Хроника Великой Отечественной войны (февраль 1942 года)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

1 февраля 1942 года. Воскресенье. 225-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). «1 февраля Ставка Верховного Главнокомандования восстановила главнокомандование Западного направления. Главнокомандующим был назначен генерал армии Г. К. Жуков (он же оставался и командующим Западным фронтом). Заместителем командующего Западным фронтом Ставка назначила генерал-лейтенанта Ф. И. Голикова. Ставка потребовала от главнокомандования Западного направления приложить все усилия к тому, чтобы в кратчайший срок решить первостепенную стратегическую задачу — завершить разгром основных сил группы армий „Центр“. Одновременно Ставка приказала военно-воздушным силам обеспечить бесперебойное снабжение всем необходимым войск, действовавших в тылу противника.»[1](стр.327)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Существенных изменений в обстановке не произошло. Положение с железными дорогами несколько улучшилось. Командующий группой армий „Север“ прислал доклад с оценкой обстановки, которую характеризует как весьма серьёзную…»[2]

33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич). "Оставив армию на начальника штаба, Ефремов лично возглавил 12-тысячную группу из трёх прорвавшихся дивизий. 1 февраля 113-я стрелковая дивизия достигла района Дашковка, 160-я дивизия — района Лядо и 338-я — района Воробьевка.[3](стр.92)

2 февраля 1942 года. Понедельник. 226-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович).1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов Павел Алексеевич). «2 февраля корпус вышел на подступы к Вязьме . Накануне туда же подошли и завязали бои за город передовые части 33-й армии.» [1](стр.326)

4-й воздушно-десантный корпус. «Всего за 6 суток до 2 февраля удалось высадить в тыл противника только 2323 человека из состава 8-й воздушно-десантной бригады, то есть менее 25 % десанта. Дальнейшее продолжение операции было признано нецелесообразным, корпус возвращался из Калуги в Подмосковье.

Выброшенные в тылу десантники из-за ошибок пилотов оказались разбросаны на большом пространстве между Вязьмой и Дорогобужем, иногда в 50-60 км от заданной точки. Некоторые группы парашютистов попали в районы, занятые противником, и были сразу уничтожены. В итоге командиру бригады подполковнику А. А. Онуфриеву удалось собрать только 800 бойцов и командиров. Ещё 520 человек попали к партизанам и в расположение корпуса Белова, они влились в состав бригады позднее, а 1003 десантника (43 %!) не нашлись вовсе. Некоторое время 8-я воздушно-десантная бригада действовала самостоятельно в тылах вяземскои группировки противника, а затем присоединилась к кавалеристам Белова.» [3](стр.97)

Группа армий «Центр». "Информация о советских войсках поступала в разведотдел штаба ГА «Центр». 2 февраля 1942 г. он сообщал: «…Крупные конные колонны с пехотой, продвигаясь от Жулино (24 км юго-восточнее Вязьмы) и Ежевица (17 км юго-восточнее Вязьмы), пересекли железную дорогу 2 км южнее Дашковка (12 км юго-восточнее Вязьмы). Длина колонны 10-15 км…» …2 февраля группа Белова была уже 12 км южнее Вязьмы, у д. Стогово. Однако в тот же день соединения 40-го и 13-го корпусов 4-й армии перерезали узкий коридор у Варшавского шоссе. Советские части не успели перевести через дорогу большую часть артиллерии и зенитных средств. Несмотря на это Белов получил приказ продолжать рейд, не ввязываясь в затяжные бои. С этого времени группа начала действовать в полном отрыве от главных сил фронта.[4](стр.149)

«К вечеру 2 февраля несколько разрядилась обстановка непосредственно на окраинах Вязьмы. 5-му армейскому корпусу (4-й танковой армии) удалось активными действиями сковать передовые части генерала Ефремова юго-восточнее города. 5-я танковая дивизия (5-го армейского корпуса) контратаковала и остановила советские подразделения у д. Дашковка. Однако бои здесь не затихали. Генерал Ефремов был полон решимости довести начатое дело до конца и взять Вязьму.» [4](стр.150)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Войска готовятся к наступлению с целью ликвидации бреши у Медыни. Удар должен быть нанесён завтра. 5-я танковая дивизия уничтожает группы противника, просочившиеся в наш тыл. Эти бои за линией фронта носят комически уродливый характер и показывают, что война, как таковая, начинает вырождаться в драку, далекую от всех известных доныне форм ведения войны.» [2]

3 февраля 1942 года. Вторник. 227-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) "1-й гвардейский кавалерийский корпус 3 февраля прорвался к Вязьме с юга. В 12 км северо-западнее города находился 11-й кавкорпус Соколова. Поскольку к Вязьме практически одновременно вышли войска двух фронтов, логично было бы объединить их действия под единым командованием, что однако не было сделано. В итоге наступление не согласовывалось ни по распределению задач, ни по времени и месту. Противник, спешно подтянув сюда, кроме пехоты, танки, артиллерию и бомбардировочную авиацию, удержал в своих руках город. Германское командование, отдавая себе отчёт, чем грозит потеря Вязьмы, в срочном порядке организовывало на её подступах оборону, мобилизуя все имевшиеся под рукой силы и средства.

«Несогласованность сроков наступления на Вязьму, — пишет генерал Белов, — не позволила нам использовать элемент внезапности. Больше того, противник получил возможность отражать наступление советских войск по частям, то в одном, то в другом месте, маневрируя своими силами и средствами».

Под Вязьмой завязались ожесточённые бои, в весьма трудных условиях для выдвинувшихся туда советских войск, не имевших тяжёлой артиллерии, танков, авиационного прикрытия, снабжения. Ценой больших потерь спешенные конники Белова к 6 февраля овладели опорными пунктами Стогово и Зубово, но дальше продвинуться не смогли. Не получило развития наступление войск 33-й армии. Части 11-го кавалерийского корпуса достигли автострады Вязьма — Смоленск, но воспрепятствовать движению по ней немецких войск им не удавалось.

Наиболее негативную роль сыграло отсутствие организации и взаимодействия между нашими частями. С Юго-Восточного направления Вязьму обороняли части 5-й танковой, 10-й моторизованной и 516-й пехотной дивизий. На этом направлении оперировали 3 дивизии генерала Ефремова, 5 дивизий Белова, 329-я стрелковая дивизия из армии Говорова, 250-й полк майора Солдатова, 8-я воздушно-десантная бригада Онуфриева. Все эти соединения и части выполняли свои персональные задачи и подчинялись своим штабам или непосредственно штабу фронта. Более того, когда генерал Белов предложил создать под Вязьмой общий фронт с войсками Ефремова, исходя из того, что «в этом случае мы смогли бы свободнее маневрировать имевшимися у нас силами. Но и соединиться нам не было разрешено. Штаб фронта дал мне странное указание: „Локтевая связь с пехотой (имелась в виду 33-я армия) вам не нужна (!)“.» [3](стр.97)

Группа армий «Центр». "В ночь на 3 февраля 1942 г. немецкие войска нанесли решительные удары по флангам 33-й армии и перерезали слабо защищённый коридор, через который группа Ефремова вошла в прорыв на Вязьму. Тем самым было положено начало резкому изменению оперативной обстановки на этом участке фронта ГА «Центр». В результате ночного боя, временами переходящего в рукопашную, в полосе 20-го армейского корпуса (4-й танковой армии) немцы захватили Воскресенск (юго-западнее железнодорожной станции Угрюмово). Главную роль в этом успехе сыграли части 20-й танковой дивизии вермахта, которая отбила все последующие ожесточённые контратаки советских подразделений на этот населённый пункт. Бой продолжался всю ночь, утро и весь день до позднего вечера. Лишь 20 час 40 мин., 3 февраля в штаб ГА «Центр» поступили первые обнадеживающие сообщения о действиях левого фланга 4-й танковой армии.

