (Лелюшенко, Дмитрий Данилович) утром нанесла удар в направлении Рогачево и Клина. В первый день наступления армия прорвала вражескую оборону.

Началась Тульская наступательная операция войск левого крыла Западного фронта (10, 49, 50-я армии, 1-й гвардейский кк). Рубеж обороны проходил от Тулы до Мордвес, Серебряные Пруды, Михайлов, Чернава. 10-я армия (Голиков Филипп Иванович) выдвигалась к фронту со стороны Рязани и наносила главный удар на Сталиногорск. Войска армии вступали в сражение с марша по мере подхода соединений к линии фронта. Передовые отряды двух стрелковых дивизий вступили в бой в районе станции Павелец. 330-я стрелковая дивизия под командованием полковника Г. Д. Соколова, совершив 30-километровый марш, в ночь на 7 декабря после короткого артиллерийского налёта ворвалась в Михайлов и к утру освободила его от вражеских войск.

Юго-западный фронт (Тимошенко, Семён Константинович). Началась Елецкая наступательная операция войск правого крыла Юго-Западного фронта (13-я армия, фронт оперативная группа Ф. Я. Костенко). Северо-восточнее Ельца была сформирована ударная группа 13-й армии (Городнянский, Авксентий Михайлович) в составе кавалерийской дивизии, стрелковой и танковой бригад. Юго-западнее Ельца, в районе Тербуны, сосредоточивалась оперативная группа фронта (Ф. Я. Костенко). В её состав входили 5-й кавалерийский корпус, две стрелковые дивизии, мотострелковая и танковая бригады. Обе группы перешли в наступление, не успев полностью закончить сосредоточение. «В этот день они не добились заметного продвижения, но своими атаками сковали часть сил врага.»[7]

Первыми в ВВС гвардейскими авиаполками стали 29, 129, 155 и 526-й истребительные авиаполки (соответственно командиры — А. П. Юдаков, Ю. М. Беркаль, А. Ф. Шпак, А. П. Метелкин), 215-й штурмовой (майор Л. Д. Рейно) и 31-й бомбардировочный (Ф. И. Добыш) авиаполки.

7 декабря 1941 г. 169-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. (Курочкин, Павел Алексеевич) Северная группа 4-й армии вышла на северо-западные окраины Тихвина. Центральная группа заняла Заболотье, совхоз «1 Мая» и вышла на восточные окраины Тихвина. Южная группа завязала бои в Ситомле. Пути отхода противника на северо-запад и юго-запад были перехвачены. Оставалась свободной только дорога в направлении Липной Горки. По этой дороге враг под прикрытием арьергардов пытался вывести свои войска из Тихвина.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Север“. У Тихвина обстановка очень напряжённая. Командование группы армии считает, что войска не смогут удержать город, и поэтому оно подготавливает отход войск на новую отсечную позицию.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 30-я армия (Лелюшенко, Дмитрий Данилович). В ночь на 7 декабря продолжала наступать на г. Клин и к исходу дня расширила прорыв до 35 км, а в глубину до 25 км, освободив ряд населённых пунктов. Враг начал срочно перебрасывать танки на Клинское направление.

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) после проведённой авиационной и артиллерийской подготовки перешла в наступление на Крюково и Истру. Для разгрома крюковской группировки врага была создана ударная группа под командованием генерал-майора В. А. Ревякина в составе двух дивизий (стрелковой и кавалерийской) и двух бригад (стрелковой и танковой). Вечером 1077-й полк 8-й гвардейской стрелковой дивизии овладел северной частью Крюково.

10-я армия (Голиков, Филипп Иванович) и 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) вынудили соединения 2-й танковой армии (Гудериан, Гейнц) 7 декабря 1941 г. оставить город Михайлов и начать отход от Тулы. 10-я армия выбила противника и из посёлка Серебряные Пруды.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Отвод 10-й моторизованной дивизии у Михайлова (армия Гудериана), по всей вероятности, будет иметь очень неприятные последствия. Весьма напряжённая обстановка сложилась на северном фланге 4-й армии (в полосе 4-й танковой группы) и на фронте 3-й танковой группы. Противник совершил прорыв с севера на Клин. В районе восточнее Калинина противник также на ряде участков вклинился в наш фронт, но эти вклинения пока удалось локализовать. …События этого дня опять ужасающи и постыдны. Главком превратился в простого письмоносца. Фюрер, не замечая его, сам сносится с командующими группами армий. Самым ужасным является то, что ОКВ не понимает состояния наших войск и занимается латанием дыр, вместо того чтобы принимать принципиальные стратегические решения. Одним из решений такого рода должен быть приказ на отход войск группы армий „Центр“ на рубеж Руза, Осташков[2]

Юго-западный фронт (Тимошенко, Семён Константинович). "7 декабря оперативная группа генерала Ф. Я. Костенко (5-й кавкорпус, 1-я гвардейская стрелковая дивизия, 129-я танковая бригада и 34-я мотострелковая бригада), которая была сосредоточена в тылу Юго-Западного фронта нанесла удар по 95-й и 45-й пехотным дивизиям 2-й армии генерала Р. Шмидта. Силы немецкой армии оказались рассечены на две части. Настоящий кризис возник в районе г. Ливны. Поздним вечером 7 декабря генерал Шмидт сообщал в штаб ГА «Центр»: «Наша армия отныне перешла к обороне. На будущее инициатива наступления переходит в руки противника, который получает свободу действий в переброске и сосредоточении сил. Фронт протяжённостью в 260 км делает необходимым наши пехотные дивизии располагать на участке в среднем равном 40 км и моторизованные дивизии — 30 км. Этими силами можно осуществлять только охранение, но нельзя организовать защиты….»[6]

13-й армия (Городнянский, Авксентий Михайлович) к исходу дня продвинулись на 15 километров и завязала бои за Елец. Кавалеристы в боях за населённые пункты Захаровку и Алексеевку разгромили до двух батальонов 95-й немецкой пехотной дивизии.

8 декабря 1941 г. 170-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. (Курочкин Павел Алексеевич) 8 декабря с наступлением темноты части северной и центральной оперативных групп развернули бои за Тихвин, стремясь завершить окружение засевших в нём немецких войск.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Наши войска эвакуировали Тихвин.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-я Ударная армия (Кузнецов, Василий Иванович) освободила крупный опорный пункт противника — город Яхрому. Немецкие войска были отброшены от канала Москва — Волга.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“… От Яхромы войска оттянуты без всяких трудностей. В результате отвода высвобождены небольшие силы, которые будут брошены на ликвидацию прорыва противника у Клина. Почти все войска уже вышли на намеченный отсечный рубеж. Однако положение остаётся напряжённым.»[2]

20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) наступала на солнечногорском направлении. В ночь на 8 декабря командование армии организовало новую атаку, которая оказалась удачной. К 15 часам 8 декабря советские войска выбили противника из Красной Поляны, а к исходу дня — из Белого Раста и соседних деревень.

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) вела бои за Крюково. В результате ночной атаки наши войска разгромили крюковский гарнизон противника и к 10 часам утра 8 декабря полностью освободили Крюково. В ту же ночь 17-я стрелковая бригада во взаимодействии с кавалерийским полком очистила от немецко-фашистских захватчиков село Каменку. Это заставило врага начать отход в направлении Истры и Истринского водохранилища.

Группа армий «Центр». Командующий 4-й танковой группой генерал-полковник Гепнер отдал распоряжение оставить занимаемые позиции и на других участках своего фронта, в том числе в полосе дивизии СС «Райх». 8 декабря штаб эсэсовской дивизии приказал своим подчинённым частям ускорить занятие оборонительных позиций западнее Истры. …Античеловечная сущность нацизма отразилась в приказе командира дивизии СС «Райх» от 8 декабря 1941 г. Вот лишь выдержка из него: «…7) Все войсковые части, расположенные в населённых пунктах восточнее Истры, являются ответственными за то, чтобы места расквартирования [противника] были бы сожжены без остатка. Для каждого дома должны быть приготовлены пучки соломы и бутылки с бензином. Все дома должны быть подожжены в 7.00, 9 декабря. Надо следить за тем, чтобы зарево от пожаров не привлекло бы внимание противника…»[6]

50-я армия (Болдин Иван Васильевич) перешла в наступление. Нанося удар в юго-восточном и южном направлениях, она создала угрозу перехвата путей отступления немецких частей из районов Венёва и Михайлова. 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич), наступая со стороны Каширы в южном направлении, освободил Мордвес. 10-я армия (Голиков, Филипп Иванович), развивая наступление на Сталиногорск, перерезала железную дорогу Кашира — Павелец.

Юго-западный фронт (Тимошенко, Семён Константинович). 61-я армия подчинена главнокомандующему Юго-Западного направления. 3-я армия (Крейзер, Яков Григорьевич), используя успех войск 13-й армии и оперативной группы фронта, перешла в наступление из района южнее города Ефремова в западном направлении.

Жуков, Георгий Константинович: «Армия Гудериана, глубоко охваченная с флангов и не имевшая сил парировать контрнаступательные удары Западного фронта и оперативной группы Юго-Западного фронта, начала поспешно отходить в общем направлении на Узловую, Богородицк и далее на Сухиничи, бросая тяжёлые орудия, автомашины, тягачи и танки.»[1]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия): «24-му танковому корпусу удалось планомерно оторваться от противника, но 53-й армейский корпус испытывал сильное давление его войск со стороны Каширы, 47-й танковый корпус в ночь на 8 декабря вынужден был в результате удара русских сдать Михайлов, 10-я мотодивизия понесла при этом тяжёлые потери… К счастью, нам удалось сохранить те наши танки, которые ещё были на ходу. Однако долго ли они смогут находиться в строю при таком холоде, знает один лишь бог.»[3]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): "Разговор с фон Боком. Обсудили обстановку на фронте его группы армий. Результатом этого явился следующий вывод: «Группа армий ни на одном участке фронта не в состоянии сдержать крупное наступление»[2]

«8 декабря Гитлер подписал директиву № 39 о переходе к обороне на всем советско-германском фронте. Немецкое верховное главнокомандование потребовало от командования сухопутных войск как можно быстрее организовать оборону и любой ценой удержать районы, имевшие важное оперативно-стратегическое и военно-хозяйственное значение. Командованию сухопутных войск было предложено в ходе оборонительных боёв отвести с фронта остатки разбитых соединений (прежде всего потрепанные танковые и моторизованные дивизии) и приступить к их восстановлению. В директиве предусматривалось заменить часть дивизий, утративших боеспособность, дивизиями, находившимися на западе, в частности во Франции. Для восполнения потерь, понесённых на советско-германском фронте, в Германии началась мобилизация мужчин, занятых на производстве и освобожденных от призыва. Их стали заменять советскими гражданами, насильно угнанными на работу в Германию, и военнопленными. Так было положено начало тотальной мобилизации в немецкую армию.»[7]

СНК СССР принял постановление «О развитии добычи угля в восточных районах СССР».

Япония объявила войну Великобритании и США.

9 декабря 1941 г. 171-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. Войска 4-й армии ночью штурмовали г. Тихвин и к 5 часам утра очистили его от немцев. Войска 52-й армии освободили Александровское (20 километров западнее Малой Вишеры). «Но в боевых действиях советских войск имелись и существенные недочеты. Части и соединения, как правило, не применяли глубоких обходов и охватов узлов сопротивления противника и атаковали их с фронта, что приводило к потере темпа наступления и позволяло врагу маневрировать силами и средствами при отражении ударов»[7].

Гальдер: «Наши попытки расширить „бутылочное горло“ у Тихвина потерпели неудачу. Необходимо начать отход»[7].

Калининский фронт. Войска 31-й армии, форсировав Волгу, прорвали оборону противника, перерезали шоссе Калинин — Тургиново и создали угрозу окружения противника в районе Калинина.

Гальдер: «Крайне сильный нажим противника юго-восточнее Калинина, видимо, позволит ему вновь овладеть городом».

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Части 30-й армии (Лелюшенко, Дмитрий Данилович) к исходу третьего дня продвинулись на 18 километров, освободили населённые пункты Рогачево и Ямугу, перехватили шоссе Калинин — Москва и вышли на подступы к Клину.

