Чистка внутри НКВД 1937—1938

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В данной статье рассмотрена чистка внутри органов НКВД. Остальные стороны чистки рассмотрены в статье Большой террор.

В ходе чистки 1937—1938 годов (Большая Чистка, Большой террор) в СССР подверглось различным репрессиям (увольнение со службы, лагерные сроки, расстрелы) до 1,5 — 3,7 млн чел., из них, согласно данным В. Н. Земскова и В. З. Роговина, было расстреляно в течение примерно полутора лет около 680 тыс. чел. Предметом особых подозрений НКВД стали целые группы населения, потенциально нелояльные властям: бывшие кулаки — спецпоселенцы, бывшие члены разнообразных внутрипартийных оппозиций, лица иностранных для СССР национальностей (особым размахом отличилась «польская операция»). Подозрительными стали даже коммунистические политэмигранты, бежавшие в СССР от преследований в своих странах, и верхушка РККА, которая потенциально могла сочувствовать одному из основателей Красной Армии — Троцкому.

Хотя основной ударной силой террора стали органы НКВД, его сотрудники, как это ни парадоксально, сами зачастую становились жертвами самых жёстких чисток. Исследователь Наумов Л. А. указывает, что в составе НКВД перед началом чистки наблюдались резкие структурные перекосы; в частности, до трети сотрудников имели небольшевистское прошлое, а лица с рабочим или крестьянским происхождением составляли абсолютное меньшинство (порядка 42 %). Кроме того, известно, что в период внутрипартийной борьбы в 20-е годы определённая часть ОГПУ составляли идейные сторонники Троцкого. В шифротелеграмме, направленной Сталиным в адрес ЦК 25 сентября 1936 года, прямо выражалось недовольство работой НКВД, «опоздавшего на 4 года» в деле борьбы с т. н. «троцкистско-зиновьевским блоком ОГПУ».

Показательно, что один из организаторов Первого московского процесса наркомвнудел Генрих Ягода оказался в качестве подсудимого на Третьем, а заменивший его Николай Ежов, в свою очередь, также был расстрелян по обвинениям в шпионаже на иностранные разведки, фабрикации дел, подготовке терактов и мужеложестве[1].

Назначение Ежова[править | править вики-текст]

Ворошилов, Молотов и Сталин с Николаем Ежовым

Во время первого московского процесса наркомом внутренних дел и руководителем Главного управления госбезопасности (ГУГБ) являлся Генрих Ягода. Он активно участвовал в расследовании убийства Кирова, которое легло в основу судебного процесса.

Процесс состоялся в августе 1936, и уже в сентябре Ягода был перемещён на пост наркома связи, 4 апреля 1937 арестован. В феврале 1938 предстал на Третьем московском процессе, где был обвинён в сотрудничестве с иностранными разведками и убийстве Максима Горького. Как указывает историк М. С. Восленский, механика террора была такова, что Ягода, главный организатор Первого московского процесса, оказался в качестве подсудимого на третьем.

По воспоминаниям советского разведчика-невозвращенца Орлова А. М., Ягода в 1936 году никак не предвидел своё скорое смещение, «весной [1936 года] он получил приравненное к маршальскому звание генерального комиссара государственной безопасности и новый военный мундир, придуманный специально для него».

26 сентября 1936 года наркомом внутренних дел вместо Ягоды назначен Ежов, под руководством которого были проведены Второй и Третий Московские процессы, и «Дело военных». Саму чистку 1937—1938 годов советская официальная пропаганда связывала, в первую очередь, с именем Ежова (т. н. «ежовщина»). В этот период были уволены в том числе и 2273 сотрудников НКВД

5 апреля 1937 года Ягода был арестован[Прим. 1]. В феврале 1938 года на показательном Третьем московском процессе, он был обвинён в убийстве Максима Горького, а также Куйбышева и Менжинского и «троцкистском заговоре»[Прим. 2].

