Эта статья входит в число добротных статей

Чук и Гек

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Чук и Гек
Жанр рассказ
Автор Аркадий Петрович Гайдар
Язык оригинала русский
Дата первой публикации 1939
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Чук и Гек» — рассказ А. П. Гайдара для среднего школьного возраста[1]. «Чук и Гек» (под заголовком «Телеграмма») был опубликован в журнале «Красная новь» в 1939 году[2].

Сюжет[править | править код]

В канун Нового года в московскую квартиру приходит письмо. Жену с детьми на Новый год зовёт очень загруженный работой глава семьи. Он работает геологом далеко в Сибири. Во время сборов дети получают телеграмму. Они тут же в результате ссоры теряют её, но скрывают это от матери. Приехав на место, мать с детьми не находят в посёлке никого, кроме сторожа. Вся геологическая партия срочно отправилась на пару недель в тайгу. Извещение об этом событии и находилось в потерянной телеграмме. Сторож оставляет семью у себя и, под предлогом охоты, идёт на лыжах к геологам. Возвращается он с ключом от комнаты и письмом от мужа. Вскоре возвращаются и геологи. Все вместе они встречают Новый год.

Анализ[править | править код]

Всё произведение пронизывает светлый положительный настрой, в нём можно найти черты классического святочного рассказа[3][4][5], пересмотренные исходя из уверенности в правильном устройстве советского общества[6]. Борис Камов считает, что Гайдар воспроизвёл те светлые настроения, которые он вынес из детских воспоминаний[7].

Рассказ отличают сказовый стиль и композиция, характерная для волшебной сказки (в частности — отсутствие конкретных дат и адресов), что придаёт ему особое мифопоэтическое звучание[8]. Первый элемент сказочной условности ожидает читателя уже в заглавии рассказа: это имена героев, отсутствующие в современном русском языке[9][K 1]. Далее следует типичный сказочный зачин («Жил человек в лесу у Синих гор»)[11], где мы видим работающие на предельное обобщение отсутствие у человека имени и условный топоним «Синие горы», звучащий почти как «тридевятое царство», которое Гек и его мать характеризуют в своих рассуждениях как место, дальше которого уже «немного осталось мест на свете»[9].

Собственно завязкой произведения служит отправка отцом Чука и Гека письма (а затем телеграммы) домой. Драка детей, из-за которой эта телеграмма была потеряна, выполняет функцию запрета и его нарушения, наказанием за которое, согласно логике волшебной сказки, и являются дальнейшие приключения, представленные как сказочные испытания. Поездка в безымянную далёкую страну к отцу вводит в сюжет мотивы поиска и путешествия[9]. Впрочем, Дмитрий Быков в своей лекции «СССР — страна, которую придумал Гайдар» говорит о самоценности мотива путешествия для Аркадия Гайдара: «всё, что написал поздний <…> зрелый Гайдар <…> — о путешествиях, о человеке, которому не сидится дома, которому дома плохо, который в дом не вписался. О человеке, который отправился странствовать и где-то далеко нашёл что-то своё.» «все эти цели далёких бесконечных странствий, в которые отправляются Чук и Гек <…> — ведь всё это истории бродяжничества.»[12] На безымянной станции, где героев никто не встречает, путешествие окончательно обрастает фольклорно-сказочными подробностями, где вокзал — место перехода между миром детей и миром отца, а ямщик, берущийся довезти их «до места» через загадочный ночной лес — проводник между этими мирами[9].

Такие эпизоды, как встреча на вокзале с козлом, ночёвка в избушке на ямщицкой станции, и «борьба» там Гека с «медведем» (за которого тот принимает лошадь) и следующий за тем страшный сон Гека, который «тушит» мать (приобретающую в рассказе роль фольклорного защитника[13]), не являясь ключевыми для сюжета, служат сгущению сказочной атмосферы[14]. Сам сон при этом имеет пророческий характер, поскольку в нём мальчику видятся события грядущей войны (она в 1939 году и вправду была близка)[15]. Художественные приёмы, которые при этом использует Гайдар, сближают рассказ «Чук и Гек» с произведениями Гоголя[6]. В перепадах от нагнетаемой атмосферы тайны к подчас приземлённым её объяснениям видна характерная для Гайдара серьёзно-ироническая манера повествования[16].