Лелюшенко Дмитрий Данилович: «Наступление на Клин продолжалось. К вечеру 9 декабря 1211-й стрелковый полк 365-й дивизии вырвался вперёд и завязал бой на северо-западной окраине города. С северо-востока подошла 371-я стрелковая дивизия. Это крайне встревожило врага. Уже к утру 9 декабря он дополнительно перебросил сюда 7-ю танковую дивизию и другие части с участков наших соседей — 1-й ударной и 20-й армий, что, в свою очередь, облегчило этим армиям наступление»[8].

1-я Ударная армия (В. И. Кузнецов) преодолела сопротивление противника на рубеже реки Лутосни, протекающей по глубокому оврагу.

Войска 20-й армии (Власов, Андрей Андреевич) к исходу 9 декабря перерезали Ленинградское шоссе севернее и южнее Солнечногорска и подошли к городу.

За четверо суток противник укрепил оборону Клина и Солнечногорска и использовал удобные пути для отвода на запад войск и техники.

Тула. Оперативная группа Западного фронта под командованием генерал-майора П. А. Белова, наступая со стороны Каширы в южном направлении, освободила г. Венёв.

Гальдер: «Разговор с фон Боком. Он сообщил о донесении Гудериана, что состояние его войск внушает большие опасения и что он не знает, справятся ли они с задачей отражения русского наступления. Войска теряют доверие к своему командованию. Понизилась боевая мощь пехоты!»

Юго-западный фронт. Соединения оперативной группы фронта вышли на дорогу Ливны — Елец и перерезали врагу пути отхода на запад. Опасаясь окружения, немецкое командование начало отводить из Ельца части, оборонявшие город. 9 декабря советские войска полностью очистили Елец от захватчиков.

Гудериан: «9 декабря противник, развивая успех в районе Ливны, где действовала 2-я немецкая армия, окружил части 95-й пехотной дивизии. В полосе действий моей армии 47-й танковый корпус (Германия) отходил на юго-запад; 24-й танковый корпус отбивал атаки русских, предпринимавшиеся ими из Тулы.»[3]

10 декабря 1941 г. 172-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер: "Группа армий «Север». Наши войска оставили Тихвин. Передвижение транспорта противника по льду Ладожского озера не прекращается. Обычные атаки противника через Неву, Ленинград постепенно приближается к своему падению… "[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Войска 20-й армии (Власов, Андрей Андреевич) завязали бои за Солнечногорск и в 3 часа дня ворвались в город.

Гальдер: «В районе севернее Клина обстановка становится все напряжённее. Отмечено прибытие новой дивизии противника. В районе юго-восточнее Калинина фронт кое-как восстановлен.»

«Чтобы не допустить отхода главных сил 2-й танковой армии противника в юго-западном направлении, командующий Западным фронтом приказал 10-й армии нанести удар на Богородицк, а 50-й армии — на Щёкино. Перегруппировка войск 10-й армии замедлила темп её наступления. Части 50-й армии, утомленные оборонительными боями, также не смогли добиться значительных успехов. В результате командованию 2-й танковой армии удалось вывести свои войска из образовавшегося восточнее Тулы „мешка“. В течение 9—10 декабря войска 10-й армии продолжали наступать в западном направлении. Преодолевая упорное сопротивление противника, они медленно продвигались вперёд. К исходу 10 декабря передовые части армии вышли к Дону восточнее Сталиногорска и на подступы к городу Епифани. Соединения 50-й армии достигли рубежа реки Упы южнее Тулы[7]

Юго-западный фронт. Фронтовая оперативная группа генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко перерезала дорогу Ливны — Елец, лишив противника путей отхода на запад. Войска 13-й армии (Городнянский, Авксентий Михайлович) правого крыла Юго-Западного фронта перешли в наступление по всему фронту и продвинулись на 6—16 км.

Гальдер: «Группа армий «Центр». Противник усилил нажим на участке между Ельцом и Ливнами. Он, как видно, готовится предпринять наступление в направлении на Тим. Противник атакует позиции 2-й танковой дивизии (действуют три новые русские дивизии). В районе западнее Тулы в результате отхода нашей 296-й пехотной дивизии образовался разрыв линии фронта….23.45 — Телефонный звонок фельдмаршала фон Бока. Он сообщил, что фронт 2-й армии прорван у Ливен 2-й и 14-й кавалерийскими дивизиями и одной гвардейской дивизией русских.»[2]

Гудериан : «В полосе действий 2-й армии противник расширил прорыв и перерезал дорогу Ливны-Чернова. 10-я мотодивизия моей армии вела оборонительные бои в Епифани. 53-й армейский и 24-й танковый корпуса достигли рубежа рек Дон, Шат, Упа. Между 296-й и 31-й пехотными дивизиями образовалась опасная брешь.»[3]

11 декабря 1941 г. 173-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. 52-я армия после перегруппировки возобновила наступление на Чудово.

Калининский фронт. «Угроза коммуникациям вражеской группировки, действовавшей в районе Калинина, вынудила командующего 9-й немецкой армией перебросить туда две пехотные дивизии с участка, на котором наступала наша 29-я армия. В результате сильных контратак этих дивизий наступление 31-й армии замедлилось. В это время войска 29-й армии, воспользовавшись ослаблением противника, возобновили наступление и 11 декабря овладели хорошо укреплённым опорным пунктом врага на южном берегу Волги — деревней Красное (15 километров юго-западнее Калинина).»[7]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 30-я армия (Лелюшенко, Дмитрий Данилович), сбивая 1-ю танковую, 14-ю и 36-ю мотопехотные дивизии противника и заняв Рогачево, окружила город Клин.

«10 и 11 декабря бои приняли предельно ожесточённый характер. Враг почти непрерывно контратаковал нашу ударную группировку. Сопротивление его было настолько упорным, что населённые пункты Ново-Щапово, Спас-Коркодин и другие по 4 раза переходили из рук в руки. В центре армии самоотверженно сражались воины 21-й танковой бригады Лесового, части 371-й дивизии Чернышева, 365-й дивизии Щукина и 379-й дивизии Чистова. На флангах врага громили уральцы Люхтикова и пехотинцы Виндушева, кавалеристы Иванова и Чудесова (24-я кавдивизия).»[8]

Войска 1-й Ударной армии (Кузнецов, Василий Иванович), захватив г. Яхрому, преследуют отходящие 6-ю, 7-ю танковые и 23-ю пехотную дивизии противника и вышли юго-западнее Клина.

20-я армия (Власов, Андрей Андреевич), преследуя 2-ю танковую и 106-ю пехотную дивизии противника, заняла г. Солнечногорск. «Войска 20-й и 16-й армий, действовавшие на Солнечногорском и Истринском направлениях, к 11 декабря вышли на рубеж Истринского водохранилища и реки Истры. При отступлении гитлеровцы уничтожили переправы через реку и взорвали плотину водохранилища.»[7]

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович), преследуя 5-ю, 10-ю и 11-ю танковые дивизии, дивизию СС и 35-ю пехотную дивизию противника, заняла г. Истру.

«Учитывая характер обороны вражеских войск, командующий 16-й армией на подходе к истринскому рубежу создал две подвижные группы: одну — под командованием генерал-майора Ф. Т. Ремизова в составе кавалерийской дивизии, стрелковой и танковой бригад — с целью обхода Истринского водохранилища с севера и другую — под командованием генерал-майора M. E. Катукова в составе стрелковой дивизии, двух стрелковых и двух танковых бригад и отдельного танкового батальона — для обхода водохранилища с юга. Часть сил армии должна была переправиться по льду водохранилища и нанести удар с фронта.»[7]

5-я армия (Говоров, Леонид Александрович) к исходу дня прорвала оборону 252-й, 87-й, 78-й, 267-й пехотных дивизий противника юго-западнее Звенигорода и заняла районы Кулебякино, Локотня.

50-я армия (Болдина Ивана Васильевича), разбив северо-восточнее Тулы 3-ю, 4-ю танковые дивизии и полк СС «Великая Германия» противника, развивает наступление, тесня и охватывая 296-ю пехотную дивизию противника.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич), последовательно разбив 17-ю танковую, 29-ю мотопехотную, 167-ю пехотную дивизии противника, преследует их остатки и занял города Венёв и Сталиногорск.

10-я армия (Голиков, Филипп Иванович), отбрасывая на юго-запад части 18-й танковой и 10-й мотопехотной дивизий противника, заняла г. Михайлов и г. Епифань.

Гальдер Франц : «Вечерние данные об обстановке. В основном обстановка разрядилась. Противник продолжает оказывать давление на 1-ю танковую и 17-ю армии, 2-ю армию, 2-ю танковую армию, у Клина и Калинина[2]

«11 декабря 1941 года гитлеровское правительство объявило войну США. Этим актом Гитлер, видимо, преследовал две цели. Во-первых, он хотел показать, что Германия, несмотря на потери, все ещё настолько сильна, что способна вести войну не только с Советским Союзом и Англией, но и с США. Во-вторых, он хотел скорее толкнуть Японию против Соединённых Штатов, чтобы исключить участие США в войне против Германии в Европе. Когда И. В. Сталин узнал об этом, он рассмеялся: — Интересно, какими силами и средствами гитлеровская Германия собирается воевать с США? Для такой войны она не имеет ни авиации дальнего действия, ни соответствующих морских сил.»[1]

Германия и Италия объявили войну США.

12 декабря 1941 г. 174-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Соединения 30-й армии охватили г. Клин с северо-запада, севера и востока.

Лелюшенко Дмитрий Данилович (30-я армия): «И всё же части армии продвигались медленно, а 18-я кавалерийская дивизия вынуждена была оставить два населённых пункта и несколько отошла назад. 12 декабря наступление армии явно застопорилось. 365-я и 371-я стрелковые дивизии, 8-я и 21-я танковые бригады не смогли продвинуться вперёд, а перед фронтом 379-й стрелковой дивизии появились новые части противника. …День 12 декабря стал решающим. На 371-ю и 365-ю стрелковые дивизии вновь перешли в контратаку более 150 танков противника с пехотой при мощной поддержке артиллерии и авиации. Но герои — уральцы и сибиряки не дрогнули, устояли.»[8]

1-я Ударная армия (Кузнецов, Василий Иванович) охватила г. Клин с с юго-востока.

20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) выбила противника из Солнечногорска.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) во взаимодействии с 10-й армией (Голиков, Филипп Иванович) в ночь на 12 декабря освободили город Сталиногорск.

Группа армий «Центр». Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «11.30 — Разговор с фельдмаршалом фон Боком: … Командование войск на участке фронта между Тулой и Курском потерпело полное банкротство… Группа армий „Центр“. 2-я армия передана в подчинение 2-й танковой армии. Положение на фронте 2-й армии очень напряжённое. …У Ефремова русские окружили немецкий полк. Такое же положение и у Буреломы. Обстановка на фронте 34-го армейского корпуса, как и прежде, весьма острая. Невозможно подвозить снабжение. 2-я танковая армия отразила наступление противника. Положение у Тулы — тяжёлое… На фронте 4-й армии день прошёл спокойно. На фронте 4-й танковой группы отражено наступление противника.»[2]

"12 декабря 1941 г. начальник штаба 9-й армии отдал приказ на рекогносцировку и оборудование тыловых позиций по линии Теряево — Гнездово — дорога Старица-Лотошино. Намечалось широко использовать при строительстве новой обороны население, живущее вблизи расположения немецких войск (то есть заставлять мирных советских граждан расчищать снег, рыть окопы, рубить дрова и т. п.). Подчеркивалось, что «впереди позиций на глубину до 20 км необходимо подготовить создание „полной пустыни“. В этой зоне русские не должны найти ни одного жилого дома, ни одного сарая, ни одного пучка соломы, ни одного домашнего животного и ни одной картофелины. Для этого в более поздний период должны быть сожжены все поселения до последней избы…» Отметим, что этот приказ подготовлен офицерами Вермахта. Их отношение к мирному населению было отнюдь не лучшим, чем у эсэсовцев. Тысячи советских крестьян были обречены на голод и холод, грозившие быстрой смертью."[6]

Юго-западный фронт. «12 декабря 5-й кавалерийский корпус выбил врага из населённых пунктов Орево, Россошное и Шатилово. В Россошном было освобождено 500 пленных красноармейцев… В ходе десятидневных боёв войска правого крыла Юго-Западного фронта нанесли серьёзное поражение 2-й немецкой армии. Только за шесть дней (с 6 по 12 декабря) было убито свыше 12 тыс. и взято в плен 300 фашистских солдат и офицеров.»[7]

12 декабря советские 13-я армия и оперативная группа Костенко смогли частично окружить елецкую группировку немцев.

