Хроника Великой Отечественной войны (октябрь 1942 года)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Хроника Великой Отечественной войны/Октябрь 1942 года»)
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

1 октября 1942 года. 467-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: «В ночь на 1 октября с левого берега Волги начала переправу 39-я гвардейская стрелковая дивизия. Её полки были укомплектованы лишь наполовину, в ротах насчитывалось по 40—50 человек. Эта дивизия раньше, 18—20 сентября, в составе войск 1-й гвардейской армии принимала участие в боях севернее Сталинграда, вела наступательные бои на деревню Кузьмичи, где и понесла значительные потери. Однако все роты были боеспособными — большинство в них составляли десантники — коммунисты и комсомольцы. Во главе этой дивизии стоял энергичный, имевший боевой опыт с самого начала войны генерал-майор Степан Савельевич Гурьев

В день прихода этой дивизии в город было решено поставить её полки на линию обороны: Силикатный завод (справа) — Зуевская улица (слева) с задачей готовить контратаку на посёлок Баррикады. Но в процессе боя 1 октября мне пришлось изменить это решение, так как на участке дивизии Смехотворова противник глубоко вклинился в наши боевые порядки и угрожал захватить завод „Красный Октябрь“. В тот день гвардейская дивизия генерала Гурьева была поставлена во второй эшелон, за дивизией Смехотворова, по железной дороге западнее завода на фронте: улица Казачья — овраг Банный. Дивизии было приказано прочно закрепиться в цехах завода „Красный Октябрь“, превратив их в мощные опорные пункты. Для контратаки на посёлок Баррикады была предназначена 308-я стрелковая дивизия полковника Л. Н. Гуртьева, полки которой уже прибыли к восточному берегу Волги и готовились переправляться к нам….

1 октября захватчики предприняли несколько настойчивых атак на всем фронте армии. В районе Орловки клещи противника сомкнулись. В окружении оказались 3-й батальон стрелковой бригады Андрюсенко и некоторые подразделения 2-й мотострелковой бригады, 35-й стрелковой дивизии и 724-го стрелкового полка, одна батарея артиллерийского дивизиона, которая имела 380 снарядов и один взвод 82-мм миномётов с 350 минами. На каждую винтовку имелось около 200 патронов, продовольствия — на двое суток. Восточное Орловки, фронтом на запад, закрепились вновь пополненные 1-й и 2-й батальоны этой бригады. Усиленные двумя свежими ротами и истребительно-противотанковым артиллерийским полком, они имели задачу наступать на Орловку и соединиться с отрезанными частями.

В этот же день противник вновь потеснил дивизию Смехотворова, и к исходу дня она заняла оборону по улицам: Жмеринская, Угольная до Карусельной и по Айвазовской до Банного оврага. На участке дивизий Батюка и Родимцева фашистские части наносили удары вдоль оврагов Долгий и Крутой, стремясь выйти к Волге и ещё раз разрезать армию. Но им это не удалось. В оврагах осталось около пятисот фашистских трупов. Авиация и артиллерия противника губительным огнём днём и ночью уничтожали баржи и паромы. Переправа частей дивизии Гуртьева затянулась».[1]

В ночь на 1 октября (четверг) группа из 300 человек из состава немецкой 295-й пехотной дивизии, усиленная миномётами, через водосточную трубу проникла в овраг Крутой и затем незаметно вышла к Волге. Повернув на юг, гитлеровцы стали выходить в тыл 34-го гвардейского стрелкового полка. Начался сильный огневой бой. Противник просочился в тыл и на других участках. В то же время гитлеровцы начали атаку на правом фланге дивизии против 3-го батальона 39-го гвардейского стрелкового полка. Командир 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А. И. Родимцев принял решение — одновременными ударами по вклинившимся группировкам разгромить их. В 6 часов утра гвардейцы перешли в решительную атаку и через полтора часа во всей полосе 13-й гвардейской стрелковой дивизии положение было восстановлено.

Сводный отряд 57-й армии в результате успешных наступательных боёв к 14 час. 00 мин. 1 октября 1942 г. овладел населёнными пунктами Цаца, Семкин, высотой 87,0, Дубовым Оврагом. Немецко-фашистское командование подтянуло новые силы, которые к исходу 1 октября потеснили наступающие части и заняли высоту 87,0, Семкин. Однако уже на следующий день части 57-й армии при поддержке танков и авиации выбили противника из Семкина и закрепились в промежутках между озёрами Сарпа, Цаца и Барманцак.[2]

Закавказский фронт. 1 октября немцы нанесли удар в районе Сосновка — гора Гейман и овладели населенными пунктами Котловина и Куринская. Противник решил обойти главные силы нашей хадыженской группировки, изолировать её и тем самым создать реальную угрозу выхода на побережье в район Туапсе.

Совинформбюро[3]. В течение 1 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

2 октября 1942 года. 468-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Север». Манштейн Эрих: «К 2 октября, таким образом, удалось закончить бои в котле. Со стороны противника в этом сражении участвовала 2 ударная армия, состоявшая не менее чем из 16 стрелковых дивизий, 9 стрелковых бригад и 5 танковых бригад. Из них в котле было уничтожено 1 стрелковых дивизий, 6 стрелковых бригад и 4 танковые бригады. Другие соединения понесли огромные потери во время безуспешных атак с целью деблокирования окружённых сил. Нами было захвачено 12000 пленных, противник потерял свыше 300 орудий, 500 миномётов и 244 танка. Потери противника убитыми во много раз превышали число захваченных пленных. Если задача по восстановлению положения на восточном участке фронта 18 армии и была выполнена, то всё же дивизии нашей армии понесли значительные потери. Вместе с тем была израсходована значительная часть боеприпасов, предназначавшихся для наступления на Ленинград. Поэтому о скором проведении наступления не могло быть и речи.»[4] (стр. 302)

Сталинградский фронт. Противник 2 октября (пятница) овладел Орловкой, ему удалось также продвинуться в районе пос. Красный Октябрь до рубежа 300 м западнее железной дороги. Не ожидая прибытия всех частей 308-й стрелковой дивизии полковника Л. Н. Гуртьева, командование приказало: 1-му и 2-му батальонам стрелковой бригады Андрюсенко продолжать контратаку, с целью соединиться с окружённым третьим батальоном и отдельными подразделениями. Атака, начатая 2 октября 1-м и 2-м батальонами бригады Андрюсенко, сразу захлебнулась. Противнику удалось ударом с севера создать восточнее Орловки второе окружение, куда попали эти два батальона и часть сил 282-го стрелкового полка дивизии Сараева.

С утра 2 октября два стрелковых полка 308-й стрелковой дивизии полковника Л. Н. Гуртьева, переправившиеся к этому времени на правый берег, атаковали противника в районе пос. Баррикады. В нанесении этого контрудара участвовала также 42-я отдельная стрелковая бригада. Контратака началась в 6 часов. Ломая сопротивление врага, подразделения ворвались на окраину посёлка. Встречным наступлением противник воспрепятствовал развитию успеха защитников города. Всё же к исходу дня эта дивизия очистила часть Силикатного завода и овладела северо-западной окраиной посёлка Баррикады. Однако развить наступление дальше она не смогла.

Дивизия Смехотворова, в полках которой насчитывалось до 200 штыков, вела неравный бой с пехотой и танками противника, наступавшего вдоль улиц Библиотечная и Карусельная. После упорных боёв, доходивших до штыковых схваток, захватчикам удалось к исходу дня выйти на улицы Цеховая и Библейская.

В этот же день в стыке дивизий Батюка и Родимцева батальон гитлеровцев, переодетых в красноармейскую форму, прорвался через наши боевые порядки к оврагу Крутой и устремился к Волге. Контратакой резервных рот дивизии Батюка отряд головорезов был полностью истреблен. Командный пункт армии расположился около нефтяных баков, чуть ниже большого открытого хранилища. 2 октября фашисты нанесли по нему сильный артиллерийский и авиационный удар. Фугасные бомбы разворотили весь берег, разрушили баки, которые были полны нефти и пылающая масса хлынула через наши блиндажи к Волге. Командный пункт оказался в море огня.[1] (стр. 200)

В ночь на 2 октября 64-я армия силами 422-й, 36-й гвардейской, 157-й и 138-й стрелковых дивизий, находившихся на правом фланге армии, нанесла удар в направлении Песчанки, населённого пункта, который пришлось оставить в сентябре. Эти действия оттягивали силы гитлеровцев, но к территориальным успехам не привели.

Закавказский фронт. В этот период между левым флангом 1-й немецкой танковой армии и войсками, действовавшими на Сталинградском направлении, имелся большой разрыв. Левый фланг 1-й танковой армии прикрывался лишь небольшими моторизованными отрядами и кавалерийским полком фон Юнгшульца. Слабые гарнизоны находились в Левокумском, Владимировке и Ачикулаке. Командование Закавказского фронта решило нанести удар 4-м гвардейским Кубанским казачим кавалерийским корпусом во фланг 1-й танковой армии и выйти ей в тыл. 2 октября корпус генерала Кириченко двинулся по Прикумской степи в направлении на Ачикулак. Нигде не встретив противника, кавалеристы прошли за 12 дней, точнее ночей, всего 150 км. Медлительность и нерешительность командования корпуса привели к потере внезапности и задерживали начало наступления 9-й армии и 10-го стрелкового корпуса. В десятых числах октября казачьи части вошли в соприкосновение с немцами в районе Абдул-Газа, Махмут-Мектеб и Березкин. Кавалеристы овладели этими населёнными пунктами и продолжили движение на Ачикулак. Германское командование обнаружило продвижение 4-го кавалерийского корпуса и перебросило из Донбасса для прикрытия левого крыла и тыла 1-й танковой армии части корпуса особого назначения «Ф».[5] (стр. 448)

Совинформбюро. В течение 2 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

3 октября 1942 года. 469-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Рассвет 3 октября (суббота) начался новыми атаками противника. Стрелковая дивизия Ермолкина, не успев занять свой участок фронта и закрепиться, была атакована полком пехоты и двадцатью танками. После тяжёлого боя дивизия отошла на восток, на рубеж поляны, что в километре восточное отметки 97,7. В ночь на 4 октября дивизия Ермолкина отошла за Мечетку. Выйдя на Щелковскую улицу враг захватил плацдарм для последующего прыжка на берег Волги.

