Черняев, Михаил Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Григорьевич Черняев
Черняев Михаил Григорьевич, 1882.jpg
Дата рождения

3 ноября 1828(1828-11-03)

Место рождения

Бендеры

Дата смерти

16 августа 1898(1898-08-16) (69 лет)

Место смерти

Могилёвская губерния

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Род войск

пехота

Годы службы

1840—1886

Звание

генерал-лейтенант

Командовал

военный губернатор Туркестанской области (1865—1866), главнокомандующий Сербской армии (1876), Туркестанский генерал-губернатор (1882—1884)

Сражения/войны

Венгерский поход,
Крымская война,
Кавказская война,
Туркестанские походы,
Сербско-турецкая война (1876—1877)

Награды и премии
Орден Святого Георгия III степени Орден Святого Владимира III степени Орден Святого Владимира IV степени
Орден Святой Анны I степени Орден Святой Анны II степени Орден Святой Анны III степени
Орден Святого Станислава I степени Орден Святого Станислава II степени
Золотое оружие с надписью «За храбрость» Золотое оружие, украшенное алмазами

Иностранные награды:

Большой крест ордена Таковского креста
Commons-logo.svg Михаил Григорьевич Черняев на Викискладе

Михаи́л Григо́рьевич Черня́ев (22 октября (3) ноября 1828 года — 4 (16) августа 1898 года) — русский генерал, туркестанский генерал-губернатор, главнокомандующий сербской армией, политический деятель.

Начал и завершил длившийся два десятилетия период завоевания и освоения Русского Туркестана. Среди военных успехов Черняева — взятие самого большого города Средней Азии — Ташкента, ставшего впоследствии столицей Русского Туркестана[1]. Пиком его известности стала деятельность на посту главнокомандующего армией Сербии в 1876 г., когда имя Черняева было своеобразным символом славянского братства и единства.

Начало деятельности[править | править вики-текст]

Родился 22 октября (3) ноября 1828 года в городе Бендеры в небогатой дворянской семье. С двух лет жил и воспитывался в белорусском имении отца Тубышки Могилёвской губернии. Отец — герой Отечественной войны 1812 г. Григорий Никитич Черняев (1787, имение Кривое в Курской губ. — 1868, Бердянск), мать — француженка Aimee Esther Charlotte Lecuyer (1800, Le Quesnoy — 1876, Бердянск). Окончил Могилёвскую гимназию. С 1840 г. проходил курс в Дворянском полку и в 1847 г. был выпущен в лейб-гвардии Павловский полк. Затем окончил курс в Академии генерального штаба, по окончании которой получил назначение в Дунайскую армию. В составе Мало-Валахского отряда, принял участие в Венгерском походе 1849 г.

Крымская война[править | править вики-текст]

Осенью 1854 г. в составе 4-го корпуса был направлен в Крым на помощь князю Меншикову. Под Севастополем участвовал во всех делах гарнизона, начиная (сразу по прибытии) с битвы под Инкерманом 24 октября 1854 г., за отличие в которой был награждён орденом св. Владимира 4-й ст. Состоял вначале при генерале Хрулёве, действуя большей частью на Малаховом кургане. Когда же Хрулёв был ранен, — Черняев поступил в прямое подчинение адмирала Нахимова, бесстрашно исполняя самые опасные поручения его. «За отличие, храбрость и примерное мужество при героической защите Севастополя и за отбитие штурма 27 августа 1855 г.» был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость» и произведён в подполковники.

При оставлении Севастополя, Черняев, по поручению начальства, переправив русские войска через Северную бухту, переехал её последним на лодке, когда все понтонные мосты были уже разведены.

В Туркестане[править | править вики-текст]

По окончании войны был начальником штаба 3-й пехотной дивизии, затем переведён в распоряжение оренбургского генерал-губернатора А. А. Катенина.

В 1858 г. принял участие в миссии Н. В. Ханыкова, Н. П. Игнатьева, Г. Г. Валиханова в Иран, ханства Средней Азии и Кашгар в роли командира конвоя. Черняеву и капитану 1-го ранга А. И. Бутакову удалось достичь Кунграда, изучив при этом дельту Аму-дарьи и составив хорошую карту[2].

Участвовал и во второй экспедиции А. И. Бутакова по Аральскому морю, командовал отрядом, посланным на помощь жителям Кунграда, восставшим против хивинского хана.

Покинул Туркестан в конце 1859 года, когда правительством Российской империи был отвергнут план наступательных действий в Средней Азии в связи с назревавшей войной в Европе между Франции и Сардинией с Австро-Венгрией, и стало понятно, что серьезные походы против Коканда, Хивы и Бухары откладываются на неопределенное время[3].