Самой, пожалуй, фантастической, частью всей серии московских судебных фантасмагорий является включение Генриха Ягоды, долголетнего руководителя ГПУ, в число «заговорщиков» троцкистско-бухаринского центра. Можно было ждать всего, только не этого.

Сталину пришлось долго маневрировать в Политбюро, пока ему удалось навязать Ягоду, своё наиболее доверенное лицо, в качестве главы ГПУ. С 1923 года борьба со всеми видами оппозиции была сосредоточена в руках Ягоды. Он был не только ближайшим исполнителем всех фальсификаций и подлогов, но и организатором первых расстрелов оппозиционеров, ещё в 1929 году: Блюмкина, Силова и Рабиновича. На страницах «Бюллетеня Оппозиции», издававшегося Львом Седовым в Париже, имя Ягоды цитируется десятки раз в таком же примерно тоне, в каком цитировалось некогда в революционных изданиях имя царского шефа охраны, Зубатова. Именно Ягода, рука об руку с прокурором Вышинским, подготовил все сенсационные процессы со времени убийства Кирова, кончая процессом Зиновьева-Каменева в августе 1936 года. Система чистосердечных покаяний войдёт в историю, как изобретение Генриха Ягоды. Если б кто-нибудь сказал, что Геббельс является агентом римского папы, это звучало бы гораздо менее абсурдно, чем утверждение, что Ягода являлся агентом Троцкого.[источник не указан 113 дней]

Чистка[править | править вики-текст]

В 1937—1938 были арестованы и расстреляны такие сотрудники НКВД как бывшая «правая рука» Ягоды, один из организаторов «философского парохода» Я. С. Агранов, один из выдвиженцев Ягоды Буланов П. П., А. Я. Лурье, обвинённый в подготовке «теракта» против Ежова Г. Е. Прокофьев, Ф. И. Эйхманс, Л. М. Заковский, организатор «дела „Весна“» И. М. Леплевский, начальник охраны Сталина К. В. Паукер, один из организаторов «кировского потока» Г. А. Молчанов, В. А. Балицкий, З. Б. Кацнельсон, С. Г. Фирин, Л. Б. Залин, С. М. Шпигельглас, начальник строительства канала Москва — Волга Берман М. Д. и другие работники НКВД, которые сами принимали непосредственное участие в проведении массового террора.

До сих пор остаётся непонятным арест начальника охраны Сталина К. В. Паукера; по свидетельствам современников, отношения Сталина с Паукером были доверительными. За верную службу Сталин наградил Паукера орденами Ленина и Красного Знамени, и двумя автомобилями, Кадиллак и Линкольн. В 1938 году на Третьем московском процессе Паукер был объявлен немецким шпионом. В июле 1937 года охрану Сталина возглавил Дагин И. Я., вскоре тоже арестованный. Дагин был расстрелян в феврале 1940 года, новым начальником охраны Сталина, на этот раз окончательно, стал Власик Н. С.

4 мая 1937 года был арестован выдвиженец Ягоды, один из организаторов Первого московского процесса наркомвнудел Белоруссии Молчанов Г. А.. Молчанов заставил подсудимого Гольцмана «признаться» в том, что он якобы встречался в 1932 году с сыном Троцкого Л. Д., Львом Седовым, в гостинице «Бристоль» в Копенгагене, тогда как на самом деле эта гостиница была снесена ещё в 1917 году, а секретарь Молчанова перепутал её с гостиницей «Бристоль» в Осло[2]. Кроме того, сам Лев Седов в это время являлся студентом Высшей технической школы в Берлине, и на момент «встречи» в Копенгагене на самом деле сдавал экзамены в Берлине.

15 ноября 1937 года был расстрелян один из старейших чекистов, Бокий Г. И., член Петроградского ВРК и даже член «Союза борьбы за освобождение рабочего класса».

Расстрелянные основатели ВЧК

Как отмечают в своей работе «1937. Большая чистка. НКВД против ЧК» Михаил Тумшис и Александр Папчинский, в ходе чистки НКВД были расстрелян в том числе главный организатор пресловутого «Шахтинского дела» Евдокимов Е. Г., на допросе «признавшийся» в сотрудничестве с разведками четырёх государств.