308-я стрелковая дивизия полковника Л. Н. Гуртьева до 18 часов сдерживала наступление немцев, но к исходу дня, будучи охвачена с обоих флангов, отошла за железную дорогу, что южнее Нижнеудинской улицы, и левым флангом на Винницкую улицу. Введя в бой резервы дивизия Гуртьева, отбивала яростные атаки противника на Силикатный завод, но была отброшена на улицы Мытищи, Авиаторная и Петрозаводская.

193-я стрелковая дивизия Смехотворова весь день вела бои за бани и фабрику-кухню. Бани несколько раз переходили из рук в руки и всё же остались за нами. В полках дивизии осталось по 100—150 штыков.

39-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора С. С. Гурьева продолжала отбивать атаки противника на завод «Красный Октябрь». Дивизии Горишного, Батюка и Родимцева закрепляли свои позиции, отражая атаки противника.

Приказом командующего Сталинградским фронтом в состав 62-й армии включилась 37-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора В. Г. Жолудева. В ночь на 4-е октября 37-я гвардейская дивизия переправилась на правый берег, но без противотанковой артиллерии, для которой не хватало плавучих средств.[1] (стр. 205)

Совинформбюро. В течение 3 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

4 октября 1942 года. 470-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. В результате нескольких последовательных ударов немецким войскам к 4 октября (воскресенье) удалось овладеть заводскими посёлками Красный Октябрь и Баррикады. Было установлено, что от реки Мокрая Мечетка до высоты 107,5 на фронте около пяти километров действуют пять дивизий противника — три пехотные и две танковые и многие части усиления. Бои в районе Орловки должны были не только ликвидировать Орловский выступ, но и отвлечь наше внимание от главного удара, готовившегося на заводы. В этой обстановке было решено быстрее переправить дивизию Жолудева и поставить её за правым флангом дивизии Гуртьева — на оборону Тракторного завода.

Полки 37-й гвардейской стрелковой дивизии переправились через Волгу и сразу же вступили в бой с гитлеровской пехотой и танками, прорвавшимися через боевые порядки 112-й и 308-й стрелковых дивизий. Продвигаясь вперёд от здания к зданию, гвардейцы выбивали оттуда врага. Группа в 15 бойцов, возглавляемая политработником 1-го батальона 114-го гвардейского стрелкового полка Чупахиным, с боем заняла дом. Здание сразу же было приспособлено к обороне. Немцы снова пытались овладеть им, но каждая их атака отбивалась с большими для них потерями. С таким же упорством и бесстрашием действовали и другие гвардейцы дивизии.[1] (стр. 205)

Совинформбюро. В течение 4 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

5 октября 1942 года. 471-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Ставка Верховного Главнокомандования 5 октября (понедельник) указала командующему Сталинградским фронтом А. И. Еременко, что противник, заняв центр города и выдвинувшись к Волге севернее Сталинграда, намерен отобрать переправы, окружить и взять в плен войска 62-й, 64-й и других армий. «Противник может осуществить своё намерение,—предостерегал И. Сталин—так как он занимает районы переправ через Волгу как на севере, так и в центре и на юге от Сталинграда. Чтобы предотвратить эту опасность, надо оттеснить противника от Волги и вновь захватить те улицы и дома Сталинграда, которые противник отобрал у Вас. Для этого необходимо превратить каждый дом и каждую улицу Сталинграда в крепость». Директива Верховного Главнокомандующего заканчивалась следующими словами: «…требую, чтобы Вы приняли все меры для защиты Сталинграда. Сталинград не должен быть сдан противнику, а та часть Сталинграда, которая занята противником, должна быть освобождена».[2]

Командующий фронтом А. И. Еременко потребовал начать контратаку с утра 5 октября. Но сделать это 62-я армия была не в состоянии: кончались боеприпасы, с переправой их через Волгу все более положение осложнялось. В ночь на 5 октября начала переправу на правый берег 84-я танковая бригада. Но переправиться смогли только лёгкие танки, которые тут же ставились в боевые порядки дивизий Жолудева и Гуртьева. Они использовались как огневые точки, ибо бросать их в контратаки против немецких танков было бессмысленно.[1] (стр. 205)

Полки 37-й дивизии с утра 5-го сразу же вступили в бой с пехотой и танками противника, прорвавшимися через боевые порядки дивизий Гуртьева и Ермолкина. Ожесточённые бои с противником происходили также на окраинах и отдельных улицах посёлков Красный Октябрь и Баррикады. Враг потеснил 42-ю, 92-ю стрелковые, 6-ю гвардейскую танковую бригады и занял завод «Силикат», в районе которого продолжали вести бои подразделения 339-го стрелкового полка 308-й стрелковой дивизии. На участках обороны 284, 95, 193-й и 39-й гвардейской стрелковых дивизий атаки противника были отбиты.

Вечером в штаб 62-й армии прибыл заместитель командующего фронтом генерал Филипп Иванович Голиков. К его приезду на командном пункте стало немножко поспокойнее. Нефть уже догорала, хотя яма с мазутом над нашими блиндажами продолжала дымить. Было решено перенести командный пункт армии в блиндажи штаба дивизии Сараева, которая уходила на левый берег на формирование. Штабу 62-й армии предстояло продвинуться по берегу Волги метров на пятьсот ближе к Тракторному заводу.

Враг, ведя непрерывные атаки, в то же время накапливал большие силы в балке Вишневая, посёлок Баррикады, Мокрая Мечетка. Чтобы сорвать сосредоточение сил противника и его подготовку к наступлению, советские войска наносили по противнику короткие контрудары, особенно артиллерией и авиацией. 5 октября к контрподготовке была привлечена артиллерия пяти стрелковых дивизий и двух стрелковых бригад 62-й армии, а также северная подгруппа фронтовой артиллерийской группы, в общей сложности свыше 300 орудий и миномётов. Артиллерийская контрподготовка была осуществлена на участке в 3 км продолжительностью 40 минут. Противник, готовивший прорыв к Волге между заводами Тракторный и «Баррикады», понёс огромные потери и на пять суток прекратил здесь наступательные действия.[2]

Совинформбюро. В течение 5 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

6 октября 1942 года. 472-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 6 октября (вторник) А. М. Василевский дважды передал командующему Сталинградским фронтом приказ Сталина немедленно организовать прочную оборону островов на Волге в, районе Сталинграда, обратив при этом основное внимание на оборону островов Спорный, Зайцевский, Голодный и Сарпинский. «Для обороны островов выделить и поставить на них войска с тяжёлой, дивизионной и полковой артиллерией и средствами ПВО. Для усиления войск, выделяемых Сталинградским фронтом на оборону островов, распоряжением Ставки направляются десять артпулеметных батальонов». 7 октября Ставка сообщила, что для обороны островов направляется 45-я стрелковая дивизия.[2]

Чуйков Василий Иванович. С утра 6 октября немцы продолжали развивать наступление, направляя главный удар от посёлка Баррикады на посёлок Тракторного завода. Они, похоже, не ожидали появления 37-й гвардейской дивизии генерала Жолудева на пути их главного удара. Завязались жесточайшие бои. 1-й гвардейский полк этой дивизии продвинулся несколько вперёд и занял рубеж обороны от кладбища через Базовую улицу по оврагу до Типографской улицы. Дивизию поддерживали 499-й истребительно-противотанковый, 11-й пушечный артиллерийские полки и дивизион 85-го гвардейского гаубичного полка. На остальных участках фронта, за исключением района Орловки, все атаки немцем также были отбиты.

Ночью 84-я танковая бригада своими подразделениями выходила на участок дивизий Жолудева и Гуртьева. В это время все части армии усиленно зарывались в землю и строили опорные пункты и заграждения. Все готовились к большим событиям на фронте. Разведка доносила о новых скоплениях немцев в поселке Баррикады. День 6 октября прошёл без особой активности пехоты и танков противника, но его авиация с раннего утра до позднего вечера бомбила наши боевые порядки.

Относительное затишье 6 октября было, по-видимому, понято штабом фронта как истощение противника, от нас поэтому усиленно требовали возобновить контратаку силами 37-й дивизии. Я понимал авиационную бомбежку противника, как подготовку к наступлению. Наши мнения с командованием фронта расходились. Весь день прошёл в переговорах с командованием фронта. Вечером под большим давлением мне пришлось согласиться на контратаку только частью сил дивизий Жолудева и Гуртьева. Мы решили начать её во второй половине дня 7 октября, рассчитывая на то, что до наступления темноты у противника не будет времени парировать наш удар и его авиация участия в бою не примет.[1] (стр. 208)

Совинформбюро. В течение 6 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

7 октября 1942 года. 473-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: «Приказ о контратаке я подписал в 4 часа утра, но провести его в жизнь мы не успели. В 11 часов 20 минут противник большими силами начал новое наступление. Мы встретили наступающих организованным огнём с заранее подготовленных и хорошо замаскированных позиций. Гитлеровцы атаковали наши укрепления из района Верхнеудинской улицы силами двух пехотных дивизий. Атаку поддерживали свыше пятидесяти танков. Первые атаки были отбиты. Части дивизии Жолудева нанесли фашистам большие потери. Подтянув резервы, противник повторял атаки несколько раз. После ожесточённых боёв ему удалось к исходу дня вклиниться в наши боевые порядки, захватить один квартал рабочего посёлка Тракторного завода и вплотную подойти к стадиону. Проспект Стахановцев и парк Скульптурный остались в наших руках.

В 18 часов усиленный батальон пехоты противника перешёл в наступление западнее железнодорожного моста через Мечетку. Удачным залпом „катюш“ батальон был почти полностью уничтожен. На участке дивизии Смехотворова весь день шёл бой за бани в поселке Красный Октябрь. Этот объект не менее пяти раз переходил из рук в руки. К ночи трудно было сказать, в чьих руках остались бани. На всех других участках атаки были отбиты».[1] (стр. 209)

Окружённые восточнее Орловки подразделения 282-го стрелкового полка 10-й дивизии, 3-го батальона 115-й и остатки 2-й мотострелковой бригад с рассветом 7.10.42 г были атакованы полком пехоты при поддержке 86 танков, 6—8 бронемашин. Ожесточённый бой длился целый день. При отражении атак было уничтожено до батальона пехоты. К исходу дня, понеся большие потери, окружённые подразделения начали пробиваться на восток, на соединение к своим частям. К 8 часам утра 8.10.42 г эти подразделения в количестве 220 человек вышли из окружения и заняли оборону на рубеже слияния рек Мокрая Мечетка и Орловка.[1] (стр. 201)

Закавказский фронт. В районе Туапсе после ожесточённых боёв, сопровождавшихся контратаками частей 18-й и 56-й армий, наступление врага было остановлено. 7 октября (среда) войска генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова вновь попытались нанести контрудар с целью уничтожения гунайской и сосновской группировок противника. Однако из-за неорганизованности и слабой подготовки успеха этот удар не имел. В тот же день генерал Черевиченко приказал командующему 18-й армией прекратить разрозненные действия и, не распыляя сил, нанести последовательные удары по неприятельской группировке в районах Гунайки и Котловины.