В 1859 г. послан на Кавказ в распоряжение графа Н. И. Евдокимова; по замирении Кавказа опять служил в Оренбургском крае, в должности начальника штаба при генерале А. П. Безаке. В 1864 г., вследствие разногласия с последним по вопросу об управлении башкирами, вернулся в Санкт-Петербург. Тогда предстояло провести на севере Средней Азии соединительную линию между двумя степными укреплёнными линиями — Оренбургской и Сибирской, для чего решено было захватить несколько укреплённых пунктов в пределах промежуточной территории, которая тогда входила в состав Кокандского ханства. Осуществление этого проекта было поручено полковнику Черняеву, с назначением его начальником Особого Западно-Сибирского отряда (ОЗСО).

Отправившись в 1864 г. в город Верный, где формировался ОЗСО, Черняев приступил к своей задаче с весьма ограниченными средствами; расходы по экспедиции должны были покрываться остатками интендантских сумм Западно-Сибирского округа. Небольшой отряд Черняева захватил крепость Аулие-Ата и в сентябре 1864 г. взял штурмом Чимкент, считавшийся неприступным; войска проникли в крепость по водопроводу, через сводчатое отверстие в стене крепости, и гарнизон был до того поражён внезапным появлением неприятеля внутри городской ограды, что не оказал почти никакого отпора. За взятие Чимкента Черняев был награждён Орденом Святого Георгия 3-й степени. Это награждение стало уникальным, так как Георгиевский статут 1833 г. запрещал награждать старшими степенями этого ордена, минуя младшую, 4-ю.

Штурм Ташкента[править | править вики-текст]

В апреле 1865 года Черняев двинулся к Ташкенту, но не смог овладеть им сразу и должен был отступить, после чего ему предписано было воздержаться от дальнейших попыток впредь до особого распоряжения. Тем не менее, ввиду угрожающего положения, принятого вооружёнными отрядами бухарцев, Черняев решился действовать на свой риск и в ночь с 14 на 15 июня 1865 г. взял штурмом Ташкент. Когда новый оренбургский генерал-губернатор Н. А. Крыжановский сообщил о своем намерении отправиться в Туркестанскую область для осмотра военных укреплений, Черняев начал опасаться, как отмечал тот же Качалов, что Крыжановский «вздумает повести сам войска к Ташкенту, овладеет им, получит графа, а мы, трудящиеся, тут останемся в дураках». Численность русских войск не превышала двух тысяч человек, при 12 орудиях; взят был город со стотысячным населением, имевший до 15 тысяч защитников; захвачено 63 пушки, множество пороха и оружия.

Некоторую роль в сравнительно быстром достижении победы сыграли сторонники русской ориентации. В частности, ещё во время штурма, когда царские войска овладели городской стеной, Мухаммед Саат-бай со своими единомышленниками призывал ташкентцев прекратить сопротивление и, по свидетельству Черняева, содействовал сдаче города. За взятие Ташкента генерал Черняев получил прозвище «Ташкентский лев». Военный министр Д. А. Милютин был недоволен неподчинением Черняева приказам. Дипломатическое ведомство получало ноты протеста из Лондона, так как в Англии опасались, что русские войска через Туркестан сразу же двинутся в Индию. Черняев неожиданно стал героем российской и мировой прессы. Газетчики именовали его «Ермаком XIX века»…

Назначенный ещё ранее военным губернатором вновь образованной Туркестанской области, генерал Черняев готовился принять меры против враждебных предприятий бухарского эмира, который требовал очищения Ташкента, как принадлежавшего Бухаре; ожидались крупные осложнения в Средней Азии и им придавался британской дипломатией серьёзный международный характер. В июле 1866 г. Черняев был отозван, и на его место назначен генерал Д. И. Романовский.

Завоевание обширной среднеазиатской территории, составляющей значительную часть нынешнего Туркестанского края, совершено было Черняевым с необыкновенной лёгкостью[источник не указан 495 дней], без крупных затрат; между тем население этого края отличалось воинственностью и издавна выделяло из своей среды дикие полчища, причинявшие постоянную тревогу соседним русским владениям. Черняев сумел приобрести доверие и уважение жителей не только своей личной неустрашимостью, но и другими качествами, наиболее ценными в представителе власти в Азии: доступностью для всех, прямодушием, искренним вниманием к нуждам каждого, полной свободой от рутины и формализма, спокойной находчивостью и решительностью в трудные моменты. Его инстинктивное понимание азиатской народной психологии помогало ему завоевывать сердца без всяких усилий: на другой же день после взятия Ташкента он торжественно объехал город в сопровождении лишь двух казаков, а вечером отправился в местную баню, как будто находился среди мирных соотечественников; этими простыми способами он тотчас же внушил населению уверенность в бесповоротности совершившейся перемены. Ему не дано было, однако, окончательно умиротворить и устроить вновь занятый обширный край; он оказался в отставке, будучи ещё молодым, полным сил и энергии; его доказанные опытом военные дарования и замечательное искусство в обращении с восточными народами не нашли себе дальнейшего приложения ни в Средней Азии, ни в других местах.