Показательно и то, что выступавшие по Шахтинскому делу общественными обвинителями Осадчий и Шеин по делу Промпартии проходили уже обвиняемыми. Наконец, в 1938 году был расстрелян Крыленко Н. В., в 1930 году выступавший гособвинителем на процессе по Делу Промпартии.

Арестованный уже Берией бывший начальник Главного управления НКВД и правая рука Ежова в проведении террора Фриновский М. П. на допросе показал, что все «вскрытые» чекистами подпольные террористические заговоры на самом деле были сфальсифицированы путём систематических избиений подсудимых с целью получить от них признательные показания.

С началом террора, 4 июля 1937 года застрелился начальник НКВД Харьковской области Мазо С. С. 8 июля 1937 года застрелился замнаркомвнудела Курский В. М. 17 февраля 1938 года при загадочных обстоятельствах скончался прямо в кабинете начальника Главного управления госбезопасности НКВД выдвиженец Ягоды Слуцкий А. А., один из организаторов специальных операций НКВД за границей. 13 мая 1938 года застрелился начальник управления НКВД по Московской области Каруцкий В. А.

Изменения состава НКВД в ходе чистки[править | править вики-текст]

В ходе Большого Террора из НКВД, в первую очередь, вычищались:

  • большевики с дореволюционным партстажем (их доля упала с 20,83 % в 1934 году до 4 % на 1 сентября 1938 года)[3], на смену которым пришли коммунисты, набранные по «ленинскому призыву» (доля вступивших в партию в 19251928 увеличилась с 1 % до 66 %, 19291932 с 0 % до 38 % за тот же период). Доля лиц 1895 и более ранних годов рождения при этом упала с 56,25 % до 4,95 %, доля лиц 1901—1905 годов рождения, наоборот, возросла с 6,25 % до 46,15 %, лиц 1906—1910 годов рождения — с 0 % до 29,12 %[3];
  • лица с некоммунистическим прошлым (бывшие эсеры, меньшевики, анархисты, боротьбисты и др.): их доля упала с 31,25 % суммарно на 1 июля 1934 года до 0,65 % на 1 июля 1938 года[3]. По окончании террора единственным членом руководства НКВД с некоммунистическим прошлым остался сам Берия Л. П., который в молодости был связан с азербайджанской националистической партией мусаватистов;
  • увеличилась доля рабочих (с 23,96 % до 28,67 %) и крестьян (с 17,71 % до 30 %), снизилась доля служащих (с 25 % до 18 %), а также «помещиков, торговцев, мелких предпринимателей и кустарей» (с 28,13 % до 12 %)[3]. Суммарная доля рабочих и крестьян в руководстве НКВД увеличилась с 42 % в 1934 году до 60 % на 1 сентября 1938 и до 80 % на 1939 год;
  • за тот же период 1 июля 1934 — 1 сентября 1938 увеличилась доля русских (с 31,25 % до 56,67 %) и украинцев (с 5,21 % до 6,67 %, на 1 июля 1939 года до 12,42 %), снизилась доля евреев (с 38,54 % до 21,33 %, на 1 июля 1939 года до 3,92 %; согласно мемуарам Хрущёва Н. С. и сына Берии Л. П. Берии С. Л., массовая чистка НКВД от евреев имела место уже в 1939 году по окончании основной волны террора), латышей (с 7,29 % до 0 %) и поляков (с 4,17 % до 0,67 %, на 1 июля 1939 года до 0 %)[3]. Также из НКВД были вычищены все поголовно обрусевшие немцы. Кроме того, с назначением Берии в два раза выросла доля грузин (с 3,33 % на 1 сентября 1938 года до 6,98 % на 1 января 1940 года);
  • для органов НКВД периода 1934—1938 годов также характерен очень высокий процент людей, имевших только начальное образование: на 10 июля 1934 года 40,63 %, на 1 сентября 1938 года 42,67 %. По окончанию основной волны террора количество таких сотрудников начало снижаться, упав к 26 февраля 1941 года до 19,23 %, количество лиц с высшим образованием в органах НКВД с 1938 до 1941 года выросло с 10 % до 34,07 %[3].
  • Ещё одной особенностью руководящих сотрудников НКВД являлся необычно высокий процент лиц, чьё детство прошло неблагоприятно (исключения из школ, неполная семья, бродяжничество и др.); на 1934 год таких лиц было до 5-6 %. В 1937 году этот показатель вырос до 8 %, в 1938 до 12,7 %. По окончанию основной волны террора, количество подобных лиц к 1940 году вновь упало до 6 %[3].