Совинформбюро. В течение 7 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

8 октября 1942 года. 474-й день войны[править | править вики-текст]

8 октября 1942 г. (четверг) Народный комиссар обороны отдал приказ № 306, согласно которому в наступлении боевые порядки стрелковых войск (от роты до дивизии) должны были строиться в один эшелон с небольшим резервом. Основой боевого порядка пехоты становилась стрелковая цепь. Это позволяло полнее использовать огневые средства пехоты, наносить врагу более мощный первый удар, быстрее прорывать главную полосу его обороны и тем самым сокращать потери наступавших войск.[6] (стр. 616)

Сталинградский фронт. В связи с тяжёлыми потерями в боях армия Ф. Паулюса ослабила наступательные операции в Сталинграде. Появление 37-й гвардейской дивизии на главном направлении удара опрокинуло расчёты Паулюса. Ему не удалось нанести внезапный удар и прорвать наш фронт.

Совинформбюро. В течение 8 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

9 октября 1942 года. 475-й день войны[править | править вики-текст]

9 октября 1942 г. (пятница) Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» (13 октября Указ распространён на ВМФ). Ответственность за все стороны боевой и политической жизни частей, соединений и учреждений Красной Армии возлагалась на их командиров; вводился институт заместителей командиров по политической части; для всех политработников, как и для командиров Красной Армии, вводились общие воинские звания и знаки различия.

Сталинградский фронт. Немецкое командование направило под Сталинград крупные силы из своего резерва, пополняя ослабленные дивизии. Только за один октябрь сюда прибыло около 200 тыс. обученного пополнения, а также 90 артиллерийских дивизионов (50 тыс. человек, более 1000 орудий) и переброшенных воздушным транспортом 40 саперных батальонов, специально подготовленных для штурма города (30 тыс. человек). 29-я моторизованная и 14-я танковая немецкие дивизии были выведены в резерв. Перед фронтом обороны 62-й армии к 9 октября наступали уже не десять дивизий, как в конце сентября, а восемь. Главная ударная группировка противника, противостоящая 62-й армии, насчитывала: людей — 90 тыс., орудий и миномётов— 2300 и танков — около 300. Их действия, как и прежде, поддерживались 4-м воздушным флотом, примерно 1000 самолётов.

В это время 62-я армия имела: людей — 55 тыс., орудий и миномётов — 1400, танков — 80. 8-я воздушная армия насчитывала 188 исправных боевых самолётов. Таким образом, к рассматриваемому времени 62-я армия по количеству сил и средств уступала противнику в людях и в артиллерии в 1,7 раза, по танкам — в 3,8 раза и по самолётам — более чем в 5 раз.[2]

Войска 62-й армии продолжали удерживать рубеж Рынок, рабочий посёлок Тракторного завода, заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь», северо-восточные скаты Мамаева кургана, вокзал Сталинград-1. В ходе боёв произошла некоторая перегруппировка соединений и частей армии. 112-я стрелковая дивизия была переброшена в северо-западную часть рабочего посёлка Тракторного завода, 95-я стрелковая дивизия (2-го формирования) также переместилась к северу, на стык между 37-й гвардейской и 308-й стрелковыми дивизиями, и вела бои на подступах к заводу «Красный Октябрь». В её оперативное подчинение была передана 42-я стрелковая бригада. Положение остальных войск Сталинградского фронта, а также войск Донского фронта оставалось без изменений.

9 октября 1942 г. Военный совет Сталинградского фронта издал Приказ «О развитии снайперского движения и использовании снайперов в борьбе с врагом».

Совинформбюро. В течение 9 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

10 октября 1942 года. 476-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинградский фронт. Завершилась Синявинская операция. Войска Ленинградского фронта отошли на исходные рубежи, сохранив плацдарм на левом берегу Невы в районе Московской Дубровки.

Немецкие потери в личном составе в ходе сражения штаб группы армий «Север» оценивал как тяжёлые. С 28 августа по 30 сентября 1942 г. они составили: 671 офицер и 25 265 унтер-офицеров и рядовых. Из этого числа 172 офицера и 4721 солдат были убиты. Наиболее значительный урон понесли штурмовые подразделения пехоты и военно-инженерные части.

По данным штаба Волховского фронта, безвозвратные потери его войск составили 40 085, а санитарные потери — 73 589 красноармейцев и командиров, всего — 113 674 человека. И это без учёта весьма чувствительного урона, понесённого Ленинградским фронтом в ходе форсирования Невы и захвата плацдармов в районе Дубровки и Анненского…[7]

Совинформбюро. Ещё одна гитлеровская фальшивка. На днях немецкое командование объявило, что немецкие войска якобы окружили и уничтожили южнее Ладожского озера 7 советских дивизий, взяли 12.370 пленных, захватили или уничтожили 244 танка, 307 орудий, 491 миномёт и т. д. Это сообщение немецкого командования от начала до конца является беспардонным враньём. Ни южнее Ладожского озера, ни в каком-либо другом месте гитлеровцы не окружали не только ни одной дивизии, но даже ни одного советского полка.

Южнее Ладожского озера, в районе Синявино, в сентябре месяце советские войска предприняли наступательные бои. Целью этой операции являлось оттянуть часть сил немецкой армии с южного участка фронта. Эта цель была достигнута. Несколько немецких дивизий, в том числе 4 пехотные дивизии, стоявшие в Крыму, а именно — 24, 28, 132 и 170, и предназначавшиеся для операций под Сталинградом и на Тереке, спешно были переброшены в район Синявино и здесь были разбиты или основательно растрёпаны советскими войсками. В ходе этих боёв были разгромлены 223 и 227 немецкие пехотные дивизии и нанесены большие потери 5 горнострелковой, 24, 28, 121, 132 и 170 пехотным дивизиям. Противник потерял убитыми, ранеными и пленными не менее 60000 солдат и офицеров. За это же время подбито и уничтожено до 200 немецких танков, 244 орудия, до 400 миномётов, 730 пулемётов и сбито 260 немецких самолётов.

Наши войска в этих боях потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 21.384 человека. В происходивших боях наши части потеряли 58 танков, 93 орудия, 249 миномётов, 77 станковых и 214 ручных пулемётов.

В результате боёв в районе Синявино была прорвана оборона противника и захвачен ряд его опорных пунктов, которые, несмотря на все контратаки противника, прочно удерживаются нашими войсками. Таковы действительные факты, полностью опровергающие новую фальшивку гитлеровских фальшивомонетчиков.

В течение 10 октября наши войска вели бои с противником в районе северо-западнее Сталинграда и в районе Моздока.

11 октября 1942 года. 477-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 11 октября (воскресенье) командующий Сталинградским фронтом получил указание — 300-ю стрелковую дивизию использовать для обороны восточного берега Волги на участке озеро Тужилкипо, остров Большой Пеньковский до устья р. Ахтубы.

Немецкие войска непрерывно ведут артиллерийский и миномётный обстрел позиций 62-й армии. Одновременно наносятся бомбовые удары по боевым порядкам армии и переправам. Командование 62-й армии ведёт перегруппировку сил и углубление боевых порядков на вероятном направлении главного удара врага. По данным разведки, гитлеровцы готовят мощный удар на Тракторный завод.

Донской фронт. Принята директива командующего Донским фронтом военным советам 21-й и 63-й армий о смене соединений и частей. Во исполнение директивы Ставки ВГК К. К. Рокоссовский приказывает вывести в Резерв Ставки управление 1-й гвардейской армии с частями обеспечения, учреждениями обслуживания и армейскими тылами; войска 1-й гвардейской армии передать 24-й армии. Таким образом в районе Донского фронта начато накопление резервных войск ударных группировок к предстоящему контрнаступлению.

Закавказский фронт. 11 октября Ставка освободила от командования Черноморской группой генерал-полковника Я. Т. Черевиченко и назначила на его место генерал-майора И. Е. Петрова.

Совинформбюро. В течение 11 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

12 октября 1942 года. 478-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: «12 октября, согласно приказу командующего фронтом, дивизия Жолудева с одним полком дивизии Горишного наносила контрудар по западной окраине посёлка Тракторного завода. Цель — сорвать планомерную подготовку нового наступления противника. Больших результатов мы не ждали от этого контрудара, но чувствовали, что на этот раз командующий фронтом требует от 62-й армии активных действий неспроста: полученный из артуправления фронта план снабжения боеприпасами на октябрь сажал армию на голодный паек — значит, готовится мощное контрнаступление наших войск.

Свой контрудар мы нацеливали на главную группировку врага, считая, что сорвать его плановую подготовку к новому наступлению можно только контрударом. Заставить врага перейти в наступление раньше срока для нас выгоднее, чем сидеть и ждать, когда он полностью подготовится и ударит всеми силами. Хотя наши боевые порядки имели глубокое построение, а контрудар проводился только частью сил, все ж мы шли на риск.

Контратака началась с утра 12 октября. Немцы оказывали ожесточённое сопротивление. В результате дневного боя дивизия Жолудева на своём левом фланге и в центре продвинулась до трёхсот метров на запад и вела бой в безымянном поселке, что севернее южного стадиона. Части дивизии Горишного также продвинулись до двухсот метров. Бои в этот день показали нам, что гитлеровцы не ожидали контрудара, но плотность боевых порядков противника была настолько велика, что пробить их глубже наши части не смогли».[1] (стр. 215)

Совинформбюро. В течение 12 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

13 октября 1942 года. 479-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 13 октября, продолжая контратаки, части 62-й армии стремились отбросить врага за Мытищинский овраг. Весь день шёл ожесточённый бой.

Совинформбюро. В течение 13 октября на фронтах никаких изменений не произошло.

