Хроника Великой Отечественной войны (май 1943 года)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

1 мая 1943 года. 679-й день войны[править | править код]

Северо-Кавказский фронт. (см. Северо-Кавказская наступательная операция (1 января — 4 февраля 1943 года) 1,29 МБ ) Несмотря на упорное сопротивление врага, войска 56-й армии (А. А. Гречко) к исходу 1 мая вышли на рубеж южная окраина Красного, совхоз «Пятилетка», МТФ, Алевра и захватили несколько высот южнее Крымской. После неудачного наступления севернее Крымской командование фронта решило изменить направление главного удара и нанести его южнее Крымской. Для этой цели в южную ударную группу 56-й армии передавалась из резерва 328-я стрелковая дивизия и особая стрелковая дивизия НКВД. Сюда же была переброшена и танковая группа. Большую работу в период подготовки к наступлению проделали наши инженерные части и подразделения.[1] />(стр. 331)

Совинформбюро[2]. В течение 1 мая на фронтах существенных изменений не произошло.

2 мая 1943 года. 680-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 2 мая на фронтах существенных изменений не произошло.

3 мая 1943 года. 681-й день войны[править | править код]

Операция «Цитадель». Гитлер собрал в Мюнхене руководящий состав своих вооружённых сил для решения вопроса о летнем наступлении на советско-германском фронте. Первое совещание состоялось 3 мая, второе — 4 мая. На этих совещаниях обсуждалось предложение начальника генерального штаба генерала Цейтцлера, который хотел при помощи двойного флангового охвата уничтожить советские войска под Курском, позиции которых образовали выдвинутую на запад дугу.

Гудериан: «Совещание открыл Гитлер. В своей 45-минутной речи он обстоятельно обрисовал положение на Восточном фронте и поставил на обсуждение присутствующих предложения начальника генерального штаба и возражения генерала Моделя. Модель, располагая подробными разведывательными данными, особенно аэрофотоснимками, доказал, что как раз на этих участках фронта, на которых обе группы армий хотят предпринять наступление, русские подготовили глубоко эшелонированную, тщательно организованную оборону. К тому времени русские уже отвели главные силы своих мотомеханизированных войск с выступающих вперёд позиций и в свою очередь на вероятных направлениях нашего прорыва, который мы намечали провести согласно нашей схеме наступления, необычайно усилили свою артиллерию и противотанковые средства.

Модель сделал отсюда правильный вывод, что противник рассчитывает на наше наступление, поэтому, чтобы добиться успеха, нужно следовать другой тактике, а ещё лучше, если вообще отказаться от наступления. По выражениям, в которых Гитлер преподнес мнение Моделя, можно было безошибочно определить, что оно сильно повлияло на него и что он не решается назначить наступление по плану Цейтцлера. Гитлер попросил фельдмаршала фон Манштейна первым высказаться по предложению Цейтцлера… Он (Манштейн) сказал, что наступление имело бы успех, если бы его смогли начать в апреле; теперь же он сомневается в успехе… Затем Гитлер обратился к фельдмаршалу фон Клюге, который прямо высказался за предложение Цейтцлера.

Я попросил слова и заявил, что наступление бесцельно; наши только что подтянутые на Восточный фронт свежие силы при наступлении по плану начальника генерального штаба будут снова разбиты, ибо мы наверняка понесем тяжёлые потери в танках… Гитлер, который ещё не был полностью убеждён сторонниками наступления, так и не пришёл в этот день к окончательному решению.»[3](стр. 422)

Северо-Кавказский фронт. Закончив к утру 3 мая перегруппировку, войска южной ударной группы 56-й армии (А. А. Гречко) в 7 часов 50 минут перешли в наступление. Сломив сопротивление 9-й и 19-й пехотных дивизий противника, они прорвали вражескую оборону, вышли на шоссе Крымская — Неберджаевская и начали обходить Крымскую с юго-востока, угрожая противнику отрезать пути отхода из Крымской. Немецкое командование срочно подтянуло в район Крымской резервы. Кроме того, с северного участка на южный оно перебросило часть подразделений 97-й и 101-й легкопехотных дивизий, чем ослабило оборону севернее Крымской. Этим воспользовались части, наступавшие севернее Крымской. Они прорвали вражескую оборону и за день продвинулись вперёд на 8 км.

Совинформбюро. В течение 3 мая на фронтах существенных изменений не произошло.