Влияние смены наркомвнуделов на изменения состава НКВД[править | править вики-текст]

Можно выделить по крайней мере три основные «волны» массовых кадровых перестановок в НКВД. Первая была связана с назначением на пост наркомвнудела 10 июля 1934 года Ягоды Г. Г., фактически возглавлявшего это учреждение и ранее.

Вторая «волна» началась с назначением 26 сентября 1936 года Ежова Н. И., начавшего по крайней мере с лета 1937 года массово вычищать из НКВД сотрудников, назначенных своим предшественником, и расставлять на ключевые посты своих собственных выдвиженцев под предлогом борьбы с «заговорщиками», убившими Кирова С. М. 1 декабря 1934 года. Исследователь Леонид Наумов называет первой «группой Ежова», пришедшей в НКВД, Литвина М. И. (застрелился в 1939 году), Шапиро И. И., Цесарского В. Е., Жуковского С. Б. В целом в своём наркомате Ежов опирался на «кланы» так называемых «северокавказцев» (чекистов, во время Гражданской войны служивших на Северном Кавказе) и «туркестанцев» (чекистов, во время Гражданской войны служивших в Сибири, и затем переведённых в Среднюю Азию). Так как Ежов во многом опирался на кадры, переведённые с Северного Кавказа, чистка НКВД там была минимальной; по собственному признанию самого же Ежова, «Везде я чистил чекистов. Не чистил их только лишь в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе…».

По свидетельству бывшего чекиста Шрейдера М. П., бывший выдвиженец Ягоды Фриновский после его падения с готовностью «перебежал» на сторону Ежова, и вызвался арестовывать Ягоду[4]. По другим свидетельствам, также на сторону Ежова «перебежал» Агранов Я. С.

В целом по своему социальному происхождению, национальному составу, образовательному уровню, партстажу на первых порах выдвиженцы Ежова ничем не отличались от выдвиженцев Ягоды.

«Люди Ежова»:

Третья, и последняя «волна» началась уже после проведённого в основном Ежовым Большого Террора, с назначением Берии Л. П. 25 ноября 1938 года. В первые годы работы Берии на посту наркомвнудела масштабы государственного террора резко сократились, проведена массовая чистка НКВД от активно участвовавших в Большом Терроре назначенцев Ежова (в том числе были репрессированы выдвиженцы Ежова Фриновский М. П. и Евдокимов Е. Г.), частично реабилитированы репрессированные в 1937—1938 лица.

В своём наркомате Берия на первых порах старался опираться на своих бывших сослуживцев из Грузии. В результате доля грузин в руководстве НКВД выросла с 3,33 % на 1 сентября 1938 года до 6,98 % на 1 января 1940 года.

Исследователь Борис Соколов называет первыми «людьми Берии», введёнными им в высшее руководство НКВД, следующих лиц:

Все эти лица были расстреляны после падения самого Берии.

«Люди Берии»:

Механизм чистки[править | править вики-текст]

Чистка НКВД сопровождалась рядом маневров, призванных «усыпить бдительность» самих чекистов. В 1935 году введены высшие специальные звания «комиссаров государственной безопасности». Из 37 высших чекистов, имевших эти звания в 1935 году, к 1941 году осталось в живых всего двое.