Участник среднеазиатских походов полковник Д. Н. Логофет так описывал Черняева[4]:

М. Г. Черняев пользовался особой любовью своих войск, гордившихся начальником и постепенно приурочивших к участникам его походов славное название черняевцев, к которым причислялись люди испытанной храбрости, опытные в среднеазиатских войнах и знакомые с пустынями и степными походами.

«Русский мир»[править | править вики-текст]

М. Г. Черняев, начало 1870-х годов

Черняев решил сделаться нотариусом в Москве, чтобы иметь определённое занятие и заработок для содержания семьи; он выдержал требуемый для этого экзамен и готовился уже открыть нотариальную контору, но должен был отказаться от своего намерения, вследствие полученного им сообщения шефа жандармов графа Шувалова.

В 1873 г. Черняев приобрёл издававшийся в Петербурге консервативный печатный орган «Русский Мир» и серьёзно занялся газетным делом; газета фактически вдохновлялась другим оппозиционным генералом, Фадеевым (с которым он сдружился ещё во время службы на Кавказе). Сам Черняев мало интересовался вопросами внутренней политики, но, считая себя жертвой военно-канцелярского режима и петербургской дипломатии, чувствовал себя солидарным с московским кружком патриотов-славянофилов, группировавшихся около Ивана Аксакова, и разделял их ненависть к бюрократизму и к иноземщине. Он был решительным противником военных реформ и нововведений графа Милютина, в которых видел продукты бюрократического творчества, навеянного извне; многие недостатки центрального управления он приписывал влиянию немцев, так как чисто русские элементы, на его взгляд, не могли находиться в противоречии с национальными интересами и потребностями страны.

Сербский главнокомандующий[править | править вики-текст]

Весной 1875 г., когда произошло восстание в Герцеговине, Черняев один из первых усмотрел в нём начало крупного международного кризиса, связанного с общим вопросом о судьбе Славянства. Горячо отдавшись общественному движению в защиту турецких христиан, Черняев вскоре вступил в сношения с сербским правительством и был приглашён в Белград для руководства военными действиями в задуманной князем Миланом кампании против Турции. Наше дипломатическое ведомство, узнав об этих секретных переговорах, приняло меры к тому, чтобы Черняеву не было дозволено выехать из Петербурга за границу — за ним был учреждён надзор, и ему было отказано в выдаче заграничного паспорта. Черняев приехал в Москву к Михаилу Алексеевичу Хлудову, который и устроил ему и себе в канцелярии генерал-губернатора заграничный паспорт; переданный по телеграфу приказ о задержании его на границе также запоздал, и в июне 1876 г. Черняев был уже в Белграде, где тот самый Миша Хлудов неотлучно состоял при нём. Известие о назначении его главнокомандующим главной сербской армией послужило сигналом к наплыву добровольцев в Сербию и подняло сербскую попытку на степень русского национального дела. Ход войны не соответствовал пылким ожиданиям славянофилов, но привёл к непосредственному дипломатическому и затем военному вмешательству России в турецко-балканские события, вопреки миролюбивым намерениям русской дипломатии.

Покинув Сербию в сознании, что дело защиты славянства перешло под могущественное покровительство России, он поехал в Прагу, где его появление навело настоящую панику на австро-венгерское правительство. Опасаясь Черняева как представителя славянской солидарности, австрийское правительство потребовало, чтобы он немедленно покинул пределы империи.

В 1876 г. имя М. Г. Черняева было чрезвычайно популярным в России и других славянских странах. Он считался своеобразным символом славянского единства и братства, главным борцом за свободу славянства.

При начале Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Черняев вновь зачислился на службу, чтобы попасть в действующую армию; но был оставлен за штатом на европейском театре войны. Тогда он отправился на Кавказ, где тоже не дождался никакого назначения.

Газета «Русский Мир» не имела успеха, и в 1878 г. Черняев избавился от обязательств по газете, передав ведение её Е. К. Раппу и Л. З. Слонимскому.