4 мая 1943 года. 682-й день войны[править | править код]

Ставка Верховного Главнокомандования. Ставка Верховного Главнокомандования потребовала усилить борьбу с железнодорожными и автомобильными перевозками в тылу противника, стремясь дезорганизовать сосредоточение его войск. В приказе Народного комиссара обороны И. В. Сталина 4 мая 1943 г. указывалось: «Удары по железнодорожным составам, нападения на автоколонны…считать важнейшими задачами наших Военно-воздушных сил».[4] (стр. 397)

Операция «Цитадель». Манштейн так описывает совещание в Мюнхене: «Генерал-полковник Модель в своём докладе Гитлеру ясно указал на трудности, с которыми столкнется наступление в связи с необходимостью преодолеть сильно укреплённую систему обороны противника… Доклад Моделя явно произвёл сильное впечатление на Гитлера. Он стал опасаться, что наше наступление не будет проведено быстро или, по крайней мере, так быстро, чтобы успешно осуществить окружение крупных сил противника. После этого доклада он признал необходимым усилить наши танковые части… Сначала он хотел, однако, выслушать мнение обоих командующих относительно отсрочки операции „Цитадель“. Оба высказались против неё, это мнение разделял и начальник Генерального Штаба генерал Цейтцлер… Я также высказался против предложенной Гитлером отсрочки… Против отсрочки операции „Цитадель“ говорил также и тот факт, что это значительно увеличило бы опасность в полосе обороны группы. Сейчас противник ещё не готов к наступлению на Донце и Миусе. Но в июне он сможет это сделать…

Гитлер повторил затем ещё раз свои аргументы в пользу отсрочки до 10 июня. Относительно увеличения количества танков у обеих сторон он сказал, что численное превосходство русских в танках мы возместим техническим превосходством поступающих дополнительно „тигров“, „пантер“ и „фердинандов“… В заключение Гитлер заявил, что он намерен ещё раз обдумать вопрос о проведении операции „Цитадель“ в срок или об отсрочке её, и отпустил нас в свои штабы.»[5](стр. 499)

Северо-Кавказский фронт. Успешное наступление 56-й армии севернее и южнее Крымской создало угрозу окружения крымской группировки врага и вынудило его отвести свои войска из этого района. 4 мая станица Крымская была освобождена.

Совинформбюро. На Кубани в районе северо-восточнее Новороссийска идут серьёзные бои. На других фронтах существенных изменений не произошло.

5 мая 1943 года. 683-й день войны[править | править код]

Первая воздушная операция. В директиве 5 мая командующего Военно-воздушными силами Красной Армии говорилось, что во исполнение приказа Ставки необходимо подвергнуть одновременному «нападению все основные аэродромы авиации противника, на которых установлено скопление самолётов. Основную массу авиации противника подавить в первый же день. Поэтому в этот же день вражеские аэродромы должны быть подвергнуты повторным ударам, а ночью по ним должны действовать ночные бомбардировщики. В последующие два дня, не снижая упорства и настойчивости, продолжать поражение авиации противника как на основных аэродромах, так и на вновь обнаруженных воздушной разведкой… Удары по аэродромам наносить крупными группами, выделяя из их состава необходимое количество авиасредств для подавления зенитной обороны противника».[4] (стр. 395)

Северо-Кавказский фронт. В последующие дни войска армии вели напряжённые бои в направлении Молдаванское и Нижне-Баканского. Враг сосредоточил на этом направлении основные силы своего 4-го воздушного флота и, опираясь на мощную оборонительную линию, названную «Голубой линией», остановил наступление войск Северо-Кавказского фронта. Войска 56-й армии закрепились на достигнутых рубежах и приступили к подготовке нового наступления на Киевское и Молдаванское.

Совинформбюро. На Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска в результате ожесточённых боёв прорвали оборону противника фронтом в 25 километров и овладели железнодорожным узлом Крымская, превращённым немцами в важнейший, сильно укреплённый узел сопротивления. Продвинувшись в глубину на 13 километров, наши войска заняли также населённые пункты Красный, Черноморский, Запорожский, Весёлый, Садовой, Благодарный, Мелеховский, Нижне-Греческий, Верхний Адагум и Неберджаевская. Захвачены 80 орудий, 1220 пулемётов и другие трофеи. Противник оставил на поле боя свыше 7.000 убитых солдат и офицеров. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

6 мая 1943 года. 684-й день войны[править | править код]

