Чеченский конфликт

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Чеченская война»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

После распада СССР в 1991 году, в бывшей Чечено-Ингушской АССР резко усилилось сепаратистское движение, что привело к провозглашению независимости и образованию официально непризнанной республики Ичкерия, а также к её вооружённым конфликтам с Россией.

Наиболее ожесточённые бои происходили во время Первой и Второй чеченских войн.

В результате, при поддержке местного исламского духовенства, власть праворадикальных экстремистов была свергнута, а Чечня осталась в составе Российской Федерации.

Дореволюционный период[править | править код]

Появление русских поселенцев (великороссов) на Северном Кавказе (гребенских казаков) относится к XVI веку. По берегам Терека и Сунжи возникают казачьи станицы, в 1577 основано Терское казачье войско. Терский острог, построенный в 1567 году, стал первым русским укреплённым пунктом в этом регионе. В этот же период чеченцы начинают возвращаться на Чеченскую равнину из горных районов, куда они были вытеснены Тимуровским нашествием XIV века.

Гребенские казаки первыми непосредственно столкнулись с набегами соседей-чеченцев, которые считали территории за р. Терек своими землями. Набеги предпринимались с целью захвата скота и другой добычи, а также пленных, которых либо превращали в рабов, либо возвращали за выкуп. Это приводило к неизбежным стычкам, в ходе которых казаки призывали на помощь Русскую армию и совершали ответные опустошительные нападения на чеченские аулы. Несмотря на это, в XVI—XVII веках отношения между казаками и чеченцами носили характер относительно мирного сосуществования: между ними развивались торговые связи, завязывались куначеские и даже родственные отношения. Казаки заимствовали у чеченцев одежды и вооружения; в свою очередь, чеченцы перенимали у казаков некоторые элементы хозяйственного уклада[1].

Первые походы русских войск в чеченские земли относятся ко временам Петра I. Эти походы, вписываясь в общую стратегию начавшегося активного продвижения Российского государства на Кавказ, не преследовали, однако, цели присоединения Чечни к России: речь шла лишь о поддержании «спокойствия» на Тереке, ставшем в этот период естественным южным рубежом Российской империи. Главным поводом к военным походам служили постоянные набеги чеченцев на казачьи «городки». К этому периоду в глазах русской власти чеченцы снискали репутацию опасных разбойников, соседство с которыми доставляло постоянное беспокойство государственным рубежам[1].

С 1721 по 1783 год карательные экспедиции русских войск в Чечню для усмирения «буйных» племён становятся систематическими — в наказание за набеги, а также за выход из повиновения так называемым чеченским владельцам — кабардинским и кумыкским князьям, от которых номинально зависели некоторые чеченские общества и которые пользовались российским покровительством. В походах, помимо регулярных войск, участвуют казаки, а также дружины, сформированные из «покорных» народов — калмыков, кабардинцев, ногайцев. Экспедиции сопровождаются сожжением «буйных» аулов и приведением их жителей в лице родовых старейшин к присяге на подданство России. Из наиболее влиятельных семей берутся заложники — аманаты, которые содержатся в русских крепостях. Жестокость войск порождала у местного населения ответную ненависть и желание мести, так что через какое-то время ситуация повторялась.[1].

Начиная со второй половины XVIII века российские власти предпринимают новые шаги для укрепления своих позиций на Северном Кавказе и покорения северокавказских народов. Начало было положено военной колонизацией — переселением волжских и донских казаков на pp. Кубань и Терек. Русское командование строило казацкие станицы и поселения на равнинных землях, а в предгорьях сооружало военные крепости. С основанием крепости Моздок (1763 год) русское командование приступило к созданию левого фланга Кавказской укреплённой линии, стали закладываться новые крепости. В 1769 году по указу Екатерины II на Терек были переведены волжские казаки, расселившиеся между крепостью Моздок и гребенскими городками, в станицах Галюгаевской, Наурской, Ищорской, Мекенской и Калиновской. Таким образом Терская линия была значительно усилена.

Кавказская война[править | править код]

Начиная с XVIII века, измученная набегами горцев, турецких и персидских войск, Грузия неоднократно добровольно подавала прошения о вступлении в состав Российской империи. Наконец, в 1806 году Грузия приняла российское подданство. Стремясь обеспечить надёжное и безопасное сообщение с новыми закавказскими территориями, Россия пытается взять под свой контроль горные регионы Северного Кавказа.

Наиболее ожесточённые военные действия происходили в периоды с 1786—1791 и 1817—1864 годах. Основные районы военных действий — Западный (Адыгея) и Северо-Восточный (Чечня, Дагестан) Кавказ.

Россия смогла подавить вооружённое сопротивление горцев, в результате чего, часть местного населения, не принявшая российской власти, переселилось в Турцию и на Ближний Восток, а на Кавказе установился мир.

В 1860 году по указу императора Александра II территория современных Чечни и Ингушетии вошла во вновь созданную Терскую область (Чеченский, Ичкерийский, Ингушский и Нагорный округа).

Советский период[править | править код]

После Октябрьской революции казаки, однако, в своей массе выступили против Советской власти, и многие из тех, кто прошёл через Гражданскую войну, вскоре были вместе с семьями высланы на север. Многие станицы опустели, другие были разорены горцами, поддержавшими Красную Армию. Коллективизация разочаровала местное население в советской власти, после чего последовали массовые восстания в Чечне. В 1930-е годы НКВД провёл ряд спецопераций против чеченских бандформирований.

В марте 1920 декретом Всероссийского ЦИКа Терская область была расформирована, а Чеченский (объединённый с Ичкерийским) и Ингушский (объединённый с Нагорным) округа стали самостоятельными территориальными образованиями.

20 января 1921 при образовании Горской АССР в её состав вошли Чечня и Ингушетия (наряду с Карачаево-Черкесией, Кабардино-Балкарией и Северной Осетией).

30 ноября 1922 из Горской АССР была выделена Чеченская автономная область, а 7 ноября 1924 года Горская АССР была ликвидирована.

15 января 1934 года Чечня и Ингушетия были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область, которая 5 декабря 1936 года была преобразована в Чечено-Ингушскую АССР.

В 1956 году Наурский и Шелковской районы Ставропольского края единолично отданы Н. С. Хрущевым Чечне.

Депортация во время Великой Отечественной войны[править | править код]

31 января 1944 г. в ходе Великой Отечественной войны Государственный комитет обороны СССР принял решение о принудительном переселении всех чеченцев и ингушей в Киргизскую и Казахскую ССР в целях стабилизации обстановки в Чечено-Ингушской АССР. Массовая депортация была проведена войсками НКВД под личным руководством Л. П. Берии. Начиная с 23 февраля 1944 г., за несколько недель в целом было выселено около 650 тыс. человек. Историк Н. Ф. Бугай указывает, что не менее 144 тыс. (ок. 24 %) из них погибли в процессе депортации и в течение первых четырёх лет нахождения в ссылке[2]). Эти цифры не учитывают повышенную смертность среди высланных в следующие годы, а также более долгосрочные демографические последствия. В Киргизию и Казахстан вынуждены были позднее направиться и чеченцы и ингуши, которые на момент депортации находились на фронте.

Чечено-Ингушская АССР была официально ликвидирована, и на её бывшей территории был вначале создан Грозненский округ, который затем был преобразован в Грозненскую область (в составе Ставропольского края), а часть территории бывшей республики была передана в состав Грузинской ССР, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР. В частности, Ингушетия стала частью Северо-Осетинской АССР (Назранский и Малгобекский районы). За этим последовали переименования районов и районных центров, переселение опустевших горских аулов, и дальнейшая адаптация населения районов к советской власти.

Восстановление ЧИАССР[править | править код]

11 февраля 1957 года Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, но в несколько иных границах; Пригородный район и часть Малгобекского и Джейрахского района остались в Северной Осетии. В качестве «компенсации» в состав ЧИАССР были переданы населённые исключительно русскими два казачьих района Ставропольского края — Наурский и Шелковский, никогда не считавшиеся историческими чеченскими и ингушскими землями и без учёта мнения населения этих районов.

Тем не менее, возвращение коренного населения не стабилизировало, а только обострило обстановку в регионе. В 1958 году в Грозном произошли массовые беспорядки на национальной почве. Продолжались столкновения между органами КГБ и бандформированиями. Режим чрезвычайного положения в ЧИАССР был отменён лишь в 1976 году.

Зарождение сепаратизма во время СССР[править | править код]

Чеченский конфликт в его современном виде, как борьба вокруг вопроса о независимости Чечни или сохранении её в составе России, зародился, как почти все иные национальные конфликты на территории СССР, во второй половине 1980-х годов, с началом перестройки. Политолог В. В. Черноус отмечает, что

И вот уже на митингах в Грозном вместе с танцующими джигитами чаще стали звучать лозунги «Русские в Рязань, ингуши — в Назрань, армяне — в Ереван». Медленно, но верно русские (как и представители других этнических общностей — армяне, греки, евреи) начинают распродавать свою недвижимость и убираться подобру- поздорову, кто в Рязань, а кто в другие места необъятной России[3].