Одновременно, был нанесён удар силами 4-й армии. 17-я пехотная дивизия, входящая в состав 12-го армейского корпуса, продвинулась в район н.п. Канашино и там установила связь с 4-й танковой армией. 17-й дивизия продолжала наступление в направлении д. Фролово. Вскоре участок, где обозначился успех, был усилен отдельными частями из 268-й и 98-й пехотных дивизий вермахта.

Успех 20-й танковой и 17-й пехотной дивизий решил дело. Вечером 3 февраля 1942 г. командование 4-й танковой армии доносило, что «…в полосе 20 АК, несмотря на тяжёлые условия погоды, 20 тд развивала наступление к югу, преодолевала сильное сопротивление противника, заняла Мамуши [западный берег р. Воря, примерно 10 км юго-западнее станции Угрюмово] и установила связь с 17 пд в районе 2,5 км юго-восточнее Мамуши…»

Брешь под Вязьмой была ликвидирована. В окружении юго-восточнее города оказались четыре дивизии 33-й армии во главе со своим командующим генерал-лейтенантом Ефремовым. Общая численность отрезанной группировки (с учётом проводившейся тогда в освобожденных районах Смоленщины мобилизации в армию новобранцев) доходила в феврале-апреле 1942 г. до 10 тыс. человек.

4 февраля 1942 года. Среда. 228-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 33-я армия (Ефремов, Михаил Григорьевич) «3—4 февраля, когда главные силы этой группировки в составе трёх дивизий вышли на подступы к Вязьме, противник, ударив под основание прорыва, отсек группу и восстановил свою оборону по реке Угре. Второй эшелон армии в это время задержался в районе Шанского Завода, а левый её сосед — 43-я армия — в районе Медыни. Задачу, полученную от командования фронта об оказании помощи группе генерала М. Г. Ефремова, 43-я армия своевременно выполнить не смогла.»[5] (стр.49)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Потери с 22.6.1941 года по 31.1.1942 года. Ранено — 20 538 офицеров и 662 703 унтер-офицера и рядовых; убито — 7683 офицера и 184 113 унтер-офицеров и рядовых; пропало без вести — 714 офицеров и 42 234 унтер-офицера и рядовых. Итого потеряно 28 935 офицеров и 889 050 унтер-офицеров и рядовых. Общие потери сухопутных войск составляют 917 985 человек, то есть 28,69 % средней численности сухопутных войск на Восточном фронте (3,2 млн человек). Обстановка на фронте. За исключением местных успехов противника на волховском участке, существенных изменений на фронте не произошло.» [2]

5 февраля 1942 года. Четверг. 229-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». «5 февраля 9-я армия Моделя неожиданно нанесла сильный удар по 29-й армии Калининского фронта со стороны Ржева и одновременно встречный удар из района Оленино [3](стр.102)

«К 5 февраля 1942 г., — как отмечалось в донесении штаба объединения Моделя, — противник (29-я советская армия) был „сдавлен в районе Манчалово.“ Предполагалась его скорая и окончательная ликвидация.» [4](стр.147)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Юг“. Сильные снежные заносы задерживают контрудар наших войск. На участках 293-й пехотной и 25-й моторизованной дивизий внезапные атаки противника, в которых участвовало в общей сложности до дивизии, отбиты. На фронте 9-й армии, юго-западнее Ржева, противник отходит. Группа армий „Север“. В районе Старой Руссы и на волховском участке продолжаются ожесточённые бои.»[2]

В Лондоне между правительствами СССР и Канады подписано соглашение об установлении консульских отношений, об обмене консульскими представителями.

В г. Бузулук начал создаваться 1-й Чехословацкий пехотный батальон (подполковник Л. Свобода).

6 февраля 1942 года. Пятница. 230-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-западный фронт. (Курочкин, Павел Алексеевич) Закончилась Торопецко-Холмская операция. Советские войска продвинулись на витебском направлении до 250 км. «Против 3-й и 4-й ударных армий немцы выдвинули в январе-феврале дополнительно четыре свежие пехотные дивизии, прибывшие из Западной Европы, и к началу февраля остановили продвижение русских. Растянувшиеся на фронте около 300 км советские войска не смогли преодолеть возросшее сопротивление противника и перешли к обороне на достигнутых рубежах. Бои за Холм и Велиж систематически возобновлялись до конца мая, но каждый раз безуспешно.

В ходе Торопецко-Холмской операции было нарушено взаимодействие между группами армий „Север“ и „Центр“, войска ударных армий вклинились на глубину до 250 км, освободили от оккупантов территорию площадью более 12 тыс. км² с большим количеством населённых пунктов, прервав при этом ряд коммуникаций, создав угрозу важным для противника железнодорожным магистралям и дорогам в районе Витебск, Орша, Смоленск и тылам его гжатско-вяземской группировки.

Можно сказать, что в целом войска Пуркаева и Еременко поставленные задачи выполнили. Более того, в свете дальнейших событий эту операцию можно признать одним из самых успешных наступлений Красной Армии в первой половине 1942 года. Потери обеих ударных армий оказались сравнительно невелики и на 6 февраля составили около 30 тыс. человек. Однако прорыв, совершенный на большом удалении от района Вязьмы, где происходили главные события, не смог решающим образом повлиять на оперативно-стратегическую обстановку в центре советско-германского фронта.» [3](стр.58)

Группа армий «Центр». 9-я немецкая армия нанесла контрудар по войскам 29-й армии Калининского фронта с востока (со стороны Ржева) и с запада (из р-на Оленино), перерезала основные коммуникации 39-й армии и 11-го кавкорпуса, изолировала, а затем и окружила войска 29-й армии.

Калининский фронт (Конев Иван Степанович). 29-я армия (Швецов, Василий Иванович). «5 февраля немецко-фашистские войска развернули наступление против соединений 29-й армии Калининского фронта западнее Ржева и 6 февраля отсекли её от 39-й армии. Одновременно немецкая авиация начала группами по 15—20 самолётов бомбить боевые порядки 33-й и 39-й армий. Войска этих армий, действовавшие в отрыве от главных сил фронта, вынуждены были перейти к обороне в условиях полуокружения.» [1](стр.328)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) «Под Вязьмой завязались ожесточённые бои, в весьма трудных условиях для выдвинувшихся туда советских войск, не имевших тяжёлой артиллерии, танков, авиационного прикрытия, снабжения. Ценой больших потерь спешенные конники Белова к 6 февраля овладели опорными пунктами Стогово и Зубово, но дальше продвинуться не смогли. Не получило развития наступление войск 33-й армии. Части 11-го кавалерийского корпуса достигли автострады Вязьма — Смоленск, но воспрепятствовать движению по ней немецких войск им не удавалось.» [3](стр.99)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «В обстановке в общем никаких изменений не произошло. Контрудар в направлении Изюма задерживается в связи с сильными снежными метелями. Наступление противника против восточного участка фронта 2-й танковой армии остановлено нашими войсками. В районе Сухиничей, видимо, сосредоточиваются крупные силы противника. Юго-западнее Юхнова противник подтягивает подкрепления. В районе Вязьмы части 5-й танковой дивизии ведут успешные действия против войск противника, просочившихся в наш тыл. Наступление 4-й ударной армии противника, видимо, приостановилось в связи с затруднениями в снабжении, а также из-за усилившегося сопротивления наших войск.» [2]