Воздушная операция ВВС РККА по уничтожению немецкой авиации на аэродромах в мае 1943 года. Первая воздушная операция по уничтожению авиации противника на аэродромах была проведена с 6 по 8 мая. В операции принимали участие шесть воздушных армий (1, 15, 16, 2, 17 и 8-я) Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного и Южного фронтов. Чтобы достичь внезапности, операция готовилась в строгой тайне. Первый массированный удар по вражеским аэродромам был нанесён утром 6 мая. Крупные силы советских бомбардировщиков и штурмовиков в сопровождении истребителей одновременно атаковали 17 аэродромов противника, расположенных на участке фронта протяжением свыше тысячи километров — от Смоленска до Азовского моря. Кроме того, многие аэродромы, где базировались фашистские истребители, были блокированы с воздуха. Немецко-фашистское командование не ожидало одновременного удара советской авиации на широком фронте и не смогло принять эффективных контрмер. При первом же массированном ударе 6 мая Советские Военно-воздушные силы добились значительных успехов, уничтожив более 215 самолётов врага. Потери советской авиации составили 21 машину.[4] (стр. 395)

Совинформбюро. В течение 6 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, немцы предприняли пять контратак, одна яростнее другой, с целью вернуть себе Неберджаевскую и Верхний Адагум. Нашими войсками отбиты все атаки противника с большими для него потерями. Немецкие войска отброшены на запад. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

7 мая 1943 года. 685-й день войны[править | править код]

Воздушная операция ВВС РККА по уничтожению немецкой авиации на аэродромах в мае 1943 года. 7 и 8 мая были нанесены повторные удары. Противник теперь уже оказывал серьёзное сопротивление. Он повысил готовность средств противовоздушной обороны, усилил бдительность. В воздухе непрерывно патрулировали крупные группы истребителей. Но советские лётчики, преодолевая яростное противодействие врага, успешно справились с задачей. Бомбами и пулемётно-пушечным огнём они уничтожили на земле 235 самолётов. Истребители сопровождения сбили в воздушных боях 56 самолётов.[4] (стр. 396)

Совинформбюро. В течение 7 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска продолжали вести наступательные бои, артиллерийским огнём и бомбардировкой с воздуха разрушали укрепления противника, выбивали немцев из сильно укреплённых позиций. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

8 мая 1943 года. 686-й день войны[править | править код]

Президиум Верховного Совета СССР.Президиум Верховного Совета СССР Указом от 8 мая распространил военное положение на речной и морской транспорт. Все работники транспорта, а также Главсевморпути при СНК СССР на период войны считались мобилизованными и закреплялись для работы на транспорте и в управлении Главсевморпути; за преступления по службе для работников транспорта была установлена ответственность наравне с военнослужащими Красной Армии.

Ставка Верховного Главнокомандования. 8 мая 1943 года по разным каналам в Генеральный штаб поступили сведения о том, что наступление противника на орловско-курском и белгородско-харьковском направлениях возможно 10—12 мая. Все данные доложили А. М. Василевскому, который в то время находился в Москве. Он уже имел указание от И. В. Сталина — дать предупреждение войскам, как только в том появится необходимость. Тотчас же в адрес командующих Брянским, Центральным, Воронежским и Юго-Западным фронтами была направлена следующая телеграмма:

«По некоторым данным, противник может перейти в наступление 10—12 мая на орловско-курском, или на белгородско-обоянском направлении, или на обоих направлениях вместе. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: к утру 10 мая иметь все войска, как первой линии обороны, так и резервов, в полной боевой готовности встретить возможный удар врага. Особенное внимание уделить готовности нашей авиации с тем, чтобы в случае наступления противника не только отразить удары авиации противника, но и с первого же момента его активных действий завоевать господство в воздухе».

Вслед за тем особую телеграмму направили командующему Степным военным округом. Ему предписывалось: «Всемерно ускорить доукомплектование войск округа и к утру 10.5 все наличные войска округа иметь в полной боевой готовности как для обороны, так и для активных действий по приказу Ставки»… К. К. Рокоссовский вскоре донёс, что для срыва наступления противника на орловско-курском направлении организована контрподготовка. В ней будут участвовать вся артиллерия 13-й армии и авиация 16-й воздушной армии. Впоследствии и на Воронежском фронте тоже была спланирована контрподготовка.[6](стр. 130)

Совинформбюро. В течение 8 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска, преодолевая яростное сопротивление противника, подошли к новой линии обороны немцев, оборудованной многочисленными инженерными сооружениями. Наши части мощным артиллерийским огнём и бомбардировкой с воздуха уничтожали долговременные огневые точки, блиндажи и другие укрепления противника. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

9 мая 1943 года. 687-й день войны[править | править код]

9 мая в Селецких лагерях под Рязанью по инициативе Союза польских патриотов в СССР началось формирование 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко. Командир дивизии — полковник 3. Берлинг.