Снова в Туркестане[править | править вики-текст]

В 1882 г., после многих лет вынужденного бездействия, Черняев был назначен Туркестанским генерал-губернатором. Уезжая в 1883 г. в Ташкент, он принял горячее участие в судьбе уральских казаков, переселенных на побережье Аральского моря за свою приверженность к старообрядчеству…

Черняев пробыл в этой должности лишь около двух лет. Злые языки утверждали, что он не обнаружил ни административного такта, ни искусства в выборе сотрудников и доверенных лиц. Один из его приближённых, Всеволод Крестовский, счёл нужным очистить от зловредных либеральных книг общественную библиотеку, устроенную в Ташкенте при генерале Кауфмане, и библиотека, собранная с большим старанием, была фактически уничтожена, что вызвало справедливые нарекания среди местного русского чиновничества.

В 1882 г. Черняев, в военно-научных целях, пересёк с небольшим отрядом плато Устюрт.

Под влиянием неудачных советников из консервативного лагеря, Черняев сосредоточил в своём лице (или, вернее, в своей канцелярии) высшую апелляционную и кассационную инстанцию по всем судебным делам края, а на запрос или замечание сената по этому поводу отвечал уклончиво, в пренебрежительном тоне, вследствие чего должен был вскоре покинуть свой пост.

В отставке[править | править вики-текст]

С 1884 г. он состоял членом Военного совета, в 1886 г. вышел в отставку из-за полемики против проектов военного министра, с 1890 г. был опять членом Военного совета. Скончался 4 августа в 1898 г. в своём родовом имении Тубышки, Могилёвской губернии.

Могила генерала сохранилась и обихожена. В 2012 г. на ней установлен новый надгробный памятник с его портретом. В Круглянском краеведческом музее создана мемориальная комната М. Г. Черняева.

А. И. Деникин период отставки описывал следующим образом:

Так, вознесённый более почитанием армии, народа и общества, выдвинулся Белый генерал — Скобелев. Другой достойный его современник Черняев остался в тени. Покоритель Ташкента жил в отставке, в обидном бездействии, на скудную пенсию, на которую, вдобавок, накладывал руку контроль по нелепым, чисто формальным поводам. И Черняев с горечью рапортовал: «Сохраню себе в утешение неоспоримое слово считать, что покорение к подножию русского престола обширного и богатого края сделано мною не только дёшево, но отчасти и на собственный счёт» (2 года черняевских похода обошлись казне в ничтожную сумму — 280 тыс.руб.).[5]

Оценка деятельности[править | править вики-текст]

Одарённый не столько талантами, сколько хорошими природными инстинктами, Черняев часто портил себе карьеру тем, что не умел или не хотел приспособляться к желаниям и понятиям правящих лиц. С другой стороны, необыкновенная деликатность в личных отношениях доходила у него до слабости: вполне бескорыстный и правдивый сам по себе, он терпел около себя людей сомнительной честности и предоставлял действовать от своего имени разным мелочным честолюбцам и карьеристам, что справедливо ставилось ему в укор во время командования им сербской армией и позднее, в краткий период его управления Туркестанским краем. В годы его популярности и влияния легко пристраивались к нему все желающие; податливость его относительно лиц, навязывавших ему свои услуги и свою преданность, сильно вредила его репутации, как практического деятеля. Нет сомнения, что внезапная приостановка его служебной карьеры после блестящего завоевания Туркестанской области объясняет многое в его дальнейших увлечениях и слабостях; он был выбит из колеи именно в тот момент, когда принёс наибольше услуг государству, и эта странность постигшего его удара наложила свою печать на идеи его по внутренней политике. Политические воззрения его далеко не совпадали с теориями и взглядами, проводившимися в «Русском Мире» Р. А. Фадеевым; в сущности, Черняев был проникнут более серьёзным оппозиционным духом и делал из некоторых славянофильских посылок весьма логические прямолинейные выводы, имеющие мало общего с славянофильством в собственном смысле этого слова.

Личный архив М. Г. Черняева хранится в Отделе письменных источников Государственного исторического музея в Москве.

Награды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Глущенко, Е. А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. — 575 с. — (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 70
  2. Глущенко, Е. А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. — 575 с. — (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 76
  3. Глущенко, Е. А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. — 575 с. — (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 79
  4. История русской армии и флота. М., 1913. Вып. 12. С. 108.
  5. Старая Армия. Офицеры / А. И. Деникин. — М.: Айрис-Пресс, 2006. — 512 с. — ISBN 5-8112-1902-4.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]