Параллельно с началом чистки летом 1937 года на сотрудников НКВД «посыпался» ряд высших наград, в том числе множество орденов Ленина. Кроме того, на фоне чистки проходила целая кампания славословий в адрес чекистов и наркомвнудела Ежова лично. Аресты высших чинов НКВД в ряде случаев проводились под видом вызовов в Москву «на повышение».

Для уничтожения уже выдвинувшихся в ходе чистки НКВД сотрудников Ежова в самом НКВД была проведена сложная реорганизация, широко практиковались переводы перед арестами на различные вспомогательные должности; так, Фриновский М. П. был переведён на пост наркома ВМФ СССР, Заковский Л. М. на пост начальника строительства Куйбышевского гидроузла. В целом, чистка НКВД сопровождалась непрерывными кадровыми перемещениями. Отставка наркома Ежова имела характер сложной многоходовой комбинации: 8 апреля 1938 года он был назначен по совместительству наркомом водного транспорта СССР, одновременно оставаясь и наркомом внутренних дел. 23 ноября сам же Ежов подал в отставку с поста наркомвнудела, которая была принята уже 25 ноября. Предлогом для отставки стало бегство не ставших дожидаться своего ареста полпреда НКВД по Дальнему Востоку Люшкова Г. С. и наркомвнудела Украины Успенского А. И.

В постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) об отставке Ежова с поста наркомвнудела ничего не указывало о будущем аресте: упоминалось лишь о его «болезненном состоянии, не дающим возможности руководить одновременно двумя большими наркоматами». Арест последовал только в апреле 1939 года. Незадолго до отставки Ежова при невыясненных обстоятельствах погибла его жена Хаютина Е. С.

Параллельно поэтапному падению Ежова также поэтапно происходило и возвышение Берии, в августе 1938 года переведённого из Грузии в центр. 22 августа назначен первым замнаркомвнудела, 8 сентября начальником 1-го управления НКВД, 29 сентября — начальником Главного управления госбезопасности НКВД и, наконец, 25 ноября — наркомом внутренних дел СССР.

Сталин начал широко использовать метод перевода неугодных лиц на вспомогательные должности ещё во время борьбы за власть в 1920-е годы. Главный оппонент Сталина, Троцкий, после долго подготавливавшейся отставки с ключевых постов наркомвоенмора и предреввоенсовета был назначен на вспомогательную должность председателя концессионного комитета, один из его сторонников Муралов Н. И. переведён из Москвы в Северо-Кавказский военный округ. «Зиновьевец» Сокольников Г. Я. переводился с поста наркомфина на должности зампреда Госплана СССР, практиковались переводы оппозиционеров послами за границу.

Атмосфера чистки в НКВД смогла создать для заместителей начальников управлений и начальников отделов возможность быстро выдвинуться, уничтожив, в том числе и физически, своих же собственных начальников[3]. Другим методом разрушения «спаянных» чекистских «кланов» были перемещения руководящих работников из одного региона СССР в другой.

По мнению исследователя Л. А. Наумова, чистка аппарата НКВД на местах началась в июле 1937 года с Украины. Служивший ранее на Украине нарком внутренних дел УССР Балицкий В. А. был перемещён на Дальний Восток для проведения там чистки, однако уже месяцем позднее и сам был репрессирован уже там. Уже 17 июля 1937 года Балицкий «признался» в организации «антисоветского троцкистско-фашистского заговора», и дал показания на ряд своих бывших сотрудников на Украине.

Чистку кадров Балицкого возглавил новый наркомвнудел Украины и бывший заместитель Балицкого Леплевский И. М., который в апреле 1938 года сам был репрессирован. Новым наркомвнуделом Украины стал Успенский А. И., инициировавший чистку НКВД Украины уже от «людей Леплевского». Сам же Успенский, ожидая ареста, в ноябре 1938 года имитировал самоубийство[5], и бежал в Воронеж. В апреле 1939 года был арестован в Челябинской области, и вскоре «признался» в организации «контрреволюционного заговора» и шпионаже в пользу Германии. В 1940 году Успенский был расстрелян; кроме того, была расстреляна его жена.