Появление сторожа в заброшенном лагере геологов ассоциируется с возвращением в свою избушку Бабы-Яги (сравните его первый вопрос — «Что это за гости сюда приехали?»)[17]. Страхи детей, вызванные необычностью происходящего с ними[18], находят свою кульминацию в эпизоде с «пропажей» Гека и его поисками. Именно тогда, в соответствии с чеховскими законами драматургии, и стреляет оставленное сторожем ружьё[19]. Эпизод пародирует фольклорный сюжет о пропавшем в лесу ребёнке (в отличие от архетипического сюжета Гек спрятался в сундук и заснул). Гека «спасают» сторож с собакой, появившиеся с «громом и стуком» после третьего выстрела матери из ружья. Привезённые им «тяжёлый ключ» от комнаты отца и письмо в «измятом голубом конверте» символизируют скорое завершение поиска героев, который завершается возвращением отца и празднованием Нового года[17].

В конце рассказа автор даёт одно из хрестоматийных определений счастья: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся Советской страной»[20].

Однако, несмотря на вроде бы счастливый финал и светлый настрой рассказа, воссоединение семьи оказывается лишь свиданием: после праздника мать с детьми должна вернуться в Москву без мужа, гармония мира, которую дети ощущают через гармонию в семье — лишь временное явление[11].

Персонажи[править | править код]

Характер Чука Гайдар изображает через детали, мелочи поведения. Можно заметить, что он бережлив, скуповат[19]. Его характер, помимо любви к коллекционированию и накопительству отличает экспансивность, активная реакция на внешнюю сторону жизни[21].

Гека же автор характеризует напрямую — он «растеря и разиня», но зато умеет петь песни. Это чуткий мальчик, тонко чувствующий окружающую его «сказочную» природу[19]. Он задумчив и равнодушен к мелочам, важным для Чука — окружающие пейзажи и сны волнуют его больше. Но при всей своей мечтательности он — вполне активный ребёнок, у него мужской характер, его не пугает драка и привлекают мальчишеские игры[21].

Их мать — мягкая женщина, лишённая какой бы то ни было властности. «У этой мамы был странный характер. Она не ругалась за драку, не кричала, а просто разводила драчунов по разным комнатам…» Её отличает сочетание некоторой «детскости» характера с уважением к чувствам своих детей. Те отвечают ей взаимностью, всячески ей помогая, боясь её огорчить или обидеть[22].

Отец в книге напрямую практически не присутствует, мы видим его только в финале, глазами идеализирующих его сыновей[22]. Он почти лишён индивидуальных черт, представляя собой далёкий, почти недосягаемый идеал мужественности и гражданственности[19].

Реакция и оценки[править | править код]

Рассказ стал единственным произведением Гайдара, вышедшим после 1935 года, которое не подверглось при этом резкой критике в советской прессе[23]. В статье «Новый рассказ А. Гайдара» В. Б. Шкловский назвал рассказ удачей писателя, развитием его «нового голоса», лирического понимания жизни, впервые проявившееся в рассказе «Голубая чашка»[24].

В 2010 году Денис Драгунский, напротив, упрекал этот рассказ в бесконфликтности, в том, что автор игнорировал происходившие в 1937—1939 годах массовые репрессии[25]. Однако сын писателя, Тимур Гайдар, в примечании к собранию сочинений отца говорит, что хотя «в „Чуке и Геке“ нет отзвука тех событий», он «несёт на себе их своеобразный отсвет»[2][K 2]. Наталья Камышникова-Первухина вспоминая, как они ехали к отцу, вынужденному устроиться в лагерный посёлок Абезь (он был уволен с работы в Москве) пишет: «Отделить воспоминание этой дороги от описания ночного поезда в повести „Чук и Гек“ мне трудно…»[26].

В постсоветское время рассказ относят к классике детской литературы, сохраняющей своё очарование для читателей разных возрастов[27]. В 2013 году он был включён в список «100 книг» — перечень книг по истории, культуре и литературе, рекомендованный школьникам Министерством образования и науки РФ для самостоятельного чтения.