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «Над Ефремовом нависла угроза, и 12 декабря он был сдан. Для того, чтобы закрыть брешь, образовавшуюся на фронте 43-го армейского корпуса, 4-й армии было приказано направить туда 137-ю пехотную дивизию. Однако требовалось некоторое время для того, чтобы дивизия могла подойти к этому участку ввиду значительного расстояния и плохой погоды. Поэтому в течение 12 декабря мы вынуждены были направить все свои наличные подвижные силы на помощь попавшему в беду соседу справа.»[3]

Был освобождён подмосковный посёлок Колюбакино, а также близлежащие деревни.

13 декабря 1941 г. 175-й день войны[править | править вики-текст]

Калининский фронт. (Конев, Иван Степанович) «13 декабря войска 31-й и 29-й армий Калининского фронта, развивая наступление, вышли на пути отхода калининской группировки противника. Во избежание лишних жертв по указанию Ставки гарнизонам в Калинине и Клине были предъявлены ультиматумы о сдаче. Гитлеровцы отвергли предложения советского командования, но в то же время, опасаясь окружения, начали поспешно отводить свои силы из этих городов. И опять, как и в районе Тулы, отступление фашистских войск на ряде участков превратилось в паническое бегство. Дороги отступления были забиты брошенными танками, артиллерией и обозами.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“ : …Обстановка в районе Клина, который все ещё находится в наших руках, несколько улучшилась. 2-я танковая дивизия закрыла брешь на фронте южнее 36-й моторизованной дивизии. …Наши войска успешно отошли на новый рубеж в районе юго-восточнее Калинина. Калинин удерживается нашими частями.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). К исходу 13 декабря войска 30-й армии (Лелюшенко, Дмитрий Данилович), 1-я Ударной армии (Кузнецов, Василий Иванович) охватили клинскую группировку с северо-запада, востока и юго-востока. Противник, пытаясь выйти из-под удара, начал отходить по единственной ещё не перехваченной дороге на Теряеву Слободу.

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) Группа генерал-майора Ф. Т. Ремизова, сломив сопротивление противника на рубеже реки Истры (12 километров юго-западнее Солнечногорска), обошла Истринское водохранилище с севера. Группа генерал-майора M. E. Катукова, наступавшая южнее водохранилища, форсировала реку Истру в районе Павловской Слободы, обошла Истринское водохранилище с юга и 13 декабря завязала бои за город Истру.

5-я армия (Говоров, Леонид Александрович) В сражение вступил 2-й гвардейский кавалерийский корпус (Л. М. Доватор). Корпус имел задачу разгромить ближайшие резервы врага и перехватить дорогу Руза — Ново-Петровское. При поддержке стрелковых частей корпус пересек линию фронта в 10 километрах юго-западнее Звенигорода и развил удар в северо-западном направлении в тыл вражеским войскам, действовавшим западнее Истры и Звенигорода.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) и 10-я армия (Голиков, Филипп Иванович) освободили город Епифань.

Юго-западный фронт (Тимошенко, Семён Константинович). 3-я армия освободила г. Ефремов. Части 13-й армии вышли на рубеж Лесные Локотцы — Шараповка и завершили окружение двух пехотных дивизий 34-го немецкого армейского корпуса в районе западнее Ельца.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Продолжаются попытки локализовать прорыв противника на участке 34-го армейского корпуса. Однако кавалерийские части противника с артиллерией уже находятся далеко за линией фронта. Положение на участках дивизий корпуса все ещё неясное. На остальных участках фронта группы армий атаки противника отражены. В районе западнее Тулы прорвались небольшие силы противника, но этот прорыв настолько глубок, что вынуждает нас оттянуть линию фронта назад. Отвод войск затрудняется гололедицей. На фронте 4-й армии усиленная боевая активность противника, местами вклинившегося в наше расположение.»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «13 декабря 2-я армия продолжала отход. При этих обстоятельствах 2-я танковая армия не была в состоянии удержаться на рубеже Сталиногорск, р. Шат, р. Упа, тем более, что 112-я пехотная дивизия не имела достаточно сил для того, чтобы оказать дальнейшее сопротивление и задержать наступление свежих сил противника. Войска вынуждены были отходить за линию р. Плава. Действовавшие левее нас 4-я армия и прежде всего 4-я и 3-я танковые группы также не могли удержать свои позиции…. В этот день глубокий прорыв, предпринятый русскими 13 декабря через Ливны в направлении на Орёл, оказал своё действие — была окружена и частично уничтожена 45-я пехотная дивизия. Гололедица затрудняла все виды передвижения. Потери от обморожения были больше, чем от огня противника. Пришлось отвести 47-й танковый корпус, так как его сосед справа — 293-я пехотная дивизия 2-й армий — отступил от Ефремова.»[3]

Опубликовано сообщение Совинформбюро о провале немецкого плана окружения и взятия Москвы: «…6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери…»[7]

14 декабря 1941 г. 176-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинградский фронт. «Вместо того чтобы усилить ударные группы 54-й армии, командующий Ленинградским фронтом 8 декабря создал из правофланговых дивизий армии группу войск для удара на Синявино и тем самым отвлёк силы с главного направления. До 14 декабря ударная группа армии, наступавшая в направлении Киришей, блокировала противника в населённых пунктах Падрила, Воля и Оломна (все пункты южнее Войбокало).»[7]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Лелюшенко, Дмитрий Данилович (30-я армия) : «На рассвете 14 декабря мороз достиг 30°, кругом расстилалась белая пелена, ветви деревьев были покрыты снегом. Сразу же после полуночи 14 декабря наша армия, уплотнив боевые порядки на ударном направлении, всеми силами вновь перешла в наступление. Через 2 часа 1233-й стрелковый полк полковника В. И. Решетова из 371-й стрелковой дивизии, поддержанный 930-м артиллерийским полком майора Б. П. Бесединского, ворвался в Клин с северо-востока. Уже в 22 часа 14 декабря на южную окраину города проникли кавалеристы 24-й кавалерийской дивизии подполковника А. Ф. Чудесова.»[8]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На участке 4-й армии противнику удалось добиться небольших вклинений тактического значения. В целом обстановка на фронте армии опасения не вызывает. У Клина обстановка постепенно стабилизируется. У Калинина ведутся бои с переменным успехом. Пока результаты этих боёв для нас в целом благоприятны… 3-я танковая группа понесла большие потери в материальной части. 4-я армия, отступая, также понесёт большие материальные потери. Таким образом, на новый рубеж мы выходим с ослабленными войсками. Сомнительно, чтобы в случае серьёзного наступления противника нам удалось удержать этот новый рубеж.»[2]

20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) 14 декабря группа генерал-майора Ф. Т. Ремизова была передана в состав 20-й армии. Группа Ремизова, сломив сопротивление противника на рубеже реки Истры (12 километров юго-западнее Солнечногорска), обошла Истринское водохранилище с севера.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) и 10-я армия (Голиков, Филипп Иванович), сломив сопротивление немецких войск на рубеже рек Шать и Дон, 14 декабря вышли на фронт Дедилово — станция Узловая — Богородицк и продолжали развивать успех в западном направлении.

49-я армия (Захаркин, Иван Григорьевич) перешла в контрнаступление и за три дня боёв очистила от врага восточный берег Оки и освободила город Алексин.

50-я армия (Болдин Иван Васильевич) войсками 117-й стрелковой дивизии освободили Ясную Поляну. «Стремясь использовать успех 49-й армии, командование 50-й армии перенесло центр усилий своей армии с южного направления на юго-западное и западное. Этим пыталось воспользоваться немецко-фашистское командование, стремившееся во что бы то ни стало удержать за собой район Щекино и тем самым обеспечить отвод главных сил 2-й танковой армии. Вследствие фронтального наступления наших частей врагу удалось частично осуществить этот замысел. Однако главные силы противника под ударами советских войск вынуждены были поспешно отступить от Тулы в южном и юго-западном направлениях.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Никаких тревожных донесений с южного фланга 2-й армии не поступило. На центральном участке и северном фланге обстановка несколько улучшилась. Гудериан, по-видимому, крепко держит в руках свою 2-ю танковую армию и постепенно отводит её назад. Крайне неприятен разрыв фронта, образовавшийся юго-западнее Тулы. Пока не найдено никаких мер, которые могли бы исправить это положение. …Потери с 22.6 по 10.12. 1941 г… составили 775 078 человек…»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : "14 декабря я прибыл в Рославль, где встретился с главнокомандующим сухопутными войсками фельдмаршалом фон Браухичем… В результате совещания в Рославле последовал следующий приказ: «2-я армия переходит в подчинение командующего 2-й танковой армии. Обе армии должны удержать рубеж перед Курском, Орлом, Плавск, Алексин, а в крайнем случае по р. Ока[3]

15 декабря 1941 г. 177-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий «Север». Противник оказывает сильное давление на наши войска у Малой Вишеры. Отдан приказ об отходе на Волхов. На ленинградском участке фронта (западнее Невы) отражено большое количество атак противника силой до батальона с большими для него потерями.»[2]

Калининский фронт.(Конев, Иван Степанович) Советские войска подошли к окраинам Калинина с юго-запада, с севера и юго-востока. Противник начал отход из района Калинина в юго-западном направлении.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Для того чтобы отрезать гитлеровцам пути отхода из Клина, в район Теряевой Слободы в ночь на 15 декабря был выброшен воздушный десант в составе 415 человек. Десантники перехватили дорогу на Теряеву Слободу, уничтожили мосты, разрушили линии связи. Бросая технику, противник отступал по проселочным дорогам. С началом отхода врага советская авиация наносила удары по отступавшим частям противника западнее Клина, Солнечногорска и Истры. В ночь 15 декабря части 371-й стрелковой и 24-й кавалерийской дивизий 30-й армии (Лелюшенко, Дмитрий Данилович) при содействии частей 1-й Ударной армии (Кузнецов, Василий Иванович), охватили город со всех сторон.

Лелюшенко Дмитрий Данилович (30-я армия) : «Сразу же после полуночи 14 декабря наша армия, уплотнив боевые порядки на ударном направлении, всеми силами вновь перешла в наступление. Через 2 часа 1233-й стрелковый полк полковника В. И. Решетова из 371-й стрелковой дивизии, поддержанный 930-м артиллерийским полком майора Б. П. Бесединского, ворвался в Клин с северо-востока… В 2 часа ночи 15 декабря в Клин с боем вошла и 348-я Уральская стрелковая дивизия под командованием полковника А. С. Люхтикова …Всю ночь шёл бой за этот важный узел шоссейных и железных дорог. Танковые бригады совместно с моторизованным и мотоциклетным полками почти сомкнули кольцо вокруг клинской группировки гитлеровцев и вышли на тыловые коммуникации неприятеля. Но у врага оставался ещё последний путь отхода — дорога на Волоколамск… В 2 часа ночи 15 декабря наши войска полностью очистили Клин от противника.»[8]

16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) и 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) создали угрозу окружения немецких войск в районе г. Истры и вынудили их отступить. 15 декабря советские войска освободили Истру.

1-я гвардейская кавалерийская дивизия очистила от гитлеровцев Дедилово.

10-я армия (Голиков Филипп Иванович) выбила врага из Богородицка.