Всесоюзный розыск беглого наркома Успенского был взят на контроль лично Сталиным. В ходе розыска была арестована жена Успенского, а один из его родственников, ожидая ареста, повесился. 16 ноября 1938 года Хрущёв Н. С. лично санкционировал арест начальника Житомирского областного управления НКВД Вяткина Г. М.[6], как не предотвратившего побег. На допросе Вяткин показал, что он утвердил в Житомирской области расстрелы четырёх тысяч человек, в том числе несовершеннолетних детей и беременных женщин, и сам был расстрелян в феврале 1939 года.

Для чистки Дальнего Востока с Украины был направлен один из активных участников Большого Террора, главный организатор массовых репрессий этнических корейцев и прочих репрессий по «национальным линиям» Люшков Г. С.. Люшков «вскрыл» на Дальнем Востоке «право-троцкистский заговор», в том числе арестовав собственного предшественника Дерибаса Т. Д.. В 1938 году уже он сам, ожидая ареста, бежал в Японию, где погиб в 1945 году. В свою очередь, бегство Люшкова стало удобным предлогом для целой волны новых чисток на Дальнем Востоке. Наконец, бегство Люшкова стало предлогом и для смещения самого Ежова.

Как указывают в своей работе Михаил Тумшис и Александр Папчинский, для проведения чистки местного НКВД в Хабаровск прибыли чекисты из Ленинграда, Москвы, Вологды, Куйбышева и Челябинска. На место лично прибыл первый замнаркомвнудела Фриновский М. П. (впоследствии сам репрессированный), заявивший, что «города Дальнего Востока засорены контрреволюционным, а органы НКВД — социально-чуждым элементом… Задача командированных на Дальний Восток чекистов чистить органы НКВД от антисоветского элемента».

Миронов С. Н. был переведён из Днепропетровска в Западную Сибирь, где начал репрессировать «польских шпионов»[2], и сам был арестован уже Берией 6 января 1939 года. Рассекреченные в настоящее время польские архивы убедительно показывают, что в 1930-е годы в Западной Сибири на самом деле вообще отсутствовали польские резидентуры.

Для чистки Омска с Северного Кавказа был направлены Горбач Г. Ф. и Валухин К. Н., впоследствии также репрессированные (Горбач был обвинён в «подготовке государственного переворота»). Одним из предлогов для расстрела Горбача стал скандальный случай, когда приговорённый к расстрелу колхозник Григорий Чазов из-за небрежности исполнителей был оставлен лежать живым в яме с другими расстрелянными, после чего смог добраться до приёмной Калинина М. И. в Москве.

Для чистки Узбекистана и Таджикистана из Москвы был направлен член Политбюро Андреев А. А., Жданов А. А. был направлен для чистки Башкирии, где «обнаружил» даже два «заговора»: «троцкистско-бухаринский» и «буржуазно-националистический». Для чистки Армении из центра были направлены Микоян А. С. и Маленков Г. М., Каганович Л. М. проводил чистку в общей сложности в четырёх областях СССР, также в качестве наркома путей сообщения вычистив железные дороги.

Иностранный отдел[править | править вики-текст]

Уничтожение руководства Иностранного отдела (ИНО) НКВД зачастую проводилось тайно, без суда и следствия. В частности, начальник ИНО НКВД А. А. Слуцкий был убит инъекцией цианида калия прямо в кабинете начальника Главного управления государственной безопасности НКВД, М. П. Фриновского (17 февраля 1938). Целью скрытных убийств было предотвращение паники и дезертирства среди зарубежной агентуры НКВД[7]. Однако скрыть масштабы «чистки» не удалось и многие агенты предпочли остаться на Западе. В частности, «невозвращенцами» стали:

  • И. С. Рейсс — агент ИНО НКВД в Париже. В начале 1937 отказался выехать по вызову в Москву. Выступил во французских газетах с открытым письмом, обличавшим политику Сталина. 17 июля 1937 убит в Швейцарии агентом НКВД С. М. Шпигельглассом.
  • А. М. Орлов — резидент ИНО НКВД в Мадриде. В июле 1938 не явился на встречу со Шпигельгласом в Антверпене[Прим. 3]. Присвоив 60 тысяч долларов из оперативных средств НКВД, Орлов вместе с женой и дочерью тайно перебрался во Францию, а оттуда — в США.

