Цебельдинская культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Цебельди́нская культура — позднеантичная и раннесредневековая археологическая культура на территории Цебельды (Апсилия).

История исследований[править | править код]

Скорее всего, первооткрывателем культуры следует считать Ю. Н. Воронова. В Абхазском государственном музее в Сухуме видное место занимают артефакты цебельдинской культуры (более тысячи предметов), в том числе копья, топоры, украшения, стеклянные и глиняные сосуды, которые нашёл, спас от уничтожения и передал в 1959 году в музей цебельдинский школьник, впоследствии видный археолог-кавказовед, Ю. Н. Воронов (убит в 1995 году)[источник не указан 55 дней].

Планомерные раскопки памятников цебельдинской культуры Абхазии начались в 1960 году, когда М. М. Трапш начал раскопки некрополя у крепости Шапка.

Первые достаточно полные публикации появились в 1970—1971 годах. Научные работы археологов В. Л. Леквинадзе, М. М. Трапша, Г. К. Шамбы, М. М. Гунбы и Ю. Н. Воронова раскрыли отдельные детали и дали полную картину Цебельдинской культуры (древней Апсилии).

Происхождение[править | править код]

Занимает примерно ту же территорию, что и более ранняя колхидская культура, и с большой вероятностью является её преемником.

Периодизация[править | править код]

Исходя из обнаруженных артефактов[1], все раскопанные некрополи Цебельдинской культуры отнесены в основном к одной исторической эпохе, а именно к I—V векам нашей эры.

В частности — раскопанное богатое погребение с византийскими монетами Юстиниана I (527—565 гг.) опровергло ранее существовавшие ошибочные датировки. Стало ясно, что цебельдинские могильники перестали функционировать в конце VII — начале VIII вв., что есть последствие арабского вторжениями первой половины VIII века.

Внутри этих хронологических рамок, как уже выясняется[1],

 — первая часть погребений на основании односоставных и двусоставных круглопроволочных фибул колхидско-кобанской формы, мелких стеклянных бусин, римских серебряных монет с изображением императоров Нервы, Трояна, Адриана, Антонина Пия и других предметов можно ограничить временем, приблизительно, I—III вв. н. э.;
 — вторая погребений относится, приблизительно, к IV—V вв. н. э. — стеклянными сосудами, амфорами, римской серебряной монетой с изображением императора Юлия Домна, фибулы с крестовидной дужкой, кувшинами яйцевидной и бомбообразной формы туловом, украшенным крестообразно расположенными под прямым углом врезными кружочками в раннехристианском стиле.

Воронов однозначно определял этническую принадлежность населения, оставившего некрополи Цебельдинской культуры как древнеабхазские племена — апсилов и абазгов[2].

Характер погребений[править | править код]

В течение 1960—1962 годов археологи раскопали более 100 погребений, из которых 6 конских. Памятники также датированы началом VI века н. э.

Погребения отнесены к двум различным типам[1]:

 — могильные ямы удлинённой четырёхугольной формы, в которых покойники клались на спине в вытянутом положении, с ориентацией головы на северо-запад и юго-запад;
 — обряд трупосожжения, совершавшегося вместе с предметами украшения за пределами могильников, затем прах покойников помещали в урны (красноглиняные пифосы или кувшины с двумя петлевидными ручками). Урна всегда накрывалась красноглиняной тарелкой или кубкообразной вазой.

Украшения[править | править код]

Обнаружены три группы ювелирных украшений некрополей Цебельдинской культуры[1]:

 — 1 группа — римские «античные импорты».
 — 2 группа — раннее проявление стиля клуазоннэ, на фибулах, пряжках, серёжках (типа Уреки).
 — 3 группа — местное производство, причём последнее в общем количестве составляет подавляющее большинство.

Инкрустированные фибулы Цебельдинской культуры и Аланские древности, скорее всего имеют разное происхождение: северо-кавказские — от шарнирных римско-византийских, а цебельдинские от античных лучковых. То есть ставится вопрос об отсутствии генетических и хронологических связей двух групп северо-кавказских фибул.

Некрополи Цебельдинской культуры содержат множество изделий стиля «клаузоннэ», на которые ранее мало обращали внимание, хотя здесь они удачно вплетены в структуру некрополей оседлого населения.

Ю. Н. Воронов в 1969 году установил, что Шапкинский могильник занимал площадь 2,5 × 1,5 км, тогда как поселение перед Шапкинской крепостью — только 270 × 70 м. Целая сеть поселений и крепостей были расположенны так, что из каждой крепости можно было видеть несколько соседних. Поселения были расположены на террасах. Местоположение древних дорог, которые вели от ворот одной крепости к другой, уходили к семейным участкам древних могильников и сливались в единую трассу, протянувшуюся от Себастополиса (Сухум) к Клухорскому перевалу.

