Чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Флаг Всемирной организации здравоохранения

Чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение (PHEIC англ.) — официальная декларация Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) о «чрезвычайном событии, которое определено как представляющее опасность в области общественного здравоохранения для других государств в результате международного распространения болезни и потенциально требующее скоординированного международного реагирования», сформулированная при возникновении ситуации «серьезной, внезапной, необычной или неожиданной», которая «имеет последствия для общественного здравоохранения за пределами национальной границы пострадавшего государства» и «может потребовать немедленных международных действий»[1][2]. В соответствии с Международными медико-санитарными правилами 2005 года (ММСП) государства обязаны по закону оперативно реагировать на PHEIC[2][3]. Декларация опубликована Чрезвычайным комитетом (ЧК)[4], разработанным после вспышки атипичной пневмонии в 2002—2003 годах[5], в состав которого входят международные эксперты, действующие в рамках ММСП (2005 год)[4].

С 2009 года было принято шесть деклараций PHEIC[6]: пандемия H1N1 (или свиного гриппа) 2009 года, декларация о полиомиелите 2014 года, вспышка лихорадки Эбола в Западной Африке в 2014 году, эпидемия лихорадки Зика 2015—2016 годов[7], продолжающаяся с 2018 года эпидемия лихорадки Эбола в Киву[8] и пандемия COVID-19 в 2019—2020 годах[9]. Рекомендации носят временный характер и требуют пересмотра каждые три месяца[1].

ТОРС, оспа, полиомиелит дикого типа и любой новый подтип человеческого гриппа автоматически становятся PHEIC и, следовательно, не требуют решения ММСП, чтобы объявить их таковыми[10]. PHEIC не ограничивается инфекционными заболеваниями и может включать чрезвычайную ситуацию, вызванную воздействием химического агента или радиоактивного материала[11]. В любом случае, предел возможностей PHEIC — это «призыв к действию» и мера «последней инстанции»[12].

Предпосылки[править | править код]

Во всем мире существует множество систем эпидемиологического надзора и ответных мер раннего выявления и эффективного реагирования для сдерживания распространения заболеваний. Тем не менее, задержки по-прежнему происходят по двум основным причинам.

  1. Задержка между первым случаем и подтверждением вспышки системой здравоохранения, которая сокращается с помощью хорошего контроля посредством сбора и оценки данных, а также принятия правильных организационным мер.
  2. Задержка между обнаружением вспышки заболевания, выявлением широкого распространения, а затем объявлением ситуации с заболеванием международной проблемой.[5]

Декларация, которая была разработана после вспышки атипичной пневмонии в 2002—2003 годов[5], была обнародована Чрезвычайным комитетом (ЧК), состоящим из международных экспертов, действующих в рамках ММСП (2005 год[4]).

В период с 2009 по 2016 год было четыре объявления PHEIC[6]. Пятое — эпидемия лихорадки Эбола в 2018—2020 годах, объявленная 17 июля 2019 года[8]. Шестым стала пандемия COVID-19 в 2019—2020 годах[9].

В соответствии с Международными медико-санитарными правилами 2005 года (ММСП) государства по закону обязаны оперативно реагировать на PHEIC[3].

Определение[править | править код]

PHEIC определяется как

чрезвычайное событие, которое определено как представляющее опасность в области общественного здравоохранения для других государств в результате международного распространения болезни и потенциально требующее скоординированного международного реагирования

Это определение обозначает кризис общественного здравоохранения, который потенциально может иметь глобальный характер, и подразумевает возникновение ситуации, которая является «серьезной, внезапной, необычной или неожиданной» и может потребовать немедленных международных действий.

PHEIC является «призывом к действию» и мерой «последней инстанции».