Экономических оснований для чеченского сепаратизма практически не было — если не рассчитывать на помощь из-за рубежа. Республика была одной из самых бедных, существовала на дотации из Центра. Собственная нефтедобыча сохранялась на довольно низком уровне, а иных природных ресурсов не было вообще. Промышленность (нефтепереработка) практически вся была завязана на привозную нефть — из Азербайджана и Западной Сибири. Для вернувшихся из ссылки в конце 1950-х чеченцев рабочих мест не хватало, и приходилось существовать на доходы от натурального хозяйства и отхожих промыслов — работа на Севере (отсюда крупные чеченские общины в Тюменской области) и стихийные строительные бригады.

Однако неформальное движение из экологического и мемориального быстро приобрело характер национально-сепаратистского и получило массовую поддержку на селе — среди тех чеченцев, которые в предыдущие десятилетия Советской власти так и продолжали чувствовать себя изгоями, не вошедшими в «новую историческую общность людей — советский народ». Не имея возможности работать и жить в городе, они жили собственной патриархальной жизнью. Чеченская национальная номенклатура была вполне довольна своим положением при власти, поэтому лидеры национал-радикалов могли появиться лишь со стороны — среди тех, кто сделал карьеру вне Чечено-Ингушетии.

Среди них были такие, как Зелимхан Яндарбиев, деятель Союза писателей, поэт «из рабочих» — типичная личность для национальных движений того времени. Яндарбиев убедил в необходимости вернуться на родину и возглавить национальное движение единственного в Советской Армии этнического чеченца-генерала — Джохара Дудаева, командовавшего в Тарту (Эстония) дивизией стратегических бомбардировщиков.

Среди молодых активистов национального движения были и те, кто получил образование в Москве, познакомившись здесь с самиздатом (в том числе с книгами известного чеченца-советолога А. Авторханова), но не успел ещё влиться в местную номенклатуру. Разумеется, вспомнили о Кавказской войне XIX века, о депортации 1944 г. и 13 годах в Казахстане.

События 1980-х и начала 1990-х годов характеризовались большим количеством жертв среди населения, военных и правоохранительных органов, массовым геноцидом русских со стороны участников бандформирований[4].

27 ноября 1990 была заявлена идея создания чеченского государства «Нохчи-Чо» и выхода его не только из состава России, но и из СССР. Верховный Совет Чечено-Ингушской АССР, избранный в марте 1990, принял Декларацию о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики.

В начале 1991 чечено-ингушское руководство отказалось проводить на своей территории референдум о целостности СССР, инициированный Михаилом Горбачёвым. Это было ещё задолго до появления генерала Дудаева на политической сцене, когда республикой руководил Доку Завгаев. Отказ мотивировался тем, что Северная Осетия отказывалась вернуть ингушам Пригородный район — территорию, на которой ингуши проживали в бывших казачьих станицах после уничтожения казачества вплоть до депортации 1944 года и которая была после 1944 передана в состав Северной Осетии, хотя первоначально эти земли принадлежали ингушам. Таким образом сознательно и целенаправленно осуществлялась дестабилизация обстановки, взращивались экстремистские настроения и их лидеры.

8 июня 1991 года по инициативе Джохара Дудаева в Грозном собралась часть делегатов Первого чеченского национального съезда, которая провозгласила себя Общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН). Вслед за этим была провозглашена Чеченская Республика Нохчи-чо (Чеченская Республика Ичкерия)[5], а руководители Верховного Совета республики были объявлены узурпаторами[6].

Провозглашение независимости[править | править код]

В июле 1991 г. второй съезд ОКЧН заявляет, что Чеченская Республика Нохчи-Чо не входит в состав РСФСР и СССР[7].

6 сентября 1991 в Грозном был совершён вооружённый переворот — Верховный Совет ЧИАССР был разогнан членами бандформирований, созданных Исполкомом Общенационального конгресса чеченского народа[5]. Более 40 депутатов парламента были избиты, а председателя горсовета Грозного Куценко сепаратисты выбросили из окна, а потом добили в больнице[6]. В качестве предлога было использовано то, что 19 августа 1991 руководство Чечено-Ингушетии, в отличие от российского руководства, якобы поддержало действия ГКЧП[8].

15 сентября 1991 г. под руководством прибывшего в Чечню председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова состоялась последняя сессия Верховного Совета Чечено-Ингушетии, принявшая решение о самороспуске. В результате переговоров между Русланом Хасбулатовым и лидерами Исполкома ОКЧН в качестве временного органа власти на период до выборов (назначенных на 17 ноября) был сформирован Временный Высший Совет ЧИАССР (ВВС) из 32 депутатов, сокращённый вскоре до 13 депутатов, затем — до 9[5].

Председателем Временного Высшего Совета ЧИАССР был избран заместитель председателя Исполкома ОКЧН Хусейн Ахмадов, заместителем председателя ВВС — помощник Хасбулатова Юрий Чёрный[5].

К началу октября 1991 года во ВВС возник конфликт между сторонниками Исполкома ОКЧН (4 члена во главе с Хусейном Ахмадовым) и его противниками (5 членов во главе с Юрием Чёрным). Хусейн Ахмадов от имени всего ВВС издал ряд законов и постановлений, создававших правовую базу для деятельности Исполкома ОКЧН в качестве высшего органа власти, а 1 октября 1991 года объявил о разделении Чечено-Ингушской Республики на независимую Чеченскую Республику Нохчи-чо и Ингушскую автономную республику в составе РСФСР[5]. Согласно ст. 104 Конституции РСФСР принятие решения о разделении республики находилось в исключительном ведении Съезда народных депутатов РСФСР.

5 октября семеро из девяти членов ВВС приняли решение о смещении Х. Ахмадова и об отмене незаконных актов. В тот же день Национальная гвардия Исполкома ОКЧН захватила здание Дома профсоюзов, в котором заседал ВВС, а также захватила здание КГБ Чечено-Ингушской АССР[5].

6 октября Исполком ОКЧН объявил о роспуске ВВС («за подрывную и провокационную деятельность») и принял на себя функции «революционного комитета на переходный период со всей полнотой власти». На следующий день Временный Высший Совет принял решение о возобновлении деятельности в полном составе (32 депутата). Председателем ВВС был избран юрист Бадруддин Бахмадов[5].

27 октября 1991 Джохар Дудаев был избран президентом Чеченской Республики[5].

Одновременно прошли выборы парламента Чеченской республики[5]. По оценкам многих экспертов, всё это было лишь инсценировкой (участвовало 10 — 12 % избирателей, голосование прошло только в 6 из 14 районов ЧИАССР). В некоторых районах число проголосовавших превысило число зарегистрированных избирателей. В это же время исполком ОКЧН объявил всеобщую мобилизацию мужчин в возрасте от 15 до 65 лет и привёл в полную боевую готовность свою Национальную гвардию.

ВВС и его сторонники объявили выборы сфальсифицированными и отказались признать их итоги. Не признали результаты выборов Совет министров Чечено-Ингушетии, руководители предприятий и ведомств, руководители ряда районов автономной республики[5]. 2 ноября Съезд народных депутатов РСФСР официально заявил о непризнании этих выборов, так как они прошли с нарушениями действующего законодательства[9]. Дудаеву отказался подчиняться Надтеречный район[5].

Первым своим декретом 1 ноября 1991 Дудаев снова провозгласил независимость Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) от РСФСР и СССР[5], что не было признано ни российскими властями, ни какими-либо иностранными государствами.

7 ноября издан указ президента РСФСР о введении чрезвычайного положения на территории Чечено-Ингушетии[10], однако практические меры по его реализации провалились — приземлившиеся на аэродроме в Ханкале два самолета со спецназом были блокированы сторонниками чеченской независимости[7]. Лидеры оппозиционных партий и движений заявили о поддержке президента Дудаева и его правительства, взявшего на себя миссию защиты суверенитета Ичкерии. Временный Высший Совет и его ополчение распались в первые дни кризиса[5].

8 ноября чеченские гвардейцы блокировали здания МВД и КГБ, а также военные городки. В блокаде использовались мирные жители и бензовозы[6].

11 ноября Верховный Совет РСФСР отказался утвердить указ президента Ельцина о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии[11].

Постсоветский период[править | править код]

7 ноября 1991 президент России Борис Ельцин издал указ О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской республике. В ответ на это Дудаев ввёл на её территории военное положение. Верховный Совет России, где большинство мест было у противников Ельцина,[источник не указан 21 день] не утвердил президентский указ.