7 февраля 1942 года. Суббота. 231-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка. Контрнаступление на фронте 17-й армии развёртывается медленно. На южном участке фронта 4-й армии и на только что созданном коридоре к 4-й танковой армии противник усиливает свой натиск и подтягивает свежие силы. 4-я танковая армия также подвергается сильному фронтальному нажиму противника. На фронте 9-й армии, в районе к северо-западу от Ржева, продолжаются ожесточённые бои. На фронте группы армий „Север“ в обстановке существенных изменений не произошло.» [2]

8 февраля 1942 года. Воскресенье. 232-й день войны[править | править вики-текст]

МК и МГК ВКП(б) направили письмо в ГКО, в котором подвели итоги борьбы в тылу немецких войск: во всех районах Московской области организованы партизанские отряды; на оккупированной территории оставлен 41 партизанский отряд (1800 чел.); партизаны Московской обл. уничтожили (по неполным данным) 3700 солдат, 215 офицеров, 4 самолёта, 26 танков и бронемашин, 30 орудий, 53 легковые и штабные автомашины, 520 грузовых автомашин (со снаряжением и солдатами), 32 автоцистерны с горючим, 170 повозок с боеприпасами и продовольствием, 29 складов с боеприпасами и горючим, пустили под откос 3 поезда, взорвали 25 мостов, перерезали 570 линий связи, уничтожили и захватили 180 пулемётов и автоматов, 915 винтовок и другое военное имущество.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Существенных изменений в обстановке не произошло. Напряжение в районе Старой Руссы не ослабевает! Противник подтягивает дополнительные силы. Положение 3-й и 4-й ударных армий противника не выяснено.» [2]

9 февраля 1942 года. Понедельник. 233-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Контратака двумя полками 5-й лёгкой пехотной дивизии от Старой Руссы не удалась. На остальных участках фронта — никаких существенных изменений.» [2]

10 февраля 1942 года. Вторник. 234-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич). "Наиболее негативную роль сыграло отсутствие организации и взаимодействия между нашими частями. С Юго-Восточного направления Вязьму обороняли части 5-й танковой, 10-й моторизованной и 516-й пехотной дивизий. На этом направлении оперировали 3 дивизии генерала Ефремова, 5 дивизий Белова, 329-я стрелковая дивизия из армии Говорова, 250-й полк майора Солдатова, 8-я воздушно-десантная бригада Онуфриева. Все эти соединения и части выполняли свои персональные задачи и подчинялись своим штабам или непосредственно штабу фронта. Более того, когда генерал Белов предложил создать под Вязьмой общий фронт с войсками Ефремова, исходя из того, что «в этом случае мы смогли бы свободнее маневрировать имевшимися у нас силами. Но и соединиться нам не было разрешено. Штаб фронта дал мне странное указание: „Локтевая связь с пехотой (имелась в виду 33-я армия) вам не нужна (!)“. 10 февраля немцы контрударами отбросили корпус Белова на 12-15 км от города.» [3](стр.98)

4-й воздушно-десантный корпус. «Для содействия войскам Западного фронта в окружении и разгроме юхновской группировки Жуков решил провести ещё одну воздушно-десантную операцию. 10 февраля 4-й воздушно-десантный корпус получил задачу силами 9-й и 214-й бригад и батальона 8-й бригады десантироваться в район западнее Юхнова, прорвать фронт обороны противника с тыла в направлении Ключей, в последующем выйти на Варшавское шоссе и соединиться с частями 50-й армии. Армии Болдина следовало наступать навстречу воздушному десанту и овладеть районами Бабыкино, Ключи, Песочня [3](стр.105)

Жуков, Георгий Константинович.(Западный фронт) : «10 февраля 8-я воздушно-десантная бригада и отряды партизан заняли район МоршановоДягилево, где разгромили штаб 5-й немецкой танковой дивизии, захватив при этом многочисленные трофеи. В тот же день мы поставили об этом в известность генералов П. А. Белова и М. Г. Ефремова. Им было приказано увязать свои действия с командиром этой бригады, штаб которой находился в Дягилеве. Командование фронта, установив с П. А. Беловым и М. Г. Ефремовым радиосвязь, в пределах возможного наладило снабжение их войск по воздуху боеприпасами, медикаментами и продовольствием. Воздушным путём было вывезено большое количество раненых. В группу неоднократно вылетал начальник оперативного отдела штаба фронта, генерал-майор В. С. Голушкевич, а также офицеры связи.» [5]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка. Без перемен! В районе Старой Руссы противник существенных успехов не добился. Но и у нас начинают сказываться трудности с подвозом снабжения; придётся организовать переброску снабжения 16-й армии воздушным путём. На волховском участке противник не может добиться новых успехов. Сильные атаки русских на южном участке Ленинградского фронта отбиты. Обстановка в 3-й танковой армии неясная. Все ещё не удаётся разгадать намерения 4-й ударной армии противника…» [2]

11 февраля 1942 года. Среда. 235-й день войны[править | править вики-текст]

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка характеризуется следующими основными моментами: а) Увеличение железнодорожных перебросок из района Москвы на Мценск, Сухиничи и Юхнов, а также автотранспортных перевозок в направлении Старицы. б) Обострение положения 16-й армии в связи с тем, что 290-я пехотная дивизия потеряла свою последнюю коммуникацию, по которой осуществлялся подвоз снабжения. После того как командование военно-воздушных сил заявило, что снабжение по воздуху может осуществляться в течение продолжительного времени, приказ об удержании занимаемых позиций оставлен в силе. Признаков переброски новых сил противника в направлении Старой Руссы не отмечается. в) На волховском участке наступательный порыв русских ослаб, что, видимо, связано со значительными потерями. То же самое отмечается и на ладожском участке [2]

12 февраля 1942 года. Четверг. 236-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». «В директиве ОКХ от 12 февраля 1942 г. по ведению боевых действий на советско-германском фронте генерал-полковник Гальдер отмечал: „…Зимние оборонительные бои на Востоке уже перешли, по-видимому, свою высшую точку… Действия наших войск… войдут в историю войн как великий солдатский подвиг. ..“ Далее в документе говорилось о наступлении в скором времени распутицы, о её основных проявлениях и о том, как войска должны вести себя в условиях таяния снегов. Делалось следующее заключение: „…Если принять во внимание трудности передвижения, отступление крупного масштаба невозможно само по себе…“. Задачей ГА „Центр“ в новых условиях было: „…создать между районом Болхов и районом Юхнов постоянную позицию, а в остальном удерживать существующий фронт…“ Большое внимание в приказе уделялось организации снабжения, обучению пополнения и организационным мероприятиям».[4](стр.154)

«Особая операция предусматривалась в полосе 9-й армии. Ещё в директиве от 12 февраля 1942 г. немецкое командование говорило о возможности окружить крупные силы Калининского фронта, продвигающиеся через Андреаполь и Торопец на Великие Луки, Витебск и Демидов. ОКХ беспокоило то обстоятельство, что советские 3-я и 4-я ударные и 22-я армии выходили далеко во фланг и тыл немецким 9-й полевой и 3-й танковой армиям. Войска Красной Армии в перспективе могли перерезать транспортное сообщение через Смоленск и окончательно лишить ГА „Центр“ взаимодействия с правым флангом ГА „Север“. Этого немецкое командование допустить не могло. В качестве контрмеры, в директиве от 12 февраля 1942 г., оно предусматривало собственный удар по тыловым коммуникациям советских армий». [4](стр.159)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): "Группа армий «Юг». В Крыму началась оттепель. На Керченском полуострове противник перешёл к обороне. Противник, по-видимому, вводит новые силы в прорыв на фронте 17-й армии. Группа армий «Центр». Существенных изменений не произошло. Брешь на участке 197-й пехотной дивизии все ещё не закрыта. Противник продолжает атаковать позиции войск северного фланга 9-й армии. Главные силы русской 4-й ударной армии стягиваются перед фронтом 3-й танковой армии. Однако русские войска весьма неоднородны и почти не имеют опытного костяка. Неясно, где находится 3-я ударная армия противника. Возможно, часть её сил переброшена на север. Группа армий «Север». Дальнейшее обострение обстановки у Старой Руссы. Новых сил противника не установлено, однако имеющимися в его распоряжении силами он хочет окружить 2-й армейский корпус. Задержка с прибытием 5-й лёгкой пехотной дивизии ещё более осложняет положение. У Волхова — никаких существенных изменений… " [2]

