Чукотская резная кость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Чуко́тская резна́я кость — вид народного искусства, издавна распространенный у чукчей и эскимосов северо-восточного побережья Чукотского полуострова и островов Диомида; пластически выразительные фигурки животных, людей, скульптурные группы из моржового клыка; гравированные и рельефные изображения на моржовых клыках и бытовых предметах.

История[править | править вики-текст]

Древние века[править | править вики-текст]

Резьба по кости на Чукотке имеет многовековую историю. Древнеберингоморская культура характеризуется анималистической скульптурой и бытовыми предметами, выполненными из кости и украшенными рельефной резьбой и криволинейным орнаментом. В следующий, пунукский период, длившийся примерно до начала второго тысячелетия, скульптура приобретает геометризованный характер, криволинейный орнамент сменяется строгим прямолинейным.

XIX век[править | править вики-текст]

В XIX веке появляется сюжетная гравировка на кости, берущая истоки в пегтымельских петроглифах и ритуальных рисунках на дереве.

Пеликен. Чукотка. 20-е годы XX века.

В конце XIX — начале XX века в результате развития торговли с американскими и европейскими купцами и китобоями появляются украшенные резьбой сувенирные предметы, предназначавшиеся для сбыта.

ХХ век[править | править вики-текст]

Чукотская резьба по моржовой кости. 20-е годы XX века

Для начала XX века характерно появление моржовых клыков с гравированными на них изображениями.

В 1930-е годы промысел постепенно сосредотачивается в Уэлене, Наукане и Дежнёве. В 1931 году в Уэлене создается стационарная косторезная мастерская. Первым её руководителем стал Вуквутагин (1898—1968), один из ведущих мастеров промысла. В 1932 году Чукотским Интегралсоюзом создано пять косторезных артелей в селениях Чаплино, Сиреники, Наукане, Дежнёве и Уэлене.

Созданные в 1920—1930 годах фигуры моржей, нерп, белых медведей статичны по форме, но выразительны. Но уже в 1930-е годы появляются скульптуры, в которых резчики стремятся к передаче характерных поз, отступая от символичного, статичного образа. Эта тенденция расширяется в последующие годы. В 1960—1980-е годы в чукотской резьбе доминируют скульптурные группы.

Взаимодействие с западной традицией[править | править вики-текст]

Многие художники, приезжавшие в Магаданскую область и знакомившиеся с местной художественной традицией , использовали характерные черты чукотской и эскимосской национальной резьбы по кости в своих работах в декоративно-прикладном искусстве: А. В. Вашковец[1], Ю. И. Гусев[2], А. С. Дикарев[3], Ю. П. Исаев[4], Е. П. Крамаренко[5], А. И. Макаров[6].

В изобразительном искусстве характерные приемы: построение из отдельных фрагментов общей повествовательной композиции, перспектива по принципу «что дальше, то выше», круговая композиция, замедленный, но внутренне напряженный ритм рисунка - одним из первых применил Дмитрий Брюханов в жанре книжной иллюстрации и станковой гравюры. Впервые художник использовал мотивы национального чукотского искусства во втором варианте иллюстраций к автобиографическому роману Юрия Рытхэу «Время таяния снегов» (1960)[7]. Также построение композиции по образцу изображений, вырезанных на бивнях моржа, использовал Виктор Кошелев в сериях офортов "Спротивные игры Чукотки", "Белый день в Уэлене", "Земля и Море", "Билибино", "Уэленские игры"[8]. Отдельные элементы чукотского национального искусства применил и Владимир Истомин в циклах автолитографий "Чукотские и эскимосские национальные праздники", "Праздник Кита" и в триптихе офортов "Северная поэма"[9]. В шелкографии и живописи на холсте, выполненных в абстрактном стиле, орнаментику традиционного искусства народов Чукотки использовал Константин Кузьминых[10].

Литература[править | править вики-текст]

  • Чукотское и эскимосское искусство из собрания Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника, Л.: «Художник РСФСР», 1981
  • Неповторимая красота Чукотки. Чукотско-эскимосская резная кость из коллекции В. А. Тишкова, М.: Государственный музей Востока.
  • «Загадочный мир древних граффити». Маргарита Кирьяк (Дикова). Анадырь, 2013[11].
  • Василевский, Б. Когда огурец пахнет корюшкой // Мир Севера : журнал. — 2010. — № 1. — С. 23—29. (Об известных чукотских косторезах и их работах.)
  • Василевский, Б. Улыбка северного бога // Вокруг света : журнал. — 1971. — № 6. — С. 54—57.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 132.
  2. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 142.
  3. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 146.
  4. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 149.
  5. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 168.
  6. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 178.
  7. Тимашева Л. Е. Дмитрий Брюханов. Заслуженный художник РСФСР.. — Магадан, 1969.
  8. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 165.
  9. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 150.
  10. Толоконцева О. А., Роньжина Л. Д. Прекрасного след. Художники Магаданской области. — Москва, 2002. — С. 14.
  11. Чукчи дорисовались: 80 граффити подшили в отдельное дело