Шахнаме

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Оформление страницы книги «Шах-наме».
Надгробие Фирдоуси в городе Тус.
«Шах-наме». Иллюстрация из издания XVI века.
Шах Сулейман (Царь Соломон). Иллюстрация из издания «Шах-наме» XVI века. Британская библиотека, Лондон.
Царевна Шаба (Царица Савская). Иллюстрация из издания «Шах-наме» XVI века. Британская библиотека, Лондон.
«Байсангурово Шах-наме» от 1430 года написано для внука Тимура (13361405) принца Байсангура (13991433).
Деспот Зохак, прибитый к входу в пещеру на горе Демавенд, «Байсангурово Шах-наме» (1430).
Персидская армия под руководством Хосрова идёт в бой против туранской армии Афрасияба, «Байсангурово Шах-наме» (1430).
Первый шах Ирана, Гаюмар сидит на леопардовой шкуре перед раскрытой «Царской книгой царей». Предполагаемая работа Султана Мухаммеда на заказ шаха Тамаспа, 1537.
Обложка издания XVII века. Кожа украшена золотом и орнаментом
Герой Пиран встречает принца Сиявуша. Неизвестный автор, начало XIV века[1].
Дэв Акван швыряет Рустама в море. Неизвестный автор, XVIXVII век[2].
«Шах-наме» издания конца XVIII века, Мугал, Индия. Simthsonian Freer and Sackler gallery.

Шах-наме́ (перс. شاهنامه‎ — «Книга царей», «Книга о царях», «Царь-книга», «Царская книга»[3]) — выдающийся памятник персидской литературы, национальный эпос иранских народов. В «Книге царей» описывается история Ирана от древних времен до проникновения ислама в VII веке. Самая длинная поэма, принадлежащая перу одного автора: объём в два раза больше, чем «Илиада» и «Одиссея» вместе взятые[4].

Общая характеристика[править | править вики-текст]

Шахнаме — это название прозаических и стихотворных сводов, самым значительным из них является эпопея Фирдоуси, написанная примерно в 9761011[5]. "Шахнаме" закончена при тюркском правителе Махмуде Газневи и было посвящено ему. От остальных сводов сохранились лишь фрагменты в пересказе различных авторов. Первоначально своды назывались «Худай-наме» («Хватай-намак»), впоследствии появилось название «Шахнаме».

Фирдоуси писал Шахнаме в течение 35 лет и собрал в поэме большой свод персидско-таджикского фольклора. Работая над произведением, он использовал не только эпизоды мусульманской истории, но и древнеиранские мифы, и доисламский эпос, и Авесту, священное писание зороастрийцев. Фирдоуси включил в поэму также тысячу бейтов, написанных его предшественником Дакики, погибшим в молодости и не успевшим завершить свой труд.

«Шахнаме» композиционно делится на 50 так называемых царствований различного объёма. Отдельные царствования включают большие сказания (дастаны), имеющими морально-этическое значение. Условно принято делить «Шахнаме» на три части: мифологическая, героическая и историческая.

Эпос имеет чрезвычайно важное языковое значение. Книга о царях, написанная целиком на персидском языке, сыграла ключевую роль в возрождении персидского языка, попавшего под арабское влияние.

Шахнаме Фирдоуси, согласно указанию самого автора, содержала 60000 бейтов — парных строк, принятых в персидской поэзии. Считается, что часть текста утеряна, в поэму также включались отдельные интерполяции. Полный русский перевод, сделанный Ц. Б. Бану-Лахути по изданию Вуллерса-Нафиси и опубликованный в 1957—1989 годах в шести томах, содержит 52009 бейтов (104018 строк).

Содержание[править | править вики-текст]

Мифическое время[править | править вики-текст]

Шахнаме или «Книга царей» (всех царей в ней — 50) начинается от первого царя и первого человека, которому имя Каюмарс; он воплощает в себе период детства всего человечества. Далее следует цепочка преемников: Сиямак, Хушанг, Тахмурас, Джамшид. Царь Джамшид, изобретатель роскоши, возгордился и велел поклоняться себе, как Богу. В наказание Бог послал на Иран тирана Зохака с двумя змеями на плечах, выросшими после поцелуя Аримана. Зохак отнял у Джамшида трон и царствовал тысячу лет, кормя своих змей человеческим мозгом, пока кузнец Каве не поднял восстания в пользу правнука Джамшида Фаридуна. У Фаридуна было три сына Сальм (повелитель Рума), Тур (владыка Турана) и Иредж (властитель Ирана). Братья убили Иреджа, но у того осталась беременная наложница, от которой родилась дочь, родившая, в свою очередь, Манучехра.