Группа армий «Центр». 3-я и 4-я танковые армии переданы в подчинение 9-й армии (Штрауса) . Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“ …В районе Клина обстановка относительно спокойная. Из района Клина выведены 14-я моторизованная и 7-я танковая дивизии. Севернее Клина отражено наступление противника.…Части 2-й танковой армии устояли под сильным натиском противника с северо-востока в районе восточнее Тулы. Противнику здесь местами удалось вклиниться в нашу оборону. Настроение наших войск явно подавленное. Имеются потери в материальной части. Ощущается нехватка горючего. … 9-я армия отразила атаки противника и готовится отойти на рубеж у Старицы. Ощущается недостаток продовольствия. Имеются потери транспортных средств.»[2]

Юго-западный фронт (Тимошенко Семён Константинович). 13-й армия расчленила на части две пехотные дивизии 34-го немецкого армейского корпуса, окружённые в районе западнее Ельца.

15 декабря Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о возвращении в Москву аппарата ЦК и части аппарата отдельных союзных наркоматов.

16 декабря 1941 г. 178-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. (Курочкин, Павел Алексеевич) 52-я армия (Клыков, Николай Кузьмич) разгромила в районе Большой Вишеры окружённую группировку врага и продвинулась на 15 километров. Разбитые немецкие части начали отходить на рубеж реки Волхов.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Север“. Наступление противника на Малую Вишеру вынуждает нас отвести войска с этого участка фронта. Переброска войск противника через Ладожское озеро привела к усилению группировки противника на ладожском участке фронта. В ряде пунктов под Ленинградом противник вновь усилил свои атаки.»[2]

Калининский фронт (Конев Иван Степанович) В 11 часов 16 декабря после ожесточённого боя в Калинин ворвались части 256-й стрелковой дивизии. К 13 часам 16 декабря город Калинин был полностью очищен от вражеских войск.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Войска Западного фронта освободили г. Высоковск.

Завершилась Тульская операция: снята осада Тулы, нанесено существ. поражение 2-й ТА пр-ка, остатки которой отброшены на 130 км, ликвидирована угроза обхода Москвы с юга. Войска лев. крыла Зап. фр. вышли на рубеж Алексин, Щекино, форсировали р. Упу.

«Командующий Западным фронтом директивой от 16 декабря потребовал от общевойсковых армий продолжать безостановочное преследование противника и к исходу 21 декабря выйти на фронт Погорелое Городище — Бородино — Малоярославец — Плетеневка (8 километров западнее Калуги) — Одоево. Предлагалось в ходе преследования широко использовать подвижные отряды и лыжников с целью захвата узлов дорог, мостов и пунктов, имевших важное тактическое значение. Одновременно приказывалось перейти в контрнаступление войскам 33-й и 43-й армий.»[7]

Группа армий «Центр». В директиве Восточному фронту от 16 декабря Гитлер потребовал от командного состава группы армий «Центр» «заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на противника, прорывающегося на флангах и в тыл наших войск». Он надеялся удержать в своих руках важнейшие коммуникации западнее Москвы и узлы дорог, где размещались крупные интендантские склады. Такими узлами были Ржев, Вязьма, Юхнов, Калуга, Сухиничи, Брянск и Орёл. Германское командование решило превратить эти пункты в центры укреплённых районов и, опираясь на них, остановить наступление Красной Армии.[7]

Юго-западный фронт (Тимошенко, Семён Константинович). 13-й армия (Городнянский, Авксентий Михайлович) уничтожила две пехотные дивизии 34-го немецкого армейского корпуса, окружённые в районе западнее Ельца. Завершилась Елецкая операция. Советские войска продвинулись на 80—100 км, ликвидировали елецкий выступ, нанесли существенное поражение войскам 2-й полевой армии, отвлекли на себя часть сил 2-й танковой армии, оказав этим помощь войскам левого крыла Западного фронта. Разгромив основные силы 34-го армейского корпуса и выйдя на рубеж Волово — ХомутовоЛивны — Вышне-Олыпаное, войска правого крыла Юго-Западного фронта решили поставленную перед ними задачу. 16 декабря войска фронта приступили к перегруппировке сил для нового наступления.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. 134-я пехотная дивизия прорвала кольцо окружения. От 45-й пехотной дивизии донесений ещё не поступало. Противник из района Ефремов, Елец подтягивает свежие силы на участок прорыва. Гудериан отходит. Противник оказывает сильный нажим на 3-ю танковую дивизию, а также на участок фронта южнее Алексина.»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «Ночь я провёл без сна, ломая голову над тем, что я ещё мог бы предпринять для того, чтобы помочь моим солдатам, которые оставались совершенно беспомощными в условиях этой безумной зимы. Трудно даже себе представить их ужасное положение. Работники верховного командования, которые ни разу не были на фронте, не в состоянии представить себе истинного положения войск. Они всё время передают по телеграфу одни лишь невыполнимые приказы и отказываются удовлетворить все наши просьбы и выполнить наши предложения.»[3]

17 декабря 1941 г. 179-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинградский фронт получил приказ «активными действиями 42, 55, 8, 54-й армий и Приморской оперативной группы содействовать Волховскому фронту в разгроме противника, обороняющегося под Ленинградом, и в освобождении Ленинграда от блокады».[7]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич) образован 17 декабря 1941 г. Ставкой ВГК. В его состав вошли: 4-я армия (Иванов, Петр Алексеевич), 52-я армия (Клыков, Николай Кузьмич), 59-я армия (Галанин, Иван Васильевич) и 26-я (2-я Ударная) армия (Соколов, Григорий Григорьевич). Войска 54, 4 и 52-й армии в течение месяца вели активные боевые действия и нуждались в пополнении и отдыхе. Остро ощущался недостаток вооружения и боеприпасов. Тем не менее 17 декабря Ставка приказала войскам Волховского фронта «перейти в общее наступление, имея целью разбить противника, обороняющегося по зап. берегу р. Волхов, и… главными силами армий выйти на фронт Любань, ст. Чолово[7]

52-я армия (Клыков, Николай Кузьмич) 17 декабря перешла в наступление в направлении Грузино.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Север“. На участке восточнее Волхова положение как будто несколько упрочилось. Прорыв противника у Малой Вишеры ликвидирован. В районе южнее Ладожского озера выявлены две новые дивизии противника, переброшенные из Ленинграда…»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). К 17 декабря закончился первый этап контрнаступления Красной Армии под Москвой. За десять дней советские войска разбили ударные группировки врага, наступавшие на Москву. Началась Калужская наступательная операция войск левого крыла Западного фронта (49, 50 и 10-я армии, 1-й гвард. кк).

49-я армия (Захаркин, Иван Григорьевич) освободила г. Алексин и форсировала Оку в районе Тарусы.

50-я армия (Болдин Иван Васильевич) после трёхдневных боёв освободила Щекино.

2-й гвардейский кавалерийский корпус (Доватор, Лев Михайлович), разгромив в районе Загорье — Сафониха отступавшую 78-ю немецкую пехотную дивизию, вышел в район озера Тростенское.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. …Усилилось давление на позиции 31-й пехотной дивизии западнее Тулы. По-прежнему вызывает опасения разрыв фронта у Дубны. Под Алексином противник предпринял наступление, предположительно, силами трёх дивизий.»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «17 декабря …наши наличные силы недостаточны для того, чтобы организовать стойкую оборону восточнее Оки. …Генералы доложили, что войска начинают сомневаться в способностях верховного командования, которое отдало свой последний приказ о наступлении, оценив при этом возможности противника совершенно неправильно. „Если бы мы обладали своей прежней маневренностью и боеспособностью, выполнение этого приказа ничего бы не стоило. Гололедица затрудняла все наши передвижения. Русские хорошо снаряжены и хорошо подготовлены к зиме, а у нас ничего нет“. …К этому времени фельдмаршал фон Бок подал рапорт о болезни и его сменил на посту командующего группой армий „Центр“ фельдмаршал фон Клюге[3]

Севастополь. 17 декабря в 6.10 немецкие батареи провели огневую подготовку. Началось второе наступление войск противника (7 нем. пехот. дивизий, 2 румын. горнострелк. бригады) на город. Главный удар (силами трёх дивизий) наносился через Мекензиевы горы к Северной бухте, вспомогательный (одной дивизией) — вдоль р. Чёрной на Инкерман. «За день его дивизиям удалось продвинуться на 1-4 км, но и потери оказались велики — 1698 человек. Поддерживавший атаку 22-й дивизии 197-й штурмовой дивизион потерял 7 из 15 имевшихся самоходных установок.»[9]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Юг“. Войска начали штурм Севастополя и продвинулись на 5 км… Операция по захвату Севастополя после первоначальных успехов, объясняемых внезапностью нашего наступления, натолкнулась на упорное сопротивление противника. Наступление будет продолжено завтра.»[2]

18 декабря 1941 г. 180-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинградский фронт. 54-я армия 18 декабря сломила сопротивление врага южнее Войбокало. «В результате многодневных боёв на этом направлении советские войска разгромили 11, 291 и 254-ю пехотные дивизии противника… Войска 54-й армии захватили южнее Войбокало 94 орудия и миномёта, 21 танк, 21 пулемёт, 90 автомашин и другое военное имущество. На поле боя противник оставил свыше 5 тыс. трупов своих солдат и офицеров.»[7]

Северо-западный фронт. (Курочкин, Павел Алексеевич) В директиве от 18 декабря Ставка потребовала активных действий и от войск Северо-Западного фронта.

Калининский фронт.(Конев, Иван Степанович) «Ставка сократила полосу наступления Западного фронта, передав 30-ю армию в состав Калининского фронта… 18 декабря Ставка приказала командующему Калининским фронтом ввести в сражение в стыке 22-й и 29-й армий войска 39-й армии …Однако сосредоточение 39-й армии затянулось и закончилось только в конце декабря.»[7]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). «18 декабря в контрнаступление перешли армии центра Западного фронта. Против них в полосе общей протяжённостью 130 километров, от железной дороги Москва — Можайск до города Тарусы, оборонялись соединения 4-й немецкой армии… Преимущество немецко-фашистских войск состояло также и в том, что они создали на этом рубеже заблаговременно подготовленную оборону. Здесь имелись опорные пункты и узлы сопротивления с окопами полного профиля, блиндажами и ходами сообщения, с хорошо организованной системой огня. Для прикрытия опорных пунктов и промежутков между ними противник широко применял различные противопехотные и противотанковые заграждения. Это значительно осложняло для наших войск и без того тяжёлые условия наступления.»[7] (стр. 291)

1-я Ударная армия (Кузнецов, Василий Иванович), преследуя противника, 18 декабря заняла Теряеву Слободу.

20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) и 16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) 18 декабря завязали бои за город Волоколамск.

50-я армия (Болдин, Иван Васильевич), создав подвижную группу, в которую вошли стрелковая, танковая и кавалерийская дивизии, тульский рабочий полк и танковый батальон, в ночь на 18 декабря приступила к выполнению задачи по овладению Калугой.

Брянский фронт (Черевиченко, Яков Тимофеевич) воссоздан 18 декабря Директивой Ставки Верховного Главнокомандования. В состав вошли войска 61, 3 и 13-й армий. 61, 3, 13-я армии и оперативная группа фронта с утра 18 декабря перешли в общее наступление в северо-западном направлении с целью полного разгрома 2-й армии противника и выхода на рубеж Плавск — Чернь — Мценск. Брянский фронт был подчинён главнокомандованию Юго-Западного направления. «С 18 декабря действиями этих армий практически руководило уже командование Брянского фронта, хотя приказ о сформировании фронта главнокомандование Юго-Западного направления отдало только 24 декабря.»[7]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «18 декабря 2-й армии было приказано оборонять рубеж Тим, Ливны, Верховье и через несколько дней, примкнув к правому флангу 2-й танковой армии, отойти на рубеж р. Зуша. 2-й танковой армии было приказано отойти на рубеж Могилки, Верхние Плавы, Сороченка, Чукина, Козмино[3]

Севастополь. «18 декабря обладая численным превосходством в силах и средствах, противник в первые два дня наступления прорвал оборону советских войск в районе полустанка Мекензиевы Горы и передовыми частями вышел к главному оборонительному рубежу. Командование оборонительного района подтянуло к этому участку 7-ю бригаду морской пехоты, 40-ю кавалерийскую и 388-ю стрелковую дивизии. Вражеские войска были остановлены в долине реки Бельбек[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «День прошёл в общем удовлетворительно. Наши войска продвинулись у Севастополя. …Все ещё продолжает вызывать беспокойство разрыв фронта у Дубны. У Алексина и Серпухова противник продолжает атаки, которые наши войска отражают с большим трудом. Эти участки также внушают беспокойство… нам, по-видимому, удалось отвести войска на рубеж Ламы и Рузы. …Фон Бок заехал попрощаться. Из-за болезни он передаёт командование войсками группы армий фон Клюге[2]

19 декабря 1941 г. 181-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович).

