Чансань

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Чжоу Сюань — актриса, сыгравшая в фильме Ангел с улицы[zh] героиню-чансань

Чансань[1] (кит. трад. 長三, упр. 长三, пиньинь: chángsān, кит. 歌妓, пиньинь: gējì, палл.: гэцзи, кит. 歌女, пиньинь: gēnǚ, палл.: гэнюй, кит. 歌姬, пиньинь: gējī, палл.: гэцзи, англ. sing-song girls, англ. flower girls) — термин для обозначения китайских куртизанок, существовавших в начале XIX века и сильно повлиявших на развитие популярной культуры Шанхая[2][3].

Название[править | править код]

Концепция чансань существует по крайней мере со времён императоров династии Хань, которые предоставляли своей армии женщин-увеселительниц[4]. В древнем Китае их называли гэцзи (кит. 歌妓), (кит. 歌姬), оучжэ (кит. 謳者) и подобными именами.

Описание профессии[править | править код]

Чансань с детства учились развлекать богатых мужчин разговорами, песнями и танцами; они могли и не заниматься проституцией, но многие делали это, хотя себя называли «любовницами», а не «проститутками». У чансань не сложилось ни особого костюма, ни выделяющегося сценического макияжа, часто они носили ципао, как и знатные китаянки. Также чансань ставили небольшие представления по мотивам китайских опер, и для игры часто надевали оперные костюмы. У каждой имелся один или несколько богатых женатых или холостых покровителей, которые обеспечивали оплату семейных долгов чансань и создавали условия для роскошной жизни своих протеже. Многие чансань выходили за богатых клиентов, чтобы начать свободную жизнь.

Положение в обществе[править | править код]

До создания Китайской Республики в 1911 году институт конкубин был легален. По китайской традиции мужчины хранят фамилию и наследство, и для того, чтобы у высокородного мужчины обязательно был наследник мужского пола, они заводили любовниц-конкубин, столько, сколько могли содержать[4]. Данная традиция не требовала согласия жены, так как закон и патриархальные обычаи защищали желание мужа иметь любовниц. Обычно наложницы даже жили под одной крышей с женой хозяина, исполняя обязанности служанки, подчиняясь как своему хозяину, так и его жене. В случае рождения наследника статус наложницы существенно повышался[5].

Назначение наложниц-артисток отличалось от назначения наложниц-служанок, проживавших в семье своего хозяина и состояло в основном в развлечении хозяина и его гостей. Для этого у князей и высокопоставленных чиновников имелись собственные труппы, обученных танцам и музыке девушек, которые показывали перед гостями своё искусство во время официальных банкетов, трапез и частных пирушек. Статус наложниц обоих видов в традиционном Китае можно приравнять к статусу рабыни, они не имели никаких прав и являлись собственностью своего хозяина. Как свидетельствуют китайские хроники, они часто переходили из рук в руки, их продавали и перепродавали или просто преподносили в виде подарка. Известен факт, что в 515 году до н. э. один вовлеченный в тяжбу крупный чиновник в качестве взятки судье предложил целую труппу таких девушек[5].

Свободные чансань не имели своего господина и потому не являлись ничей собственностью, их статус был близок к статусу европейской куртизанки или японской гейши. Для завлечения потенциальных мужей чансань часто занимались пением, отсюда и название, включающее слово «петь» — кит. [4].

О популярности чансань можно судить по следующему факту: газеты устраивали конкурсы, предлагая читателям прислать им имя любимой чансань, и в одном из первых конкурсов[когда?] приняло участие более 70 000 человек[3].

В популярной культуре[править | править код]

В произведениях искусства 1930-х годов (в частности, работах Не Эра, Сюй Синчжи) образ чансань стал манифестом против проституции и общества потребления[6]. В 1940-х коммунистическая партия Китая стала приравнивать чансань и жёлтую (популярную) музыку[de] к порнографии[7], они даже считались символом унижений Китая[6].

Чансань были популяризованы в книге Хань Банцина «Шанхайские цветы» (кит. трад. 上海花), английский перевод называется «The Sing-song girls of Shanghai»[8].

Примечания[править | править код]

  1. Gail Hershatter. Dangerous Pleasures: Prostitution and Modernity in Twentieth-Century Shanghai. — University of California Press, 1999. — С. 43. — P. 591. — (Philip E.Lilienthal Books). — ISBN 978-0520204393.
  2. Kai-wing Chow, Kevin M. Doak, Poshek Fu. Constructing Nationhood in Modern East Asia. — University of Michigan Press, 2001. — С. 318. — ISBN 978-0472067350.
  3. 1 2 Andrew F Jones. Yellow Music: Media Culture and Colonial Modernity in the Chinese Jazz Age. — Duke University Press, 2001. — ISBN 9780822380436.
  4. 1 2 3 Morris, Peter Thomas. (1992) Cantonese Love Songs: An English Translation of Jiu Ji-Yung’s Cantonese Songs of the Early 19th century. Hong Kong University. ISBN 962-209-284-5
  5. 1 2 О. Е. Зевалич Положение женщины в традиционном Китае. Материалы Первой Международной молодежной научно-практической конференции, 2014
  6. 1 2 Kai-wing Chow, Kevin M. Doak, Poshek Fu. Constructing Nationhood in Modern East Asia. — University of Michigan Press, 2001. — С. 330. — ISBN 978-0472067350.
  7. Jones. Andrew F. (2001). Yellow Music — CL: Media Culture and Colonial Modernity in the Chinese Jazz Age. Duke University Press. ISBN 0-8223-2694-9
  8. Han Bangqing (автор), Eileen Chang (переводчик), Eva Hung (переводчик). The Sing-song Girls of Shanghai. — Columbia University Press, 2012. — ISBN 9780231529457.