Сообщение о потенциальной проблеме[править | править код]

У Государств Участников ВОЗ есть 24 часа, чтобы сообщить о потенциальных событиях PHEIC в ВОЗ[10]. Для сообщения о потенциальной вспышке не обязательно членство в ВОЗ, поэтому отчеты в ВОЗ также могут быть получены в неофициальном порядке[13]. В соответствии с ММСП (2005 г.) во всех странах были определены способы обнаружения, оценки, уведомления и передачи сведений о событиях во избежание PHEIC. Так же были разработаны меры по борьбе с рисками для здоровья населения[12].

Алгоритм принятия решения по ММСП помогает государствам-членам ВОЗ выявлять потенциальный PHEIC и необходимость уведомления ВОЗ об этой ситуации. ВОЗ следует уведомить в случаях, если можно ответить утвердительно на два из четырех следующих вопросов[10]:

  • Серьёзно ли влияние этого события на здоровье населения?
  • Событие необычное или неожиданное?
  • Существует ли значительный риск для международного распространения?
  • Существует ли значительный риск для ограничений международного передвижения или торговых перевозок?

Критерии PHEIC включают список болезней, которые всегда подлежат уведомлению[13]. ТОРС, оспа, полиомиелит дикого типа и любой новый подтип человеческого гриппа всегда являются PHEIC и не требуют решения комитета ММСП, чтобы объявить их таковыми[12].

Эпидемии кошачьих, которые приковано внимание общественности, отвечают критериям PHEIC.[12] При этом ЧК не были созваны, например, для эпидемии холеры на Гаити, применения химического оружия в Сирии или ядерной катастрофы на Фукусиме в Японии[11][14].

Дополнительная оценка для объявления PHEIC необходима для заболеваний, склонных к пандемии, включая, помимо прочего, холеру, лёгочную чуму, желтую лихорадку и вирусную геморрагическую лихорадку[14].

Объявление PHEIC может оказаться экономическим бременем для государства, столкнувшегося с эпидемией. Стимулы для объявления эпидемии отсутствуют, и PHEIC можно рассматривать как наложение ограничений на торговлю в странах, которые уже и так испытывают трудности[11].

Чрезвычайный комитет[править | править код]

Чтобы объявить PHEIC, Генеральный директор ВОЗ должен принимать во внимание факторы, которые включают риск для человеческого здоровья и риск международного распространения, а также рекомендации международного комитета экспертов Чрезвычайного комитета ММСП (ЧК), один из которых должен быть экспертом, назначенным государством, в регионе которого происходит событие[1]. Вместо того, чтобы быть постоянным комитетом, ЧК создается «по особому случаю»[15].

До 2011 года имена членов ЧК ММСП публично не разглашались. Эти члены выбираются в зависимости от рассматриваемой болезни и характера события. Генеральный директор следует рекомендациям ЧК (после их технической оценки кризиса) с использованием правовых критериев и заранее определенного алгоритма, после анализа всех имеющихся данных о событии. После объявления PHEIC Чрезвычайный комитет даёт рекомендации о том, какие действия должны предпринять Генеральный директор ВОЗ и Государства Участники для преодоления кризиса[15]. Рекомендации носят временный характер и требуют пересмотра по истечении трёх месяцев[1].

События, не касающиеся инфекций[править | править код]

PHEIC не ограничиваются только инфекционными заболеваниями. Он может охватывать события, вызванные химическими веществами или радиоактивными материалами[12].

Возникновение и распространение устойчивости к антимикробным препаратам может стать спорным поводом для объявления PHEIC[16][13][17].