Совинформбюро. В течение 9 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска продолжали вести бои по разрушению укреплений противника. На отдельных участках немцы ожесточёнными контратаками пытались вернуть утерянные ими позиции. Наши части отбили все атаки противника и нанесли ему значительные потери. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

10 мая 1943 года. 688-й день войны[править | править код]

Центральный фронт. Командование Центрального фронта (К. К. Рокоссовский), получив предупреждение Ставки, приняло ряд дополнительных мер по усилению обороны:

«1. С получением директивы Ставки отдано распоряжение всем армиям и отдельным корпусам ЦЕНТРФ о приведении войск в боевую готовность к утру 10 мая.

2. В течение 9 и 10 мая выполнено:

а) войска ориентированы о возможных наступательных действиях противника в ближайший период;

б) части первых и вторых эшелонов и резерва приведены в полную боевую готовность. Командование и штабы проверяют на местах готовность войск;

в) в полосах армий, особенно на орловском направлении, усилена войсковая разведка и огневое воздействие на противника…

3. 16-я воздушная армия активизировала воздушную разведку и ведёт тщательное наблюдение за противником в районе Глазуновка—Орел—Кромы—Комарики…

4. Для срыва возможного наступления противника на Орловско-курском направлении подготовлена контрподготовка, в которой участвует вся артиллерия 13-й армии и авиация 16-й воздушной армии.»[7] (стр. 141)

Операция «Цитадель». Гудериан: «10 мая Гитлер был в Берлине, и меня вызвали на совещание в имперскую канцелярию по вопросам производства танка „пантера“… После окончания совещания я взял Гитлера под руку и попросил разрешения сказать ему откровенно несколько слов. Он согласился, и я начал убедительно просить его отказаться от наступления на Восточном фронте, так как ему должно быть видно, с какими трудностями мы должны бороться уже сейчас. В настоящее время не стоит предпринимать крупные операции, от этого сильно пострадает оборона на западе… Гитлер ответил на это буквально следующее: „Вы совершенно правы. При мысли об этом наступлении у меня начинает болеть живот“. Я ответил: „У вас правильная реакция на обстановку. Откажитесь от этой затеи“. Гитлер заверил, что в решении этого вопроса он никоим образом не чувствует себя связанным. На этом разговор был закончен.»[3](стр. 425)

Совинформбюро. В течение 10 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска вели сильный огневой бой с противником. Наша авиация наносила удары по укреплениям и скоплениям пехоты противника. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

11 мая 1943 года. 689-й день войны[править | править код]

Москва. Опубликована нота НКИД о массовом насильственном уводе в немецко-фашистское рабство мирных советских граждан и об ответственности за это преступление германских властей и частных лиц, эксплуатирующих подневольный труд советских граждан в Германии.

Операция «Цитадель». 11 мая Гитлер отдаёт приказ о том, что операция «Цитадель» откладывается до середины июня.

Совинформбюро. В течение 11 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска артиллерийским огнём и бомбардировкой с воздуха продолжали разрушать укрепления противника, в воздушных боях сбито 35, огнём зенитной артиллерии 21, а всего 56 немецких самолётов. Наши потери 11 самолётов. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

12 мая 1943 года. 690-й день войны[править | править код]

Воронежский фронт. Наступление врага 10—12 мая не состоялось. В переносе срока наступления Н. Ф. Ватутин усмотрел колебания противника. У командующего Воронежским фронтом возникла мысль, что при создавшемся положении целесообразно нанести упреждающий удар. Член Военного совета Н. С. Хрущев поддержал его. Соображения эти обсудили в Москве, однако Г. К. Жуков, А. М. Василевский, А. И. Антонов и Оперативное управление Генштаба высказались против них, и в конечном счёте они были отвергнуты Ставкой.[6](стр. 131)

Совинформбюро. В течение 12 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска интенсивным артиллерийским огнём разрушали оборонительные сооружения противника. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 18 немецких самолётов. Наши потери — 5 самолётов. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

13 мая 1943 года. 691-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 13 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска вели артиллерийскую перестрелку с противником. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

14 мая 1943 года. 692-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 14 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, наши войска вели огневой бой с противником. На других участках фронта ничего существенного не произошло.

15 мая 1943 года. 693-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 15 мая на фронте существенных изменений не произошло.