14 октября 1942 года. 480-й день войны[править | править вики-текст]

Гитлеровское командование 14 октября (среда) отдало приказ о переходе немецко-фашистской армии на советско-германском фронте к стратегической обороне. «Летняя и осенняя кампании этого года,— говорилось в приказе, — за исключением отдельных ещё продолжающихся операций и намечаемых наступательных действий местного характера, завершены… Нам предстоит провести зимнюю кампанию. Задачей Восточного фронта в ней является… во что бы то ни стало удерживать достигнутые рубежи, отражать всякие попытки со стороны противника прорвать их и тем самым создать предпосылки для продолжения нашего наступления в 1943 г. …»[6] (стр. 486)

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: «Наступило 14 октября — день небывалых по жестокости боёв… Под прикрытием ураганного огня три пехотных и две танковых дивизии на фронте около шести километров штурмовали наши боевые порядки. Главный удар наносился по 112-й, 95-й, 308-й стрелковым и 37-й гвардейской дивизиям. Все наши дивизии были сильно ослаблены от понесённых потерь в предыдущих боях, особенно 112-я и 95-я дивизии. Превосходство противника в людях было пятикратным, в танках — двенадцатикратным, его авиация безраздельно господствовала на этом участке.

Пехота и танки противника в 8 часов утра атаковали наши позиции. Первая атака противника была отбита, на переднем крае горело десять танков. Подсчитать убитых и раненых было невозможно. Через полтора часа противник повторил атаку ещё большими силами. Его огонь по нашим огневым точкам был более прицельным. Он буквально душил нас массой огня, не давая никому поднять голову на наших позициях.

В 10 часов 109-й полк 37-й гвардейской дивизии был смят танками и пехотой противника. Бойцы этого полка, засевшие в подвалах и в комнатах зданий, дрались в окружении. Против них противник применял огнемёты. Нашим бойцам приходилось отстреливаться, переходить в рукопашную схватку и одновременно тушить пожары…

В 11 часов доносят: левый фланг 112-й стрелковой дивизии также смят. Около 50 танков утюжат её боевые порядки. Эта многострадальная дивизия, принимавшая участие во многих боях западнее реки Дон, на Дону. между Доном и Волгой, к 13 октября имела в своём составе не более тысячи активных бойцов во главе со своим командиром полковником Ермолкиным. Она сражалась геройски в отдельных зданиях разрозненными подразделениями и гарнизонами в цехах Тракторного завода, в Нижнем поселке и на Волжской круче.

В 11 часов 50 минут противник захватил стадион Сталинградского тракторного завода и глубоко вклинился в нашу оборону. До Тракторного завода осталось менее километра. Южнее стадиона находился, так называемый, шестигранный квартал с каменными постройками. Он превращён нашими войсками в опорный пункт. Гарнизон его — батальон с артиллерией 109-го гвардейского стрелкового полка. Этот квартал несколько раз переходил из рук в руки…

В 12 часов 30 минут командный пункт 37-й гвардейской дивизии бомбят пикирующие бомбардировщики. Командир дивизии генерал Жолудев завален в блиндаже. Связи с ним нет. Управление частями 37-й гвардейской дивизии штаб армии берет на себя. Линии связи и радиостанции перегружены. В 13 часов 10 минут в блиндаж Жолудева „дали воздух“ (просунули металлическую трубу), продолжая откапывать генерала и его штаб. В 15 часов на командный пункт армии пришёл сам Жолудев. Он был мокрый и в пыли и доложил: „Товарищи Военный совет! 37-я гвардейская дивизия сражается и не отступит“. Доложил и тут же спустился на земляную ступеньку, закрыл лицо руками…

В 13 часов 10 минут докладывают: на командном пункте армии завалило два блиндажа, есть убитые и раненые.

Около 14 часов телефонная связь порвана со всеми войсками, работают только радиостанции, но и то с перебоями. Дублируем связь, посылая офицеров, но эта связь медленная. Их данные весьма запаздывают.

К 15 часам танки противника глубоко вклинились в наши боевые порядки. Они вышли на рубеж заводов Тракторного и „Баррикады“. Пехоту противника отсекают от танков огнём наши гарнизоны… Всё же к 15 часам дня танкам противника удаётся пробиться к командному пункту армии. Они очутились от нас в 300 метрах. Рота охраны штаба армии вступила с ними в бой…

В парке Скульптурный было скрыто в землю до десятка танков 84-й танковой бригады. Им было приказано не ходить в контратаки, а быть в засаде на случай прорыва немцев. В 15 часов волна немецких танков прорвалась к парку Скульптурный, и тут они напоролись на засаду. Наши танкисты били немецкие танки без промаха. Этот опорный пункт немцы пытались взять, но не взяли ни 14-го, ни 15-го и ни 16 октября. И только 17-го он был разбит авиацией противника…

В 16 часов 35 минут командир полка подполковник Устинов просит открыть огонь по его командному пункту, к которому подошли вплотную фашисты и забрасывают его ручными гранатами. Открыть огонь по своему командиру было не так просто решиться. И всё-таки пришлось генералу Пожарскому дать залп дивизиона „катюш“. „Накрыли“ огнём фашистов удачно. Их полегло немало…

Во второй половине 14 октября отряды, оборонявшие заводы Тракторный и „Баррикады“, вступили в бой с подошедшими передовыми подразделениями врага. Части и подразделения 112-й и 37-й дивизий Ермолкипа и Жолудева уничтожали противника на площади перед заводом и улицах, ведущих к нему. Части 95-й и 308-й дивизий Горишного и Гуртьева, опираясь на цеха завода „Баррикады“, совместно с вооружёнными заводскими рабочими уничтожали противника на улицах, ведущих к заводу. Им помогали танкисты 84-й танковой бригады Д. Н. Белого. Тысячами трупов фашистов были покрыты площади и улицы, несколько десятков танков, горящих и разбитых, перегораживали улицы и проезды. Но всё же отдельным подразделениям противника удавалось пробиваться к берегу Волги. Особенно между заводами. Закрепиться им там не давали. Артиллерийский огонь с левого берега и дружные атаки наших войск с флангов отбрасывали фашистов назад с большими потерями.

Сила авиационных ударов противника, его превосходство в танках и пехоте иногда ломали нашу оборону на отдельные очаги. 62-я армия была рассечена пополам. Расстояние между заводами Тракторный и „Баррикады“ около полутора километров прочно контролировалось противником. Его огнём простреливались все овраги, ведущие к Денежной воложке…»[1] (стр. 217)

К вечеру 14 октября противнику удалось овладеть Тракторным заводом и на фронте около 2,5 км прорываться к Волге. Положение войск 62-й армии стало ещё более трудным. Её правый фланг был отрезан от основных сил севернее р. Мокрая Мечетка. Отрезанная группа, которую возглавил командир 124-й стрелковой бригады полковник С. Ф. Горохов, свыше месяца, охваченная противником с трёх сторон и прижатая к Волге, продолжала стойко обороняться.

Закавказский фронт. На туапсинском направлении немцы 14 октября нанесли два одновременных удара — из района Гунайка, гора Гейман и из района восточнее Фанагорийского на Шаумян, Садовое с целью окружить основные силы 18-й армии, оборонявшиеся севернее и северо-западнее станции Хадыженская (20 километров западнее Нефтегорска) и прорваться к Туапсе.

Совинформбюро. В течение 14 октября на фронтах существенных изменений не произошло.

15 октября 1942 года. 481-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 15 октября (четверг) продолжались ожесточённые бои в районе СТЗ и на северном участке фронта 62-й армии. Немецко-фашистская артиллерия и авиация наносили непрерывно удары по боевым порядкам советских войск. Вражеские истребители блокировали аэродромы за Волгой и препятствовали советским самолётам подниматься в воздух.

Чуйков Василий Иванович: «Армия ведёт тяжёлые оборонительные бои на северном и центральном участке фронта. На южном участке отражает атаки мелких групп пехоты и танков. Противник вводом в бой свежих сил (305-й пехотной дивизии) продолжает развивать наступление от СТЗ на юг, на завод „Баррикады“, а также ведёт наступление на Спартановка и Рынок, стремясь по Волге выйти в тыл войскам армии. К исходу дня 15 октября противник овладел заводом СТЗ, разобщил фронт обороны между 37-й гвардейской и 95-й стрелковой дивизиями и передовыми частями выходит в тыл 308-й стрелковой дивизии и на командный пункт армии. Охрана штаба вступила в бой в 300 метрах от КП».

К 16 часам дивизии Ермолкина, Жолудева и правый фланг дивизии Гуртьева, разрезанные танками, вели бои в окружении… К полуночи 15 октября выяснилось, что захватчики обошли со всех сторон Тракторный завод и ведут бой в цехах завода…Потери были очень тяжёлые: 15 октября дивизии Жолудева и Горишного потеряли около 75 процентов боевого состава стрелков, однако в этот день фашисты не продвинулись вперёд, их атаки были отбиты. Они потеряли 33 танка и до трёх батальонов пехоты…

Северная группа (124-я, 115-я и 149-я стрелковые бригады и части дивизии Ермолкина) вела бой в окружении с превосходящими силами противника, наступавшими с севера от Латошинки, с запада — по долине Мокрая Мечетка и от Тракторного завода. Связь с войсками этой группы непрерывно рвалась.[1] (стр. 231)

Закавказский фронт. На туапсинском направлении к исходу 15 октября егеря вышли к окраине Шаумяна; 198-я пехотная дивизия на левом фланге тоже прорвала советскую оборону и начала продвигаться по долине реки Хатыж. Положение на Туапсинском направлении становилось все напряжённее. Полнокровная, прибывшая с советско-турецкой границы 408-я стрелковая дивизия оказалась изолированной от основных сил 18-й армии, сражавшихся на Шаумянском направлении, и от своих тылов. Единственной дорогой, соединявшей её с армией, стала пешеходная тропа через Семашхо. Части дивизии, удерживая оборону на невыгодных позициях, несли большие потери, иссякал запас снарядов, мин и патронов.