1-я Ударная армия (Кузнецов, Василий Иванович), преследуя противника, прорвалась к реке Ламе.

2-й гвардейский кавалерийский корпус (Доватор, Лев Михайлович) пытался с ходу форсировать Рузу на участке Толбузино — Палашкино (севернее города Рузы). «Противник подготовил этот рубеж к обороне и оказал советским войскам упорное сопротивление. Корпус вынужден был прорывать оборону в пешем строю. При организации прорыва 19 декабря смертью героев погибли командир корпуса генерал-майор Л. М. Доватор и командир 20-й горнокавалерийской дивизии подполковник М. П. Тавлиев. Попытки 2-го гвардейского кавалерийского корпуса и подвижных групп под командованием генералов М. Е. Катукова и Ф. Т. Ремизова с ходу преодолеть оборонительный рубеж противника, проходивший по рекам Руза и Лама, также оказались безуспешными.»[7]

49-я армия (Захаркин Иван Григорьевич), форсировав Оку севернее и южнее Тарусы, продвинулась вперёд почти на 20 километров и 19 декабря овладела этим городом.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) с утра 19 декабря нанёс удар в направлении Одоево — Козельск, в брешь между немецкими частями 4-й армии и 2-й танковой армией.

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «19 декабря …4-я армия была атакована противником на своём левом фланге и местами отброшена назад.»[3]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Противник наступает на всем фронте… На фронте 2-й армии отражена крупная атака противника. …4-й армии грозит опасность быть окружённой в результате удара противника от Калуги. Противник прорвал фронт по обе стороны Тарусы и Алексина. Обстановка очень напряжённая. У Рузы противник прорвался с северо-запада. 5-й армейский корпус, сохраняя порядок, отходит с боями. Противник ведёт преследование.»[2]

Севастополь. «Напряжённые бои происходили и на участке второго сектора обороны в районе деревни Нижний Чоргунь. К исходу 19 декабря немецким войскам удалось овладеть здесь высотой с Итальянским кладбищем и выйти к южной окраине деревни Верхний Чоргунь. 170-я немецкая пехотная дивизия, усиленная танками, пыталась прорваться к Инкерману. Немецкая авиация в это время усиленно бомбардировала Севастополь[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Юг“. Противник предпринял в Севастополе контратаку при поддержке танков.»[2]

19 декабря Гитлер отстранил от руководства сухопутными войсками генерал-фельдмаршала Браухича и сам занял пост главнокомандующего немецких сухопутных войск. «…Солдаты сухопутной армии и войск СС! Освободительная борьба нашего народа близится к своему кульминационному пункту! Предстоят решения мирового значения! Главным участком борьбы является сухопутная армия! Поэтому с сегодняшнего дня я лично принял командование сухопутными войсками. Участники многих сражений мировой войны — я неразрывно связан с Вами единой волей к победе! А.Гитлер. Ставка, 19 декабря 1941 г.»[6]

«Активно боролись с врагом брянские партизаны. В ночь на 19 декабря они захватили посёлок Жуковку, расположенный вблизи шоссейной дороги Брянск — Рославль, и удерживали его в течение шести дней.»[7]

20 декабря 1941 г. 182-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) и 16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович) после упорных боёв освободили Волоколамск.

5-я армия (Говоров, Леонид Александрович) во взаимодействии с 16-й армией (Рокоссовский, Константин Константинович) к 20 декабря вышла на восточный берег реки Рузы.

Подвижная группа 50-й армии (Болдин, Иван Васильевич) продвигаясь только в тёмное время, не вступая в бои, обходя опорные пункты и узлы сопротивления противника, к исходу 20 декабря скрытно подошла с юга к Калуге.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. …В районе разрыва фронта западнее Тулы противник прорвался в наш тыл и оттуда своими лыжными и кавалерийскими частями вышел в район южнее Калуги. В это же время частям 43-го армейского корпуса удалось успешно отразить атаки противника перед своим фронтом. На остальных участках фронта противник предпринимал сильные атаки, однако наши части отошли лишь на некоторых участках. …(Гитлер): „Мы должны научиться ликвидировать прорывы“… Вбить в сознание каждого фронтовика необходимость сопротивления. Военно-воздушные силы планомерно (направлять) на населённые пункты (занятые противником). Воздействовать артиллерийским огнём. Сжигать населённые пункты! … У местного населения отобрать тёплую одежду. На повестке дня только одна задача — забота о немецком солдате!» …Мрачное положение на участке южнее Калуги. Сюда приближается кавалерия противника. "[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия): "В 18 часов я был принят Гитлером… я доложил своё намерение отвести войска обеих армий от рубежа к рубежу до линии рек Зуша, Ока… Гитлер, вспылив, воскликнул: «Нет, это я запрещаю!»… Беседа закончилась неудачно. Когда я выходил из помещения, где делал доклад, Гитлер сказал Кейтелю: «Этого человека я не переубедил!» "[3]

Юго-западный фронт. Войска правого фланга фронта (21-я и 40-я армии) начали Курско-Обоянскую операцию. В условиях высокого снежного покрова и отсутствия ударных подвижных соединений, а также превосходства над противником, наступление развивалось медленно. В этот день в наступление перешла только 40-я армия.

Севастополь. 20 декабря создалась угроза выхода немецких войск к Северной бухте. Ставка приняла срочные меры для усиления войск СОР. "Ставка Верховного Главнокомандования 20 декабря переподчинила Севастопольский оборонительный район Закавказскому фронту и приказала командующему фронтом генерал-лейтенанту Д. Т. Козлову срочно направить в Севастополь стрелковую дивизию или две стрелковые бригады и не менее 3 тыс. человек маршевого пополнения, усилить авиационное обеспечение обороны Севастополя и наладить регулярное снабжение его защитников боеприпасами. Командующему Черноморским флотом вице-адмиралу Ф. С. Октябрьскому, отозванному в Новороссийск в связи с подготовкой Керченской десантной операции, было приказано немедленно возвратиться в Севастополь и лично руководить его обороной.[7]

Москва. В период с 16 по 20 декабря в Москве проходила встреча Сталина с министром иностранных дел Великобритании Энтони Иденом. "Последний прибыл в Москву для заключения договора о союзе в войне с Германией и послевоенном сотрудничестве. Сталин же дал ясно понять, что гораздо больше его интересует проблема будущих границ СССР. Он настойчиво требовал от Идена признания в договоре рубежей Советского Союза 1941 года, заявив при этом: «Наши войска могут в близком будущем вновь занять Балтийские государства»…На вопрос Идена об оказании Советским Союзом помощи в войне с Японией, Сталин ответил, что СССР к этому ещё не готов… Иден уехал из Москвы ни с чем, переговоры не были завершены «ввиду отказа Англии признать западную границу СССР.»[9]

21 декабря 1941 года. 183-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич). 4-я армия (П. А. Иванов) освободила город Будогощь. Северная оперативная группа армии соединилась с войсками 54-й армии в 20 км юго-восточнее города Волхова.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «…На фронте 9-й армии в районе южнее Калинина противник предпринимал энергичные атаки, которые удалось отразить. Здесь войска также сильно измотаны. На фронте группы армий „Север“ отход происходит в основном по плану. Южнее Грузино отмечены вклинения противника в нашу оборону.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). Подвижная группа В. С. Попова, 50-й армии (Болдин, Иван Васильевич), на рассвете захватила мост через Оку, ворвалась в Калугу и завязала уличные бои с гарнизоном противника. « Стрелковые дивизии 50-й армии, наступавшие на калужском направлении, значительно отстали, в результате чего фланги подвижной группы оказались открытыми. Этим воспользовался противник, имевший в районе Калуги значительные силы (части 20-й танковой, 137-й пехотной дивизий, мотоциклетный батальон и другие подразделения). Подтянув к Калуге дополнительно 31-ю и 131-ю пехотные дивизии 43-го армейского корпуса, немецкое командование бросило их против подвижной группы и вскоре отрезало её от главных сил 50-й армии. Группа генерал-майора В. С. Попова вынуждена была вести бои в окружении.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Критическое положение сложилось южнее Калуги. Здесь противник ударом от Одоево ворвался в Калугу. Отбросить его удалось только после подхода охранного полка. Однако танки противника ещё до сих пор находятся в Калуге.»[2]

Брянский фронт (Черевиченко, Яков Тимофеевич). 61-я армия перехватили шоссе и железную дорогу Тула — Орёл и овладели станцией Горбачёво.

Юго-западный фронт Войска фронта сумели почти полностью разгромить немецкий 34-й армейский корпус (2-й армии). 21 декабря немецкое командование отдало приказ о его расформировании.

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «…я ещё раз позвонил по телефону начальнику штаба оперативного руководства вооружённых сил генералу Йодлю и вторично заявил, что нынешние методы действий неизбежно приведут к исключительно большим человеческим жертвам, которые ничем не оправдываются. Необходимы резервы, причём незамедлительно, для того, чтобы, оторвавшись от противника, закрепиться на тыловой оборонительной полосе. Этот мой призыв не возымел никакого действия.»[3]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Гудериан, по-видимому, совершенно потерял способность владеть собой.»[2]

Севастополь. «Стремясь развить первоначальный успех, вражеские войска продолжали наступать севернее и южнее реки Бельбек и несколько потеснили в четвёртом секторе обороны части 95-й стрелковой дивизии. Во время вынужденного отхода 241-й полк 95-й дивизии попал в окружение западнее станции Бельбек. Организовав круговую оборону, полк стойко удерживал свои позиции. В ночь на 21 декабря его подразделения прорвали фронт противника и отошли на главный рубеж обороны в долине реки Бельбек…

Выполняя приказ Ставки, командование Закавказского фронта направило в Севастополь на кораблях Черноморского флота 345-ю стрелковую дивизию и 79-ю отдельную бригаду морской пехоты. Эти соединения, а также запасы боеприпасов были доставлены 21 декабря в Севастополь эскадрой флота под командованием вице-адмирала Ф. С. Октябрьского

В этот день 24-я немецкая пехотная дивизия при поддержке танков пыталась прорваться к Инкерману на участке, обороняемом спешенной 40-й кавалерийской дивизией под командованием полковника Ф. Ф. Кудюрова. Вражеские танки прорвались через боевые порядки дивизии. Командир дивизии умело организовал борьбу с танками, и их атаки захлебнулись. Кавалеристы удержали свои позиции. В этом бою погиб полковник Кудюров, но его дивизия выполнила боевую задачу…

С 21 декабря линкорПарижская Коммуна“, крейсерКрасный Крым“, лидер „Харьков“, эсминец „Бодрый“ и другие корабли систематически поддерживали сухопутные части огнём своей артиллерии. Каждую ночь в Севастополь приходили корабли и транспортные суда с пополнением, боеприпасами и снаряжением.»[7]

22 декабря 1941 г. 184-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич) Передовые части 4-й армии (П. А. Иванов) преодолели реку Волхов на участке Кириши — Лезно (25 километров южнее Кириши).