13 февраля 1942 года. Пятница. 237-й день войны[править | править вики-текст]

Президиум Верховного Совета 13 февраля 1942 г. издал Указ «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве».[1](стр.498) Мобилизации подлежали мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет из числа не работающих в гос. учреждениях и на предприятиях; уклоняющиеся от мобилизации привлекались к уголовной ответственности и по приговору суда подвергались принудительным работам сроком до 1 года.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Усиленные атаки противника в районе к северо-западу от Ржева отбиты… Обстановка на фронте 16-й армии, ставшая в последние дни особенно напряжённой, больше не ухудшалась… На волховском и ладожском участках противник новых успехов не добился.» [2]

14 февраля 1942 года. Суббота. 238-й день войны[править | править вики-текст]

Партизаны Дятьковского р-на Орловской обл. образовали на большей части своего района «Дятьковскую Советскую республику».

«14 февраля партизаны заняли город Дятьково и во всем Дятьковском районе восстановили Советскую власть. В Дятькове они организовали круговую оборону, а на подступах к городу создали завалы и минные поля. Все партизанские отряды и группы возглавлялись штабом руководства по обороне Дятьковского района». [1](стр.355)

Жуков, Георгий Константинович.(Западный фронт) : «Вероятно, трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода… боеприпасов 1—2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления! В донесении Западного фронта на имя Верховного Главнокомандующего от 14 февраля 1942 года говорилось: „Как показал опыт боёв, недостаток снарядов не даёт возможности проводить артиллерийское наступление. В результате система огня противника не уничтожается, и наши части, атакуя малоподавленную оборону противника, несут очень большие потери, не добившись надлежащего успеха“. В конце февраля — начале марта 1942 года Ставка приняла решение подкрепить силами и средствами фронты, действовавшие на западном направлении, но это уже было запоздалое решение. Противник, обеспокоенный развитием событий, значительно усилил свою вяземскую группировку и, опираясь на заранее укреплённые позиции, начал активные действия против войск Западного и Калининского фронтов». [5](стр.51)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка без изменений. Только к югу от Старой Руссы противник стремительно продвинулся на запад и сейчас крупными силами осуществляет прорыв в направлении Холма. В районе Холма обстановка также весьма напряжённая…» [2]

15 февраля 1942 года. Воскресенье. 239-й день войны[править | править вики-текст]

СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О некотором повышении норм обязательных поставок мяса государству». Новая норма обязательных поставок колхозами — от 3,5 до 5 кг с 1 га зем. площади.

15 февраля группа партизанских отрядов («Ураган», «Дедушка» и другие) освободила от оккупантов город Дорогобуж Смоленской области.

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Потери с 22.6.1941 года по 10.2.1942 года: ранено — 21 130 офицеров и 681 236 унтер-офицеров и рядовых; убито — 7872 офицера и 191 276 унтер-офицеров и рядовых; пропало без вести — 729 офицеров и 43 730 унтер-офицеров и рядовых. В общем, потеряно 29 431 офицер и 916 242 унтер-офицера и рядового. Общие потери сухопутной армии (без больных) составили 945 973 человека, то есть 29,56 % всех сухопутных войск на Восточном фронте (3,2 млн человек).

Обстановка в районе к югу от озера Ильмень обостряется. Отмечено прибытие свежих сил противника, которые будут подходить и в дальнейшем. В остальном положение без существенных перемен. На всех участках фронта наши войска успешно отбивают атаки противника. В отдельных местах ведутся бои по ликвидации прорывов, образовавшихся в ходе наступления противника (4-я армия). Наши потери увеличиваются.» [2]

16 февраля 1942 года. Понедельник. 240-й день войны[править | править вики-текст]

«В момент, когда войска Западного направления были уже близки к выполнению стоявшей перед ними задачи, их наступательные возможности стали заметно слабеть. Это вызвало серьёзную тревогу в Ставке Верховного Главнокомандования. 16 февраля Ставка потребовала от командующих Калининским и Западным фронтами мобилизовать все силы фронтов для завершения разгрома врага на западном направлении.» [1](стр.323)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «В обстановке — никаких существенных изменений. В районе Старой Руссы отражено наступление русских южнее города. На волховском участке — затишье. На ладожском участке отбиты мощные атаки танков противника.» [2]

Состоялся суд над маршалом Куликом. «Его обвинили в пораженческом поведении, неисполнении приказа Ставки, несанкционированном оставлении Керчи и Ростова, а заодно в пьянстве, развратном образе жизни, злоупотреблении званием Маршала Советского Союза и расхищении государственной собственности. 16 февраля 1942 года Верховный суд приговорил лишить Кулика званий Маршала и Героя Советского Союза, а также всех боевых наград. Три дня спустя постановлением Политбюро он был исключён из состава членов ЦК ВКП(б) и снят с поста заместителя наркома обороны.» [3](стр.150)

17 февраля 1942 года. Вторник. 241-й день войны[править | править вики-текст]

Калининский фронт (Конев, Иван Степанович). 29-я армия (Швецов Василий Иванович) «17 февраля немецко-фашистские войска усилили атаки против 29-й армии и замкнули кольцо её окружения. Наступление 30-й армии с севера и 39-й армии с юга хотя и отвлекало силы врага и ослабляло его удары по войскам 29-й армии, но не настолько, чтобы её соединения, оказавшиеся в окружении, могли успешно отражать атаки противника.» [1](стр.323)

«Новое наступление Калининского фронта не принесло успеха, деблокировать войска генерала Швецова не удалось; им пришлось с тяжёлыми боями и большими потерями прорываться на соединение с 39-й армией. Для оказания помощи окружённым Конев принял решение десантировать в удерживаемый ими район Мончалово, Окороково 4-й парашютно-десантный батальон 204-й воздушно-десантной бригады под командованием старшего лейтенанта П. А. Белоцерковского — более 400 человек. Десантирование производилось в ночь на 17 февраля одиночными самолётами в несколько заходов с высоты 300 м. Во время выброски парашютистов и грузов самолёты ТБ-3 летали по кругу над площадкой приземления. Немцы стреляли по ним из винтовок и пулемётов, так как радиус района боевых действий 29-й армии сократился к этому времени до 4 км. Несмотря на это, ни лётчики, ни десантники в воздухе потерь не имели. Всего в заданный район было переброшено 312 человек, привезено обратно 75 человек и 38 парашютистов ошибочно высадили под Старицей. В расположение войск Швецова собралось лишь 166 человек.» [3](стр.103)

