Чичерин, Алексей Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Чичерин; Чичерин, Алексей.
Алексей Чичерин
Дата рождения 20 февраля 1894(1894-02-20)
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 20 октября 1960(1960-10-20) (66 лет)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство (подданство)
Род деятельности поэт
Направление футуризм, конструктивизм
Жанр поэзия
Язык произведений русский
Дебют «Шлепнувшиеся аэропланы» (1914)

Алексе́й Никола́евич Чиче́рин (1894, по другим данным 1884 или 1889, Москва20 октября 1960, Москва) — русский поэт-футурист и конструктивист, «конструктор книги», теоретик искусства.

Биография[править | править код]

Родился 20 февраля 1894 г.[1] (по другим данным — в 1884 или 1889 году) в Москве, в интеллигентной семье. Предки Чичерина были крестьянами, переселившимися в Москву и занимавшимися там торговлей. Имел двух братьев, один из них умер в 1916 г., другой был призван в армию в 1915 г. и пропал без вести. Литературой занимался с детства, публиковался в студенческих изданиях. Получил высшее образование. В юности давал частные уроки русского языка и литературы, тогда же увлекся книжным делом.

Первая книга футуристических стихов «Шлепнувшиеся аэропланы» вышла в 1914 г. в Харькове (однако в дальнейшем Чичерин не включал её в списки своих работ). Вместе с И. Сельвинским Чичерин стоял у истоков советского литературного конструктивизма: в 1923 г. они выпустили совместный манифест «Знаем. Клятвенная конструкция (декларация) конструктивистов-поэтов». По утверждению С.А. Коваленко, декларация была написана Чичериным и впервые прочитана в московском Политехническом музее 8 декабря 1922 г., а затем снова 27 марта 1923 г. На дебатах, последовавших за чтениями 1923 года, Б. Арватов охарактеризовал позицию Чичерина как «метафизическую» и «мистическую»[2]. Входил в состав ЛЦК (Литературный центр конструктивистов), где занимал наиболее радикальные, формалистические позиции, что привело к разногласиям с другими членами группы. 27 апреля 1924 г. Чичерин был исключен из ЛЦК как «идеологически чуждый».

В 1925 г. основал литературную группу «Кан-Фун» (Конструктивизм и функционализм), в следующем году выпустил одноименную декларацию. С 1926 г. был членом правления Всероссийского союза поэтов, где заведовал академическим сектором. Был членом Всероссийского союза писателей.

Публике 1920-х гг. был широко известен как чтец произведений В. Маяковского. «В коротких штанишках, с голыми ногами, бритым черепом, великан, голосистый, он великолепно читал Маяковского»[3] (С. Кирсанов).

Однажды на улицах [Харькова] появились афиши. Поэт-футурист Алексей Чичерин обещал «бархатным благовестом голоса» прочесть поэму Владимира Маяковского «Человек». <...>

Трудно было настроиться серьезно, когда на эстраду вышел высокий человек с неправдоподобно раскосыми дикими глазами под великолепным размахом бровей, в дамском кимоно с узорами и большим бантом на груди.

Но он нахмурился в ответ нашим улыбкам, скрестил на груди полуголые мускулистые руки, набрал воздуху, и низкий, действительно бархатный, прекрасно поставленный голос, как орган, зарокотал...[4]Р. Райт-Ковалёва.

Художник Б. Косарев вспоминал разговор, состоявшийся на выступлении В. Маяковского в Харькове: «Когда Маяковский кончил читать и наклонился, чтобы поднять лежащие на просцениуме записки, Катаев громко сказал: „Маяковский, вы знаете Алексея Чичерина?“ — „Знаю“. — „А он читает ваши стихи лучше, чем вы“. И тут я не поверил своим глазам — Маяковский густо побагровел и как-то беспомощно ответил: „Ну, что ж, я ведь не профессиональный чтец...“»[3].

Работал в Наркомпросе. C 1923 г. — технический редактор Госиздата. В 1926 г. назначен А.В. Луначарским техническим и художественным редактором журнала «Советское искусство» (с 1929 г. — журнал «Искусство»). В 1933—1941 гг. продолжал заниматься редакторской работой и литературной деятельностью. В 1934—1936 гг. учился на курсе истории философии в московском университете марксизма-ленинизма. В 1930-е гг. Союзом писателей СССР проведена однодневная выставка книг, оформленных Чичериным. В 1941—1943 гг., в период эвакуации московских издательств, заведовал книжными киосками. По ложному обвинению в пропаже книг стоимостью несколько тысяч рублей был осужден по статье 116 Уголовного кодекса и приговорен к тюремному сроку в пять лет. Освобожден в сентябре 1946 г. После освобождения работал техническим и литературным редактором в Московском технологическом институте, в 1950-е годы — в издательстве «Искусство».

Умер 20 октября 1960 г. в Москве.

Поэтическое наследие Чичерина не собрано и практически не изучено, его имя и творческая биография малоизвестны и остаются мифологизированными. Поэта путают с литературоведом А.В. Чичериным или с другими авангардистами. Например, В. Шаламов в эссе «Рифма» ошибочно относит Чичерина к группе ничевоков[5], а в статье «Осколки двадцатых годов» приписывает ему «Поэму конца», в действительности принадлежавшую эгофутуристу В. Гнедову, и литературоведческую работу однофамильца А.В. Чичерина[6].

В фонде А.Н. Чичерина в РГАЛИ хранятся рукописи неопубликованных стихотворений, поэм, «Воспоминания о Маяковском», материалы к биографии и другие документы 1930-х — 1950-х годов[7].