2 марта 1992 года в Лондоне армянской разведкой были убиты Руслан и Назарбек Уциевы, первый являлся заместителем военного совета самопровозглашенной республики. У братьев было задание чеченского правительства провести переговоры о печатании чеченских денег и паспортов, а также договориться о поставках 2 тысяч портативных ракет «Стингер» типа «земля — воздух» для Азербайджана[12][13].

Весной 1992 года в Сочи и Дагомысе состоялись два раунда переговоров между группами экспертов Верховного Совета РСФСР и Парламента ЧРИ, однако к конкретным соглашениям стороны не пришли[5].

3 марта 1992 Джохар Дудаев заявил, что Чечня сядет за стол переговоров с российским руководством только в том случае, если Москва признает её независимость.

12 марта 1992 парламент Ичкерии принял конституцию республики, объявив Чеченскую Республику “суверенным демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения чеченского народа”[5].

В июне 1992 года из Чечни были выведены все российские (бывшие советские) войска. Начальник Грозненского гарнизона генерал Петр Соколов по указанию главнокомандующего Объединенными вооруженными силами СНГ маршала Евгения Шапошникова и министра обороны РФ Павла Грачева оставил в Грозном практически все вооружение (в том числе танки, бронетехнику, артиллерийские системы, автоматическое оружие, патроны и снаряды)[5].

В начале ноября 1992 года российско-чеченские отношения резко обострились из-за ввода российских войск на территорию Ингушетии (в связи с ингушско-осетинским конфликтом) и их продвижения к границам самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерии. 13-15 ноября в результате переговоров в Назрани между представителями российского правительства (Е. Гайдар, С. Шахрай, А. Котенков) и представителями руководства ЧРИ (Я. Мамодаев, И. Сулейменов) было достигнуто соглашение об условиях и порядке разъединения российских войск и чеченских формирований[5].

15-16 ноября в чеченском руководстве возник острый конфликт между президентом и первым вице-премьером связи с отказом Д. Дудаева признать назрановское соглашение. К исходу 17 ноября согласие по вопросу разъединения войск было достигнуто[5].

В ноябре 1992, после подавления осетино-ингушского конфликта в Пригородном районе Северной Осетии, военные, по свидетельству президента Ингушетии генерала Руслана Аушева, уже готовы были двинуться в сторону Чечни. 10 ноября Джохар Дудаев ввёл на территории Чечни чрезвычайное положение. Ситуацию разрядил и. о. Председателя Правительства России Егор Гайдар.

За время нахождения Дудаева у власти процесс вытеснения русских из Чечни принял характер неприкрытого геноцида.[14]

Дудаевская Чечня переживала острый социально-экономический кризис: резко снизилось производство, не выплачивались пенсии, закрывались учебные заведения и больницы, безработными оказались 70 % её трудоспособного населения.[14]

Ситуация вокруг Чечни предоставляла возможности для крупномасштабных злоупотреблений и хищений: осуществлялась незаконная торговля оружием, нефтепродуктами и наркотиками, производился беспошлинный ввоз и вывоз товаров.[15] На чеченских НПЗ перерабатывалась западносибирская нефть, а нефтепродукты экспортировались через черноморские порты уже как оффшорная собственность, не облагавшаяся налогами. Почти все многочисленные вооружённые структуры в Чечне занимались хищением нефтепродуктов под видом их охраны. Регулярно подвергались разграблению российские поезда, проходившие транзитом через Чечню.[15] Только в 1993 году были совершены нападения на 559 поездов, было разграблено 4000 вагонов.[15] В 1992—1994 годах погибли больше 20 сотрудников железной дороги.[15]

Массовый характер приняли сомнительные финансовые операции (межбанковские переводы несуществующих средств с последующим обналичиванием), в которых принимали участие многие российские и прибалтийские банки и их филиалы в Чечне и соседнем Дагестане — в частности, с помощью так называемых «чеченских» фальшивых авизо.[15][16][17] Считается, что таким образом в карманы преступников попало до 5 миллиардов долларов США. Эти средства использовались в ходе приватизации многих российских предприятий. Грозненский аэропорт стал крупнейшим центром контрабанды (в том числе оружия и наркотиков), поскольку на территории Чечни не действовали федеральные таможенные органы. Через Чечню на территорию России ввозились фальшивые доллары и советские рубли из республик бывшего СССР (советские банкноты к тому времени были выведены из обращения в России и не принимались в качестве платёжного средства). Дудаев и его чиновники свободно вылетали за рубеж через российское воздушное пространство. Чечня стала убежищем для многих российских уголовных и экономических преступников, скрывавшихся здесь после совершения преступлений.[14] Здесь процветали похищения и торговля людьми.

Одновременно российские силовые структуры использовали неподконтрольную Чечню для действий у собственных границ. Чеченцы и представители других северокавказских республик в 1992 воевали в мятежной Абхазии против грузинской армии в составе сил Конфедерации горских народов Кавказа, командовал ими Шамиль Басаев.

9 января 1993 года Чечено-Ингушская Республика юридически прекратила своё существование[18].

В январе 1993 прошло несколько раундов переговоров парламентских и правительственных делегаций Чечни и федерального центра[5], но в условиях противостояния Дудаева с собственным парламентом всегда вставал вопрос о полномочиях переговорщиков. Борис Ельцин отказывался лично встречаться с Дудаевым. Некоторые переговорщики открыто говорили о том, что стремятся к войне, чтобы получить от конфликта политические дивиденды, например, Сергей Шахрай в гостях на популярной радиостанции вспоминал следующее о Зелимхане Яндарбиеве:

Что касается Дудаева, то в 93-м году в Грозном, мне, Рамазану Абдулатипову и Валерию Шуйкову удалось подписать соглашение с парламентом Чечни. И Дудаев тогда тоже против этого не возражал о разграничении предметов ведения и полномочий. Мы готовы были этот договор с Грозным подписать. Кстати, именно этот договор в последующем подписал Шаймиев, ну, доведенный до логического конца. Через месяц или 2 после подписания этого документа осенью в Москву явился Яндарбиев. Привез бумагу о том, что они свои подписи под этим документом отзывают. Яндарбиев не скрывал свою концепцию. Он говорил, понимаете, Сергей Михайлович, он и мне это говорил, чеченское общество, общество тейповое, родовое, важны клановые и прочие интересы. Один клан за образование отвечал, другой за МВД, третий ещё за что-то. В такой ситуации Дудаев никто, все решают эти кланы между собой и внутри себя. Нам нужна большая война, чтобы в пламени войны с Россией переплавить, разрушить родовые племенные отношения, а потом мы, говорит, после войны с Россией заключим мир, но мы будем уже демократическим государством, где нужен президент, разделение властей, но хлеще Геббельса. Это была концепция. Им в войне надо было переплавить свои там тейповые отношения. И построить в кавычках гражданское общество.

14 января в Грозном представители России (вице-премьер РФ С. Шахрай, председатель Совета национальностей Верховного Совета РФ Р. Абдулатипов, зам.министра по делам национальностей РФ С.Шуйков) и Ичкерии (председатель Парламента Х. Ахмадов, первый зам.председателя Парламента Б. Межидов, председатель комитета по иностранным делам Парламента Ю. Сосламбеков, представитель Ичкерии в Москве Ш. Юсупов) подписали протокол о намерениях, в котором подтвердили готовность обсуждать договор о нормализации отношений. В тот же день документ был дезавуирован президентом Д. Дудаевым[5].

В обстановке обострившегося кризиса власти 17 апреля 1993 года Джохар Дудаев распустил кабинет министров Чеченской Республики Ичкерии, парламент, Конституционный суд Ичкерии и Грозненское городское собрание, ввёл прямое президентское правление на всей территории Чечни и комендантский час.

4 июня 1993 спецподразделение дудаевской национальной гвардии взяло штурмом здание Грозненского городского собрания, где проходили заседания Парламента и Конституционного суда ЧРИ[5]. В результате погибло 58 человек и ранено около 200. 5-6 июня 1993 года та же гвардия разогнала митинг сторонников парламента.[15] Парламент, Конституционный суд, Грозненское городское собрание были разогнаны; постоянно действующий (с 15 апреля) митинг оппозиции на Театральной площади ввиду угрозы вооруженных столкновений в столице самораспустился[5].

После дудаевского переворота и провозглашения «суверенной Ичкерии» последовала реакция в Ингушетии — здесь состоялся референдум, на котором население республики проголосовало за её самостоятельность в рамках Федерации (то есть отделение от Чечни). Договор «О принципах определения границ Чеченской и Ингушской республик» был подписан 23 июля 1993.

Карательные рейды вооруженных сторонников Д. Дудаева в равнинных районах в июне-августе 1993 г. способствовали перерастанию гражданского противостояния в вооруженный конфликт. Первым вооруженную борьбу против режима Дудаева начал Комитет национального спасения (КНС) во главе с бывшим сторонником президента И. Сулейменовым[5].

