Чернавин, Владимир Вячеславович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Владимир Вячеславович Чернавин
Tchernavin.JPG
Чернавин после побега из лагеря.
Дата рождения 1887(1887)
Место рождения
Дата смерти 31 марта 1949(1949-03-31)
Место смерти
Страна Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
Научная сфера ихтиология

Владимир Вячеславович Чернавин (1887, Царское село — 31 марта 1949, Дорсет, Великобритания[1]) — русский зоолог-ихтиолог, ставший известным как один из немногих заключенных советских лагерей, которые смогли осуществить успешный побег из ГУЛАГа и выбраться за границу[2].

Биография[править | править код]

Родился в дворянской семье. В 1902 году скончался его отец. В юности участвовал в экспедициях профессора В. В. Сапожникова в Сибири. Позднее сам возглавлял научные экспедиции по Южной Сибири и в Лапландию.[3]

  • Учился в университете в 1912–1917 гг. с перерывами из-за начала Первой мировой войны и революции. Был призван в действующую армию и после ранения комиссован по инвалидности в 1915 г[2].
  • В 1917 году женился на Татьяне Васильевне Сапожниковой (1890—1971), дочери В. В. Сапожникова, работавшей в 1930-е годы в СССР музейным хранителем в Эрмитаже[4]:575.
  • Начал карьеру с чтения лекций в Петроградском агрономическом институте, где завершил работу над диссертацией и получил ученую степень. По воспоминаниям жены основным мотивом поступления на службу в институт была возможность получения молока (для недавно родившегося ребенка), ежедневно выдававшегося сотрудникам института, имевшего собственное стадо молочных коров[5].
  • В 1923 году стал преподавать ихтиологию в этом же институте.[6]
  • С 1926 года работал Директором по производству и исследовательской работе рыбопромышленного треста в Мурманске. С 1928 года отошел от производственной деятельности и сосредоточился на исследованиях в области развития скелета лососевых.[7]
  • В 1930 году арестован. В январе-марте 1931 года в Крестах с Чернавиным, «красивым брюнетом небольшого роста, весёлым и смелым человеком», встретился профессор Б. Е. Райков[8]. По словам Райкова, Чернавина арестовали по «дурацкому процессу „консервных вредителей“»[8]. В продаже появились недоброкачественные рыбные консервы, и были случаи отравления ими. ГПУ заподозрило вредительство и арестовало группу техников и инженеров, причастных к консервному производству, которые были впоследствии расстреляны. Чернавина привлекли к этому делу только от того, что он изучал рыб, хотя к консервам он не имел прямого отношения. На допросах от Чернавина требовали признательных показаний, в противном случае угрожали расстрелом. Для оказания психологического давления ГПУ арестовало и его жену. Понимая, что признание - как и для 48 человек, ранее обвиненных по этому делу - будет означать неминуемую смерть, Чернавин все отрицал, и 25 апреля 1931 года он был осужден за "вредительство" по ст. 58 (п. 7) советского Уголовного кодекса и приговорен к 5 годам пребывания в исправительно-трудовом лагере. Райков говорит, что «это был очень образованный человек, много бывавший за границей, прекрасный рассказчик, который развлекал всю камеру»[8].
  • Оказавшись сначала в Соловецком лагере на тяжелых работах, таких как погрузка бревен, Чернавин был впоследствии переведен в Кемь, где получил работу по специальности в лагерном рыбоводческом хозяйстве. Здесь, узнав о том, что его жена была освобождена из тюрьмы, он стал готовится к побегу из заключения и из страны. По роду своей деятельности Чернавин много перемещался без охраны по территории Кемского района, выбирая места для рыбного промысла и изучая возможность использования рыбы на корм домашнему скоту. Временами он даже "сдавался в аренду" лагерным начальством в качестве лектора и инструктора для работы с председателями местных рыбоводческих колхозов. В ноябре 1931 года к нему на свидание приехали жена с сыном.

Жизнь после побега[править | править код]

В августе 1932 года, во время следующего приезда жены и сына Андрея Чернавин вместе с ними бежал из Кандалакши в Финляндию, для чего им пришлось идти 22 дня по пересеченной местности, страдая от недостатка еды и плохой погоды[9]. (Впоследствии сын Чернавина описал их побег из СССР, и по этому описанию в 2000 году был снят документальный фильм "Гулаг" (режиссер Ангус МакКуин)[10][11].

Чернавин с семьей более года жил в Финляндии, где его жена лечилась от сердечного заболевания, спровоцированного тяжелыми условиями побега[5], описанного ею впоследствии в книге "Бегство из Страны Советов" (Escape from the Soviets).

В 1934 году Чернавины переехали в Великобританию. В 1937?—1939 годах работал в Британском музее (в каком качестве неясно). Владимир Набоков, напряженно искавший в 1937 году работу, с завистью писал, что Чернавин дома "в халате рисует лососевый скелет"[4]:293, 365. Татьяна Васильевна стала работать письменным переводчиком в Министерстве информации[11].

Семья Чернавиных, в особенности Татьяна Васильевна, поддерживала отношения и помогала Владимиру Набокову. Он писал о Т.В. Чернавиной:

Какая она прелесть! Рассказала между прочим, что особенно восприняла некоторые страницы "Дара", потому что её отец был (известный) ботаник-путешественник и она раза два (в 20-х годах) сопровождала его на Алтай и т.д., а затем он пропал, как мой [герой "Дара" энтомолог К. К. Годунов-Чердынцев], ей в Томске сказали, что он погиб, но потом выяснилось, что он взят в плен какими-то местными мятежниками[4]:364-365.