16 мая 1943 года. 694-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 16 мая на фронте существенных изменений не произошло.

17 мая 1943 года. 695-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 17 мая на фронте существенных изменений не произошло.

18 мая 1943 года. 696-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 18 мая на фронте существенных изменений не произошло.

19 мая 1943 года. 697-й день войны[править | править код]

Ставка Верховного Главнокомандования. 19 мая 1943 года Генеральный штаб получил новые, достоверные, как нам тогда казалось, данные о том, что враг намечает начать наступление в период 19—26 мая. Текст второго предупреждения тем же днем подготовил А. И. Антонов, и после доклада по телефону Верховному Главнокомандующему в 3 часа 30 минут ночи на 20 мая оно было отправлено адресатам. Как и в первый раз, их обязывали не ослаблять бдительность и боевую готовность войск, в том числе авиации, разведкой и захватом пленных вскрывать группировку противника и его намерения.[6](стр. 131)

Совинформбюро. В течение ночи на 19 мая на фронте ничего существенного не произошло.

20 мая 1943 года. 698-й день войны[править | править код]

Москва. Вышло Постановление Государственного Комитета Обороны № ГКО-3399 «О заместителях наркома обороны», значительно сокращающее число его заместителей.

Совинформбюро. В течение 20 мая на фронте существенных изменений не произошло.

21 мая 1943 года. 699-й день войны[править | править код]

Ставка Верховного Главнокомандования. 21 мая Г. К. Жуков вместе с командующим войсками Центрального фронта К. К. Рокоссовским и командармами И. В. Галаниным, Н. П. Пуховым и П. Л. Романенко были на переднем крае 13-й армии, где ожидался главный удар орловской группировки немецко-фашистских войск. Они осмотрели оборону противника, понаблюдали за его действиями и сделали вывод, что непосредственной угрозы наступления пока нет. А. М. Василевский находился в это же время на Западном, а затем на Брянском фронтах. Он тоже внимательно анализировал состояние войск противника и также пришёл к заключению, что в ближайшие дни наступать они не смогут.[6](стр. 131)

Совинформбюро. В течение 21 мая на фронте существенных изменений не произошло.

22 мая 1943 года. 700-й день войны[править | править код]

Ставка Верховного Главнокомандования. Г. К. Жуков : "Докладываю обстановку на 21.5.43 г на Центральном фронте. 1. На 21.5. всеми видами разведки установлено: в первой линии обороны противник перед Центральным фронтом имеет 15 пехотных дивизий; во второй линии и резерве — 13 дивизий, из них три танковые… В последние дни как на земле, так и в воздухе противник держит себя пассивно, ограничиваясь небольшой воздушной разведкой и редкими огневыми налетами…

Я лично был на переднем крае 13-й армии, просматривал с разных точек оборону противника, наблюдал за его действиями, разговаривал с командирами дивизий 70-й и 13-й армий, с командующими Галаниным, Пуховым и Романенко и пришёл к выводу, что непосредственной готовности к наступлению на переднем крае у противника нет.

Может быть, я ошибаюсь, противник очень искусно маскирует свои приготовления, но, анализируя расположение его танковых частей, недостаточную плотность пехотных соединений, отсутствие группировок тяжёлой артиллерии, а также разбросанность резервов, считаю, что противник до конца мая перейти в наступление не может.

2. Оборона 13-й и 70-й наших армий организована правильно и глубоко эшелонирована. Оборона 48-й армии организована жидко и с очень слабой артиллерийской плотностью, и если противник ударит по армии Романенко и вздумает обойти Малоархангельск с востока с целью обхода главной группировки Костина, то Романенко не сможет сдержать удара противника…

3. Подготовка Костина к наступлению не закончена. Проработав этот вопрос на местности с Костиным и Пуховым, мы пришли к выводу о необходимости сдвинуть участок прорыва на два-три километра западнее намеченного участка Костиным, то есть до Архангельского включительно, и пустить в первом эшелоне один усиленный корпус с танковым корпусом западнее железной дороги… "[7](стр. 144)

Совинформбюро. В течение 22 мая на фронте существенных изменений не произошло.

23 мая 1943 года. 701-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 23 мая на фронте существенных изменений не произошло.

24 мая 1943 года. 702-й день войны[править | править код]

Москва. Вышло постановление ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 года «О реорганизации структуры партийных и комсомольских организаций в Красной Армии и усилении роли фронтовых, армейских и дивизионных газет». Согласно этому постановлению парторганизации стали создаваться не в полках, а в батальонах. Полковые же бюро приравнивались к парткомам.