16-17 декабря 1993 г. КНС вместе с полевыми командирами чеченских добровольцев в Абхазии окружили резиденцию Дудаева и выдвинули ряд политических требований (в том числе назначить парламентские выборы, разграничить полномочия президента и премьер-министра, создать шариатский суд и пр.). Однако к концу декабря полевые командиры перешли на сторону президента[5].

В январе 1994 г. формирования КНС предприняли попытку атаковать позиции правительственных войск близ Грозного, но 9 февраля И. Сулейменов был захвачен сотрудниками дудаевского департамента госбезопасности, после чего его группировка распалась[5].

26 мая и 29 июля 1994 чеченские экстремисты совершили террористические акты за пределами Чечни. В г. Минеральные Воды дважды состоялся захват заложников, в том числе детей. Погибло 4 человека.

В конце 1993 оппозиция начала партизанскую войну против Дудаева, и летом 1994 запросила помощи у России, которая была предоставлена, поскольку чеченцы систематически грабили приграничные с Чечней территории и занимались всевозможной преступной деятельностью по всей стране.

Летом 1994 года вооруженную оппозицию возглавил Временный Совет Чеченской Республики (ВСЧР), возникший в декабре 1993 года в Надтеречном районе. Председателем ВСЧР являлся глава администрации Надтеречного района Умар Автурханов, зам.председателя — бывший председатель Шалинского райисполкома Бадруддин Джамалханов[5].

3-4 июня 1994 года Съезд народов Чечни, созванный ВСЧР в селении Знаменском Надтеречного района, выразил недоверие президенту Д. Дудаеву и его администрации и утвердил Временный Совет, до проведения выборов “наделив его полномочиями высшего органа государственной власти”. 30 июля Временный Совет принял Декрет о власти, которым провозгласил отстранение от должности президента Д. Дудаева и принял на себя “всю полноту государственной власти” в Чеченской Республике. 11 августа было объявлено о формировании Временного правительства Чечни в составе России (председатель — директор совхоза Али Алавдинов, вице-премьер — Бадруддин Джамалханов)[5].

В июле-августе 1994 года оппозиционная группа бывшего мэра Грозного Бислана Гантамирова установила контроль над г. Урус-Мартаном и основной территорией Урус-Мартановского района, а группа бывшего начальника охраны Дудаева Руслана Лабазанова — над г. Аргун. Одновременно в селении Толстой-Юрт Грозненского района возникла Миротворческая группа Руслана Хасбулатова, который, выступая в качестве руководителя миротворческой миссии, фактически поддерживал требования оппозиции[5].

29 августа на встрече лидеров оппозиционных групп (У. Автурханов, Р. Хасбулатов, Р. Лабазанов, Б. Гантамиров) в Надтеречном районе было решено объединить действия противников режима под эгидой Временного Совета. Командующим вооруженными формированиями оппозиции стал Б. Гантамиров[5].

В конце августа-сентябре 1994 г. формирования Временного Совета, созданные при содействии российских силовых структур (операцию по вооружению оппозиции курировал начальник Московского управления ФСК Е. Севастьянов), начали военные действия против режима Дудаева. К ноябрю 1994 г. оппозиция отрезала Грозный от основной территории Чечни и фактически “заперла” Дудаева и его сторонников в столице[5].

Дудаевцы у «Президентского дворца» в Грозном, 1994 год.

26 ноября 1994 российские СМИ объявили, что антидудаевская оппозиция, вооружённая всеми видами оружия вплоть до танков (5000 оппозиционеров плюс 85 российских солдат и 40 танков[19]), вошла в Грозный. Штурм закончился полным провалом (потери штурмующих составили около 500 человек убитыми, около 40 танков[20]). Среди пленных оказались военнослужащие Вооружённых Сил Российской Федерации, заявившие перед телекамерами, что служат в воинских частях, дислоцированных в Подмосковье[20].

Особенности этнического состава защитников Грозного от штурма антидудаевской оппозиции отмечал бывший корреспондент газеты Верховного Совета Республики Беларусь «Народная газета» очевидец Александр Очеретний[21]:

Тусовался народ в Грозном в основном на площади у Дворца президента. Там же, прямо на улице, разложив общую снедь на парапетах, в складчину обедали. Шашлык, кстати, жарили на «Вечном огне», у памятника советскому солдату, у которого (у солдата) гранатометным выстрелом была снесена голова. На площади я заметил здоровенного парня в камуфляже с эмблемой УНА-УНСО на рукаве. Познакомились. Сашко с явной неохотой отвечал на мои вопросы. Удалось выяснить только то, что, по его словам, на «стажировку» в Грозный приехало около двухсот украинских бойцов. Вооружили их на месте. (Кстати, во время новогоднего штурма Грозного этот Сашко самолично взял в плен семерых российских десантников-срочников.)

Там же я познакомился и с группой кубанских казаков, которые также приехали защищать город, но они скорее ряженых напоминали, чем бойцов — в национальных одеждах и при шашках. Среди потенциальных защитников было много выходцев с Кавказа, а также русских — граждан Чечни.

В той же статье корреспондент Александр Очеретний вспоминал, что значительную часть танкистов пленили, многих из побросавших оружие пехотинцев — тоже. Однако в плен брали только солдат и офицеров славянской внешности, попадавшихся же среди пленников чеченцев расстреливали на месте выстрелом в живот.

Через несколько дней здесь началась самая кровопролитная война на всём постсоветском пространстве, приведшая к массовым разрушениям и гибели тысяч мирных жителей и военнослужащих федеральных войск.

По опубликованным Госсоветом Чечни данным, с 1991 по 2005 год в Чечне погибли 160 тысяч человек, из которых только 30-40 тысяч были чеченцами. Большинство жертв конфликта — русские, также пострадали дагестанцы, ингуши и прочие народы, проживавшие в Чечне[22]. Впоследствии глава Госсовета Чечни Таус Джабраилов отметил, что в число погибших им были включены все без вести пропавшие в Чечне, и что названные им цифры не могут считаться официальными, так как их нельзя подтвердить документально. Приведенные им данные ставились под сомнение газетой International Herald Tribune и радио Свободная Европа[23][24] Есть и другие оценки потерь, зачастую кардинально расходящиеся между собой.

Так Ахмед Закаев, заявлял о гибели более 200 тысяч жителей Чечни разных национальностей[25].

По данным расследования историка и демографа Александра Бабёнышева, опубликованного в «Новой Газете» в конце 2005 года — боевые потери чеченской стороны составили около 8,5 тысяч мирных жителей и 16,5 тысяч боевиков, ещё приблизительно 40 тысяч составляют потери от ухудшения условий жизни[26]. Примерно 7-10 тысяч гражданских лиц других национальностей. Потери Федеральных сил оцениваются как 12-15 тысяч солдат и офицеров[26].

Первая чеченская война[править | править код]

«Президентский дворец» в Грозном, январь 1995 г. Фото Михаила Евстафьева

В конце ноября 1994 года российское руководство приняло решение о проведении на территории Чеченской Республики открытой войсковой операции под предлогом “наведения конституционного порядка” (заседание Совета безопасности РФ 29 ноября, секретный указ Президента РФ 30 ноября “О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики”). По распоряжению Павла Грачева на границе с Чечней с 1 декабря была создана группировка из армейских частей, внутренних войск и спецподразделений (войска Северо-Кавказского военного округа были приведены в повышенную боевую готовность еще в сентябре)[5].

1 декабря 1994 был издан указ президента РФ «О некоторых мерах по укреплению правопорядка на Северном Кавказе», которым предписывалось всем лицам, незаконно владеющим оружием, добровольно сдать его к 15 декабря органам правопорядка России.

9 декабря Б. Ельцин подписал указ “О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта”. В тот же день Правительство РФ приняло постановление, предусматривающее использование Вооруженных Сил для проведении операции на территории Чеченской Республики[5].

11 декабря 1994, на основании указа президента РФ Бориса Ельцина от 09.12.1994 № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики» подразделения Минобороны и МВД России вошли на территорию Чечни.

С 9 декабря во Владикавказе начались переговоры между рабочими группами правительства РФ и правительства самопровозглашенной ЧРИ, однако утром 11 декабря, во время переговоров, начался ввод российских войск на территорию Чечни[5].

14 декабря переговоры были приостановлены[5] после того, как российская сторона потребовала от чеченской делегации подписать документ, в соответствии с которым Чечня признавала себя субъектом Российской Федерации.

17 декабря указом Президента РФ было создано Территориальное управление федеральных исполнительных органов власти в Чеченской Республике[5].

Вертолёт, сбитый чеченскими боевиками, декабрь 1994 г. Фото Михаила Евстафьева

В общей сложности на операцию было мобилизовано примерно 40 тыс.чел., из местного военного округа, из Пскова, с Волги, из Уральского ВО, из Хабаровска, Казани, со всех флотов. Экспедиционная группа была составлена из малых подразделений.