15 октября Ставка послала командующему Закавказским фронтом директиву, в которой говорилось: «Из ваших наиболее частых посещений войск Северной группы и из того, что вами значительно большая часть войск направлена в состав этой группы, Ставка усматривает недооценку вами значения Черноморской группы и оперативно-стратегической роли Черноморского побережья. Ставка разъясняет, что значение Черноморского направления не менее важно, чем направление на Махачкалу, так как противник выходом через Елисавет-польский перевал в Туапсе отрезает почти все войска Черноморской группы от войск фронта, что, безусловно, приведёт к их пленению; выход противника в район Поти, Батуми лишает наш Черноморский флот последних баз и одновременно предоставляет противнику возможность дальнейшим движением через Кутаиси и Тбилиси, а также от Батуми через Ахалцих, Ленинанкан по долинам выйти в тыл всем остальным войскам фронта и подойти к Баку». Этой же директивой предписывалось немедленно перебросить в состав 18-й армии 3 гвардейские стрелковые бригады — 10,11,12-ю из резерва Северной группы, 63-ю кавалерийскую дивизию из состава 46-й армии, 83-ю морскую стрелковую бригаду из 47-й армии, а также передать Черноморской группе 83-ю горнострелковую дивизию, прибывшую из Ирана.[5] (стр. 443)

Совинформбюро. В течение 15 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

16 октября 1942 года. 482-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: В ночь на 16 октября на правый берег Волги был переброшен полк дивизии Ивана Ильича Людникова, который мы сразу ввели в бой севернее завода «Баррикады», где у нас был наиболее слабый фронт обороны. В эту же ночь одна пехотная (389-я) и одна танковая (16-я) дивизии врага, усиленные механизированными полками, возобновили наступление. Они стремились уничтожить части Северной группы, которые дрались в окружении, обороняя посёлки Рынок и Спартановка. А с утра 16 октября три пехотные (305-я. 100-я и 94-я) и две танковые (14-я и 24-я) дивизии бросились в наступление на юг вдоль Волги, стараясь смять наши боевые порядки…

«Армия ведёт тяжёлые оборонительные бои на северном и на центральном участке фронта, на южном отражает атаки мелких групп пехоты с танками. Противник силами свыше пехотной и одной танковой дивизий атакует части Северной группы войск в двух направлениях: из Латашанка на Рынок, с запада на Спартановка, где вышел к её западной окраине. Одновременно силами до двух пехотных дивизий и сто танков продолжает наступление от СТЗ на юг, и к исходу дня овладел улицами Деревянск, Минусинск, западная часть Волховстроевск, Трамвайная, Скульптурный и продолжает атаки на завод „Баррикады“. Армия вновь рассечена противником до самой Волги.

Части Северной группы ведут тяжёлые бои в окружении, они понесли большие потери. В 112-й стрелковой дивизии и 115-й стрелковой бригаде осталось всего 152 бойца пехоты. Под натиском превосходящих сил противника 149-я стрелковая бригада отошла на западную окраину Спартановки.

Остатки 37-й гвардейской стрелковой дивизии с приданным 650-м стрелковым полком 138-й стрелковой дивизии, переброшенным за ночь на западный берег в Сталинград, 95-й и 308-й полки стрелковых дивизий ведут тяжёлые оборонительные бои с танками и пехотой противника на рубеже Деревянск. Минусинск, Трамвайная, Скульптурный. Противник ввёл в бой свежую дивизию — 805-ю пехотную…

Командарм решил: вводом в бой 138-й стрелковой дивизии на рубеже Волховстроевск, завод „Баррикады“, Скульптурный задержать дальнейшее продвижение противника вдоль Волги на юг, в тыл армии».[1] (стр. 233)

16 октября командующий фронтом генерал-полковник А. И. Еременко переправился на правый берег Волги, добрался до командного пункта 62-й армии, размещавшегося в старой штольне, в 400 м от противника и выслушал подробный доклад начальника штаба армии о боевой обстановке.

В связи с занятием противником района Тракторного завода и выходом его и на этом участке к Волге Ставка Верховного Главнокомандования в 13 час. 00 мин. 16 октября указала командующему Сталинградским фронтом на необходимость «немедленно направить для временного усиления гарнизонов островов Зайцевский и Спорный часть сил 300-й стрелковой дивизии».

Чтобы не допустить окружения и полного уничтожения противником остатков 37-й гвардейской и 95-й стрелковых дивизий, они были отведены ближе к заводу «Баррикады». В ночь на 17 октября переправились на правый берег остальные части 138-й стрелковой дивизии. Часть 308-й и 138-й стрелковых дивизий были главной силой, противостоящей наступлению противника на завод «Баррикады».[2]

Закавказский фронт. На туапсинском направлении противник продолжал наступать и 16 октября вышел к Навагинской. Фанагорийская группировка к 16 октября захватила урочище Степки и стала распространяться дальше.

Совинформбюро. В течение 16 октября наши войска вели ожесточённые бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

17 октября 1942 года. 483-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: День 17 октября (суббота) прошёл в тяжёлых оборонительных боях. Войска Северной группы сражались в окружении. Больше двадцати немецких танков с автоматчиками прорывались на южную окраину посёлка Спартановка… Части и подразделения 124-й, 115-й и 149-й стрелковых бригад, оборонявшие посёлки Рынок и Спартановка, по данным противника несколько раз уничтожались полностью. Но это значилось только в донесениях гитлеровских штабов…

Противник тем временем продолжал атаки на юг от Тракторного завода на завод «Баррикады». Его авиация — сотни пикировщиков и бомбардировщиков — бомбила и штурмовала участок, где были закопаны танки 84-й бригады. Горели здания, горела земля и горели танки, закопанные в этом районе, гибли люди и техника: зенитная артиллерия не могла надёжно прикрыть войска. В тот же день отдельные группы пехоты противника с танками прорвалась к северо-западному сектору завода «Баррикады». В бой вступил вооружённый отряд рабочих этого завода.

Остатки дивизии Горишного были сведены в один 161-й полк, который занял оборону и вёл бой в районе Сормовской улицы. Штаб дивизии и штабы двух полков мы отправили на левый берег для укомплектования. 308-я дивизия Гуртьева весь день отражала атаки танков и пехоты в районе стадиона. Части 193-й дивизии Смехотворова отбивали атаки вражеской пехоты и танков в районе Казачьей улицы. Дивизия Гуртьева оказалась в тяжёлом положении, оба её фланга были охвачены противником. К вечеру батальон гитлеровцев с танками вклинился до улицы Северная. На участке дивизий Гурьева и Батюка все атаки врага были отбиты. За день боя 17 октября было подбито и сожжено 40 танков и уничтожено до 2000 человек пехоты противника.[1] (стр. 236)

Закавказский фронт. Северная группа войск. 17 октября части 30-й кавалерийской дивизии 4-го гвардейского Кубанского корпуса вместо неожиданного ночного удара на Ачикулак безуспешно атаковали с утра передовой отряд противника в Андрей-Кургане. В итоге дивизия сама попала под удар главных сил немецкого корпуса «Ф» и, понеся большие потери, отступила. Немцы перешли в наступление против 9-й и 10-й гвардейских кавдивизий и после 2-дневных боёв овладели Урожайным и Владимирской. На этом рубеже Фельми организовал прочную оборону, хорошо подготовленную в инженерном отношении, за которой расположились немецкие моторизованные части. В результате корпус Кириченко не выполнил поставленной задачи по наступлению во фланг немецкой 1-й танковой армии.

Черноморская группа войск. Войска противника захватили г. Шаумян и продвигаясь в юго-западном направлении, создали угрозу окружения 18-й армии. 17 октября генерал Петров со штабом выехал к Камкову, чтобы разобраться в ситуации. В ходе проверки выяснилось, что «командующий 18-й армией и его штаб не знали действительного положения дел на фронте. Они потеряли связь с соединениями левого фланга армии. Командованию армии даже не было известно о том, что противник захватил Шаумян. Оно пренебрегло условиями местности и стремилось создать сплошной фронт, в результате чего войска, поступавшие в армию из резерва, распылялись, вместо того чтобы сосредоточиваться для нанесения контрударов в наиболее угрожаемых местах». Видя такие действия руководства армии и учитывая обстановку, Военный совет фронта решил сменить командующего 18-й армией генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова и назначить на его место генерал-майора А. А. Гречко, который до этого командовал 47-й армией на Новороссийском направлении. 19 октября Камкова отправили на место Гречко командовать 47-й армией.[5] (стр. 445)

Совинформбюро. В течение 17 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

18 октября 1942 года. 484-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. В ночь на 18 октября (воскресенье) штаб 62-й армии развернул работу прямо на берегу Волги, под открытым небом без какого бы то ни было прикрытия. От Мамаева кургана — передовой линии боёв — он находился на расстоянии одного километра. Это было последнее место командного пункта армии до самого конца Сталинградской битвы.

В Северной группе противник, прорвавшийся в Спартановку, был уничтожен. Части этой группы занимали оборону по северной окраине посёлка Рынок, по западной и южной окраинам Спартановки, включая пристань, что возле устья реки Мокрая Мечетка.

Сводка за 18 октября: «18 октября армия продолжала вести тяжёлые оборонительные бои на центральном участке фронта, где наши части, понеся большие потери, израсходовали все свои резервы. Плотность боевых порядков резко уменьшилась, образовались промежутки внутри полковых боевых порядков, особенно в 138-й и 193-й стрелковых дивизиях. Опросом пленных установлено, что завод „Баррикады“ атакуют 305-я пехотная и 14-я танковая дивизии.

В 15 часов ударом на Минусинск противник прорвал фронт на участке 650-го стрелкового полка в районе Деревянск, вышел к Волге. В 16 часов 10 танков противника прорвались к тупику железной дороги и в северную окраину завода „Баррикады“. В 17 часов фронт обороны 308-й стрелковой дивизии был также прорван на участке 339-го и 347-го стрелковых полков, танки противника вышли к линии железной дороги у западной окраины завода „Баррикады“. Отмечено скопление сил противника в овраге севернее Калужская.

138-я стрелковая дивизия в течение ночи вела бой на северо-западной окраине завода „Баррикады“ и очищала этот район от мелких групп противника. С утра 18-го вела тяжёлые бои с наступающим противником силою до пехотной дивизии с танками, непосредственно севернее и западнее завода „Баррикады“, до берега Волги.

650-й стрелковый полк вёл рукопашный бой в районе Волховстроевск и будучи окружённым противником нанёс ему большие потери, разорвал его фронт и очистил свои тылы от противника.

768-й стрелковый полк вёл бои с танками и пехотой противника северо-западнее завода „Баррикады“, где отдельным автоматчикам удалось проникнуть в юго-западный угол завода. Командиром дивизии приняты меры к их уничтожению.

