Чепецкая культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Чепецкая культура
Средневековье
Географический регион Удмуртия
Локализация среднее течение р. Чепцы
Датировка IXXV веков
Носители пермяне
Тип хозяйства охота, скотоводство, подсечно-огневое земледелие
Преемственность
Поломская

Чепе́цкая культу́ра — археологическая культура IXXV веков, располагавшаяся по среднему течению реки Чепцы и её притокам. Одним из крупнейших центров чепецкой археологической культуры являлось Солдырское I городище («Иднакар»).

Городища в основном мысовые, укреплены рвом и валом, крупнейшие — Солдырские, Кушманское, Дондыкарское. Встречаются также селища и могильники с трупоположениями.

Население вело комплексное хозяйство, сочетавшее скотоводство, земледелие, охоту, рыболовство и бортничество. На высоком уровне находилось косторезное ремесло и металлургия. Чепецкие мастера, как правило, подражали верхнекамским, булгарским и древнерусским образцам.

Население культуры говорило на диалектах, промежуточных между праудмуртским и пракоми языками[1].

История[править | править код]

Возникла на основе поломской культуры. По одной из версий, под давлением булгар поломцы ушли с верхней Чепцы на среднее её течение, где образовали компактное образование поселений, удобное для обороны.

С XIII века культура приходит в упадок, городища запустевают. В. В. Напольских связывает закат культуры с разгромом монголо-татарами Волжской Булгарии (1236 год), пушной торговле с которой Чепецкие городища были обязаны своим расцветом[1]. По мнению В. С. Чуракова, после этого не только городища, но и вообще всё среднее течение Чепцы запустевает вплоть до XVI века, когда его начали заселять удмурты, пришедшие с Вятки. С. К. Белых считает, что основная масса населения здесь всё же осталась, просто она не оставила после себя археологических следов, а затем была полностью ассимилирована пришедшими удмуртами. Данные краниологических исследований подтверждают этот вывод — антропологический облик среднечепецких удмуртов выделяется на общеудмуртском фоне.

В топонимических легендах северных удмуртов, записанных в конце XIX века, чепецкие городища фигурируют как покинутые жилища древних богатырей — сыновей Донды.

Хозяйство[править | править код]

Расцвет культуры приходится на средневековый климатический оптимум, завершившийся вместе с её закатом. В это время в бассейне Чепцы таёжная растительность обогащается широколиственными и лесостепными видами, а содержание гумуса приближалось к уровню серых лесных почв, что способствовало продуктивному земледелию. Наиболее массовой культурой была полба-двузернянка, популярная в Волжской Булгарии и редкая для Руси, где доминировала озимая рожь[2]. Также были распространены пшеница мягкая, рожь и ячмень.[3]

Антропологический тип[править | править код]

Черепа поломско-чепецкой культуры демонстрируют выраженный европеоидный облик (в отличие от более уралоидных исторических северных удмуртов). Данный феномен может объясняться очень ранним разделением уральской расы и, как следствие, несформированностью и архаичностью облика приуральской группы. С другой стороны, не исключено складывание поломско-чепецкой культуры преимущественно на основе групп европейского происхождения.[4]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Воссоздание внешности жительницы Кушманского городища (Ярский район Удмуртии)[5]

Антропология не даёт поводов называть носителей поломско-чепецкой культуры «северными удмуртами». Речь может идти лишь о растворении остатков чепецкого населения среди удмуртов, заселивших бассейн Чепцы в XVII веке с юго-запада. Тем не менее, этот чепецкий субстрат оказал влияние на облик северных удмуртов. Так, согласно краниологическим исследованиям, ряд параметров черепов из Еловского и Чабыровского могильников (удмурты, XVII—XIX века) в Ярском районе обнаруживает параллели в средневековом Поломском могильнике. Облик северо-западной группы современных удмуртов (Ярский район) существенно выделяется на фоне усреднённого удмуртского антропологического типа, который в чепецкую эпоху имел место в низовьях Камы и Вятки.[6]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Напольских В. В. Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья
  2. Краснов Ю. А. Некоторые вопросы истории земледелия у жителей города Болгара и его округи // Город Болгар. Очерки истории и культуры. М.: Наука, 1987. С. 221.
  3. Туганаев А. В., Туганаев В. В. Иднакар как ключ к пониманию истории агроэкосистем // Удмуртской археологической экспедиции — 50 лет. Ижевск, 2004. С. 209—220.
  4. Моисеев В. Г., Селезнева В. И. Краниоскопическая характеристика населения Волго-Камья // Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. СПб., 2012.
  5. Начальный этап почти выполнен! (Здравствуй, 1000-летний человек!).
  6. Широбоков И. Г. Материалы к краниологии удмуртов XVII—XIX вв. // Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2013 г. СПб., 2014.

Литература[править | править код]