При царе Манучехре происходят юношеские богатырские приключения Заля, любовь которого к красавице Рудабе составляет один из великолепнейших эпизодов «Шахнаме». Сын Заля — славнейший персидский богатырь Рустам. Преемник Манучехра Новзар попал в плен к туранскому царю Афрасиябу и погиб. Временами прерываясь, война длится при пяти иранских царях, всего более трёхсот лет. В первом же бою Рустам хватает Афрасияба за пояс, но пояс разрывается, туранский царь убегает — оттого война и затягивается до бесконечности. Главные подвиги Рустама и его трагический бой со своим сыном Сухрабом приходятся на царствование Кей-Кавуса, который в некоторых отношениях напоминает своенравного князя Владимира русских былин.

Сын Кей-Кавуса Сиявуш, поссорившись с нерассудительным отцом, убежал к Афрасиябу и женился на его дочери, но был убит; месть за него надолго делается главным двигателем усилившейся войны между Ираном и Тураном. Полная превратностей и разнообразных богатырских приключений война кончается в пользу Ирана; Кей-Хосров (сын Сиявуша) настигает скрывшегося Афрасияба, от которого некогда сам с трудом убежал, и казнит его. Борьба с Тураном прерывается.

Разыгрывается художественный романтический эпизод между героем Биженом и дочерью Афрасияба Мениже — эпизод, который, по словам Фирдоуси, заимствован им из особой книги. О Рустаме и прежних героях дальше упоминается уже немного; при новом царе Лохраспе главным героем является его сын Гоштасп (эпизод о его любовной истории с дочерью римского царя имеет параллель в греческом сообщении Хареса Митиленского III века до н. э. о любви Замадра, брата Гистаспа, к царевне Одатис).

В царствование Гоштаспа появляется пророк Зердешт (Заратустра, Зороастр); Иран принимает проповеданную им религию (это место «Шахнаме», принадлежит не Фирдоуси, а Дакики), но туранский царь Арджасп, внук и преемник Афрасияба, отвергает её, вследствие чего Иран опять возобновляет притихшую борьбу с нечестивым Тураном. Главный борец за религию Зороастра — сын Гоштаспа Исфандияр, почти такой же славный богатырь «Шахнаме», как Рустам (под пехлевийским именем «Спандедат» он оказывается великим героем и по дошедшему до нас пехлевийскому произведению, написанному не позже 500 года: «Айа̄дга̄р ӣ Зарэ̄ра̄н» (перс. یادگار زریران‎ [jɒːdeˈgɒːɾe zæɾiːɾˈɒːn])). Исфандияр после ряда изумительных подвигов заканчивает войну. Отец обещал ему престол, но все уклоняется и наконец посылает его на бой с Рустамом. Тот с помощью волшебной силы убивает его, но вскоре и сам гибнет. Богатырская эпопея, собственно, здесь и заканчивается.

Историческое время[править | править вики-текст]

Гоштаспа уступает иранский трон Бахману, который был отождествлен с Артаксерксом II. Бахман разбивает войско сына Рустама Фарамарза. На смену Бахману приходит его дочь Хумай, у которой родится Дараб. От румийской царевны Нахид у него родится сын Искандер. От другой жены у Дараба родится Дара. Воцарившись в Руме, Искандер идет войной против Дары и побеждает его. Затем Искандер предпринимает славный поход в "страну брахманов" (Индия). У Дары был сын Сасан. Четыре его потомка именовались именем Сасан. Они бежали в Индию и забыли о своем царском происхождении. Однако 4-го в роду Сасана делают царем.