37-я гвардейская стрелковая дивизия остатками сил совместно со 138-й стрелковой дивизией вела бои северо-западнее „Баррикады“ (300 метров). 161-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии отражал атаки пехоты и танков противника. Огнём ПТР подбито два танка противника. Находящаяся на заводе „Баррикады“ рота 178-го стрелкового полка и рабочий отряд в течение всего дня отстаивали завод и только после того, как их силы иссякли, были вынуждены отойти в восточную часть завода. От этого сводного отряда боеспособных осталось только 15 человек. К исходу дня противник, введя резервы, пробил наши боевые порядки и вышел к железной дороге, которая проходит непосредственно западнее завода.

193-я стрелковая дивизия с утра отбивала атаки до двух полков пехоты и танками, удерживая рубежи по улицам Очаковская, Гдовская, Цеховая. В 11.30 шесть танков противника прорвали передний край и вышли в район между Бугурусланск, Тираспольск.

На остальных участках фронта армии наши войска вели бои мелкими штурмовыми группами, улучшая свои позиции.17 октября в бою за завод „Баррикады“ подбито 45 танков и уничтожено до 2000 солдат и офицеров. За 18 октября по неполным данным у противника подбито 18 танков и уничтожено до двух батальонов пехоты.

Командарм решил: В связи с создавшейся угрозой выхода противника к последней переправе армии и в тыл 193-й стрелковой дивизии — правый фланг её отвести к развилке железной дороги у юго-западной окраины завода „Баррикады“.

18 октября атаки противника несколько ослабли, особенно удары авиацией. Противник сумел за сутки продвинуться только на некоторых участках на 50—100 метров, он начал выдыхаться.[1] (стр. 241)

Совинформбюро. В течение 18 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

19 октября 1942 года. 485-й день войны[править | править вики-текст]

Донской фронт. Чтобы облегчить положение 62-й армии, 19 октября (понедельник) из района севернее города перешли в наступление войска Донского фронта. Генералу Рокоссовскому ставились решительные задачи: прорвать оборону, противника, соединиться с войсками Сталинградского фронта, „истребить вражескую группировку, прорвавшуюся к реке Волге“. Главный удар наносила 66-я армия генерала Жадова. Для обеспечения выполнения боевой задачи армии, кроме входивших в её состав 5 стрелковых дивизий, были приданы 4 дивизии из 24-й армии и 4 полностью укомплектованные стрелковые дивизии из резерва Ставки, а также 23 артполка РГК, 12 полков реактивной артиллерии, несколько танковых бригад. На каждый километр линии фронта у Жадова приходилось 74 орудия, не считая миномётов и реактивных установок. Авиация фронта работала на участке армии, выполняя задачи по штурмовке противника и прикрытия своих частей с воздуха.[5] (стр. 561)

Сталинградский фронт. В течение всего дня 19 октября артиллерия и миномёты противника вели интенсивный огонь по району заводов „Баррикады“ и „Красный Октябрь“ и по устью оврага Банный. Остатки сил 37-й и 308-й стрелковых дивизий, действуя в районе севернее завода „Баррикады“, отразили атаки мелких групп противника.

В районе действий дерущиеся в окружении группы Горохова во второй половине дня на стыке 149-й и 124-й стрелковых бригад противнику удалось потеснить наши части и выйти в район тюрьмы. Командующий Сталинградским фронтом приказал командиру 300-й стрелковой дивизии поддержать действия группы Горохова в районе Рынок, Спартановка огнём дивизионной артиллерии.

Закавказский фронт. Черноморская группа войск. 19 октября немецкие войска перешли в наступление и захватили перевал Елисаветпольский и гору Кочканова. Командующему 18-й армией генералу Гречко, избегая окружения, пришлось отводить свой левый фланг. Противник продолжал развивать наступление на Гойтх, Георгиевское.

Совинформбюро. В течение 19 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

20 октября 1942 года. 486-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 19 и 20 октября (вторник) 62-я армия отбивала атаки противника перед Спартановкой, перед заводами „Баррикады“ и „Красный Октябрь“. За эти два дня и две ночи атаки противника не принесли ему существенных результатов. В районе посёлка Баррикады и высоты 107,5 противник накапливает свежие силы. 20 октября части немецких 16-й танковой и 94-й пехотных дивизий проникли в западную часть Спартановки и заняли группу домов.

Совинформбюро. В течение 20 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

21 октября 1942 года. 487-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. При поддержке авиации немецкие дивизии ведут бои за заводы „Баррикады“ и „Красный Октябрь“. Усилены атаки и бомбовые удары по переправе через Волгу.

Закавказский фронт. Черноморская группа войск. С утра 21 октября после сильной артиллерийской и авиационной подготовки немцы нанесли новый удар из района Гунайки. Егеря преодолели сопротивление сильно поредевшей и оставшейся без боеприпасов 408-й стрелковой дивизии, проникли на северную окраину Перевального и овладели Гойтхом. Передовые германские части вышли к долине реки Туапсинка, от которой до Туапсе оставалось немногим более 30 км.

Совинформбюро. В течение 21 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

22 октября 1942 года. 488-й день войны[править | править вики-текст]

Ленинградский фронт.Стремясь перехватить наши коммуникации на Ладоге, немецко-фашистское командование к августу перебросило на Ладожское озеро большое число десантных судов и различных катеров, построенных в Германии, Италии и Финляндии. Эти суда были сведены „в отряд восточной переправы“. Отряд имел задачу нарушать перевозки в Ленинград. С этой же целью гитлеровцы предприняли попытку высадить десант на небольшой остров Сухо. Утром 22 октября 38 вражеских катеров и самоходных барж с десантом под прикрытием немецко-финской авиации и огня артиллерии подошли к острову и начали высаживать десант.

Личный состав артиллерийской батареи под командованием старшего лейтенанта И. К. Гусева оказал врагу ожесточённое сопротивление. Орудийным и пулемётным огнём, штыковыми атаками защитники острова сдерживали натиск превосходящих сил противника, стремясь выиграть время, необходимое для подхода кораблей и авиации флотилии. Дозорный корабль „ТЩ-100“, которым командовал старший лейтенант П. К. Каргин, и сторожевой корабль „МО-171“ под командованием старшего лейтенанта В. И. Ковалевского, сообщив в штаб Ладожской флотилии о подходе к острову вражеского десанта, вступили в бой с неприятельскими судами. Получив донесение, командующий Ладожской флотилией отдал приказ о немедленном развёртывании сил для удара по врагу. Вскоре наша авиация нанесла первый бомбо-штурмовой удар по вражескому десанту. К месту боя подошли также корабли Ладожской военной флотилии. Общими силами вражеский десант был разгромлен. Потеряв 19 из 38 судов и15 самолётов, противник, преследуемый нашими истребителями и штурмовиками, отступил в северо-западном направлении.[6] (стр. 473)

Сталинградский фронт. Войска 62-й армии в течение дня 22 октября (четверг) удерживали занимаемые рубежи. Части 138-й и 308-й стрелковых дивизий продолжали вести бои по очищению территории завода ,, Баррикады» от мелких групп противника, 39-я гвардейская стрелковая дивизия обороняет район переправ у пристани Красный Октябрь.

21 и 22 октября появились свежие части немцев, которые были брошены против дивизий Смехотворова и Гурьева по Коммунальной и Центральной улицам. С этого дня бои за заводы «Баррикады», «Красный Октябрь» и за нашу переправу через Волгу стал приобретать все более ожесточённый характер. Авиация противника снова увеличила количество самолёто-вылетов до 2000 в сутки. За эти два дня противник потерял 15 танков и более 1000 человек пехоты. Немецкие позиции настолько приблизились к нашим, что мы стали пускать в ход огнемёты, которые, выбрасывая огненную струю на расстояние до 100 метров, сжигали все, живое и мёртвое.[1] (стр. 243)

Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования ударная группировка 64-й армии (422-я и 126-я стрелковые дивизии, 93, 96 и 97-я стрелковые бригады 7-го корпуса, 13, 50, 90 и 155-я танковые бригады) нанесла удар в северо-западном направлении и в центральной части города. Советские части продвинулись на северо-запад на 3 км.

Генерал И. К. Морозов рассказывает о контрударе 64-й армии 22 октября. «Удар нашей дивизии и корпуса генерала Горячева был неожиданным для врага. Мы овладели высотой 146,0 и успешно продвигались на северо-запад в направлениях Купоросное, хутор Андреевский, Зелёная Поляна, Песчанка, отражая яростные контратаки 295-й и 71-й и частично 100-й пехотных и 29-й моторизованной дивизий немцев. Противник то отходил, сопротивляясь, то, подтянув резервы, контратаковал, стремясь остановить продвижение нашей дивизии и бригад генерала В. В. Тихомирова, полковника Н. 3. Галая и полковника Г. И. Артемьева корпуса генерала С. Г. Горячева. Когда мы освободили безымянные высоты на подступах к хутору Андреевскому и Зелёной Поляне и когда наш боевой порядок образовал дугу, упирающуюся своим правым концом в шоссейную дорогу у рощи „Квадратной“, а левым — в высоту 146,0, имея ширину у основания дуги до 5 километров, у вершины — 3, противник обрушил на нас огонь более ста орудий, а после артналета бросил в контратаку около 100 танков и приблизительно две пехотные дивизии.

Танки прорвались через наши боевые порядки, но в глубине обороны уничтожались противотанковой артиллерией. Оторвавшаяся от своих танков пехота врага цепь за цепью шла в контратаку. Советские солдаты и матросы в бушлатах и бескозырках огнём и штыком не только остановили, но и отбросили оккупантов назад. Ценой больших усилий нам удалось удержаться на завоеванных позициях». В течение ночи противник подтянул резервы, создал превосходство в пехоте и танках и заставил наступающие соединения 64-й армии отойти на прежние позиции.

Контрудар войск левого крыла Донского фронта с целью разгрома группировки противника севернее Сталинграда также не принёс территориального успеха. Однако наступательные действия левофланговых соединений Сталинградского и Донского фронтов не только отвлекали на себя силы противника от 62-й армии, но и не допускали перегруппировки его сил в направлении наносимого врагом главного удара.[2]

Юго-западный фронт. Директивой Ставки ВГК образован Юго-Западный фронт (2-е формирование). Командующим назначен генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин.