Совинформбюро. В течение 24 мая на фронте существенных изменений не произошло.

25 мая 1943 года. 703-й день войны[править | править код]

Москва. ГКО принял Постановление об упразднении института заместителей командиров рот, батарей, эскадрилий, начальников штабов по политической части и о переводе освободившихся политработников на командно-строевую работу. Должность заместителя командира соединения по политической части совмещалась с должностью начальника политотдела.

Совинформбюро. В течение 25 мая на фронте существенных изменений не произошло.

26 мая 1943 года. 704-й день войны[править | править код]

Северо-Кавказский фронт. Наступлением на станицы Киевское и Молдаванское войска Северо-Кавказского фронта начали бои по прорыву «Голубой линии» обороны противника. (см. «Голубая линия» — система обороны на Таманском полуострове (145 КБ))

Утром 26 мая после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 56-й и 37-й армий перешли в наступление. За несколько минут до этого штурмовики поставили дымовую завесу на участке прорыва. Авиационная подготовка носила характер массированного удара, в котором участвовало 338 самолётов, в том числе 84 бомбардировщика, 104 штурмовика и 150 истребителей. В результате эффективной артиллерийской и авиационной подготовки наши войска за первые шесть часов боя овладели несколькими опорными пунктами врага, захватили первую и вторую позиции, вклинившись в оборону противника на 3— 5 км, а отдельные танки ворвались в Киевское. Однако эти танки не были поддержаны пехотой и вынуждены были отойти обратно.

К 15 часам правофланговые соединения 56-й армии, продолжая с тяжёлыми боями продвигаться вперёд, овладели районом Гоголя и завязали бои за Красный и Русское. Для развития успеха назрела необходимость ввести дополнительные силы, но на этом направлении резервов не оказалось. 10-й гвардейский стрелковый корпус из-за большого удаления от участка прорыва не мог в этот день помочь войскам 56-й армии развить успех. К 18 часам бои достигли наивысшего напряжения. Враг бросал в бой новые резервы, всякий раз наращивал силу своих контратак.

Во второй половине дня 26 мая противник нанёс по советским войскам массированный удар бомбардировщиками 4-го воздушного флота, которые были привлечены с аэродромов Крыма и юга Украины. В течение трёх часов на участке прорыва было отмечено более 1500 самолёто-пролетов врага. Зенитная артиллерия фронта и истребители 4-й воздушной армии не смогли отразить этот массированный удар. Фашистским лётчикам удалось временно захватить инициативу в воздухе в полосе главного удара Северо-Кавказского фронта. Это тяжело сказалось на положении наших сухопутных войск.[1](стр. 339)

Совинформбюро. В течение 26 мая на фронте существенных изменений не произошло.

27 мая 1943 года. 705-й день войны[править | править код]

Северо-Кавказский фронт. Утром 27 мая вновь разгорелись ожесточённые бои. В 7 часов 30 минут в атаку пошли почти одновременно наши войска и войска противника. Гитлеровцы поддерживали контратаки своих наземных войск группами авиации по 50—100 самолётов. Сохраняя господство в воздухе, в течение дня гитлеровская авиация совершила 2658 самолёто-пролетов. В воздухе и на земле для нас создалась сложная обстановка. Наступление и особенно манёвр наших войск на поле боя в дневное время затруднялись из-за непрерывных атак авиации противника.

Совинформбюро. На Кубани, в районе северо-восточнее Новороссийска, идут бои. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

28 мая 1943 года. 706-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 28 мая на Кубани, в районе северо-восточнее Новороссийска, продолжались бои. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

29 мая 1943 года. 707-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 29 мая на Кубани, в районе северо-восточнее Новороссийска, продолжались бои. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

30 мая 1943 года. 708-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 30 мая на Кубани, в районе северо-восточнее Новороссийска, продолжались бои. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

31 мая 1943 года. 709-й день войны[править | править код]

Совинформбюро. В течение 31 мая на Кубани, северо-восточнее Новороссийска, продолжались бои. На других участках фронта существенных изменений не произошло.

Перечень карт[править | править код]

  1. Общий ход военных действий во втором периоде Великой Отечественной войны. Ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г. 421 КБ
  2. Северо-Кавказская наступательная операция (1 января — 4 февраля 1943 года) 1,29 МБ
  3. «Голубая линия» — система обороны на Таманском полуострове (145 КБ)

Список литературы[править | править код]