С основателя Сасанидской династии Ардашира I идёт, изложение уже историческое, хотя ещё попадается элемент романтический и анекдотический, а по временам — даже мифический. Сыном Ардашира становится Шапур, которого сменяет Хормуз. Любимыми героями Фирдоуси являются Бахрам V Гур (421—439) и Кисра (Хосров I Ануширван, 531—579), идеал царской мудрости и справедливости. Хосрову Ануширвану наследовал сын Хурмуз, против которого восстал талантливый полководец Бахрам Чубин. Наследник Хосров Парвиз бежал в Рум, женился на дочери кайсара и вернулся в Иран с византийскими войсками. Бахрам Чубин был разбит, и Хосров Парвиз снова захватил власть. Последний Сасанид Йездигерд был лишен власти арабами.

Завоевание Ирана арабами сведено к одной битве при Кадисии (ок. 636).

Иллюстрации[править | править вики-текст]

Иллюстрированные копии книги являются самыми известными примерами персидской миниатюры.

Источники о написании Шахнаме[править | править вики-текст]

Обширные показания об авторе и о «Шахнаме» содержатся:

  1. В двух персидских предисловиях к «Шахнаме», из которых одно встречается уже в рукописях 1434 года, а другое составлено в 1425 году по приказу Тимурова внука Бейсонгур-хана (французский перевод Валленбурга, Вена, 1810);
  2. У Девлет-шаха (1487; издание и перевод Вуллерс: «Fragmenta über die Relig. des Zeroaster», Бонн, 1831; почти полный русский перевод в диссертации Назарьянца; критическое издание целого Девлет-шаха — Брауна, Лондон, 1901);
  3. У Джамия († 1492, с латинским переводом в «Anthologia persica», Вена, 1776; с немецким переводом Шлехты Вшегрда, Вена, 1846);
  4. у Лотф-Али-бега (в «Атеш-кяде», 1760—79; литография Калькутта, 1249, и Бомбей, 1277).

Биографические сведения о Фирдоуси, изложенные в этих сочинениях очень занимательно и художественно, широко распространены не только в Азии, но и в Европе; с историко-критическими замечаниями они обстоятельно резюмированы у Моля в предисловии к французскому переводу «Шахнаме» и у других европейских переводчиков; они служили сюжетами и для поэтических европейских произведений (Гейне). Эти общераспространённые поздние сведения во многом, однако, противоречат тому, что о себе говорит сам Фирдоуси в лирических отступлениях в «Шахнаме», и тому, что сказано в открытой в конце XIX века старинной статье о Фирдоуси — Ахмеда Арузия («аль-Арудыя») Самаркандского, который менее чем через столетие после смерти Фирдоуси посетил (в 1116 году) родной город поэта Тус и находящуюся там его могилу и сообщил биографические данные о Фирдоуси (издан по-персидски Эте в «Zeitschr. d. D. Morg. Ges.», т. 48, 1894). Исследования T. Нёльдеке (особенно во II томе «Grundriss der iran. Philologie», Страсбург, 1895; ещё П. Хорн, «Gesch. d. pers. Litter.», Лпц, 1901) существенно изменили представление о Фирдоуси.

История написания[править | править вики-текст]