Экранизация[править | править код]

В 1953 году по мотивам рассказа был снят фильм «Чук и Гек» (режиссёр — И. Лукинский, сценарист — В. Шкловский). Сказочную атмосферу рассказа Гайдара удалось сохранить и в экранизации[28].

Комментарии[править | править код]

  1. Впрочем Денис Драгунский замечает, что имена Чук (Chuk) и Гек (Huck) представляют собой сокращения от Чарльз и Гекльберри и весьма распространены в США, в том числе в качестве основных имён «по паспорту»[10].
  2. Зачин «Жил человек в лесу возле Синих гор. Он много работал, а работы не убавлялось, и ему нельзя было уехать домой в отпуск» в свете тогдашних исторических реалий оставляет достаточный простор для толкований.

Источники[править | править код]

  1. Чудакова М. О. Про барабанщика и про Петрушу Гринева в XX веке // Не для взрослых. Время читать!. — Время, 2014. — ISBN 978-5-9691-1153-0.
  2. 1 2 Гайдар А. Собрание сочинений в трёх томах. Том 2. — М.: Правда, 1986.
  3. Дальская А. Как нарисовать Рождество. Святочный рассказ: возрождение жанра // Фома. — 2013. — № 1.
  4. Душечкина Е. В. Святочный рассказ // Искусство. — Первое сентября, 2007. — № 23.
  5. Плешкова, 2007, с. 47.
  6. 1 2 Арзамасцева, 2005, Аркадий Петрович Гайдар, с. 247.
  7. Камов Б. Н. «Я отвечаю за всех». К 70-летию гибели Аркадия Гайдара // Вестник Европы. — 2011. — № 31-32.
  8. Плешкова, 2007, с. 47-48.
  9. 1 2 3 4 Плешкова, 2007, с. 48.
  10. Драгунский Д. В. Ник Сталин. Частный Корреспондент (21 декабря 2010 года). Проверено 6 января 2016.
  11. 1 2 Головчинер В. Е. «Что такое счастье, каждый понимал по-своему…» К 100-летию А.П. Гайдара // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2005. — № 6.
  12. Быков Д. Л. СССР — страна, которую придумал Гайдар (рус.). Прямая речь. Фонд Егора Гайдара (19 января 2012). Проверено 7 января 2016.
  13. Плешкова, 2005, с. 73.
  14. Плешкова, 2007, с. 48-49.
  15. Плешкова, 2005, с. 72.
  16. Арзамасцева, 2005, Аркадий Петрович Гайдар, с. 247-248.
  17. 1 2 Плешкова, 2007, с. 49.
  18. Долженко Л. В. Объективации эмоции страха в произведениях А. П. Гайдара для детей // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. — 2013. — Вып. 9 (84).
  19. 1 2 3 4 Арзамасцева, 2005, Аркадий Петрович Гайдар, с. 248.
  20. Пирогов Л. В. Русские. Слишком узкие. Русский журнал (08.02.12). Проверено 6 января 2016.
  21. 1 2 Ивич А. Аркадий Гайдар. 9. // Воспитание поколений. — М.: Детская литература, 1969.
  22. 1 2 Федосеева Н. В. Воспитательный аспект общения в системе «взрослый – ребёнок» в произведениях А. П. Гайдара «Чук и Гек» и «Тимур и его команда» // Приволжский научный вестник. — 2013. — Т. 2, № 8 (24). — С. 147-152. — ISSN 2224-0179.
  23. Басинский П. В., Камов Б. Н. Военная тайна. Какого Гайдара мы потеряли: жестокого командира или прекрасного детского писателя?. Российская газета (27.10.2011). Проверено 6 января 2016.
  24. Шкловский В. Б. Новый рассказ Гайдара // Детская литература. — 1939. — № 4. — С. 36.
  25. Драгунский Д. В.. Молчание близнят // Частный корреспондент. — 2010. — 3 декабря.
  26. Камышникова-Первухина Н. Абезь (из воспоминаний) // Слово\Word. — 2010. — № 66.
  27. Арзамасцева, 2005, Основы теории детской литературы, с. 19.
  28. Плешкова, 2007, с. 51.

Литература[править | править код]