Группа армий «Центр». «…К 17 февраля 1942 г. на фронте 9-й армии, — как отмечалось в оперсводках в генштаб ОКХ, — в результате упорных боёв с переменным успехом было достигнуто решительное сужение района окружения 29-й советской армии…» Утром этого дня советские танки на северном участке обороны 6-го армейского корпуса смогли прорваться к югу — навстречу отрезанным советским войскам. Часть танков была подбита, но часть сумела прорваться сквозь немецкие оборонительные порядки. Казалось, ещё немного и немецкое кольцо будет прорвано. Но этого не случилось. Одна из последних попыток командования Калининского фронта выручить окружённых была отбита огнём и контратакой немецких подразделений. В оперативном донесении отмечалось, что советские танки продвинулись до 15 км вглубь немецкой обороны, но так и не смогли выполнить задачу. В то же время, остатки 29-й советской армии оставили н.п. Мончалово (15 км западнее Ржева) и отошли в леса вокруг железнодорожной станции с одноимённым названием, где и закрепились. Более трёх недель 29-я армия (командующий генерал-майор В. И. Швецов) сражалась в отрыве от основных сил фронта. Её соединения израсходовали почти все боеприпасы, подходили к концу и продовольственные запасы. Медлить с прорывом из кольца больше было нельзя. Получив соответствующее разрешение командующего фронтом (И.Конева), соединения 29-й армии в ночь на 17 февраля 1942 г., рассредоточившись на отдельные группы, стали выходить к основным силам Калининского фронта. [4](стр.155)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич) «Группа генерала Белова 17 февраля получила от главкома Западного направления приказ обойти Вязьму с запада и перехватить железную дорогу Вязьма-Смоленск. В это же время 11-й кавкорпус Соколова, прорываясь с севера, должен был выйти на автомагистраль.» [3](стр.104)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На всем фронте относительное затишье. Даже в районе Старой Руссы, где в предпринятый нами контрудар включилась 5-я лёгкая пехотная дивизия, противник не попытался ничего сделать. Новые атаки русских на восточном участке 2-й и 2-й танковой армий безрезультатны.» [2]

18 февраля 1942 года. Среда. 242-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Западный фронт. Советские войска начали Демянскую десантную операцию против окружённой группировки врага. Продолжалась до апреля 1942 года, окончилась поражением.

Калининский фронт (Конев, Иван Степанович). 29-я армия (Швецов Василий Иванович). «В связи с ухудшением положения войск 29-й армии командующий армией с разрешения командования Калининского фронта отдал приказ на выход армии из окружения в южном направлении и соединение с 39-й армией. К моменту выхода из окружения в составе 29-й армии оставалось лишь около 6 тыс. человек. Последние трое суток окружённые части уже не имели продуктов и боеприпасов. Выход начался в ночь на 18 февраля.» [1](стр.323)

Группа армий «Центр». "Командование 9-й немецкой армии 18 февраля 1942 г. доносило о многократных попытках противника группами от нескольких сотен до 3 тыс. чел. прорваться через фронт немецких подразделений. Немецкое командование отмечало, что в боевых порядках советских частей были замечены также партизаны и десантники. Дело в том, что 16 и 17 февраля 1942 г. в районе действия 29-й армии был десантирован 4-й батальон 204-й воздушно-десантной бригады (1-го воздушно-десантного корпуса) в составе 500 чел. Командовал батальоном старший лейтенант П. Белоцерковский. Десантники должны были оказать содействие советским стрелковым подразделениям в прорыве на юго-запад, на соединение с 39-й армией. Отходившим советским частям был навязан тяжёлый бой. «Нам удалось, — говорилось в донесении штаба 9-й немецкой армии, — в районе лесного участка северо-восточнее Афанасьево преградить путь этим силам и помешать прорыву… Полным ходом осуществляется уничтожение окружённого противника.» [4](стр.158)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 4-й воздушно-десантный корпус. «Для содействия войскам Западного фронта в окружении и разгроме юхновской группировки Жуков решил провести ещё одну воздушно-десантную операцию. …Первым в ночь на 18 февраля десантировался 4-й батальон 8-й воздушно-десантной бригады. Задачу выполнили только 12 экипажей, которые сбросили 293 человека и 32 тюка с грузами. Остальные самолёты не смогли найти заданный район из-за потери ориентации. Путаницу и неуверенность в действия лётчиков вносило большое количество костров и пожаров на земле, среди которых трудно было распознать „свои“ сигналы. К тому же в дальнейшем сигналы подавал и противник, обозначая ложные площадки или места сбора. Применить вместо примитивных костров, выложенных в виде различных „букв“, световые или радиотехнические средства наши начальники не догадались, а может, просто не знали, что это такое. Более того, воображения не хватило даже на то, чтобы присвоить каждой советской группировке в тылу противника отдельный сигнал: идентичным образом в это же время жгли костры снабжаемые по воздуху конники Белова, партизаны Кирилова и пехотинцы Ефремова.» [3](стр.106)

19 февраля 1942 года. Четверг. 243-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич) Войска Волховского фронта овладели Красной Горкой.

Калининский фронт (Конев, Иван Степанович). 29-я армия (Швецов, Василий Иванович). «…утверждение командования ГА „Центр“ об уничтожении 29-й советской армии было явным преувеличением. 19 февраля 1942 г. генерал Конев доложил И.Сталину, что на участке 30-й армии вышли из окружения около 200 чел. В полосе 252 стрелковой дивизии (39-й армии) пробились 185-я, 381-я дивизии, а также армейские части во главе с генералом Швецовым, всего до 3500 бойцов и командиров, которые сразу же стали приводить себя в порядок. Таким образом, костяк 29-й армии был сохранен.» [4](стр.158)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Никаких существенных изменений в обстановке, кроме района Старой Руссы, где противнику удалось прорваться также и севернее города. Следует также отметить, что русские вновь овладели железной дорогой Осташков — Торопец…»[2]

20 февраля 1942 года. Пятница. 244-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Западный фронт. (Курочкин Павел Алексеевич) «Войска 34-й армии, которой командовал генерал-майор Н. Э. Берзарин, развивали наступление на демянском направлении. К концу января они вышли в район Ватолино — Молвотицы — Новая и охватили демянскую группировку с востока и юга. Для того чтобы быстрее завершить окружение и уничтожение старорусской и демянской группировок противника, Ставка Верховного Главнокомандования усилила Северо-Западный фронт 1-й Ударной армией и двумя гвардейскими стрелковыми корпусами. Войскам правого крыла фронта было приказано окружить и уничтожить демянскую группировку врага. 11-я и 1-я Ударная армии получили задачу выйти в район Сольцы — Шимск и перехватить коммуникации старорусской и новгородской группировок. Сосредоточив основные усилия на флангах демянской группировки врага, войска фронта нанесли два встречных удара. 20 февраля части 1-го гвардейского стрелкового корпуса, развернувшие наступление с севера на Рамушево, соединились в Залучье с войсками 34-й армии, наносившими удар с юга. Демянская группировка в составе семи дивизий 16-й армии (60—70 тыс. человек) была отсечена от старорусской группировки и окружена.