Родина Фирдоуси Табаран, одна из составных частей Туса, главного города в Хорасане. Там у Фирдоуси была земля, которая позволяла ему жить безбедно первое время. Однако когда он выдавал дочь замуж, доходов с земли не хватило для состоятельного приданого, и Фирдоуси, по словам Арузии, решил взяться за стихотворную обработку староиранской эпопеи в расчете поднести свое произведение вместе с подобающим панегириком какому-нибудь владетельному лицу и получить богатый подарок. Поэту, когда он приступил к обработке «Шахнаме», было, по его собственным словам, уже лет 40, но он, очевидно, уже раньше занимался эпической поэзией, а к былинам староиранским мог почувствовать особый интерес потому, что в дни его молодости, в 957 году, одним саманидским правителем его родного Туса была составлена комиссия для перевода староиранских сказаний с пехлевийского языка на новоперсидский. Существование богатырского эпоса в Иране мы можем отметить (по Авесте и показаниям греческих писателей) ещё во времена Ахеменидов; он и при Арсакидах не был забыт. При Сасанидах некоторые эпизоды стали обрабатываться письменно, на языке уже пехлевийском. Старейшее из дошедших до нас произведений этого рода составлено не позже 500 года: «Памятная книга подвигов Зарира»[6]. При Хосрове I Ануширване (531—579) сказания про староиранских царей от баснословного, мифического периода до времен исторических собраны были в один исторический свод, «Ходай-наме» (точнее, по-пехлевийски, «Хватай-намак» — «Книга владык»), который при последнем сасанидском царе Ездигерде был не позже 636 года вновь обработан и доведен до Хосрова II Данишвером, с помощью великого жреца и одного вельможи. При аббасидских халифах, в половине VIII века, перс ибн аль-Мукаффа, известный переводчик «Калилы и Димны», перевел «Ходай-наме» с пехлевийского языка на арабский, после чего она стала доступна всему мусульманскому миру (до нас перевод ибн аль-Мукаффа не дошёл, но обширные выписки из него сделаны у арабского историка ат-Табари (умер в 923 году)[7]. Лет через сто после смерти ибн аль-Мукаффа, когда Хорасаном и Бухарой владела династия Саманидов, старавшаяся быть независимой от багдадских халифов и проникнутая чисто-персидским национальным духом, один саманидский вельможа озаботился составить для тусского правителя Мохаммеда Абу Мансура новоперсидский (прозаический) перевод сасанидской «Книги владык» с пехлевийского языка — и вот этот-то перевод, или, скорее, переработка, дополненная по другим пехлевийским книгам, был исполнен в дни молодости Фирдоуси особой комиссией из четырёх зороастрийцев в 957—958 году под заглавием «Шахнаме» («Книга царей»). Саманидам для политических и национальных целей желательно было иметь эту «Шахнаме» и в обработке стихотворной. За это дело взялся по поручению нововоцарившегося саманида Нуха II ибн-Мансура (976—997) его придворный поэт Дакики, по религии зороастриец. Он успел составить около 1000 стихов из середины произведения (о введении Зороастровой религии в Иране при Гоштасне), но погиб в том же году, и его-то задачу решил исполнить Фирдоуси, причём удержал готовые 1000 стихов Дакики; раздобыть же прозаический новоперсидский оригинал (что, по мнению поздних биографов Фирдоуси, вдали от столицы было делом очень трудным) оказывалось лёгким потому, что составлен он был тут же в Тусе, всего лет 20 назад.