Совинформбюро. В течение 22 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

23 октября 1942 года. 489-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 23 октября (пятница) противник бросил в бой пополненную 79-ю пехотную дивизию с танками. Под прикрытием большой массы самолётов она начала наступление. Главный удар наносился по Центральной и Карусельной улицам, на завод «Красный Октябрь». Теперь центр тяжести боёв переместился на участок фронта от завода «Баррикады» до оврага Банный. К исходу дня захватчикам ценою больших потерь удалось прорваться на Стальную улицу (к хлебозаводу) и продвинуться за заводскую железную дорогу, заваленную разбитыми вагонами. Группа вражеских автоматчиков силою до роты просочилась в северо-западный сектор завода «Красный Октябрь».

Передний край боя приблизился к берегу Волги до 300—500 метров и создалась серьёзная угроза нашей последней армейской переправе. Вечером, в сумерки, наша артиллерия нанесла сильный удар по танкам и пехоте противника, скопившимся на подступах к заводу «Красный Октябрь», что несколько затормозило наступление немцев и облегчило положение обороняющихся.[1] (стр. 244)

Закавказский фронт. Войска Черноморской группы остановили наступление противника на туапсинском направлении.

Совинформбюро. В течение 23 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

24 октября 1942 года. 490-й день войны[править | править вики-текст]

Донской фронт. 24 октября (суббота) войска Донского фронта продолжали наступательные действия на левом фланге и вели бои по овладению районом Клетская. Войска ударной группы 66-й армии не смогли продвинуться вперёд.

Сталинградский фронт. Противник после интенсивной авиационной и артиллерийско-миномётной подготовки в 11 часов, введя в бой свежие силы пехоты и танков, возобновил наступление в направлениях заводов «Баррикады», «Красный Октябрь» и на Спартановка. Части Северной группы в течение дня отбили все атаки противника и ночью выбили просочившиеся группы и полностью овладели поселком Спартановка.

В 9 часов утра противник начал атаки и после упорного боя к исходу дня овладел центральной и юго-западной частью завода «Баррикады». 138-я и 308-я стрелковые дивизии ведут бой за завод «Баррикады». 193-я стрелковая дивизия с 11 часов отражает атаки пехоты и танков противника, который свежими силами развивает наступление из района Тупиковая улица вдоль Краснопресненской на северную окраину завода «Красный Октябрь», и частью сил по улице Стальная стремится выйти к реке Волге. В 18 часов на участке 895-го стрелкового полка танки противника вышли на его командный пункт, следовавшая за ними пехота вклинилась в поредевшие боевые порядки… 39-я гвардейская дивизия ведёт бой за завод «Красный Октябрь». Противник частично вклинился в северо-западную часть территории завода…

Захватом пленных и документов установлено — перед фронтом армии действуют 7 пехотных и 3 танковых дивизии. В том числе: 14-я, 24-я и 16-я танковые; 71-я, 94-я, 100-я, 295-я, 389-я, 305-я и 79-я пехотные дивизии. В районе Песчанка отмечается сосредоточение моторизованных частей до одной дивизии. За день боя зарегистрировано до 1500 самолёто-вылетов противника…

Чуйков Василий Иванович. С 24 октября гитлеровцы стали реже прибегать к ночным атакам, убедившись, видимо, что они не приносят им желаемых результатов, и решили использовать ночное время для отдыха и подготовки к дневным боям. Мы же, наоборот, решили действиями штурмовых групп и внезапными артиллерийскими и авиационными налетами именно ночью срывать их плановую подготовку к наступлению, не давать им покоя. Ночь стала нашей родной стихией.[1] (стр. 245)

Закавказский фронт. Авиацией Черноморского флота выброшен диверсионный Майкопский десант, в результате на аэродроме Майкопа уничтожено и повреждено несколько десятков вражеских самолётов.

Совинформбюро. В течение 24 октября наши войска вежи бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока.

25 октября 1942 года. 491-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Днём 25 октября (воскресенье) противник возобновил атаки на всем фронте 62-й армии крупными силами. Его удар на посёлок Спартановка силою пехотной дивизии с танками создал тяжёлое положение на фронте Северной группы. При поддержке авиации и танков пехота противника потеснила части 149-й бригады и заняла район пяти ям, что южнее железной дороги Гумрак — Владимировка, и центр посёлка Спартановка. На помощь северной 149-й бригаде В. А. Болвинова пришли корабли Волжской флотилии, которые огнём своей артиллерии наносили врагу серьёзные потери.

Утром 25 октября правофланговые соединения 64-й армии вновь перешли в наступление, которое началось после 40-минутной артиллерийской подготовки и удара авиации. Контрудар и на этот раз наносился в районе Купоросное, Зелёная Поляна. Ожесточённые бои на этом участке фронта велись с 25 октября по 1 ноября. Наступающие советские части продвинулись на 3—4 км и овладели южной частью Купоросное. Упорное сопротивление противника не позволило добиться дальнейшего продвижения, но этот контрудар сковал значительные силы врага.

Закавказский фронт. Северная группа войск. Основные силы немецкой 1-й танковой армии группы армий «А» (2 танковых и 1 моторизованная дивизии) перешли в наступление на нальчикском направлении. Гитлеровское командование сделало попытку захватить Орджоникидзе, чтобы затем развить удар на Грозный—Баку и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси. Началась Нальчикско-Орджоникидзевская оборонительная операция войск Северной группы Закавказского фронта (9, 37, 44 и 58-я армии, 2 отдельных стрелковых и 1 кк, 4-я воздушная армия; полоса обороны — около 350 км; командующий группой— генерал-лейтенант И. И. Масленников).

25 октября рано утром германская авиация произвела мощный налет по войскам и штабу 37-й армии, располагавшемуся в Долинском. Генерал Козлов оказался без связи с Северной группой войск и лишился управления своими войсками. В 10 часов утра 2-я румынская горнострелковая дивизия, усиленная немецкими частями, после короткого, но сильного огневого налета перешла в наступление. Танки с десантами автоматчиков под прикрытием дымовых завес нанесли удар по стыку 295-й и 392-й стрелковых дивизий, в общем направлении на Нальчик. 295-я дивизия полковника Н.Г Сафаряна вынуждена была отступить за день до 8 км на отдельных участках. 392-я дивизия, которой командовал полковник Е. И. Купарадзе, была отрезана и прижата к горам. Загнанным в Баксанское ущелье подразделениям этой дивизии пришлось уходить в Закавказье через перевалы Приэльбрусья.

Черноморская группа войск. В результате контрудара, начатого 25 октября, войска группы очистили от гитлеровцев несколько важных в тактическом отношении долин и высот и отбросили врага на 5 — 6 километров к северу.

Совинформбюро. В течение 25 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда.

26 октября 1942 года. 492-й день войны[править | править вики-текст]

Донской фронт. Рокоссовский, Константин Константинович: «Учитывая тяжёлое положение 62-й армии, Ставка приказала провести в октябре наступательную операцию… Для этой операции нам разрешалось использовать семь стрелковых дивизий, прибывавших из резерва Ставки. Никаких дополнительных средств усиления (артиллерия, танки, самолёты) фронт не получал. В этих условиях трудно было рассчитывать на успех. Группировка противника опиралась здесь на хорошо укреплённые позиции. Поскольку главная роль в предстоявшем наступлении отводилась 66-й армии, я переговорил с Малиновским. Тот стал меня упрашивать не направлять в бой семь новых дивизий: — Только напрасно потеряем их.

На наше счастье, к намеченному Ставкой сроку из семи дивизий мы получили только две. Они и были переданы 66-й армии. Остальные запоздали, и мы оставили их в резерве фронта. Впоследствии они сыграли большую роль. Как и следовало ожидать, наступление было безуспешным. Войска Донского фронта не смогли прорвать оборону противника».[8] (стр. 144)

За период с 20 по 26 октября 66-я армия, непрерывно атакуя, продвинулась всего на 3 км и поставленную задачу не выполнила. Потери при этом составили около 18 тыс. человек. Докладывая о причинах неудачи, Рокоссовский и Жадов заявили, что пехота, особенно вновь прибывшие дивизии, плохо обучена и предложили прекратить наступательные действия. «…Люди не обучены и совершенно не подготовлены, многие совершенно не умеют владеть винтовкой. Прежде чем воевать, надо новую дивизию хотя бы месяц обучать и подготовить. Командный состав как средний, так и старший тактически безграмотный, не может ориентироваться на местности и теряет управление подразделениями в бою… При наличии большого артогня и массированных налетов нашей авиации, части продвигаются очень медленно… Авиация противника активности не проявляла. Силы противника перед фронтом 66-й армии незначительные, противник собрал солдат из тылов…» С немецкой стороны, без поддержки танков и авиации, оборону держали измотанные части 3-й мотодивизии генерала Шлемера, в которой оставалось по 27 бойцов на роту.[5] (стр. 562)

Сталинградский фронт. 26 октября (понедельник) 149-я стрелковая бригада под командованием В. А. Болвинова, поддержанная боевыми судами Волжской военной флотилии, атаковала врага в поселке Спартановка и выбила оттуда гитлеровцев. 64-я армия продолжала развивать наступление на Купоросное.

Закавказский фронт. Северная группа войск. Во второй половине дня 26 октября немецко-румынские войска подошли к Нальчику. В это же время из района Майское, Котляревская ударили 13-я и 23-я танковые дивизии. Прорвав слабую оборону, немецкие танки быстро распространялись в юго-западном направлении и к исходу дня продвинулись более чем на 20 км.

Командующий Закавказским фронтом генерал армии Тюленев направил в распоряжение Северной группы войск 155-ю стрелковую бригаду из Сухуми и 317-ю и 319-ю стрелковые дивизии из 58-й армии. Кроме того, в район прорыва подтягивался вновь сформированный 10-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора П. Е. Ловягина. Он должен был в ночь на 27 октября занять оборону по восточному берегу реки Урух, от Терека до Чиколы. Корпусу подчинялась правофланговая 275-я стрелковая дивизия и 52-я танковая бригада. 11-му гвардейскому стрелковому корпусу генерал-майора И. П. Рослого приказывалось занять оборону по внешнему обводу Орджоникидзевского оборонительного района. Противник между тем продолжал непрерывно наступать, отбрасывая части генерала Козлова к предгорьям Главного Кавказского хребта. Между дивизиями 37-й армии образовался разрыв, участок от Уруха до Чиколы оказался совершенно открытым. Создавалась непосредственная угроза прорыва немецких танков к Орджоникидзе.[5] (стр. 458)

Совинформбюро. В течение 26 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и северо-восточнее Туапсе.