Чеченские НВО, по квалифицированным оценкам, насчитывали на тот момент от 11-12 до 15 тыс. чел. На стороне Дудаева воевало более 5000 наёмников из 14 государств ближнего и дальнего зарубежья (в том числе из Афганистана, Пакистана, Турции, Боснии, Прибалтики, Грузии, Украины, Азербайджана, Иордании, Таджикистана и русские наёмники). По тем же данным почти половина наёмников были выходцами из Грузии, Азербайджана, Дагестана, 700 человек из Афганистана, по 200 — из Балтии (включая женщин) и Турции, 150 с Украины (многие из УНА-УНСО), 100 — выходцы из арабских стран[27], средний оклад наёмника составлял от 200 до 800 долларов в день плюс бонусы (800 за убитого офицера, 600 за солдата, 1200 за выведенную из строя бронетехнику), а в середине декабря оценивали оклад наёмника в 800—1000 долларов, так же проводились дополнительные выплаты за выполненную работу. «Российская газета» отмечала, что

«Внутренний российский, вернее, чеченский рынок несколько дороже. Самая оплачиваемая профессия — снайпер. У него солдат оценивается в 50 долларов, офицер — в 200. Подрыв любой бронетехники стоит примерно 600 долларов. За подбитый самолёт или вертолёт можно купить дом. Часто даже не в Чечне.». В ходе чеченских кампаний боевики старались в первую очередь уничтожить служебных собак, на которых тогда была объявлена настоящая охота. За каждого убитого пса главари бандгрупп выплачивали до пяти тысяч долларов — как за подбитый танк или БТР[28].

Встречались также ополченцы, воевавшие по идейным соображениям (например, те самые УНА-УНСО), некоторые попадали в ряды под угрозами (многие русские и представительницы «белых колготок»).

«Дудаевцы» имели на вооружении значительное количество тяжёлого вооружения и техники. Только в 1991—1992 гг. ими было захвачено на военных складах и базах хранения 42 танка Т-62 и Т-72, 34 БМП-1 и БМП-2, 30 БТР-70 и БРДМ, 44 МТЛБ, 139 артиллерийских систем (в том числе 30 САУ 2С1, 2С3 и гаубиц Д-30), 18 противотанковых пушек МТ-12 калибра 100 мм, 5 ЗРК, 25 зенитных установок, 18 РСЗО "Град". Имелись у боевиков и две пусковые установки ОТР «Луна-М», правда, без ракет и в неисправном состоянии. На четырёх аэродромах республики (Ханкала, Калиновская, Грозный-Северный и Катаяма) базировалось большое количество учебно-боевых самолётов, оставленных Армавирским военно-авиационным училищем: 111 L-39, 149 L-29, 3 МиГ-17, 2 МиГ-15УТИ, а также 6 самолётов Ан-2 и 2 вертолёта Ми-8.

К декабрю 1994 года в ВС Ичкерии было сформировано две бригады, 7 отдельных полков и три батальона. Президентская гвардия состояла из 2 тыс. человек, подразделения чеченского МВД и Департамента госбезопасности — 3,5 тыс. служащих. Ещё до 40 тысяч человек состояли в ополчении. Широко применялись для ведения боевых действий и оказания помощи боевикам «мирные» жители, особенно чеченские подростки.

Ситуация осложнялась тем, что на руководство России оказывали давление лидеры западных стран, в первую очередь США, требуя решить конфликт мирным путём.

Армия вошла в Чеченскую республику с трёх направлений 11 декабря в 7 часов утра с целью блокировать Грозный и затем постепенно разоружать фракции; предполагалось окружить город в течение первых трёх дней, а потом принудить противника выбираться из него на юг, далее в течение 4-10 дней занять Грозный без борьбы, а потом некоторое время чистить горы. Первыми следовали десантники и спецназовцы, затем армия, потом МВД, а Ми-24 и Су-25 прикрывали колонны с воздуха.

Полковник ФСБ в отставке, депутат Государственной Думы, Герой России Сергей Шаврин, в 1994 году руководивший группой Управления специальных операций ФСБ, которая, по замыслу командования, должна была захватить дворец Дудаева, вспоминал следующее:[29]

Нас подняли по тревоге, как я уже говорил, 2 декабря. А, надо сказать, на самом верху в это время царила страшная неразбериха. Не все, как мы потом узнали, разделяли идею наводить конституционный порядок на территории собственной страны при помощи танков. Если помните, некоторые из высоких военных начальников тогда подали в отставку. Но тем не менее 11 декабря всей собранной группировке зачитали указ президента о начале мероприятий по наведению конституционного порядка в Чечне. А на следующий день колонны танков и боевой техники двинулись в Чеченскую Республику.

Сначала шли мирно. Но как только вступили на территорию Ингушетии, в нашу броню полетели бутылки с зажигательной смесью, да и пули тоже. Но даже там, где обходилось без огня, местные жители перекрывали дороги, пытались колонну остановить. Через всё это мы продирались долго, до самого 31 декабря.

20-21 декабря начались бои на подступах к Грозному[5].

В 5 утра 22 декабря начался обстрел Грозного, но только 24 числа стали с самолётов разбрасывать листовки с объяснениями для русского населения, которое полагало, что войска идут их освобождать и потому не рвалось покинуть города и укрыться в сельской местности, где, к тому же, у многих не было родственников. Хотя военные требовали ещё две недели на подготовку, 26 декабря на Совете безопасности было решено штурмовать и поскорее.

В Новогоднюю ночь штурм начался[5]. Согласно изначальному плану, наступление полагалось провести с трёх сторон. Авиационная поддержка обеспечена не была, и в любом случае 1-2 января была скверная погода. Карты были только мелкомасштабные (1:50 тыс. или даже 1:100 тыс.), и точных указаний, что будет, командирам не дали. Более того, танкистам не выдали патронов для пулемётов, чтобы отвечать огнём на атаки сверху, из зоны вне досягаемости пушек, не объяснили, что делать и кому они подчиняются, некоторые машины для удобства несуществующей авиаподдержки покрасили по крышам белыми полосами, так что противнику было легче целиться. Западная и восточная группа двигаться к центру города не стали, так что северная (131-я мсб и 81-й мсп) практически не встречая сопротивления вошла в центр в одиночку, направляясь к железнодорожному вокзалу. Заняв вокзал, командир 131-й бригады полковник Иван Савин разместил свою технику на прилегающей улице как резерв. После подбития первого и последнего танка колонна оказалась взаперти, и не могла отбиваться, поскольку пулемётами и артиллерией не доставала ни верхние этажи, ни подвалы, где и гнездился противник. Данные о потерях сильно разнятся, но ясно, что они были велики, как в живой силе, так и в технике. 106-ю и 76-ю дивизии отрядили на помощь уже уничтоженным частям поутру, но успеха они не добились.

3 января началось новое наступление, путём захвата города поквартально с предварительными авиаударами и артподготовкой.

19 января 1995 федеральные войска взяли Президентский дворец, после чего основные силы дудаевцев отошли в южные районы Чечни (батальон Ш. Басаева держал оборону в пригороде Грозного пос. Черноречье до начала марта 1995 года)[5].

К 22 февраля 1995 российская армия установила контроль над Грозным[30] и начала продвижение в южные районы Чечни, в конце марта взяты штурмом Шали, Аргун и Гудермес[5].

После захвата Грозного федеральными войсками на территории Чечни стали действовать республиканские органы власти, признанные российским руководством: Временный Совет и Правительство национального возрождения Чеченской Республики[5].

В качестве временного органа законодательной власти Чечни действовал Комитет национального согласия (КНС), созданный в конце января 1995 года в результате консультаций премьер-министра РФ В. Черномырдина с лидерами чеченской оппозиции и представителями чеченской диаспоры. КНС был утвержден указом Ельцина от 27 января 1995 года[5].

С апреля 1995 года формирования Д. Дудаева, по оценкам военных экспертов, фактически трансформировались в небольшие самостоятельные партизанские отряды[5].

7-8 апреля федеральные войска провели операцию в с. Самашки, сопровождавшуюся многочисленными жервами среди мирного населения[5].

10 апреля федеральными войсками были взяты райцентр Ачхой-Мартан и с. Закан-Юрт[5].

15-18 апреля федеральные войска пытались захватить с. Бамут (Ачхой-Мартановский район), однако были отброшены боевиками[5].

К концу апреля 1995 года федеральные войска фактически взяли под своей контроль всю равнинную часть Чечни, а на ряде направлений вклинились в предгорные районы[5].

26 апреля под давлением протестов со стороны российской и международной общественности президент РФ объявил мораторий на военные действия в Чечне с 28 апреля по 12 мая. Фактически мораторий нарушался обеими сторонами[5].

12 мая федеральные силы начали широкое наступление в предгорных районах, на веденском, шатойском и агиштынском направлениях[5].