В ходе боёв при окружении вражеских войск были разгромлены три немецкие дивизии. Противник оставил на поле боя до 12 тыс. трупов. Наши войска захватили 185 орудий, 135 миномётов, 340 пулемётов, 450 автомашин, 125 вагонов с разными грузами, несколько складов с боеприпасами, снаряжением и продовольствием и другое военное имущество.» [1](стр.337)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «В тылу группы армий „Центр“ увеличивается количество выбрасываемых противником воздушных десантов. Группировка противника перед фронтом 3-й танковой армии по-прежнему остаётся неясной. Не исключена возможность усиления натиска противника против левого фланга 23-го армейского корпуса и на Холм с юга. Усиливается натиск противника на Холм с севера. Противник, наступающий от Осташкова, обходит 2-й армейский корпус с юга и запада. Русские предпринимают попытки охватить наши войска у Старой Руссы на южном участке…»[2]

21 февраля 1942 года. Суббота. 245-й день войны[править | править вики-текст]

«21 февраля 1942 г. Государственный Комитет Обороны постановил ремонтно-восстановительные цехи заводов чёрной металлургии (механические, кузнечные, литейные, котельные, металлоконструкций) с 1 марта освободить от выполнения посторонних заказов. Изготовление запасных частей и металлургического оборудования, необходимого для планового ремонта действующих агрегатов, приравнивалось по своему значению к самым важным военным заказам.» [1](стр.504)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов Павел Алексеевич) «2-я гвардейская кавдивизия неожиданным ударом выбила немцев из села Изборово, 21 февраля 8-я воздушно-десантная бригада заняла село Бекасово, а 41-я кавалерийская дивизия — Яковлево. Советские части перерезали железную дорогу и частично разрушили её. Корпус Соколова в это время перехватил автостраду и закреплялся в селах Азарово и Черново в 6 км севернее. Однако соединиться двум подвижным группам так и не удалось.» [3](стр.104)

Группа армий «Центр». "21 февраля 1942 г. штаб ГА «Центр» издал приказ № 1414 на ведение боевых действий после завершения зимы… Ставились задачи объединениям ГА «Центр»: 2-я танковая армия: удерживать район юго-западнее Сухиничей и во взаимодействии с южным флангом 4-й армии овладеть г. Киров; 4-я армия: отступить на позицию Угра-Воря и оставить город Юхнов. При отступлении от него предусматривалось основательное разрушение всех мостов через р. Угра и аэродрома; создание «зоны пустыни». 4-я танковая армия: первоочередная задача — уничтожение вражеских частей в своем тылу: партизан — в районе Дорогобужа; десантников, конников генерала Белова и частей 33-й армии — в районе южнее и юго-западнее Вязьмы. Особая операция предусматривалась в полосе 9-й армии… 21 февраля, фон Клюге конкретизировал предстоящую задачу. Он приказал 9-й армии готовить операцию в направлении на Осташков для того, чтобы «перерезать вражеские коммуникации между Ржевом и Осташковым, овладеть под Осташковым крепким опорным пунктом и, по возможности, продвинуть фронт к Волге…» [4](стр.159)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Группа армий „Центр“. Отмечается увеличение сил и активизация частей противника (прорвавшиеся в тыл части и партизанские отряды) в тылу 4-й армии. Противник, используя свежие силы, атакует центральный и западный участки 23-го армейского корпуса 9-й армии. Складывается впечатление, что противник не собирается более предпринимать серьёзных атак наших позиций у Велижа, а стремится свежими силами 4-й ударной армии соединиться с 39-й армией. Группа армий „Север“. В районе к югу от озера Ильмень усилия противника сосредоточиваются на трёх основных направлениях: Холм, Старая Русса и 2-й армейский корпус, которому сейчас грозит окружение.» [2]

22 февраля 1942 года. Воскресенье. 246-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». «За один месяц с 22 января по 22 февраля 1942 г. в её войска прибыли по железной дороге и на автомашинах — 46.000 чел.; при этом во 2-ю армию было отправлено — 3.800 чел., во 2-ю танковую армию — 8.700 чел., в 4-ю армию — 7.850 чел., в 4-ю танковую армию — 13.150 чел., в 9-ю армию — 10.600 чел. и в резерв командования — 2.000 чел. Как мы видим, в первую очередь нуждались в пополнении 4-я танковая и 9-я полевая армии — как наиболее пострадавшие в предыдущих боях…» [4](стр.171)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка на фронте: Группа армий „Юг“. Обстановка осложнилась в связи с паническим бегством одной румынской дивизии, что, по-видимому, было неожиданным и для противника, так как он сразу не сумел воспользоваться этим обстоятельством. Группа армий „Центр“. На западном фланге 23-го армейского корпуса отмечается сильный натиск противника с севера и запада. Группа армий „Север“. Необходимо сокращение фронта обороны 2-го армейского корпуса. „Крепость Демянск“ (наименование, данное Гитлером). В районе Холма и на ладожском участке напряжённая обстановка.»[2]

23 февраля 1942 года. Понедельник. 247-й день войны[править | править вики-текст]

Москва. «В праздничном приказе № 55 от 23 февраля 1942 года нарком обороны доводил до сведения личного состава батальонов, батарей и эскадрилий: „Теперь уже нет у немцев того военного превосходства, которое они имели в первые месяцы войны в результате вероломного и внезапного нападения. Момент внезапности и неожиданности, как резерв немецко-фашистских войск, израсходован полностью. Тем самым ликвидировано то неравенство в условиях войны, которое было создано внезапностью немецко-фашистского нападения. Теперь судьба войны будет решаться не таким привходящим моментом, как момент внезапности, а постоянно действующими факторами: прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество дивизий, вооружение армий, организаторские способности начальствующего состава армии. При этом следует учесть одно обстоятельство: стоило исчезнуть в арсенале немцев моменту внезапности, чтобы немецко-фашистская армия оказалась перед катастрофой. …Инициатива теперь в наших руках, и потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор Красной Армии. Недалек тот день, когда Красная Армия своим могучим ударом отбросит озверелых врагов от Ленинграда, очистит от них города и села Белоруссии и Украины, Литвы и Латвии, Эстонии и Карелии, освободит советский Крым, и на всей советской земле снова будут победно реять красные знамёна“.» [3](стр.16)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 4-й воздушно-десантный корпус. «В ночь на 23 февраля в район высадки вылетел штаб 4-го ВДК. Все командование следовало в одном тихоходном самолёте ТБ-3, который на подлете к цели подвергся атаке немецкого ночного истребителя Ме-110. В результате осколком был убит командир корпуса генерал Левашов и ранено несколько офицеров штаба. Командование принял на себя начальник штаба полковник А. Ф. Казанкин.

Но в целом урон, нанесённый германской авиацией, был небольшим. Гораздо более серьёзные потери — свыше 2000 человек — десантники понесли в результате неточной выброски по вине собственной транспортной авиации. Как и прежде, имели место многочисленные случаи выброски людей и грузов на большой площади, с высоты 1000—2000 м, вместо положенных 600 м — в расположение 33-й армии, корпуса Белова, в боевые порядки противника и далее за Днепром. Потери грузов значительно снизили боеспособность десанта, потеря лыж лишила многие подразделения подвижности. До 23 февраля одновременно с продолжавшимся десантированием части корпуса сосредоточивались в районах сбора, разыскивали сброшенное имущество и вели разведку.

Немцы, в свою очередь, с первой же ночи появления в своём тылу десантников начали усиливать гарнизоны и оборонительные сооружения. Многие строения в населённых пунктах приспосабливались под огневые точки, строились ледяные окопы и различные заграждения. Гарнизоны усиливались танками и артиллерией.