27 октября 1942 года. 493-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович. 27 октября (вторник) в центре 62-й армии части Людникова и Гуртьева вели тяжёлые бои за завод «Баррикады». Противник, имевший пятикратное превосходство в силах, на участке наших штурмовых групп успеха не имел. 27 октября левый фланг дивизии Людникова и полк дивизии Гуртьева были смяты противником. Его автоматчики захватили улицы Мезенская и Тувинская и начали обстреливать район нашей последней переправы.

В это время части Смехотворова и Гурьева отбивали атаки 79-й пехотной дивизии немцев, главный удар которой направлялся на завод «Красный Октябрь». Сквозь поредевшие боевые порядки этих частей просочились фашистские автоматчики. Они подошли к штабу 39-й дивизии, и в блиндаж Гурьева полетели ручные гранаты. Узнав об этом, я бросил на выручку Гурьева роту охраны штаба армии. Дружной атакой она оттеснила автоматчиков от штаба дивизии и, преследуя их, проникла на завод «Красный Октябрь», где и осталась: мы влили её в дивизию Гурьева. Противник продолжал наносить удары по переправе и «Красному Октябрю». До 15 часов атаки отражались успешно, но к исходу дня гитлеровцам всё же удалось занять Машинную улицу.

В ночь на 27 октября к восточному берегу Волги начали прибывать полки 45-й стрелковой дивизии, которая по приказу командующего фронтом включалась в состав 62-й армии. За ночь нам удалось переправить только два батальона этой дивизии, остальные во избежание напрасных потерь были отведены от берега Волги назад, в Ахтубу. Переправившиеся батальоны я подчинил командиру 193-й дивизии. Они заняли оборону между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь». Перед ними была поставлена задача — не допускать противника к Волге, к переправе.

Узнав, вероятно, о прибытии свежих сил в заводской район, противник почти целый день бомбил участок между заводами. На боевые порядки батальонов обрушились бомбы до тонны весом. Затем, как всегда, после удара авиации на этот участок бросились в атаку пехота и 35 танков. После неудачи первой атаки противник предпринял вторую, третью… За день боя батальоны потеряли половину своего состава, но врага к Волге не пропустили. Однако к вечеру противнику удалось всё же оттеснить левый фланг этих батальонов вместе с разрозненными группами стрелков 193-й дивизии на улицу Бакинских Комиссаров. Остатки подразделений закрепились всего лишь в трёхстах метрах от Волги. К вечеру противнику удалось захватить северо-западную часть завода «Красный Октябрь». Там завязался упорный бой, длившийся многие дни и недели.[1] (стр. 248)


Совинформбюро. В течение 27 октября наши войска вели бои с противником в, районе Сталинграда и северо-восточнее Туапсе.

28 октября 1942 года. 494-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 28 октября (среда) 62-я армия в течение дня вела исключительно тяжёлые оборонительные бои на северном и центральном участках фронта, отражала яростные атаки противника и сама мелкими штурмовыми группами наносила удары по опорным пунктам противника. Наша авиация штурмовыми действиями и бомбежкой с воздуха содействовала нашим частям. Авиация противника весь день бомбила район между заводами «Баррикады», «Красный Октябрь», овраг Банный. Противник в этот день бросил в бой все свои имеющиеся силы пехоты и танков, стремясь сбросить наши войска в Волгу.

Войска Северной группы в течение дня отбили три атаки противника и к исходу дня прочно удерживали занимаемые позиции.

Ценой огромнейших усилий частей 138-й и 308-й стрелковых дивизий были отбиты атаки противника с северо-западного направления на заводе «Баррикады». Бой продолжался до наступления темноты. Упорные бои шли между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь», на рубеже улица Машинная. 193-я стрелковая дивизия вела тяжёлые бои с наступающими частями пехоты и танков по улицам между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь», стремясь выйти к Волге. К исходу дня бой продолжался на рубеже улиц Машинная и Бакинских Комиссаров. Части ценою огромных усилий сдерживают натиск врага. До Волги остались считанные сотни метров.

39-я гвардейская дивизия продолжала вести бой на территории завода «Красный Октябрь». Пехота с танками стремилась с северо-западного угла завода проникнуть в центральную часть. К исходу дня бой продолжался.

109-й гвардейский стрелковый полк (37 гв. сд) вёл упорный бой в трёхстах метрах от Волги между улицами Новосельск, Мостовая. На этом же рубеже в районе Тувинск вели бой танки 84-й танковой бригады.

За день боя уничтожено до двух батальонов пехоты противника, сожжено 11 танков, сбито 3 самолёта.

В результате тяжёлых непрерывных боёв боевые порядки частей 138-й, 39-й гвардейской, 308-й и 193-й стрелковых дивизий поредели, на участках заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь» нет сплошного фронта. Боевые участки удерживались отдельными очагами.

Очень медленно шла переправа полков 45-й дивизии Соколова: причалы 62-й армии были разбиты и сожжены. Полки грузились на паромы вдали от города — в Ахтубинской протоке и возле посёлка Тумак,— откуда только ночью выходили на Волгу и с большим риском, местами перед самым носом противника, вышедшего к волжскому берегу, пробирались к участку обороны армии.[1] (стр. 250)


Закавказский фронт. Прорвав оборону 37-й армии, противник занял г. Нальчик.

Совинформбюро. В течение 28 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика.

29 октября 1942 года. 495-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. Чуйков Василий Иванович: «Вытащили с поля боя три подбитых танка: один огнемётный и два средних. Их быстро отремонтировали, и я решил „ошеломить“ противника. С утра 29 октября пустить в контратаку три танка и 50 стрелков. Направление контратаки — стык между дивизиями Смехотворова и Гурьева по Самаркандской улице, где противник почти вплотную подобрался к Волге…

Контратака началась рано утром, перед рассветом. Её поддерживала артиллерия с левого берега и полк „катюш“ полковника Ерохина. Захватить большое пространство не удалось, однако результаты получились внушительные: огнемётный танк сжег три вражеских танка, два средних — подавили противника в двух траншеях, где тотчас же закрепились наши стрелки… Нам удалось выиграть на этом участке целый день. На остальных участках фронта армии за эти два дня больших перемен не произошло. Лишь в районе завода „Баррикады“ немцам после многократные атак удалось выйти на Новосельскую улицу. Здесь отдельные подразделения гитлеровских автоматчиков пробирались до самой Волги, но в рукопашных схватках уничтожались на берегу.

Части Людникова и Гуртьева за эти два дня отбили семь атак. 284-я стрелковая дивизия Батюка и 13-я гвардейская Родимцева отбивали частые атаки в районе Мамаева кургана и южнее. Нами были пущены в дело огнемётные средства. К вечеру 29 октября бои начали затихать…»[1] (стр. 251)

Совинформбюро. В течение 29 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика.

30 октября 1942 года. 496-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 30 октября (пятница) на фронте 62-й армии велась только перестрелка: силы захватчиков были истощены до предела.

Совинформбюро. В течение 30 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика.

31 октября 1942 года. 497-й день войны[править | править вики-текст]

Сталинградский фронт. 31 октября (суббота) 62-я армия отражала атаки противника на центральном участке. С 12.30 наши войска силами вновь прибывшего 253-го стрелкового полка (45-й стрелковой дивизии) и подразделениями 39-й гвардейской дивизии перешли в, контратаку с задачей уничтожить противника в полосе наступления и восстановить положение на участке 193-й стрелковой и 39-й гвардейской дивизий. Противник в течение дня дважды безуспешно атаковал наши позиции. Его пехота и танки силою до двух полков стремились прорваться по улице Умайская к пристани и на Мезенск к Волге. Его авиация продолжает бомбить наши части, действующие на участке заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь».

Одновременно противник, готовясь к дальнейшему наступлению, продолжает подтягивать новые силы к посёлку Красный Октябрь. К 16 часам колонна около 20 танков подошла к Латашанке, по-видимому, для наступления на Рынок. 138-я и 308-я стрелковые дивизии отразили атаку противника, наступающего в направлении на Мезенск. 193-я стрелковая дивизия отразила атаку свыше двух батальонов противника в направлении пристань. Противник отброшен в исходное положение.

253-й стрелковый полк (45-й стрелковой дивизии) в 12.30 после 10-минутной артиллерийской подготовки перешёл в наступление с задачей уничтожить противника и выйти на линию Тупиковая и Северная. Встретив сильное сопротивление противника, к исходу дня вёл бой на рубеже западной части улица Новосельская и опушки садов, что южнее Долинская.

39-я гвардейская стрелковая дивизия, имея задачу выйти на линию железной дороги вдоль улицы Северная, преодолевая упорное сопротивление противника, части к исходу дня овладели мартеновским, калибровым, сортовым цехами и складом готовой продукции. Бой продолжается и ночью. По неполным данным уничтожено до батальона пехоты противника…[1] (стр. 252)

Чуйков, Василий Иванович: «Закончив переправу всех частей 45-й стрелковой дивизии В. П. Соколова, Военный совет армии решил контратаковать противника с задачей отбросить его от переправы. В приказе говорилось, что главный удар наносится силами 45-й стрелковой дивизии в полосе между заводами „Баррикады“ и „Красный Октябрь“. Дивизии Гурьева приказано наступать в границах полосы своей обороны и выйти на линию железной дороги в пункте Северная…

Наша контратака состоялась 31 октября и, на мой взгляд, принесла нам большие успехи. Мы кое-где продвинулись метров на сто вперёд, заняли западную часть Новосельской улицы, западную опушку садов; на заводе „Красный Октябрь“ вернули мартеновский, калибровый, сортовой цехи и склад готовой продукции. А. самое главное — мы показали себе и врагу, что можем не только обороняться, но и атаковать и отвоевывать ранее потерянное. И наконец, получилось так, что последний удар в конце схватки, продолжавшейся с 14 по 31 октября, нанесли мы, а не противник. Это была наша моральная победа, которую принесла нам 45-я дивизия.»[1] (стр. 261)

Закавказский фронт. Северная группа войск. 29 и 30 октября германское командование произвело перегруппировку 13-й и 23-й танковых дивизий к западному берегу реки Урух. 31 октября части 1-й немецкой танковой армии нанесли удар в районе Чиколы и вышли в тыл 10-му стрелковому корпусу, разгромив его штаб. Прорвав оборону корпуса, противник повел наступление на Ардон.

Черноморская группа войск. На туапсинском направлении советские войска вынудили противника перейти к обороне.

Совинформбюро. В течение 31 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика.

Список литературы[править | править вики-текст]