Калининский фронт.(Конев, Иван Степанович). «…командующему 39-й армией был отдан приказ: продолжая сосредоточение армии, с утра 22 декабря развернуть наступление на Ржевском направлении теми соединениями, которые уже вышли на исходные позиции. Выполняя этот приказ, командующий 39-й армией 22 декабря предпринял наступление силами лишь 220-й и 183-й стрелковых дивизий. Наступление войск, наносивших удар на Ржевском направлении, развивалось медленно.»[7]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 20-я армия (Власов, Андрей Андреевич) и 16-я армия (Рокоссовский, Константин Константинович), освободив Волоколамск, вышли к реке Ламе севернее и южнее города.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) к исходу 22 декабря совместно с 217-й стрелковой дивизией 50-й армии (Болдин, Иван Васильевич), освободил от немецко-фашистских захватчиков город Одоев.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На фронте 2-й армии у Тима и Верховья — тяжёлые бои, которые, однако, протекают для нас успешно. На фронте 2-й танковой армии противник оказывает усиленный нажим от Тулы на северный фланг армии. Здесь нам пришлось отойти. Войска южного фланга 4-й армии юго-восточнее Калуги окружены противником, который одновременно развивает наступление от Тарусы. На этом участке положение необычайно тяжёлое. Пока ещё неизвестно, как удастся разрешить этот кризис. Несмотря на это, приказ об отходе по всему фронту не отдан. Отдано только распоряжение о применении кумулятивных снарядов[2]

Севастополь. «Утром 22 декабря противник нанёс сильный удар южнее долины реки Бельбек в направлении кордона Мекензи № 1. В результате ожесточённого восьмичасового боя врагу удалось прорваться к кордону Мекензи и полустанку Мекензиевы Горы. Отдельные группы немецких автоматчиков просочились даже в район Братского кладбища, расположенного в двух километрах от Северной бухты. Чтобы ликвидировать угрозу выхода врага к Северной бухте, советское командование направило туда прибывшие накануне 79-ю отдельную бригаду морской пехоты под командованием полковника А. С. Потапова и части 345-й стрелковой дивизии, которой командовал подполковник Н. О. Гузь. Стремительной контратакой советские войска при поддержке артиллерии кораблей отбросили врага на исходные позиции.»[7]

23 декабря 1941 г. 185-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич). 52-я армия (Клыков Николай Кузьмич) достигла правого берега реки Волхов, но из-за ослабления и усталости войск форсировать реку с ходу не смогла.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Север“. Отход на рубеж по Волхову в основном проходит в соответствии с планом. Противник предпринимает усиленные атаки из Ленинграда на участке западнее Невы[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я, 43-я и 49-я (Захаркин Иван Григорьевич) армии наступающие на Нарофоминском, Боровском и Малоярославском направлениях потеснили соединения немецкой 4-й армии.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. На фронте 2-й и 2-й танковой армий на ряде участков велись тяжёлые бои. В основном атаки противника отражены. Отход был произведён только на северном фланге армии Гудериана. Это результат слишком глубокого эшелонирования его войск! Чрезвычайно напряжённая обстановка сложилась на южном фланге 4-й армии. Фон Клюге считает, что с оперативной точки зрения положение очень серьёзное. Я же полагаю, что оперативной угрозы ещё нет, а есть только тактические неудачи. Велись неоднократные телефонные переговоры о намерении фон Клюге отвести южный фланг 4-й армии (12-й и 13-й армейские корпуса). Фюрер не согласен. Остальные участки фронта 4-й армии войска продолжают удерживать, ведя тяжёлые бои. 9-я армия отошла под мощными ударами противника. Русские продолжают оказывать нажим с севера».[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «В 43-м армейском корпусе мне сообщили, что 167-я пехотная дивизия также сильно пострадала, 296-я пехотная дивизия отступала по направлению к Белёву. Способность этого корпуса к сопротивлению оценивалась очень низко. Между его левым флангом и 43-м армейским корпусом образовалась громадная брешь, которая не могла быть закрыта наличными силами, почти не имевшими возможности передвигаться вне дорог по непроходимой местности. Учитывая все это, я принял решение отвести по шоссе Тула — Орёл 3-ю и 4-ю танковые дивизии к Орлу…»[3]

24 декабря 1941 г. 186-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич). «В директиве Ставки командующему Волховским фронтом от 24 декабря указывалось: „До проведения большой известной Вам операции Ставка Верховного Главнокомандования категорически приказывает, не прерывая ни на один день наступление частей фронта к р. Волхов, решительными ударами: 1. Очистить вост. берег р. Волхов от противника. 2. Не давая ему опомниться, на его плечах ворваться на зап. берег р. Волхов и овладеть тет-де-понами на местах переправ на участке Кириши, Грузино, Волховский ж. д. мост (на Окт. ж. д.) и у Селищенский Посёлок. Захваченные тет-депоны должны быть нами удержаны во что бы то ни стало“. Далее в директиве говорилось, что если не удастся занять мосты неожиданно для противника, то операцию по их захвату надлежит проводить „открытой силой“.…Однако, в связи с тем что сосредоточение резервных армий задерживалось, наступление восточнее реки Волхов в двадцатых числах декабря продолжали по-прежнему лишь войска 54, 4 и 52-й армий.»[7] (тет-де-пон — предмостное укрепление)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Север“. Войска вышли за Волхов. Противник предпринимает атаки из Ленинграда».[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич) и 43-я армия (Голубев, Константин Дмитриевич) после перегруппировки и пополнения материальными средствами в ночь на 24 декабря возобновили наступление на нарофоминском, боровском и малоярославском направлениях . 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) вышел к Оке южнее Лихвина.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Противник продолжает нажим на фронте 2-й и 2-й танковой армий. На отдельных участках он добился успехов. Особенно энергично он атакует войска на северном фланге 2-й танковой армии. Здесь нашим войскам пришлось отойти. Угрожаемое положение создалось и на участке прорыва между северным флангом 2-й армии и южным флангом 4-й армии. Опасное положение в районе Малоярославца, где противник прорвался крупными силами. На остальных участках фронта удалось отразить атаки противника. Отдан приказ об отводе войск южного фланга 4-й армии. 9-я армия в полном порядке отходит назад. Противник оказывает давление с севера».[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «24 декабря 2-я армия оставила Ливны. Севернее Лихвина противник переправился через Оку. По приказу главного командования сухопутных войск 4-я танковая дивизия была направлена на Белёв с задачей задержать противника. Намечаемая мной контратака сосредоточенными силами 24-го танкового корпуса грозила превратиться в частные, разрозненные действия».[3]

«24 декабря Гудериан донёс в штаб ГА „Центр“, что „в прорванную брешь между 16 мд и 9 тд противник вклинивается крупными частями пехоты, поддержанной танками, в слабо защищённые участки нашей обороны между Кардаково и Покровским… Вначале успешная контратака южнее Покровского захлебнулась от огня тяжёлых и самых тяжёлых танков. 5 танков противника подбито. 4 наших противотанковых орудия выбыло из строя вследствие прямых попаданий. Нужно считаться с продолжением вклинения в свободные от наших войск зоны“… Центральный фронт 2-й армии от Ливны отступил на линию р. Сосна и р. Труды. Это донесение было направлено в генштаб ОКХ в 20 час. 05 мин., 24 декабря 1941 г. Однако всего за час до этого фюрер отдал приказ, запрещающий дальнейший отход 2-й танковой армии и распорядился, чтобы о нём поставили в известность Гудериана. Он требовал „чрезвычайного напряжения всех сил“, но не указывал, на какие подкрепления можно рассчитывать, чтобы остановить советское наступление. Гудериан не имел права ослушаться приказа Гитлера, но возможностями для его исполнения не располагал. Поздним вечером 24 декабря генерал разрешил отвести назад 47-й моторизованный корпус и оставить н.п. Чернь[6]

Брянский фронт (Черевиченко, Яков Тимофеевич). Главнокомандование Юго-Западного направления отдало приказ о сформировании фронта.

Севастополь. На транспортах и боевых кораблях из Поти и Туапсе прибыли 345-я стрелковая дивизия (10 тыс. солдат) и 81-й танковый батальон (26 танков).

25 декабря 1941 г. 187-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинград. Произошло первое повышение норм выдачи хлеба в Ленинграде: рабочие и ИТР стали получать 350 г в день; служащие, иждивенцы и дети — 200 г.

Москва. «Для наведения порядка в движении поездов Государственный Комитет Обороны 25 декабря 1941 г. образовал Комитет по разгрузке транзитных и других застрявших на железных дорогах грузов. Этот Комитет также возглавил А. И. Микоян… 25 декабря Советское правительство утвердило план капитального шахтостроения на январь и I квартал 1942 г. Правительство обязало Наркомат угольной промышленности в течение указанного срока ввести в действие на Урале, в Кузбассе и Караганде 44 шахты общей мощностью 5 120 тыс. тонн угля в год.»[7]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич) 52-я армия (Клыков, Николай Кузьмич) захватила плацдарм северо-восточнее города Чудово. «Попытки передовых частей 4-й и 52-й армий развернуть наступление с захваченных плацдармов успеха не имели, так как противник подтянул из резерва к реке Волхов две дивизии и отразил атаки наступавших войск.»[7]

Калининский фронт (Конев, Иван Степанович), стремясь завершить разгром основных сил 9-й немецкой армии, главными силами 30-й (Лелюшенко, Дмитрий Данилович) и 31-й (Юшкевич, Василий Александрович) армий нанёс удар в направлении Старицы с востока. 22-я (Вострухов, Владимир Иванович) и 29-я (Швецов, Василий Иванович) армии наступали на Старицу с севера с целью выхода во фланг основным силам противника. «Полностью выполнить эту задачу войскам фронта не удалось. Отсутствие сильных подвижных соединений и усталость войск не позволили вести наступление в нужном темпе. Преодолевая сопротивление врага, части 30-й и 31-й армий только к 25 декабря вышли на рубеж Высокое — Лотошино, где были остановлены противником на заранее подготовленном им рубеже.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На остальных участках фронта (в том числе в районе Волоколамска) наши войска отражали местами очень упорные атаки противника. Фронт 9-й армии начал распадаться. На северном фланге в районе Торжка и западнее обозначается новая угроза. Исправить положение в настоящий момент нет никаких возможностей.»[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-я Ударная армия (Кузнецов, Василий Иванович) к 25 декабря вышла на рубеж Лотошино — Суворово (10 километров севернее Волоколамска).

50-я армия (Болдин, Иван Васильевич) вела боевые действия юго-восточнее и восточнее Калуги, стремясь охватить её с северо-востока. 25 декабря передовые части подошли к Калуге и завязали бои на её окраинах. В ходе боёв была установлена связь с подвижной группой армии, которая сражалась в городе в окружении. Наступавшая на левом фланге 217-я стрелковая дивизия к исходу 25 декабря очистила от вражеских войск Перемышль, а 413-я дивизия окружила гитлеровцев в Лихвине.

2-й гвардейский кавалерийский корпус не смог с ходу преодолеть оборонительный рубеж противника, проходивший по рекам Руза и Лама. 25 декабря наступление Западного фронта на этом участке прекратилось.

Завершилась Клинско-Солнечногорская операция.

«В ночь на 25 декабря группа партизан бежицких отрядов произвела внезапный налет на станцию Судимир. Партизаны забросали гранатами воинский эшелон и, заминировав полотно железной дороги вблизи станции, пустили под откос эшелон с танками и артиллерией.»[7]

Брянский фронт (Черевиченко, Яков Тимофеевич) освободил г. Ливны. 61-я армия, преследуя отходившие немецкие части, утром 25 декабря выбили противника из Черни. «Разбитые в районе Горбачёва и Черни гитлеровцы вынуждены были отходить в западном и юго-западном направлениях. Однако на подступах к Оке наши войска встретили организованное сопротивление врага, сломить которое не смогли.»[7]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «В ночь на 25 декабря 10-я мотодивизия вынуждена была оставить Чернь в связи с охватывающим манёвром, предпринятым русскими. Успех русских был неожиданно увеличен тем, что части 53-го армейского корпуса, действовавшие левее 10-й мотодивизии, не смогли удержаться больше на своих позициях, и противнику удалось прорвать здесь наш фронт. Части 10-й мотодивизии были окружены в Черни. Я немедленно доложил командованию группы армий об этом неблагоприятном событии. Фельдмаршал фон Клюге бросил мне ряд резких упреков, сказав, что я должен был бы отдать приказ об оставлении Черни не в эту ночь, а, по крайней мере, на 24 часа раньше. Результатом задержки приказа и явилось окружение части 10-й мотодивизии. Я же, как об этом сообщалось выше, лично передал войскам приказ Гитлера удержать этот населённый пункт. Поэтому я с возмущением отклонил предъявленный мне несправедливый упрек. 25 декабря окружённым частям 10-й мотодивизии удалось вырваться из кольца окружения и достигнуть наших позиций, приведя с собой несколько сот пленных. Был отдан приказ об отходе на рубеж рек Зуша, Ока».[3]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На фронте группы армий „Центр“ этот день был одним из самых критических дней. Прорыв противника вынудил части 2-й армии отойти. Гудериан, не считая нужным посоветоваться с командованием группы армий, также отходит на рубеж Оки и Зуши. В связи с этим командование группы армий потребовало сейчас же сменить Гудериана, что фюрер немедленно выполнил. Командование 2-й танковой и 2-й армиями принимает Шмидт[2]

Юго-западный фронт. В ходе Курско-Обоянской операции войска 40-й армии освободили важный укреплённый пункт и районный центр Курской области посёлок Тим.