Творчество[править | править код]

По мнению исследователя русского авангарда Дж. Янечека, Чичерин был «наиболее изобретательным, оригинальным и радикальным»[8] из русских литературных конструктивистов. По словам К. Зелинского, «в отношении „дематериализации“ поэтических средств Чичерин зашел очень далеко и перед нами стоят его попытки даже своеобразной геометрической „стенографии“, которую он расшевеливает звуковой рябью»[9]. Поэтические эксперименты Чичерина 1920-х гг. были направлены на отказ от слов и создание абстрактных геометрических композиций, близких конструктивизму в изобразительном искусстве (например, работам Эль Лисицкого, выдвинувшего созвучную Чичерину идею о создании литературных произведений посредством иероглифических, топографических и иконических средств[10]). На титульном листе отдельного издания декларации «Кан-Фун» (1926) Чичерин утверждает: «Слово — болезнь, язва, рак, который губил и губит поэтов и неизлечимо пятит поэзию к гибели и разложению» (в оригинале — без знаков препинания). В этой декларации поэт заявлял: «Закон конструктивной поэтики предопределяет восприятие знаков путем зрения — посредством глаз. Первое место в Поэтическом „языке“ должен занять знак картинного предстояния, называемый пиктограммой, и образ в предмете, а идеограммная конструкция линейных соотношений, как знак с уклоном в абстракцию — может быть на втором месте. Путь развития Конструктивизма — к картинным и предметным конструкциям без названия»[9].

В библиографии работ Чичерина, приведенной в сборнике «Мена всех» (1924), упоминается «пряничное издание» поэмы «Авеки веков» (1924), с подзаголовком «мрачная поэма»: этот «пряник, испеченный в 15-ти экземплярах, был продан в Моссельпроме и съеден тогдашними потребителями поэзии»[11].

Поэма Чичерина «Звонок к дворнику» (1927) состояла из шести «глав», каждая из которых представляла собой сюрреалистический рисунок, выполненный «по заданию и коррективам автора» художником-экспрессионистом и бывшим участником авангардистской группы ничевоков Б. Земенковым.

Библиография[править | править код]

  • Чичерин А. Шлепнувшиеся аэропланы. — Харьков: Типо-литография М. Сергеева и К. Гальченка, 1914. — 8 с.
  • Лікьсей Мькалаіч Чічерьн [Чичерин А.Н.] Плафь (опрощенная). — [Б.м.]: [Б.и.], 1922. — 12 с. — 1000 экз.
  • Чичерин А., Сельвинский Э.-К. Знаем. Клятвенная конструкция (декларация) конструктивистов-поэтов. — М.: К. П., 1923. — 4 с.
  • Крученых А. 500 новых острот и каламбуров Пушкина. — М.: Издание автора, 1924. (Отрывок, принадлежащий Чичерину, на с. 53—55.)
  • Чичерин А. Две кнструэмы // Поэты наших дней. — М.: Всероссийский союз поэтов, 1924. С. 95.
  • Зелинский К., Чичерин А.Н., Сельвинский Э.-К. Мена всех. Конструктивисты-поэты. — М.: [Б.и.], 1924. — 83 c. — 1500 экз.
  • Чичерин А. Большак // Стык. — М.: Цех поэтов, 1925. С. 126—132.
  • Чичерин А. Кан-Фун: Декларация. — М.: Московский цех поэтов, 1926. — 29 с. — 2150 экз.
  • Чичерин А. Мы // Новые стихи I. М.: Всероссийский союз поэтов, 1926. С. 66—67.
  • Чичерин А.Н. Звонок к дворнику: Поэма / По заданию и коррективам автора сделал Борис Земенков // Новые стихи. Сборник второй. — М.: Всероссийский союз поэтов, 1927. С. 110—116.

Посмертные издания[править | править код]

  • Чичерин А.Н. [Пять стихотворений] // Бирюков С.Е. Зевгма: Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. — М.: Наука, 1994. С. 174—176, 211—213.
  • Алексей Чичерин: Конструктивизм воскрешения. Декларации, конструэмы, поэзия, мемуары. Исследования и комментарии / Сост. А.А. Гончаренко; под ред. А.А. Россомахина. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2019. — 320 с.

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. По данным словарной статьи, составленной в 1920-е гг. на основе анкетной информации, скорее всего, предоставленной самим Чичериным. В издании: Писатели современной эпохи: Биобиблиографический словарь. Том 2 / Подготовка к изданию Н.А. Богомолова. — М.: Русское библиографическое общество; ЭксПринт НВ, 1995. С. 215.
  2. Janecek G. A.N. Čičerin, constructivist poet // Russian Literature. 1989. XXV. P. 479.
  3. 1 2 Цит. по: Шаргунов С. Катаев. Погоня за вечной весной. — М.: Молодая гвардия, 2016.
  4. Цит. по: Филатьев Э. Главная тайна горлана-главаря. Книга вторая. Вошедший сам. 1918—1922. — М.: Эффект фильм, 2016.
  5. Шаламов В. Рифма. Сайт, посвященный творчеству В.Т. Шаламова.
  6. Шаламов В. Осколки двадцатых годов // А—Я. 1985. № 1. С. 142.
  7. Российский государственный архив литературы и искусства. Чичерин Алексей Николаевич.
  8. Janecek G. A.N. Čičerin, constructivist poet. P. 469.
  9. 1 2 Цит. по: Бирюков С.Е. Зевгма: Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. — М.: Наука, 1994. С. 147.
  10. Назаренко Т. Визуальная поэзия // Черновик. Смешанная техника.
  11. Цит. по: Бирюков С.Е. Зевгма: Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. С. 148.

Ссылки[править | править код]