Случаи отказа сотрудников НКВД от исполнения указаний[править | править вики-текст]

Случаи, когда сотрудники НКВД отказывались участвовать в расправах с невиновными, были весьма редки, так как такой отказ означал смертельную угрозу для самого сотрудника НКВД. Тем не менее, такие случаи известны.

Так, замначальника Особого отдела ГУГБ НКВД СибВО П. Ф. Коломиец столкнувшись с массовыми арестами и расстрелами военнослужащих, 7 декабря 1937-го отправил «воздушной почтой» письмо Ежову с просьбой прислать комиссию для вскрытия извращений в следствии. Узнав о том, что, вопреки его мнению, сторож Легалов был расстрелян по обвинению в мифическом поджоге, Коломийц сказал о своём рапорте заместителю начальника УНКВД И. А. Мальцеву. Вскоре Коломийц зашёл к начальнику управления Горбачу и отказался нести ответственность за отдел. 23 декабря он был арестован и подвергся пыткам. В марте 1938-го он был вынужден написать: «… Последние 6-7 лет я не принимал участия в делах по массовым операциям, в так называемой ударной следственной работе… варился в собственном соку и поэтому лишён был приобретения того положительного опыта… который накопили передовые органы и работники ОГПУ-НКВД […] Некоторые явления практической чекистской работы по осуществлению карательной политики ВКП(б) и Советской власти я в ряде случаев рассматривал с точки зрения ложной, гнилой морали». Коломийц был осуждён на 20 лет лагерей, но в 1940-ом его реабилитировали.

Мобилизованный в НКВД в разгар террора, молодой сотрудник оперчекотдела Сиблага Садовский написал Сталину письмо с протестом против пыток и фальсификаций. Его немедленно арестовали, пытали и осенью 1938-го он был расстрелян.

Начальник СПО и член тройки НКВД ТатАССР Я. Я. Веверс в ноябре 1937 г. приказал арестовать своего подчинённого С. А. Аухадеева, отказавшегося принимать участие в расстрелах. Аухадеев получил пять лет за «антисоветскую агитацию», но в 1939 г. его дело было прекращено.

Заместитель начальника Благовещенского РО УНКВД по Алтайскому краю М.Сейфулин, будучи, по словам одного из коллег, не согласен «с постановкой в то время арестов и методов следствия, весной 1938 года застрелился». Начальник одного из РО НКВД Курской области Д.Щекин 4 августа 1938-го покончил с собой, а перед этим посещал семьи арестованных и выпивал с ними.

В сентябре 1937-го референт по следственному производству Воронежского областного УНКВД Гуднев без доклада начальнику управления освободил четырёх человек, арестованных за «подрывную агитацию против ЦК и выпуск нелегальной литературы». После этого он скрылся, а вместе с ним скрылись и освобождённые им лица. Перед этим Гуднев уничтожил находившиеся в своём производстве дела, по которым арестованным грозил расстрел.[8]

Масштаб репрессий[править | править вики-текст]

При общей списочной численности органов госбезопасности около 25 тыс. чел. на 1 марта 1937 года в период 1937—1938 были вычищены и арестовано 2273 сотрудника НКВД, в 1939 году Берией было репрессировано ещё 937 сотрудников НКВД. В 1939 году Берией было уволено со службы 7372 человека.

Общество «Мемориал» подвергает сомнению цифру в 20 тыс. репрессированных[прояснить], и указывает, что это число включает в себя, помимо собственно чекистов, также сотрудников милиции, пожарной охраны, ЗАГСов и прочих учреждений в системе НКВД.