26 декабря 1941 года. 188-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий». Все рабочие и служащие предприятий военной промышленности, а также предприятий других отраслей, обслуживающих военную промышленность по принципу кооперации, считались на период войны мобилизованными и закреплялись за теми предприятиями, на которых они работали; самовольный уход рассматривался как дезертирство; виновные в самовольном уходе карались по приговору военных трибуналов тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет.[10]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич). «Отражая многочисленные контратаки и „вгрызаясь“ в оборону немцев, войска 33-й и 43-й армий сломили наконец сопротивление врага и вынудили его начать отход. 26 декабря войска 33-й армии освободили Наро-Фоминск[7]

50-я армия (Болдин, Иван Васильевич). «В ночь на 26 декабря комиссар партизанского отряда П. С. Макеев проник в город Лихвин, вошёл в здание городской управы и от имени Советской власти приказал сотрудникам управы до прихода советских войск продолжать работу, срочно восстановить мост через Оку и произвести учёт всех запасов хлеба и продовольствия. Перепуганные сотрудники не осмелились нарушить приказ партизан. Днём 26 декабря они восстановили мост через Оку и организовали выпечку хлеба. В тот же день части 413-й стрелковой дивизии, сломив сопротивление немецко-фашистских войск, вступили в Лихвин.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Противник только на отдельных участках преследовал отходящие части 2-й и 2-й танковых армий. Противник пока ещё не сумел расширить свой прорыв на Оке, несмотря на то что через реку переправился целый кавалерийский корпус русских. … В районе Калуги обстановка несколько разрядилась. По-видимому, она стабилизируется и к северо-востоку от города. На фронте 4-й армии отражены многократные атаки противника.»[2]

Гудериан Гейнц (2-я танковая армия) : «26 декабря утром я получил распоряжение Гитлера о переводе меня в резерв главного командования сухопутных войск. Моим преемником был командующий 2-й армией генерал Рудольф Шмидт».[3]

Крым. Началась Керченско-Феодосийская десантная операция войск Закавказского фронта (44-я и 51-я армии, фронт, авиация), сил Черноморского флота и Азовской военной флотилии. «В ночь на 25 декабря часть сил 51-й армии погрузилась в Темрюке и Кучугурах на суда Азовской военной флотилии, командующим которой был контр-адмирал С. Г. Горшков. Во второй половине дня суда с десантом направились к районам высадки. На Азовском море бушевал шторм.»[7]

Козлов, Дмитрий Тимофеевич (Закавказский фронт). «В некоторых пунктах северного побережья Керченского полуострова осуществить высадку оказалось невозможным. Мешала не только погода. Сказывались недочеты в организации управления, в частности отсутствие необходимого единства в командовании десантными отрядами. Более успешно в первый день проходила высадка на восточном побережье Керченского полуострова. Здесь, у мыса Хрони, у Камыш-Буруна, севернее Эльтигена и у Старого Карантина, было высажено около 3600 человек.»[7]

«Высадка частей 51-й армии на северо-восточное побережье началась утром 26 декабря 1941 года. Условия были тяжёлыми: на море бушевал шторм, сила ветра достигала 7 баллов, у берега образовалась кромка льда, препятствовавшая подходу судов; температура воздуха упала до 10-15 градусов ниже нуля. К тому же ни Черноморский флот, ни Азовская флотилия не имели специальных средств для выгрузки тяжёлой техники и высадки войск на необорудованное побережье. Для переброски войск использовались малые боевые корабли, промысловые сейнеры, шаланды и земснаряд. На буксире они тащили рыбацкие лайбы и несамоходные плавсредства. Во время ночного перехода строй отрядов распался, рвались тросы, и многие лодки, в которые набивалось до 20 человек, были потеряны. Высадка десанта началась с опозданием и не во всех намеченных пунктах. Достичь внезапности при этом не удалось. Так, 1- й отряд Азовской флотилии в назначенный ему пункт — залив Казантип — добраться не смог и по приказанию командующего флотилией повернул к мысу Зюк, где высаживал войска 2-й отряд. Из состава 3-го отряда к пункту высадки у мыса Тархан в назначенное время вышли только один катер-тральщик и земснаряд „Ворошилов“, располагавшие всего двумя шлюпками. Успев свезти на берег лишь 18 человек, земснаряд с находившимися на нём 450 бойцами был потоплен немецкой авиацией. Подобрав из воды более 200 человек, командир отряда принял решение возвратиться в Темрюк. Неудача постигла отряд „Б“, которому следовало высадить десант на южном побережье Керченского полуострова, в районе горы Опук. Здесь подвела не только погода, но и организационные накладки. Выход отряда под командованием контр-адмирала Н. О. Абрамова из Анапы задержался на сутки, дважды он возвращался назад из-за шторма и „несогласований“ — суда на переходе теряли друг друга. В конце концов отряду назначили новое место высадки — в Керченском проливе у Камыш-Буруна. Доставленные к району высадки солдаты прыгали в ледяную воду и брели к берегу, где окапывались в ожидании следующей волны десанта.»[9]

Манштейн Эрих (11-я армия): «26 декабря противник, переправив две дивизии через Керченский залив, высадил десанты по обе стороны от города Керчи. Затем последовала высадка более мелких десантов на северном побережье полуострова. Командование 42 ак (генерал граф Шпонек), имевшее в своём распоряжении для обороны полуострова только одну 46 пд, оказалось, конечно, в незавидном положении. … командование армии приказало 42 ак, используя слабость только что высадившегося противника, сбросить его в море. Для того чтобы целиком высвободить для выполнения этой задачи 46 пд, командование армии направило в район Феодосии стоявшую под Симферополем 4 румынскую горную бригаду и обеспечивавшую охранение восточного побережья Крыма 8 румынскую кавалерийскую бригаду с задачей ликвидации возможных десантов противника на этом критическом участке фронта. Одновременно туда был направлен из-под Геническа и Феодосии последний из полков отводимой из Крыма 73 пд (усиленный 213 пп)».[11]

27 декабря 1941 г. 189-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 10-я армия (Голиков, Филипп Иванович), прорвавшаяся на участке между северным флангом 2-й немецкой армии и южным флангом 4-й немецкой армии, на рассвете подошла к Белёву и с утра завязала бои за город.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Наибольшее беспокойство вызывает обстановка на фронте группы армий „Центр“. В результате прорыва противника у населённого пункта Трудки придётся отвести назад правый фланг группы армий „Центр“. Центральный участок фронта группы армии удерживается. На участке фронта у Оки прорвался кавалерийский корпус противника. Из-за снежных заносов затруднено движение железнодорожного транспорта. Все попытки сдержать противника восточнее Сухиничей (на участке корпуса Штумме) оканчиваются безуспешно».[2]

Керчь. Из-за сильного шторма переброска войск через Керченский пролив фактически не производилась (сила ветра достигала 7—8 баллов). «Многие, особенно раненые, замерзли, так как 27 декабря шторм усилился, движение судов по проливу было запрещено и возобновилось лишь сутки спустя. Несмотря на противодействие со стороны противника, советским войскам удалось захватить ряд плацдармов по обе стороны Керчи и на северном побережье полуострова».[9]

28 декабря 1941 г. 190-й день войны[править | править вики-текст]

Закончилось контрнаступление советских войск под Тихвином, проходившее с 26 ноября по 28 декабря.

Ленинградский фронт (Хозин, Михаил Семёнович) 54-я армия (Федюнинский, Иван Иванович) вышла на железную дорогу МгаКириши и завязала бои за Погостье и Посадников Остров, где встретила упорное сопротивление двух свежих немецких дивизий.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич) и 43-я армия (Голубев, Константин Дмитриевич) прорвали оборону противника в районе Наро-Фоминска. 28 декабря 43-я армия (Голубев Константин Дмитриевич) овладела станцией Балабаново.

1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич), развивая наступление на участке между северным флангом 2-й немецкой армии и южным флангом 4-й немецкой армии в северо-западном направлении, 28 декабря освободил г. Козельск.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Противник силами пехоты и при поддержке тяжёлых танков атаковал южный фланг 2-й армии. Специальные кумулятивные противотанковые боеприпасы доставляются непосредственно на фронт. Поэтому наши намерения здесь — оборона. …Брешь на Оке по-прежнему предмет особой заботы».[2]

Юго-западный фронт. В ходе Курско-Обоянской операции в наступление перешли войска 21-й армии, начавшие продвижение на обоянском направлении.

Закавказский фронт (Козлов, Дмитрий Тимофеевич). В середине дня 28 декабря в Новороссийске на боевые корабли Черноморского флота, входившие в состав отряда высадки «А», погрузился первый эшелон десанта 44-й армии. Переход кораблей и транспортов этого отряда прошёл успешно.

Керчь. «Несмотря на противодействие со стороны противника, советским войскам удалось захватить ряд плацдармов по обе стороны Керчи и на северном побережье полуострова. До 28 декабря на берегу закрепились части 224-й и 302-й стрелковых дивизий и 83-й бригады морской пехоты, насчитывавшие около 14 тыс. бойцов.»[9]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Юг“. До сих пор не удалось ликвидировать сопротивление противника в районе Керчи. Противник продолжает подтягивать сюда новые силы. Возобновилось наше наступление на Севастополь. На фронте 1-й танковой армии атаки противника отражены».[2]

Манштейн Эрих (11-я армия) : «46 пд действительно удалось к 28 декабря ликвидировать плацдармы противника севернее и южнее Керчи, за исключением небольшой полосы земли на северном побережье. Тем не менее граф Шпонек вторично запросил разрешения оставить Керченский полуостров. Командование армии категорически возражало против этого, так как мы по-прежнему придерживались мнения, что после оставления Керченского полуострова сложится такая обстановка, справиться с которой нашей армии будет не по силам. Тем временем 54 ак 28 декабря перешёл в последнее наступление под Севастополем[11]

29 декабря 1941 г. 191-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном налоге» (вводился с января 1942 г. и взимался со всех граждан СССР, достигших 18 лет; освобождались от налога военнослужащие и члены их семей, получающие пособие от государства, мужчины 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше, а также пенсионеры, не имеющие других источников дохода; взимание военного налога позволило мобилизовать в доходы бюджета за годы войны св. 72,1 млрд руб.).

Совет Народных Комиссаров СССР принял Постановление «О восстановлении угольных шахт в Подмосковном бассейне».

Ночью 29 декабря партизанский отряд Сережинского района, Калининской области, разгромил вражеский гарнизон в деревне Усадьбе.