Свидетельство об условиях жизни в СССР[править | править код]

Еще в 1933 году, находясь в Финляндии, Чернавин написал в английскую газету The London Times письмо "О методах ОГПУ", опубликованное в одном из апрельских номеров этой газеты. Письмо было основанным на личном опыте автора опровержением утверждения А. Вышинского о том, что "...в СССР обвиняемые не подвергаются пыткам...", которое прозвучало на проходившем в Москве показательном суде над шестью инженерами компании Metropolitan-Vickers, обвиненными в шпионаже. В марте 1934 года жена Чернавина - Татьяна - выступила в Лондоне с публичной лекцией "Участь работника умственного труда в Советской России" (The fate of the intellectual worker in Soviet Russia).

Вышедшая вскоре после этого книга Чернавина "Я говорю от имени молчащих. Заключенные Страны Советов" (I Speak for the Silent: Prisoners of the Soviets.) вместе с книгой его жены стали одним из первых опубликованных на Западе свидетельств об условиях жизни при советской власти, о деятельности ГПУ и о порядках в лагерях ГУЛАГа.

"Новые массы" (The New Masses) - американский литературный журнал коммунистического толка, издававшийся в Нью-Йорке, назвал книгу Чернавина "злобной" атакой на Советский Союз со стороны "аристократа". В опубликованной в этом журнале рецензии на книгу говорилось:

"Чернавин хочет показать себя интеллектуалом, стоящим выше политических интриг и озабоченным только своей работой, выполнять которую он не может из-за того, что его преследуют, как классового врага... Претендуя на "научный анализ", он пишет о невозможности и абсурдности устанавливаемых Госпланом заданий вследствие нехватки рабочей силы, как квалифицированной, так и неквалифицированной... и неэффективности членов партии... В остальном книга повествует о пребывании Чернавина в местах заключения и о его попытках сбежать оттуда. Здесь автор сбрасывает маску ученого и мы погружаемся в атмосферу дешевого приключенческого романа... Чернавин щеголяет научной объективностью, но, в сущности, его книга - это история человека, который вследствие своих классовых недостатков оказался отщепенцем в новом обществе".[12]

В своих мемуарах У. Чемберс назвал книгу Чернавина "Я говорю от имени молчащих" одной из причин своего решения порвать с коммунистическим подпольем в конце 1930-х годов.[13]

Семья[править | править код]

  • Сын — Андрей (1918–2007), в 14 лет бежал за границу вместе с родителями[4]:624, получил образование и позднее работал инженером[11].

Избранные труды[править | править код]

  • 1935 — I Speak for the Silent Prisoners of the Soviets. Boston: Half Cushman & Flint.
  • 1938 — Changes in the Salmon Skull.
  • 1939 — The origin of salmon: Is its ancestry marine or fresh water. Salm. Trout Mag.
  • 1940 — Six Specimens of Lyomeri in the British Museum (with notes on the skeleton of Lyomeri).
  • 1940 — Further Notes on the Structure of the Bony Fishes of the Order Lyomeri (Eurypharynx).
  • 1944 — A revision of some Trichomycterinae based on material preserved in the British Museum (Natural History). Proceedings of the Zoological Society of London, 114: 234—275.
  • 1944 — The breeding characters of salmon in relation to their size.
  • 1953 — The feeding mechanisms of a deep sea fish, Chauliodus sloani Sckneider.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ethelwynn Trewavas. Dr. Vladimir Tchernavin (En) // Nature. — 1949-05. — Т. 163, вып. 4150. — С. 755–756. — ISSN 1476-4687 0028-0836, 1476-4687. — DOI:10.1038/163755a0.
  2. 1 2 William Henry Beveridge Baron Beveridge. A Defence of Free Learning. — Oxford University Press, 1959. — 172 с.
  3. Gulag: Many Days, Many Lives | Days and Lives. gulaghistory.org. Проверено 30 октября 2018.
  4. 1 2 3 4 Набоков Владимир. Письма к Вере. М.: Колибри. 702 с.
  5. 1 2 Tatiana Tchernavin. Escape From The Soviets. — E. P. Dutton amp Co., Inc., 1934. — 327 с.
  6. Tchernavin, Vladimir V. (18 Apr 1933). "Methods of the OGPU". The Times (London, England) (46421): 11.
  7. https://fivedials.com/files/fivedials_no2.pdf
  8. 1 2 3 Райков Б. Е. На жизненном пути: автобиографические очерки. В 2-х кн. СПб.: Коло, 2011. Кн. 2. С. 69.
  9. Gulag: Many Days, Many Lives | Days and Lives. gulaghistory.org. Проверено 7 ноября 2018.
  10. Storm of Steel. Gulag (2000) (20 апреля 2017). Проверено 7 ноября 2018.
  11. 1 2 3 Engineer's heroic escape is subject of TV documentary (англ.), New Civil Engineer. Проверено 7 ноября 2018.
  12. The Unz Review (неизв.). The Unz Review. Проверено 7 ноября 2018.
  13. Whittaker Chambers. Witness. — Gateway Editions, 1952. — 826 с. — ISBN 9780895269157.