3 июня федеральные войска овладели райцентром Ведено, который являлся важным опорным пунктом сторонников Дудаева[5].

13-14 июня федеральные войска захватили райцентр Шатой, который после отступления формирований Дудаева из Грозного являлся столицей Чеченской Республики Ичкерии[5].

14 июня был захвачен райцентр Ножай-Юрт[5].

В ходе военных действий с 11 декабря 1994 года по 14 июня 1995 года (6 месяцев) федеральными войсками была захвачена практически вся территория Чечни за исключением труднодоступных высокогорных районов на юге и юго-востоке республики[5].

К лету 1995 года дудаевские вооружённые формирования находились на грани разгрома.[31] Однако произошло событие, резко изменившее ход боевых действий:[31] 14 июня 1995 года состоялся рейд отряда боевиков под командованием Шамиля Басаева на город Будённовск (Ставропольский край)[5], сопровождавшийся массовым захватом заложников в городе. Эта акция привела к гибели 150 мирных граждан. После теракта в Будённовске начались переговоры российских властей с дудаевскими представителями.[31][5] Эти переговоры парализовали действия российских силовиков и способствовали полной утрате победы над сепаратистами.[31] Воспользовавшись передышкой, дудаевские боевики вновь стали проникать в населённые пункты Чечни.[31] За лето-осень 1995 года боевиками были убиты несколько десятков строителей, приехавших восстанавливать объекты в Чечне.[31] В то же время в Грозном были совершены покушения на командующего Объединённой группировкой федеральных войск в Чечне Анатолия Романова и секретаря Совбеза РФ Олега Лобова.[31]

30 июля в Грозном было подписано Соглашение по мирному урегулированию ситуации в Чечни (по блоку военных вопросов), которое предусматривало прекращение боевых действий, освобождение насильственно удерживаемых лиц, разоружение и поэтапный вывод войск из республики[5]. 1 августа президент Д. Дудаев высказал неудовлетворенность подписанными документами. 2 августа У. Имаев был отстранен от руководства правительственной делегацией, которую возглавил министр образования самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерии Хож-Ахмед Яриханов[5].

В августе-сентябре 1995 года основными руководителями российско-чеченских переговоров стали командующий Объединенной группировкой российских войск в Чеченской Республике генерал Анатолий Романов и начальник Главного штаба Вооруженных сил Ичкерии генерал Аслан Масхадов, возглавившие Специальную наблюдательную комиссию (СНК), созданную для контроля за соблюдением соглашения по блоку военных вопросов[5].

В начале октября 1995 года председатель Правительства национального возрождения Чечни Саламбек Хаджиев под давлением федерального руководства подал в отставку. Председателем правительства Чеченской республики был назначен бывший председатель Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР Доку Завгаев, являвшийся в то время работником Администрации Президента РФ[5].

Руководители Координационной группы бывшего Верховного Совета ЧИАССР (в состав которой вошли депутаты распущенного в сентябре 1991 года Верховного Совета автономной республики, избранные от районов Чечни) инициировали собрание депутатов, которое 7 октября приняло решение о восстановлении деятельности бывшего Верховного Совета упраздненной Чечено-Ингушетии. Таким образом, в Чечне был создан второй орган законодательной власти — наряду с Комитетом национального согласия[5].

После фактического срыва консультаций по блоку политических вопросов, возобновления локальных столкновений и покушения на генерала А. Романова российско-чеченские переговоры зашли в тупик[5].

16-17 декабря в Чечне состоялись выборы Главы республики, в ходе которых Д. Завгаев, по официальным данным, получил 303,2 тыс.голосов или 96,4% голосов избирателей, принявших участие в голосовании. (Позже сторонники Дудаева, а также российские и международные наблюдатели оспорили итоги выборов)[5].

К декабрю 1995 года пророссийская администрация Завгаева в основном сформировалась[5].

Проведение выборов Главы Чеченской Республики в декабре 1995 года и возобновление активных боевых действий в юго-восточной Чечне в январе-феврале 1996 года ознаменовали завершение первого этапа переговорного процесса[5].

9 января 1996 года отряд Салмана Радуева совершил нападение на город Кизляр (Дагестан). Совершив нападение на вертолётную базу, отряд отступил в город и занял здание больницы. Были захвачены в заложники жители ближайших домов (всего свыше 3000 человек, среди которых было много женщин и детей). В результате террористической атаки погибло 25 мирных граждан.

31 марта 1996 года Борис Ельцин выступил с новой программой урегулирования конфликта в Чечне. Согласно плану с 24 часов 31 марта все войсковые операции в Чечне должны были быть прекращены (фактически военные действия возобновились уже на следующий день — 1 апреля, российская сторона стала именовать действия федеральных войск “специальными операциями”)[5]. Предполагалось начать поэтапный вывод федеральных войск на административные границы Чеченской Республики, созвать мирный политический форум, провести свободные демократические выборы и т.д. Для реализации программы были созданы Государственная комиссия РФ по урегулированию кризиса в Чечне во главе с премьер-министром Виктором Черномырдиным и Рабочая группа при Президенте РФ по завершению боевых действий и урегулированию ситуации в Чечне во главе с советником президента Э. Паиным[5].

В апреле председателем Правительства Чеченской Республики был назначен генерал Николай Кошман, бывший зам. командующего железнодорожными войсками РФ[5].

21 апреля Джохар Дудаев был убит[5] в результате ракетного удара, наведённого на сигнал его спутникового телефона.

27 апреля 1996 совет чеченских «полевых командиров» возложил исполнение обязанностей президента ЧРИ на вице-президента Зелимхана Яндарбиева.

Несмотря на подавляющее превосходство в живой силе, вооружении и воздушной поддержке, федеральные войска не смогли установить эффективный контроль над многими районами Чечни. Сказались слабость и нерешительность как политического, так и военного руководства России. Необустроенность российских границ на Кавказе приводила к тому, что сепаратисты получали постоянную «подпитку» из-за рубежа финансовыми средствами, вооружением, боеприпасами, добровольцами, инструкторами, прошедшими подготовку, в частности, в Афганистане. Средства поступали и от чеченцев, проживающих в других районах России, от чеченских организованных преступных группировок. В горных районах были созданы многочисленные базы, учебные лагеря, тайники с оружием, медикаментами и боеприпасами. Раненых боевиков вывозили на лечение за рубеж.

Серьёзные потери, которые понесли федеральные войска в Чечне, недостаточное боевое и тыловое обеспечение (некоторым подразделениям не доставалось еды по 6-8 дней), враждебность местного населения и непрекращающиеся нападения со стороны боевиков привели к падению морального духа личного состава. Российское государство потерпело поражение в пропагандистской войне. Общественное мнение России оказалось в целом настроено против продолжения боевых действий.

Хотя официально новое руководство Ичкерии заявило о прекращении переговоров с российской стороной до наказания виновных в гибели Дудаева, в течении мая между представителями РФ и Ичкерии продолжались негласные консультации[5]. 27 мая 1996 Борис Ельцин впервые встретился с представителями Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ). С чеченской стороны в переговорах участвовали Зелимхан Яндарбиев[5], Мовлади Удугов, полевой командир Ахмед Закаев и политический советник и. о. президента ЧРИ Х. Яриханов. Итогом этой встречи стало подписание Договоренности о прекращении огня, боевых действий и мерах по урегулированию вооруженного конфликта на территории Чечни[5].

На следующий день руководители российской и чеченской делегаций В. Михайлов и Х.-А. Яриханов подписали Протокол по вопросу урегулирования вооруженного конфликта на территории Чечни[5].

Попытки заключить мир уже производились — к определенным датам — в мае 1995 к полувековому юбилею победы в Великой Отечественной войне, в июне 1995 к саммиту Большой Семёрки, в 1996 к выборам. На сей раз результатом переговоров стало подписание соглашения «О прекращении боевых действий в Чечне с 1 июня». В течение 2 недель после подписания документа (до 10 июня) должны были получить свободу все пленные и заложники. Договорённость об этом в присутствии Бориса Ельцина подписали Виктор Черномырдин и Зелимхан Яндарбиев, а также представители миссии ОБСЕ.

На следующий день Борис Ельцин посетил Чечню. До его возвращения Яндарбиев оставался в Москве.

Летом 1996 в России состоялись президентские выборы.

6-10 июня в Назрани встречались российская и чеченская комиссии по переговорам, которые возглавляли В. Михайлов и А. Масхадов. В итоге были подписаны Протокол заседания комиссий по переговорам и Протокол заседания рабочих групп по розыску пропавших без вести и освобождению насильственно удерживаемых лиц. Стороны согласились в целях реализации московских договоренностей исключить использование любых типов вооружений в боевых целях (в том числе артиллерийские обстрелы и бомбардировки с воздуха), запретить проведение любых войсковых операций и атак (в том числе “специальных операций”), а также теракты и диверсии, захват и блокирование населенных пунктов, военных объектов и дорог, похищение и захват заложников и пр. До 7 июля предусматривалось ликвидировать блок-посты, а до конца августа 1996 года — завершить вывод федеральных войск с территории Чечни. Комиссии договорились, что в Чечне будут проведены свободные демократические выборы с участием всех реальных политических сил при международном контроле по завершению вывода российских войск с территории Чечни и ее демилитаризации[5].