Приняв командование корпусом, полковник Казанкин связался со своими бригадами и с командованием 50-й армии. К этому времени войска генерала Болдина, подходившие к Варшавскому шоссе на рубеже Сапово, Савинки, встретили упорное сопротивление противника, преодолеть которое оказались не в состоянии.» [3](стр.107)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Ожидавшегося наступления противника в честь Дня Красной Армии не произошло. Обстановка — без существенных перемен. Основные наступательные усилия противника сосредоточены на Украине (Изюм), в районе к юго-западу от Юхнова, на левом фланге 23-го армейского корпуса и на фронте группы армий „Север“…» [2]

24 февраля 1942 года. Вторник. 248-й день войны[править | править вики-текст]

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 4-й воздушно-десантный корпус. «В ночь на 24 февраля 9-я воздушно-десантная бригада полковника И. И. Курышева, уничтожая по пути мелкие гарнизоны, вышла к населённым пунктам Пречистое и Куракино, где была остановлена немцами. 212-я бригада подполковника Н. Е. Колобовникова пыталась с ходу захватить опорные пункты в Иванцеве, Костинках, Жердовке, но успеха не имела. В течение ночи с 24 на 25 февраля части корпуса вели разведывательные поиски, улучшали занимаемые позиции и готовились к проведению повторных атак опорных пунктов. Единственным средством подавления, которым располагали десантники, являлся огонь из стрелкового оружия и миномётов. Однако и он не мог быть особенно интенсивным из-за ограниченного количества боеприпасов. Поэтому корпус действовал в основном ночью, внезапными атаками.» [3](стр.108)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Потери с 22.6.1941 года по 20.2.1942 г.: Ранено — 21 555 офицеров и 708 455 унтер-офицеров и рядовых; убито — 8107 офицеров и 198 017 унтер-офицеров и рядовых; пропало без вести — 747 офицеров, 45 019 унтер-офицеров и рядовых. Итого потеряно 30 409 офицеров и 951 491 унтер-офицер и рядовой. Общие потери: 981 900 человек, или 30,68 процента средней численности сухопутных войск Восточного фронта (3,2 миллиона).

В целом удивительно спокойный день! В районе котла под Изюмом противник усиливает свой натиск, по-видимому, в западном направлении. В тылу 2-й танковой армии отмечается активная деятельность партизан. На фронте 4-й армии снова завязались бои за шоссе на Юхнов. Вязьминский участок шоссе также подвергается обстрелу артиллерией противника. На фронте 23-го армейского корпуса атаки русских с севера отбиты. Проведение маневра противника по охвату с запада и юго-запада прекращено. На фронте группы армий „Север“ изменений нет. Лишь на волховском участке противник усиливает свой натиск на север, в направлении Любани. На ладожском участке снова удалось отбить крупные атаки противника. Во второй половине дня просмотр русского документального фильма о боях под Москвой.» [2]

25 февраля 1942 года. Среда. 249-й день войны[править | править вики-текст]

Северо-Западный фронт (Курочкин Павел Алексеевич). «После окружения вражеской группировки в районе Демянска перед Северо-Западным фронтом встала задача как можно быстрее ликвидировать её, а затем оказать помощь Ленинградскому и Волховскому фронтам в прорыве блокады Ленинграда. Первостепенное значение приобретал фактор времени. Следовало немедленно начать разгром окружённого противника, чтобы не дать ему возможности оправиться от понесённых потерь и создать прочную круговую оборону.

Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 25 февраля объединила управление войсками, участвовавшими в ликвидации окружённой в районе Демянска группировки, в руках командующего Северо-Западным фронтом. Ему же подчинялись в оперативном отношении и правофланговые соединения 3-й Ударной армии Калининского фронта. Ликвидация окружённой группировки возлагалась на войска 34-й армии, 1-й гвардейский стрелковый корпус и правофланговые дивизии 3-й Ударной армии.» [1](стр.337)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 1-й гвардейский кавалерийский корпус (Белов, Павел Алексеевич). «Противник, подтянув танки, авиацию и 3 бронепоезда, сначала отбросил от автострады корпус Соколова, а 25 февраля нанёс серию контрударов по группе Белова, окружив 41-ю кавдивизию, бригаду Онуфриева, 250-й полк майора Солдатова и 329-ю стрелковую дивизию. Белову пришлось отказаться от наступления на Вязьму ради спасения своих войск. На помощь окружённым направилась 2-я гвардейская кавдивизия. После 3-дневных боёв кавалеристам и парашютистам удалось прорваться через вражеское кольцо и соединиться с главными силами. Но потери были велики. Так, в 75-й кавдивизии насчитывалось лишь 59 активных штыков.» [3](стр.104)

Группа армий «Центр». «25 февраля 1942 г. генерал Модель доносил командованию ГА „Центр“ о том, что участие его армии в новой операции до начала распутицы становится уже маловероятным, однако „возможно нанести внезапный удар на север до или после периода распутицы…“ Другими словами, Модель не терял надежды осуществить в будущем удар на север, хотя видел, что шансы на его успех в настоящих условиях не велики. Теперь он сосредоточил своё внимание на действиях 39-й советской армии, которая продолжала угрожать немецким коммуникациям.» [4](стр.161)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «На всем фронте — удивительно спокойный день. По-видимому, противник производит перегруппировку сил и подтягивает людские и материальные резервы. Производится подготовка к продолжению наступления.» [2]

26 февраля 1942 года. Четверг. 250-й день войны[править | править вики-текст]

Группа армий «Центр». «В оперативном донесении штаба ГА „Центр“ от 26 февраля 1942 г. говорилось о продолжении атак 263-й пехотной дивизии (4-й армии) в районе Юхнова с целью ликвидации прорыва на её фронте, а также о возобновлении атак советских частей на участке 267-й пехотной дивизии (4-й танковой армии) северо-западнее Шанского завода, отражение которых стоило больших потерь боевому охранению дивизии из-за „сильного артиллерийского огня противника“». [4](стр.163)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «В общем, очень спокойный день! Противник снова усилил нажим против автострады на участке, обороняемом войсками 4-й армии. Атаки ведутся при участии танков. В остальном существенных изменений нет…» [2]

27 февраля 1942 года. Пятница. 251-й день войны[править | править вики-текст]

Крымский фронт (Козлов Дмитрий Тимофеевич). «Ставка Верховного Главнокомандования в директиве от 28 января 1942 г. потребовала от командования Крымского фронта помочь войскам Севастопольского оборонительного района. Основной группировке фронта приказывалось нанести главный удар в направлении на Карасубазар (60 километров западнее Феодосии) и выходом в этот район создать угрозу войскам противника, блокировавшим Севастополь. Командование Черноморского флота получило указание высадить крупный десант в районе Судака (40 километров юго-западнее Феодосии) и, кроме того, огнём корабельной артиллерии и ударами авиации содействовать наступлению войск 44-й армии. Начало общего наступления намечалось на 13 февраля.

Командование фронта и его штаб не смогли подготовить наступление к этому дню. Операция началась только 27 февраля. Фронт располагал достаточными силами для выполнения поставленной задачи, однако из-за плохой организации наступления войска не смогли добиться желаемых результатов. Прорвать вражескую оборону и открыть себе дорогу с Керченского полуострова в Крым им не удалось. Попытки продолжить наступление в марте и апреле не увенчались успехом». [1](стр.344)

«К началу наступления Крымский фронт располагал двенадцатью стрелковыми, одной кавалерийской дивизиями, несколькими отдельными танковыми батальонами с тяжёлыми КВ и средними Т-34 и артиллерийскими частями РГК. Из общего количества войск 9 дивизий входили в состав первого эшелона фронта. Манштейн смог им противопоставить 3 немецкие пехотные дивизии и 18-ю румынскую, которую ему подбросил маршал Антонеску. Её поставили на северном фланге с расчётом, что, упираясь в Азовское море, румынские солдаты смогут удержать позицию, „тем более что болотистая местность перед её фронтом делала маловероятным использование противником крупных сил“. Ещё одна румынская дивизия прикрывала Евпаторию. У генерала Петрова, в Севастопольском оборонительном районе, было семь стрелковых дивизий и три бригады против четырёх немецких пехотных дивизий и одной румынской горной бригады. Таким образом, советские войска имели в Крыму достаточное превосходство в силах для успешного решения поставленной задачи.