Группа армий «Центр». "Вечером 29 декабря 1941 г. штаб ГА «Центр» оценивал ситуацию следующим образом: «…на фронте 9 А противник продолжал ожесточённые атаки, против всех корпусов армии, атакуя в отдельных местах до 12-ти раз подряд. Северо-западнее Старица противник, ведя наступление силами не менее 4-х дивизий, осуществил главный прорыв и занял лес северо-западнее Обухово, Касково, Гришнево…».[6]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. На фронте 2-й и 2-й танковой армий ощущается превосходство противника. Хотя нам удалось локализовать прорывы противника, однако оборона на этом сильно растянутом фронте, к которому противник всё время подтягивает войска, очень сложна, если учитывать к тому же и утомление наших войск. Противник прорвал наш фронт севернее Мценска и на северном фланге 2-й танковой армии. В районе разрыва фронта у Оки (в районе Сухиничей) создана сильная боевая группа, которая ведёт разведку боем (Штумме). Однако это не мешает главным силам противника беспрепятственно продвигаться в направлении Юхнова (высадка парашютного десанта противника!). Придётся сдать участок фронта у Калуги и севернее её (выдвинутая вперёд дуга фронта восточнее Малоярославца). Это необходимо, чтобы высвободить часть сил с этого участка фронта и бросить их против частей противника, прорвавшихся через Оку.»[2]

Закавказский фронт (Козлов, Дмитрий Тимофеевич) «Из основных сил 44-й армии, которой командовал генерал-майор А. Н. Первушин, и кораблей Черноморского флота создавался отряд высадки „А“ под командованием капитана 1 ранга H. E. Басистого для десантирования в Феодосии. Отряд насчитывал 23 тыс. человек, 34 танка, 133 орудия и миномёта. В состав отряда входили крейсеры „Красный Кавказ“, „Красный Крым“, лидер „Харьков“, 7 эсминцев, 6 тральщиков, 15 малых охотников и 14 транспортов…Подойдя к району Феодосии, корабли в 3 часа 50 минут 29 декабря открыли огонь по городу и порту. Под прикрытием огня катера, на которых находились штурмовые отряды моряков, прорвались в темноте в гавань и овладели молом и маяком. Началась перевозка войск с крейсеров сторожевыми катерами и баркасами..»[7]

«В 4.30 в гавань вошли эсминцы и крейсера. Прямо на причалы с боевых кораблей и транспортных судов началась высадка войск. Немцы сопротивлялись отчаянно. Хотя, по утверждению адмирала А. Зубкова, вражеские артиллеристы „после рождественской пьянки“ открыли огонь с опозданием, они сумели потопить 4 катера и нанести серьёзные повреждения всем кораблям отряда. ЭсминецШаумян“ потерял грот-мачту, на „Железнякове“ разнесло кают-кампанию, а „Незаможник“, стремясь побыстрее выйти из-под обстрела, въехал носом в стенку, разворотил себе форштевень и вынужден был вернуться в Новороссийск. В крейсер „Красный Крым“, стоявший на рейде, попали 8 снарядов и 3 мины. Дважды снаряды поразили тральщик „Щит“. Крейсер „Красный Кавказ“ более двух часов швартовался у внешней стороны мола: мешал сильный отжимной ветер, а наличия в составе передового отряда хотя бы одного буксира не предусмотрели. За это время корабль получил 17 попаданий снарядов и мин и, не закончив выгрузку артиллерии и автомашин, вынужден был отойти на рейд. Его командир позднее докладывал, что „крейсер подавлял вражеские батареи, бил прямой наводкой по бронепоезду (?), по танкам (?). При этом досталось и ему самому“. Кто был пьян, а кто трезв? Тем не менее, к 11.30 на берегу оказалось более 5000 бойцов штурмовых отрядов при 20 орудиях и миномётах. За 3 последующих дня флот перебросил в Феодосию личный состав трёх стрелковых дивизий: 23 тыс. солдат и офицеров, 151 орудие и миномёт, 34 танка, 326 автомашин и тягачей, 1550 лошадей, более 1000 тонн боеприпасов и других грузов. Выбив к исходу 29 января немцев из города (заодно прикончили 160 раненых в госпитале, многих просто выбросили из окон на мороз) и отбросив две подошедшие румынские бригады, части 44-й армии начали развивать наступление в Северном направлении.»[9]

Манштейн Эрих (11-я армия) : «29 декабря мы получили донесение из Феодосии, что ночью противник там высадил десант под прикрытием значительных сил флота. Незначительные силы наших войск, стоявшие под Феодосией (один саперный батальон, противотанковая истребительная артиллерия и несколько береговых батарей; румыны прибыли в Феодосию только в течение первой половины дня), не в состоянии были помешать высадке. Телефонная связь со штабом 42 корпуса, находившимся примерно в центре полуострова, была прервана. В 10 часов от него была получена радиограмма о том, что граф Шпонек ввиду высадки противником десанта у Феодосии приказал немедленно оставить Керченский полуостров. Приказ командования армии, запрещавший этот отход, уже не был принят радиостанцией штаба корпуса».[11]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Очень тяжёлый день! В Крыму, командир 42-го армейского корпуса (граф Шпонек) — под впечатлением высадки в Феодосии десанта противника отвёл из Керчи 46-ю пехотную дивизию. Хотя он был тотчас же снят с должности, однако ущерб, нанесённый в результате отхода дивизии, вряд ли можно возместить».[2]

30 декабря 1941 г. 192-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Очень тяжёлое положение создалось на фронте 9-й армии, где командование, как мне кажется, совершенно потеряло выдержку. В полдень мне позвонил взволнованный фон Клюге. Он сообщил, что 9-я армия хотела бы отойти за Ржев. В конце концов, ему, по-видимому, удалось добиться своего. К вечеру противник ещё несколько потеснил войска 9-й армии, однако настроение несколько поднялось. На фронт прибыли некоторые подкрепления».[2]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 49-я армия (Захаркин, Иван Григорьевич) и 50-я армия (Болдин, Иван Васильевич) окончательно выбили противника из Калуги. «В боях за Калугу наши войска уничтожили свыше 5 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили 38 паровозов, 300 вагонов, 282 грузовые автомашины, 25 танков, 70 мотоциклов, 39 орудий и другое имущество.»[7]

Кавказский фронт (Козлов, Дмитрий Тимофеевич) Ставка Верховного Главнокомандования направила в войска Директиву о переименовании Закавказского фронта в Кавказский фронт.

«К утру 30 декабря Феодосия была освобождена от фашистских захватчиков. Советские войска развернули наступление частью сил в северо-восточном, а частью в северном и северо-западном направлениях. К середине дня правофланговые соединения 44-й армии продвинулись на 5—6, а левофланговые — на 3—5 километров. Для всей группировки вражеских войск на Керченском полуострове создавалась реальная угроза окружения. Эта опасность вынудила их в ночь на 30 декабря оставить Керчь и начать отход вглубь Керченского полуострова.»[7]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Снова тяжёлый день! Высадка противником десанта у Феодосии создаёт затруднительное в оперативном отношении положение в Крыму. Несмотря на это, группа армий решила продолжать наступление на Севастополь».[2]

Оборона Севастополя. Манштейн Эрих (11-я армия) : «На северном же участке фронта — по согласованию с командиром 54 ак и командирами дивизий — должна была быть предпринята ещё одна последняя попытка прорыва к бухте Северной. Как и всегда, войска прилагали все свои силы. 16 пп под командованием полковника фон Холтица, наступавшему на направлении главного удара 22 пд, удалось ещё прорваться в полосу заграждений форта „Сталин“. Но на этом сила наступающих иссякла. 30 декабря командиры наступающих дивизий доложили, что дальнейшие попытки продолжать наступление не обещают успеха. Командование армии дало приказ окончательно приостановить наступление… Более того, нам пришлось, скрепя сердце, отдать приказ об отводе войск с северного участка фронта на высоты севернее долины Бельбека. Без этой меры было бы невозможно высвободить необходимые силы. Нашим войскам, глубоко вклинившимся в расположение противника, трудно было бы долго держаться. …Итак, первая попытка штурмом взять крепость Севастополь потерпела неудачу».[11]

«За две недели боёв 54-й корпус потерял 7669 солдат и офицеров, из них 1318 убитыми и 255 пропавшими без вести, а также 15 штурмовых орудий StuGIII. Потери 30-го корпуса генерала фон Зальмута, наносившего вспомогательный удар, были значительно меньше. Советские потери косвенно оцениваются в 10-15 тыс. человек и не менее 15 танков.»[9]

31 декабря 1941 года. Среда. 193-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. Декабрь 1941 г. Новогодняя елка.

Куйбышев. Подписано советско-польское соглашение о предоставлении правительством Советского Союза польскому эмигрантскому пр-ву займа в 100 млн руб. для оказания помощи польским гражданам на территории СССР.

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 10-я армия (Голиков, Филипп Иванович) полностью очистила г. Белёв от вражеских войск. «Здесь наши бойцы захватили 25 орудий, 12 миномётов, 25 станковых пулемётов, 50 противотанковых ружей, 70 автомашин, 300 велосипедов, свыше 1000 бочек с бензином, много снарядов и продовольствия.»[7]

Группа армий «Центр». "31 декабря 1941 г. в оперативном донесении ГА «Центр» в генштаб ОКХ отмечалось, что на фронте 40-го корпуса «противник с юга и востока на широком фронте начал наступление на Сухиничи, численностью до дивизии…». Констатировалось, что началась эвакуация немецких сил из н.п. Гатен, а также то, что «неприятель расширил прорыв между внутренними флангами 2 ТА и 4 А и атаковал германские войска в направлении к западу и северо-западу… Противник атаковал Сухиничи с востока и с юга численностью до дивизии, а кавалерийские части противника [1-й гв. кавкорпус — М. М.] продвинулись в направлении Юхнова, к северу.» [ 5]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На фронте 2-й и 2-й танковой армий атаки противника в основном отражены. На северном фланге 2-й танковой армии у Белёва ощущается нажим со стороны противника. В район прорыва на Оке противник перебрасывает пехоту. Давление на 43-й армейский корпус противник оказывает теперь также и с запада. В полосе 57-го моторизованного корпуса противник вклинился севернее Малоярославца. Войска 5-го армейского корпуса, по-видимому, отразили сильные атаки противника.»[2]

Кавказский фронт (Козлов, Дмитрий Тимофеевич): «Днём 31 декабря закончилась выгрузка войск и боевой техники 44-й армии с транспортов. В результате на Керченский полуостров с 26 декабря было высажен 40 519 человек и выгружено 236 орудий и миномётов, 43 танка, 330 автомашин, 18 тракторов и много другого военного имущества. После упорных боёв войска 44-й армии к исходу 31 декабря продвинулись на 10—15 километров и овладели районом Владиславовки. Действовавшая на левом фланге армии 157-я стрелковая дивизия заняла район Карагоз. Отряд моряков развивал наступление на Коктебель».[7] (стр.312)

Севастополь. Войска Севастопольского оборонительного района, усиленные Ставкой ВГК двумя стрелковыми дивизиями и одной бригадой, переброшенными по морю, при поддержке кораблей и авиации, отбросили противника от города в районе Мекензиевых гор.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Опять тяжёлый день! Наступление 22-й пехотной дивизии у Севастополя успеха не имело. В связи с этим необходимо приостановить наступление, чтобы высвободить силы для переброски в Феодосию, где противник усиливает свою группировку и расширяет фронт».[2]

Список литературы[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2002.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999
  4. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Олма-Пресс, 2001.
  5. Рокоссовский К. К. Солдатский долг. — М.: Воениздат, 1988
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Мягков М. Ю. Вермахт у ворот Москвы, 1941—1942
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945. Том второй. Воениздат МО СССР М. −1961
  8. 1 2 3 4 5 Лелюшенко Д. Д. Москва-Сталинград-Берлин-Прага. Записки командарма. — М.: Наука 1987.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 Бешанов В. В. Год 1942 — «учебный» — Мн.: Харвест, 2002. — 624 с.
  10. См. Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938 г. —. июнь 1944 г. М., изд. «Ведомостей Верховного Совета СССР», 1944, стр. 231.
  11. 1 2 3 4 Манштейн Э. Утерянные победы. — М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999

Перечень карт[править | править вики-текст]

  1. «Прорыв противника на наро-фоминском направлении 01 — 03.12.1941» (46 кб — Военно-исторический журнал).
  2. «Контрнаступление под Москвой и общее наступление на Западном направлении 05.12.1941 — 20.04.1942» (537 кб — Великая Отечественная война. Энциклопедия)).
  3. «Боевые действия юго-восточнее Ленинграда 12.11 — 27.12.1941 г. 4-я А, 7-я А» (89 кб — Военно-исторический журнал).

Ссылки[править | править вики-текст]