16 июня в Чеченской Республике состоялись выборы депутатов Народного собрания (Парламента). Созданное Народное собрание состояло из двух палат: Палаты Представителей (председатель — Амин Осмаев) и Законодательной палаты (председатель — бывший премьер Временного Совета Али Алавдинов)[5].

18 июня 1996 года генерал Александр Лебедь был назначен на пост секретаря Совета безопасности РФ[32] и в этом качестве возглавил российскую делегацию на переговорах с чеченскими сепаратистами в Хасавюрте.

В начале июля назрановские договоренности оказались сорваны. Формальным поводом к возобновлению военных действий стал ультиматум генерала В. Тихомирова 11 июля об освобождении чеченской стороной в одностороннем порядке всех пленных и заложников. На следующий день федеральное командование начало широкую военную операцию против боевиков в Шатойском районе, предприняв попытку захватить Шатойскую котловину и предгорную зону для дальнейшего наступления на горные районы, где находились основные силы сепаратистов[5].

Утром 6 августа вооруженные формирования сепаратистов под командованием Ш. Басаева вошли в Грозный и вступили в столкновения с подразделениями федеральной армии. 6 августа отряды сторонников независимости также взяли под свой контроль города Аргун и Гудермес. К 8 августу боевики контролировали основную часть столицы Чечни, осуществив первый этап разработанной Главным штабом Ичкерии операции “Нулевой вариант” (позже названа операцией “Джихад”)[5].

15 августа в ходе переговоров секретаря Совета безопасности РФ А. Лебедя с руководством сепаратистов было достигнуто соглашение о прекращении огня, однако фактически в Грозном продолжались локальные столкновения[5].

22 августа на переговорах Лебедя с А. Масхадовым в Новых Атагах была достигнута договоренность о “частичном” отводе федеральных войск и о создании совместных комендатур. Фактически власть в Грозном и на всей территории Чечни стала переходить в руки сепаратистов[5].

31 августа 1996 года были заключены Хасавюртовские соглашения между РФ и ЧРИ, по которым решение вопроса о статусе ЧРИ было отложено до 2001 года. Предполагался также обмен пленными по принципу «всех на всех», по поводу которого были заявления правозащитников, что «это условие не соблюдалось чеченцами».

Межвоенное время[править | править код]

Чеченский боевик с самодельным оружием (пистолет-пулемёт «Борз»). Фото Михаила Евстафьева

После подписания Хасавюртовских соглашений мира и спокойствия в Чечне и прилегающих к ней регионах не наступило.

6 сентября 1996 в газете «Ичкерия» был опубликован Уголовный кодекс Чеченской Республики Ичкерия, интересен факт, что он являлся точной копией Уголовного кодекса Судана[33]. Начальник Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, исполняющий обязанности прокурора Чеченской Республики государственный советник юстиции 3 класса Игорь Иванович Киселев в эксклюзивном интервью «Российской газете» рассказал следующее о нормах законности и правопорядка, применяемых на тот период времени в Чеченской Республике Ичкерия:

Все законодательство самопровозглашенной Ичкерии, как и политика её лидеров, производят впечатление «эффекта редиски». Снаружи для внешнего применения — конституция чуть ли не европейского образца, где провозглашены основные права и свободы человека и гражданина, декларированы нормы международного права, закреплены красивые постулаты о стремлении к всеобщему и справедливому миру, основанному на общечеловеческих ценностях, а внутри — террористический анклав, где процветают разбой, насилие, работорговля и подневольный труд, производство наркотиков и фальшивой валюты, геноцид граждан нечеченской национальности.

Сегодня кто-то сетует на поток беженцев из Чечни в связи с боевыми действиями, а как быть с массовым бегством из республики русских, ногайцев, даргинцев, аварцев и других дагестанских народов? За истекшие годы из Чечни, спасая свои жизни и имущество, ушли сотни тысяч российских граждан — более половины населения республики.

Отдельная тема — законы Чеченской Республики Ичкерия. Остановлюсь лишь на одном из них, но принципиально важном — Уголовном кодексе, который утвержден указом Масхадова в августе 1996 года. В подавляющем числе своих положений кодекс противоречит даже объявленной Конституции Ичкерии. По этому документу в качестве наказания применяется смертная казнь путём отсечения головы, забивания камнями либо таким же путём, каким преступник лишил жизни свою жертву. Другое варварское наказание — бичевание. Наряду с этим кодексом также предусмотрен принцип «воздаяния равным», или известный доправовой вандализм «око за око, зуб за зуб». Перечень частей тела и тех ранений, за которые назначается наказание в виде воздаяния равным, в кодексе тоже детально прописан. К примеру, у виновного выкалывается зрячий глаз, если он выбил глаз жертве, отсекается рука у осужденного, если у потерпевшего отрезана рука в суставе, и т. д. Правом на варварское наказание наделяется прежде всего жертва преступления, но затем оно переходит к близким родственникам. Действовавший кодекс Ичкерии юридически закрепил и право на существование обычаев кровной мести.

Как известно, одним из основополагающих принципов права цивилизованных государств является свобода совести и вероисповедания. Вероотступников же в Чечне все эти годы ждала смертная казнь. Общепризнано, что человеческая жизнь не имеет цены. Уголовным правом Ичкерии её стоимость была определена в «100 коров, или такую же сумму денег, которая эквивалентна их стоимости, периодически определяемой верховным судьей после консультаций с компетентными органами».

Думаю, теперь понятно, как обстояли дела в Чечне с соблюдением законности и какая бомба под российскую государственность сегодня разряжается федеральными силами.

В ноябре 1996 года Государственный совет обороны и Парламент Ичкерии назначили выборы президента и Парламента самопровозглашеннной республики на январь 1997 года[5].

В январе-феврале 1997 года Правительство Ичкерии возглавлял полевой командир Руслан Гелаев[5].

27 января 1997 президентом ЧРИ был избран Аслан Масхадов, получивший 59,1% голосов избирателей, принимавших участие в выборах. Большое количество голосов получил полевой командир Ш. Басаев (23,5%). Третье, четвертое и пятое места заняли, соответственно, З. Яндарбиев, М. Удугов и А. Закаев. За остальных претендентов голосовали незначительное число избирателей (десятые и сотые доли процента)[5].

Чеченские криминальные структуры безнаказанно делали бизнес на массовых похищениях людей, захвате заложников (в том числе официальных российских представителей, работающих в Чечне), хищениях нефти из нефтепроводов и нефтяных скважин, производстве и контрабанде наркотиков, выпуске и распространении фальшивых денежных купюр, терактах и нападениях на соседние российские регионы.

После гибели Дудаева в республике стало усиливаться влияние право-радикальных экстремистов, лозунг создания национального государства был заменен на построение теократической исламской республики на Северном Кавказе. На территории Чеченской Республики Ичкерия были созданы лагеря для обучения боевиков — молодых людей из регионов России, традиционно населённых мусульманами. Сюда направлялись из-за рубежа инструкторы по минно-подрывному делу, специалисты по партизанской войне и ваххабитские проповедники. Значительную роль в жизни ЧРИ стали играть многочисленные арабские наёмники. Главной их целью стала дестабилизация положения в соседних с Чечнёй российских регионах и распространение идей сепаратизма на северокавказские республики (в первую очередь Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария).

23 апреля 1997 года взорвана бомба в здании железнодорожного вокзала на станции Армавир (Краснодарский край), 28 апреля 1997 года — бомба на втором этаже здания вокзала станции Пятигорск (Ставропольский край).

В 1998 банда полевого командира Хаттаба произвела несколько нападений на российских военнослужащих в Дагестане.

19 июня 1998 года президент Ичкерии Аслан Масхадов после столкновений между своими сторонниками и религиозными экстремистами в Гудермесском районе объявил ваххабизм в ЧРИ вне закона. Был выпущен указ о запрете всех проповедующих данное учение общественно-политических организаций, в том числе ряда работавших в Чечне саудовских и кувейтских религиозных фондов. Однако реализовать запрет не удалось, так как экстремистов поддержали Шамиль Басаев и Зелимхан Яндарбиев.

19 марта 1999 был осуществлён взрыв на Центральном рынке Владикавказа, результатом которого были многочисленные человеческие жертвы.