Ссылки[править | править код]

  1. 1 2 3 4 What are the International Health Regulations and Emergency Committees? (англ.). www.who.int. Дата обращения 3 апреля 2020.
  2. 1 2 ВОЗ | Десять шагов, которые необходимо предпринять для осуществления ММСП. WHO. Дата обращения 4 апреля 2020.
  3. 1 2 Inside Justice | Swine Flu: Legal Obligations and Consequences When the World Health Organization Declares a “Public Health Emergency of International Concern” (англ.). Дата обращения 3 апреля 2020.
  4. 1 2 3 WHO | About IHR. WHO. Дата обращения 3 апреля 2020.
  5. 1 2 3 Steven J. Hoffman, Sarah L. Silverberg. Delays in Global Disease Outbreak Responses: Lessons from H1N1, Ebola, and Zika // American Journal of Public Health. — 2018-3. — Т. 108, вып. 3. — С. 329—333. — ISSN 0090-0036. — doi:10.2105/AJPH.2017.304245.
  6. 1 2 Mara Pillinger. WHO declared a public health emergency about Zika’s effects. Here are three takeaways. (англ.). Washington Post. Дата обращения 3 апреля 2020.
  7. Iris Hunger. Coping with Public Health Emergencies of International Concern (англ.). — Oxford University Press. — ISBN 978-0-19-186742-2.
  8. 1 2 Statement on the meeting of the International Health Regulations (2005) Emergency Committee for Ebola virus disease in the Democratic Republic of the Congo on 18 October 2019 (англ.). www.who.int. Дата обращения 3 апреля 2020.
  9. 1 2 Statement on the second meeting of the International Health Regulations (2005) Emergency Committee regarding the outbreak of novel coronavirus (2019-nCoV) (англ.). www.who.int. Дата обращения 3 апреля 2020.
  10. 1 2 3 Mark A. Hall, David Orentlicher, Mary Anne Bobinski, Nicholas Bagley, I. Glenn Cohen. Health Care Law and Ethics. — Wolters Kluwer Law & Business, 2018-02-26. — 1536 с. — ISBN 978-1-4548-8180-3.
  11. 1 2 3 Sam F. Halabi, Jeffrey S. Crowley, Lawrence Ogalthorpe Gostin. Global Management of Infectious Disease After Ebola (англ.). — Oxford University Press, 2016-10-26. — 313 p. — ISBN 978-0-19-060488-2.
  12. 1 2 3 4 5 Monica Rull, Ilona Kickbusch, Helen Lauer. Policy Debate | International Responses to Global Epidemics: Ebola and Beyond (фр.) // International Development Policy | Revue internationale de politique de développement. — 2015-12-08. — Vol. 6, livr. 6.2. — ISSN 1663-9375. — doi:10.4000/poldev.2178.
  13. 1 2 3 Didier Wernli, Thomas Haustein, John Conly, Yehuda Carmeli, Ilona Kickbusch. A Call for Action: The Application of the International Health Regulations to the Global Threat of Antimicrobial Resistance (англ.) // PLOS Medicine (англ.). — Public Library of Science, 2011-04-19. — Vol. 8, iss. 4. — ISSN 1549-1277. — doi:10.1371/journal.pmed.1001022.
  14. 1 2 LAWRENCE O. GOSTIN, REBECCA KATZ. [https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4911720/ The International Health Regulations: The Governing Framework for Global Health Security] // The Milbank Quarterly. — 2016-6. — Т. 94, вып. 2. — С. 264—313. — ISSN 0887-378X. — doi:10.1111/1468-0009.12186.
  15. 1 2 Mark Eccleston-Turner, Adam Kamradt-Scott. Transparency in IHR emergency committee decision making: the case for reform (англ.) // BMJ Global Health. — 2019-04-01. — Vol. 4, iss. 2. — P. e001618. — ISSN 2059-7908. — doi:10.1136/bmjgh-2019-001618.
  16. Can the International Health Regulations apply to antimicrobial resistance? (англ.). medicalxpress.com. Дата обращения 3 апреля 2020.
  17. Adam Kamradt-Scott. [https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3080965/ A Public Health Emergency of International Concern? Response to a Proposal to Apply the International Health Regulations to Antimicrobial Resistance] (англ.) // PLOS Medicine (англ.). — Public Library of Science, 2011-04-19. — Vol. 8, iss. 4. — ISSN 1549-1277. — doi:10.1371/journal.pmed.1001021.