В СССР Ю. Н. Воронов оказался первым учёным, который исследовал даже дороги. Описывая родники около поселений, он сообщает не только о черепках апсилийских кувшинов, найденных около ведущих к родникам тропинок, а описывает путь к воде от поселений, рассказывает об устройстве цистерн.

Ю. Н. Воронов анализировал топографию Пскальской крепости и пришёл к выводу о её соответствии описанию древнего Тцахара (возможно, соответствует сообщениям византийцев VI в.).

Впервые найденные Ю. Н. Вороновым в Абхазии апсилийские погребения II—III вв. подтвердили предположение Н. В. Хоштария о принадлежности апсилам могильников типа Чхороцку.

Воронов охарактеризовал культуру предшествовавших апсилам кораксов и связи ряда черт цебельдинской культуры с более ранними находками в Северной и Центральной Колхиде, а также аргументировано поместил Мисимийцев в долине Кодора, сумел доказать, что общество апсилов имело специализированно-военный характер, было тесно связано с Римом и Византией.

Воронов выявил[1] сосредоточение крепостей вокруг транскавказского пути, различие в устройстве их стен по мере удаления к периферии Апсилии. В женских могилах военного поселения на горе Шапка, по сравнению с другими могильниками, больше украшений, зато нет мотыг и зернотёрок. Он установил, что общественный строй апсилов соответствовал военной демократии.

Цебельдинская культура — уникальный по полноте источник для изучения оружия, военных обычаев, украшений и стеклянной посуды эпохи «великого переселения народов» на территории СССР, Средней и Южной Европы (в других регионах изучение этой эпохи затруднено частыми передвижениями народов).

Оружие[править | править код]

В раскопках присутствует большое количество оружия: двулезвийные мечи, однолезвийные мечи, множество кинжалов, своеобразных топоров разнотипных втульчатых наконечников, копий и черешковых наконечников стрел и умбонов от щитов.

Характерными только для культуры цебельдинской культуры являются топоры местного производства с довольно длинной трубчатой проушиной, со свисающей бородкой. Самые ранние из них в Абхазии датируются I веком н. э., последние — XIX в. Такое количество оружия в Цебельде указывает на воинственный характер древнего населения Абхазии, которое в III—V вв. н. э. вело постоянную борьбу с римскими и другими захватчиками.

Монеты[править | править код]

За время раскопок учёными обнаружены три монеты[1] — серебряные, римские, провинциальные, каппадокийского происхождения:

 — дидрахма императора Адриана (121—122 гг.).
 — дидрахма императора Антонина Пия (138—161 гг.);
 — монета выпущенная предположительно при императоре Августе или Адриане.

Особенности[1][править | править код]

По результатам анализа артефактов, Воронов сделал вывод, что Цебельдинская культура имеет свои особенности : — своеобразие керамической посуды (а именно : кувшины с яйцевидной и бомбообразной формы туловом, с чашечкообразным венчиком, с характерным орнаментом, состоящим преимущественно из врезных крестообразно расположенных под прямым углом кружочков и рельефных очкообразных изображений). — особенностей кувшинов — чашечкообразное оформление венчиков на горловинах вышерассмотренных амфор, что ранее нигде не встречалось вообще. — своеобразные железные топоры, с довольно длинной трубчатой проушиной, с лезвием в виде свисающей широкой бородки; — серебряные круглопроволочные серёжки с петлёй и крючковидной застежкой на концах, украшенные разноцветными сердоликами.

Воронов однозначно указывал этническую принадлежность населения, оставившего памятники цебельдинской культуры как древнеабхазские племена — апсилов и абазгов.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • И. А. Гзелишвили. Остатки кремации в глиняных сосудах в Абхазии. Сообщения Академии наук Грузинской ССР, т. VIII, Тбилиси, 1947, стр. 93-99.
  • К. И. Бердзенишвили. Позднеантичная керамика из Цебельды. Материалы по археологии Грузии и Кавказа. Институт истории им. И. А Джавахишвили АН Груз. ССР. 11. Тбилиси. 1959. стр. 108 и сл.
  • Воронов Ю. H. Новые материалы античной эпохи из окрестностей Диоскуриады // Советская археология, 1991, № 1, с.225-234
  • Воронов Ю. H., Юшин В. А. Новые памятники цебельдинской культуры в Абхазии // Советская археология, 1973, № 1, с.171-191
  • Трапш М. М. Некоторые итоги раскопок цебельдинских некрополей в 1960—1962 гг. // Археология и этнография Абхазии.
  • Воронов Ю. Н. Древняя Апсилия. — Сухум, 1998.

Ссылки[править | править код]