В августе 1999 с территории ЧРИ отряды полевых командиров Шамиля Басаева и Хаттаба вторглись на территорию Дагестана. Ожесточённые бои продолжались свыше трёх недель. Официальное правительство ЧРИ, неспособное контролировать действия различных вооружённых группировок на территории Чечни, отмежевалось от действий Шамиля Басаева, но практических действий против него не предприняло.

После разгрома отрядов Шамиля Басаева и Хаттаба российские федеральные войска, продолжая их преследование, были введены в ЧРИ. Началась вторая чеченская кампания.

Руководители сепаратистов не раз заявляли о намерении перенести войну на российскую территорию. Поэтому, когда с началом второй чеченской кампании произошла серия подрывов многоэтажных жилых домов в Москве (9 и 13 сентября 1999 г.) и Волгодонске (16 сентября 1999 г.), эти преступления потрясли Россию и мир. Первые данные расследования этих взрывов показали, что теракты организованы карачаевскими и дагестанскими ваххабитами, которые были связаны с арабскими наёмниками, осуществившими нападение на Дагестан.[34] Теракты способствовали появлению массового убеждения, что за ними стоят чеченские сепаратисты.

Вторая чеченская война[править | править код]

Началась в 1999 году и фактически длилась по 2009 год. Наиболее активная боевая фаза пришлась на 1999—2000 годы.

С началом Второй чеченской войны была сформирована пророссийская администрация Чеченской республики. Возглавил её муфтий Ахмат Кадыров, перешедший на сторону России. В 2003 году была принята новая Конституция республики, согласно которой Чечня являлась субъектом Российской Федерации. В этом же году состоялись президентские выборы, победу на которых одержал Ахмат Кадыров.

9 мая 2004 Кадыров-старший погиб в результате теракта. Его преемником стал Алу Алханов.

8 марта 2005 президент самопровозглашённой Ичкерии Аслан Масхадов был уничтожен в ходе спецоперации.

17 июня 2006 президент самопровозглашённой Ичкерии Абдул-Халим Садулаев был убит в результате спецоперации, проведённой российским ФСБ и чеченским спецназом в городе Аргун. Полномочия президента Ичкерии перешли к вице-президенту Докке Умарову. Его заместителем стал Шамиль Басаев.

10 июля 2006 Шамиль Басаев был убит в результате взрыва сопровождаемого им грузовика со взрывчаткой. По версии ФСБ, взрыв стал следствием спецоперации, хотя источники, связанные с чеченскими сепаратистами, склонны утверждать о случайности и неосторожном обращении со взрывчаткой.

15 февраля 2007 года Алу Алханов ушёл с поста президента (формально по собственному желанию). Обязанности президента возложены на премьера Рамзана Кадырова (младшего сына Ахмада Кадырова), который командует республиканскими силовыми структурами.

В то же время на территории республики и соседних регионов сохранялась диверсионная активность боевиков.

16 апреля 2009 года в Чеченской республике официально отменён режим контртеррористической операции[35].

Борьба с терроризмом на Северном Кавказе после 2009 года[править | править код]

Боевые столкновения, теракты и полицейские операции происходили не только на территории Чечни, но и на территории Ингушетии, Дагестана, и Кабардино-Балкарии. На отдельных территориях неоднократно временно вводился режим КТО.

Некоторые аналитики считали, что обострение может перерасти в «третью чеченскую войну»[36].

В сентябре 2009 года глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявил что за 2009 год на Северном Кавказе было нейтрализовано более 700 боевиков[37]. Глава ФСБ Александр Бортников заявил, что на Северном Кавказе в 2009 году задержаны почти 800 боевиков и их пособников[38].

Общее снижение числа жертв конфликта в 2013—2014 годах прошло одновременно с эскалацией конфликта в Сирии и оттоком части радикально настроенной молодёжи в эту страну.

К концу 2014 года Национальный антитеррористический комитет сообщал о практически полной ликвидации террористического подполья[39]. «Речь о каком-то системно организованном сопротивлении давно уже не шла. Структуры управления были потеряны, когда ранее были ликвидированы большинство лидеров и активных участников. И объявленный в Дагестане филиал ИГ и „Имарат Кавказ“ не проявляли себя какими-либо акциями или обращениями в последнее время»[40].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Кудрявцев А. В.Чеченцы в восстаниях и войнах XVIII-XIX веков // Вестник Евразии. 1999. № 1.
  2. Бугай Н. Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории. 1990. № 7. С. 32—44.
  3. Черноус, 2002, с. 95.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 Чеченская республика Ичкерия. Общий обзор // IGPI.RU
  5. 1 2 3 Десять дней, которые отменили мир. Грачёв
  6. 1 2 http://memo.ru/hr/hotpoints/chechen/itogi/
  7. 15 лет "суверенитета"
  8. Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 02.11.1991 № 1847-I..
  9. Указ Президента РСФСР от 07.11.1991 № 178
  10. Постановление Верховного Совета РСФСР от 11 ноября 1991 N 1855-I "Об Указе Президента РСФСР от 7 ноября 1991 г. «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике»
  11. Николай Гродненский. «Первая чеченская: История вооруженного конфликта». — С. 154 ISBN 978-985-513-326-2
  12. Газета «Коммерсантъ» № 234 (457) от 04.12.1993
  13. 1 2 3 Кудрявцев, 1998, с. 405.
  14. 1 2 3 4 5 6 Кудрявцев, 1998, с. 404.
  15. Зарщиков А. и др. Вайнах и мы // Профиль, № 36 (497) от 02.10.2006
  16. Воронин Д. За счёт чего жила Чечня? // Огонёк, 2000
  17. Закон Российской Федерации от 10 декабря 1992 г. N 4071-I «О внесении изменений в статью 71 Конституции (Основного Закона) Российской Федерации — России» // «Российская газета», 29 декабря 1992 года, № 278 (614), стр. 5. Данный закон вступил в силу 9 января 1993 года по истечении 10 дней со дня официального опубликования.
  18. Орлов О. П. Россия — Чечня: цепь ошибок и преступлений. — М.: «Звенья», 2005. — 227 с.
  19. 1 2 Николай Гродненский. Первая чеченская. — Минск: ФУАинформ, 2007. — С. 282.
  20. Александр Очеретний «Пикник в Грозном. Десятилетие чеченского ужаса» // «Белгазета» от № 46 [463] от 22.11.04
  21. Глава Госсовета Чечни: С 1991 года в республике погибли 160 тысяч человек. Лента.ру (16.08.2005). Проверено 11 октября 2006. Архивировано 23 августа 2011 года.
  22. Chechen official puts death toll for 2 wars at up to 160,000 (англ.). International Herald Tribune (August 16, 2005). Проверено 20 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  23. Russia: Chechen Official Puts War Death Toll At 160,000 (англ.). Radio Free Europe (August 16, 2005). Проверено 20 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  24. Закаев уверен, что его не выдадут России. zakaev.ru (27.07.2006). Проверено 20 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  25. 1 2 Бабёнышев, Александр АРИФМЕТИКА ПОТЕРЬ. ОТВЕТЫ НЕ СХОДЯТСЯ. Новая газета (15.12.2005). Проверено 20 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  26. Николай Гродненский."Первая чеченская: История вооруженного конфликта" — С. 317 ISBN 978-985-513-326-2
  27. «Миссия невыполнима» // «Российская газета» — Неделя № 3952 от 16 декабря 2005 г.
  28. Кудрявцев, 1998, с. 406.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 Кудрявцев, 1998, с. 407.
  30. Георгий Бовт, Наталья Калашникова Кадровые перестановки в Кремле. Генерал безопасности // Газета «Коммерсантъ» № 102 от 19.06.1996. — С. 1
  31. Беккин, Бобровников, 2003, Иногда доходило до смешного. Например, знаменитый уголовный кодекс Чечни 1996 года, о котором многие слышали, но который мало кто читал, был практически полностью списан с Уголовного Кодекса Судана, принятого за несколько лет до этого в соответствии с маликитским мазхабом (правовой школой), — в то время как в Чечне преобладает шафиитский мазхаб. Сторонники введения данного закона в Чечне так торопились, что забыли заменить в некачественно выполненном подстрочном переводе указанного кодекса Судана многие местные реалии. Например, там остались штрафы в суданских фунтах. Плата за кровь должна была взиматься верблюдами. А где вы найдете в Чечне, например, сто верблюдов за убийство дееспособного свободного мужчины, как того требует закон?, с. 8.
  32. Террористы всегда платили наличными // Коммерсантъ, 24 сентября 1999
  33. В Чечне снят режим контртеррористической операции // РБК, 16.04.2009
  34. Виктор Алкснис: Третья чеченская война неизбежна
  35. Кавказский Узел | Нургалиев: с начала года на Северном Кавказе нейтрализовано более 700 боевиков
  36. Кавказский Узел | Бортников: на Северном Кавказе предотвращено 80 терактов
  37. Террористическое бандподполье в России практически разгромлено — НАК
  38. Кавказский Узел

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]