Из 322 начальников республиканских НКВД, УНКВД краев и областей и подразделений центрального аппарата, занимавших эти посты в разные моменты периода с июля 1934 г. по сентябрь 1938 г., был арестован 241 человек (почти 75 %). Из 37 человек, носивших звание комиссара госбезопасности в 1935 году, осталось в живых лишь двое.

Анализ причин[править | править вики-текст]

«Борьба поколений»[править | править вики-текст]

Известный историк Михаил Восленский[Прим. 4] видит причины «чистки» кадров НКВД в борьбе за власть двух поколений советской номенклатуры[9]. Восленский считает, что к середине 30-х годов в ВКП(б) сложились две руководящие группировки, которые исследователь условно называет ленинская и сталинская. Первая занимала свои посты по праву членов ленинской партии с дореволюционным стажем, вторая состояла из выдвиженцев 20-х годов, отобранных по признаку лояльности к Сталину[9]. К середине 30-х годов доля сталинцев в партийном аппарате значительно выросла, но и ленинцев оставалось немало, что приводило к острому соперничеству между поколениями[Прим. 5]. Целью «чисток» 1936—1938 гг., по мнению Восленского, было устранение «ленинцев» из руководства СССР, в том числе, — из руководства НКВД[Прим. 6].

Восленский указывает, что, начиная с 20-х годов, Сталин стремился сосредоточить дело подбора руководящих кадров в своих руках[Прим. 7]. К середине 30-х годов ставленники Сталина занимали множество руководящих постов в среднем и высшем звене руководства во всех сферах. Однако многие высшие посты, в том числе в ОГПУ/НКВД, занимали люди не обязанные Сталину своей карьерой. По мнению Восленского, убийство Кирова и последовавший за ним «Большой террор», позволили Сталину избавиться от остатков «ленинской гвардии», в том числе в НКВД, и установить режим абсолютной личной власти с опорой на выдвиженцев 20-х годов[9].

«Борьба кланов»[править | править вики-текст]

Л. А. Наумов[Прим. 8] считает, что кардинальные изменения руководящего состава НКВД являлись не результатом осознанной политики Сталина, а были следствием стихийной борьбы между «кланами» в НКВД: «людьми Ягоды», «людьми Ежова», «украинцами» (чекистами, служившими на Украине), «северокавказцами», «туркестанцами» и др. В результате взаимоистребления этих кланов, по мнению исследователя, произошло массовое выдвижение наверх новых кадров с «чистыми анкетами», в которых не было никакого компромата[2].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. После ареста Ягоды были арестована его жена, родители и пять сестёр.
  2. Л. Д. Троцкий назвал обвинение Ягоды в троцкизме «фантастическим» (Л. Троцкий. Роль Генриха Ягоды.)
  3. После смерти Слуцкого Шпигельгласс был назначен временным и. о. ИНО НКВД. Встреча с Орловым была назначена на борту советского судна, поскольку на берегу Шпигельглассу грозил арест.
  4. Доктор исторических наук, известный исследователь политической системы СССР.
  5. . В 1930 году среди секретарей обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик 69 % — больше 2/3— были с дореволюционным партстажем. Из делегатов XVII съезда БКП(б) (1934 год) 80 % вступили в партию до 1920 года, то есть до победы в гражданской войне.
  6. В результате «чистки» НКВД были отстранены от руководства и затем физически уничтожены все оставшиеся на тот момент основатели ЧК. Все они были объявлены «предателями». Например, Глеб Бокий, стоявший вместе с Лениным у истоков рабочего движения в Петербурге, был расстрелян по обвинению в «предательстве и контрреволюционной деятельности».
  7. Известно, что картотеку на наиболее интересовавших его людей Сталин с первой половины 20-х годов вел сам, не допуская к ней даже своего секретаря. В эти годы в аппарате ЦК Сталина называли за глаза «товарищ Картотеков»(Восленский, глава 2, раздел 13)
  8. Кандидат исторических наук. Тема диссертации: «Отечественная историография Д. И. Писарева». Заслуженный учитель Российской Федерации

Источники[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]