Наступление Крымского фронта началось 27 февраля и развивалось очень медленно: зарядили непрерывные дожди, грунт размок настолько, что в грязи застревали даже танки. Одновременно Приморская армия из Севастополя нанесла удары в Северном и Восточном направлениях, пытаясь пробить кольцо окружения. Немцам удалось отбить все атаки противника. Не устояла лишь 18-я румынская дивизия, на северном участке перешейка русские смогли прорваться до Киета, левый фланг обороны угрожающе выгнулся на запад. Манштейну пришлось бросить в бой свой единственный резерв — 213-й пехотный полк и штабные подразделения». [3](стр.169)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Началось наступление противника в Крыму. На керченском направлении противник, нанося удар по нашему северному флангу (румыны), добился успеха. Готовится контрудар. В остальном существенных изменений в обстановке не произошло…» [2]

Манштейн Эрих (11-я армия): «После нескольких внешне спокойных, в действительности же напряжённых до крайности недель противник 27 февраля начал, наконец, ожидавшееся нами крупное наступление. На Севастопольском фронте он попытался вырваться на север и на восток сквозь неплотное кольцо окружения 54 ак. Четырём немецким дивизиям и одной румынской горной бригаде он мог уже противопоставить в крепостном районе 7 стрелковых дивизий, 3 бригады и 1 кавалерийскую дивизию без лошадей. Артиллерия этих дивизий дополнялась крепостной артиллерией, частично расположенной в бронированных башнях. Атаки противника, предпринятые главным образом в полосах Нижнесаксонской 22 пд и Саксонской 24 пд, были отбиты в упорных боях благодаря прекрасным действиям наших войск и эффективному огню артиллерии.

На парпачском участке противник предпринял наступление против стоявших там 30 ак (170 и 132 пд) и 42 ак (46 пд и 18 румынская пд) силами 7 стрелковых дивизий, 2 бригад и нескольких танковых батальонов. Ещё 6 или 7 стрелковых дивизий, 2 танковые бригады и 1 кавалерийская дивизия находились во втором эшелоне и должны были быть введены в бой для использования достигнутого прорыва.

Немецкие дивизии сумели отбить атаки противника, но 18 румынская пд не устояла. При этом мы потеряли и 2 немецких артиллерийских дивизиона, действовавших в её полосе. Нам не оставалось ничего другого, как бросить в бой наш резерв, 213 пп, и снять с южного фланга этого фронта штаб 170 пд и 105 пп, чтобы ликвидировать прорыв противника на севере. Однако эти части со своим тяжёлым вооружением настолько медленно продвигались из-за глубокой грязи, что противнику удалось прорваться на запад до Киета, чем он практически обеспечил себе возможность выйти через Парпачский перешеек на север. Румынская дивизия была выведена из боя.»[6] (стр.256)

28 февраля 1942 года. Суббота. 252-й день войны[править | править вики-текст]

Волховский фронт (Мерецков, Кирилл Афанасьевич) 59-я армия (Галанин, Иван Васильевич). «Чтобы ускорить разгром группировки немецких войск в районе Любани, Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 28 февраля потребовала от командующего Волховским фронтом создать сильную ударную группировку фронта в составе не менее пяти стрелковых дивизий, четырёх стрелковых бригад и одной кавалерийской дивизии, усиленных танками, артиллерией и авиацией. Для перехвата Ленинградского шоссе и железной дороги в районе станции Торфяное (8 километров северо-западнее Чудово) и уничтожения чудовской группировки врага приказывалось создать ударную группу 59-й армии . Одновременно командующий Ленинградским фронтом получил от Ставки приказ развернуть наступление силами 54-й армии с севера в направлении Любани навстречу ударной группировке Волховского фронта. Для содействия фронтам в выполнении этой задачи предлагалось организовать массированные удары авиации фронтов и Резерва Главного Командования по боевым порядкам и оборонительным сооружениям противника».[1](стр.335)

Калининский фронт (Конев, Иван Степанович). 29-я армия (Швецов, Василий Иванович). «В связи с ухудшением положения войск 29-й армии командующий армией с разрешения командования Калининского фронта отдал приказ на выход армии из окружения в южном направлении и соединение с 39-й армией. К моменту выхода из окружения в составе 29-й армии оставалось лишь около 6 тыс. человек. Последние трое суток окружённые части уже не имели продуктов и боеприпасов. Выход начался в ночь на 18 февраля и был завершён к 28 февраля. Из окружения вышли и присоединились к 39-й армии 5200 человек, из них до 800 раненых. После отхода частей 29-й армии на юг расстояние, отделявшее войска 39-й армии от главных сил фронта, значительно увеличилось, и условия, в которых ей приходилось теперь вести борьбу, стали сложнее». [1](стр.323)

«28 февраля остатки 29-й армии в количестве 6000 человек вырвались из кольца к своим. По немецким данным, в плен попали 4888 бойцов и командиров, ещё 26647 человек погибли на поле боя. Таким образом, первую половину тех клещей, что должны были сжать основные силы группы армий „Центр“, немцы отсекли уже в феврале». [3](стр.103)

Западный фронт (Жуков, Георгий Константинович). 4-й воздушно-десантный корпус. Завершилась Вяземская воздушно-десантная операция. «…десантники на отдельных направлениях продвинулись на 20-22 км навстречу войскам фронта, овладели рядом населённых пунктов. В результате боёв 23-28 февраля части корпуса вышли на указанный командованием Западного фронта рубеж, где должна была произойти встреча с войсками 50-й армии. Нескольким разведгруппам 9-й воздушно-десантной бригады удалось даже пробраться через Варшавское шоссе и установить связь с частями генерала Болдина». [3](стр.108)

Группа армий «Центр». «С целью устранения угрозы прорыва соединений Красной Армии навстречу окружённым войскам 33-й армии в районе рек Угра и Воря, командованием ГА „Центр“ была образована боевая группа „Тома“, состоящая из 17-й, 255-й пехотных и 20-й танковой дивизий. Она должна была действовать на флангах 4-й полевой и 4-й танковой армий. С 27 февраля 1942 г. нажим советских частей на немецкую оборону севернее Юхнова (конкретно, на участок д. Мамуши — д. Березки) усилился. Возросли и потери сторон. Только за эти два дня, согласно оперсводкам генштаба ОКХ, советские войска потеряли здесь 12 танков, „среди них два 52-х тонных“». [4](стр.163)

Гальдер Франц (нач. Ген. шт. Сух. войск Германии): «Обстановка на всем фронте значительно оживилась. В Крыму на обоих направлениях отбиты атаки крупных сил противника. Противник ожесточённо атакует группу Маккензена и позиции на реке Бахмутка, более слабые атаки — на участке 11-го армейского корпуса. Отмечается активизация противника в районе Мценска и у Сухиничей. В районе шоссе, ведущего на Юхнов, и на восточном участке группы армий „Центр“ — обычные наступательные действия противника…На фронте группы армий „Север“ по-прежнему отмечается сильный натиск противника на Холм с севера и юга. Положение 2-го армейского корпуса все ещё тяжёлое. Подвоз снабжения по воздуху явно недостаточен. К северу от озера Ильмень противник сосредоточивает силы, чтобы усилить удар из района прорыва западнее Волхова в направлении на Любань. В связи с этим значительно ослабло давление противника на фронте 38-го армейского корпуса [2]

Список литературы[править | править вики-текст]

Перечень карт[править | править вики-текст]

1. «Контрнаступление под Москвой и общее наступление на Западном направлении 05.12.1941 — 20.04.1942» (537 кб — Великая Отечественная война. Энциклопедия)]).