Сперва Фирдоуси работал урывками, у себя в Тусе, но, когда ему перешло за 60 лет, он принялся за работу с большим усердием, переехал в Халенджан (недалеко от Исфахана) к саманидскому вельможе Ахмеду, и таким образом через 25 лет, в 999 г., стихотворная «Шахнаме» была готова и преподнесена Ахмеду. Фирдоуси получил от него щедрый подарок и нашёл нескольких других покровителей среди саманидских сановников, но как раз в этом же 999 году Хорасаном завладел завоеватель-тюрк Махмуд Газневидский, и материальное положение Фирдоуси ухудшилось. Через 11 лет, вновь переработав свою «Шахнаме», Фирдоуси отправился с ней (1010) в Газни к Махмуду, при дворе которого проживали многие поэты-панегиристы. Как поэт уже знаменитый, Фирдоуси надеялся за посвящение «Шахнаме» Махмуду получить хорошее вознаграждение. Махмуд по-персидски настолько знал, чтобы понимать панегирики (и Фирдоуси на это не поскупился), но сама «Шахнаме» была для него во всех отношениях неинтересна: её поэтического достоинства он оценить не был в состоянии, герои-язычники ему — сунниту, могли быть только противны, да противен и их поэт-еретик (Фирдоуси был шиит); национальный персидский дух, веющий из «Шахнаме», был для тюрка чужд, а восхваление победоносной борьбы Ирана с Тураном способно было возбудить в нём прямо враждебные чувства; оттого все восхваления Фирдоуси Махмудовой щедрости, которые вставлены были Фирдоуси в «Шахнаме», не трогали Махмуда, а когда он наконец отпустил Фирдоуси подарок, то это была очень маленькая сумма, которая средств к жизни 76-летнему старику никак обеспечить не могла. До Махмуда через завистников дошло, что Фирдоуси своей наградой недоволен, и он погрозил затоптать его слонами; для этого достаточно было бы сослаться на то, что Фирдоуси — еретик. Фирдоуси бежал из Газни в Герат и в виде приложения к «Шахнаме» написал сатиру на султана, в которой советовал венценосцу бояться молниеносного стиха поэта, упорно повторял, что навсегда останется шиитом, издевался над суммой, полученной от Махмуда за свои 60000 двустиший («раз пива напиться» — иронически выразился он); «да чего и ждать было от сына раба? — добавлял он: — сын холопа, хоть и царём сделается, все равно с холопской природой не расстанется». Впрочем, эта сатира не сделалась составною частью «Шахнаме», потому что табаристанский князь Испехбед Шехрияр (из царского иранского рода), к которому направился Фирдоуси после полугодичного пребывания в Герате и который признавал верховную власть Махмуда, побоялся, как бы известие о сатире не дошло до султана. Он заплатил Фирдоуси (так передавали Арузию) 100000 дирхемов, то есть по 1000 дирхемов за каждый стих сатиры, и поэт её вычеркнул. Таким образом, сатира осталась Махмуду неизвестной; тем не менее, Испехбед при всём своем уважении к таланту знаменитого поэта постеснялся держать его у себя долго, и Фирдоуси нашёл прибежище у буида Баха ад-Давле и его сына и преемника (с 1012 года) Султан ад-Давле, которые были независимыми государями западной половины Персии и хотя исповедовали шиизм, держали в полном повиновении даже главу суннитов — багдадского халифа. Фирдоуси посвятил буидскому султану объемистую романтическую поэму «Юсуф и Зулейха» на сюжет библейской легенды об Юсуфе (Иосиф), которая, несмотря на преклонные годы поэта, все же отличается вдохновением; быть может, она была вчерне набросана им в более молодые годы[8]. В этой поэме поэт отрекается от своего бессмертного «Шахнаме», называя все легенды о старых царях ложью. Скиталец в то время потерял своего единственного сына. Остался ли Фирдоуси и буидским приёмом не слишком доволен или же просто стосковался в непривычном климате и обстановке Ирака, но только он вернулся на родину в Тус; вскоре после 1020 года он умер и, так как духовенство отказалось похоронить его на общем мусульманском кладбище, то его похоронили под городом[9]. Предание, имеющееся уже и у Арузия, сообщает, что незадолго до смерти Фирдоуси султан Махмуд случайно услышал от одного придворного выразительный стих из «Шахнаме», осведомился об авторе и узнал, что стих — из посвященной Махмуду же «Книги царей» знаменитого Фирдоуси, который теперь в Тусе проживает в бедности. Махмуд, который о сатире на него ничего не знал, мог сообразить, что «Книгой царей» прославлено теперь в целом Иране его собственное имя; поэтому можно поверить словам предания, что он немедленно распорядился послать в Тус Фирдоуси богатый дар (60000 серебряных дирхемов — по сообщению Арузия; 60000 золотых червонцев — по невероятным поздним преданиям). А Фирдоуси незадолго перед тем шёл по базару и услышал, как один ребёнок распевает стих из его сатиры: «будь Махмуд царского рода, он бы увенчал мою голову царской короной». Старик вскрикнул и упал без чувств; его отнесли домой, и он скончался. В то самое время, когда через одни городские ворота выносили для похорон его труп, в другие городские ворота вступали верблюды с дарами от Махмуда. «Едва ли все в действительности совершилось точь-в-точь так», — говорит Нёльдеке («Grundriss», II, 158), «но легенда так поэтична и так прекрасна, что не хочется подвергать её сомнению», — замечает П. Горн («Gesch. d. pers. Litt»., 85).

Анализ произведения[править | править вики-текст]

Исторический анализ «Шахнаме» и сопоставление её с Авестой произвёл Фридрих Шпигель[10]; при этом оказалось, что часто даже второстепенные мифические лица и подробности «Шахнаме» совпадают не только с Авестой, но и с индийской Ригведой[11]. Сжатый, но всесторонний анализ «Шахнаме» со стороны исторической, художественной, филологической и палеографической с указанием того, что было сделано раньше, дал Теодор Нёльдеке в «Persische Studien»[12] и, окончательнее, в «Das iranische Nationalepos»[13].

Влияние поэмы[править | править вики-текст]

Персидской литературе[14] поэма Фирдоуси дала сильнейший толчок: она породила бесконечный ряд других эпических произведений, имела влияние на эпос не только героический, но и романтический (Низами Гянджеви, Джами и сотни других подражателей не только в Персии, но и в Турции и других странах), своими лирическими местами явилась предвестницей дервишской суфийской поэзии и навеки осталась у персов идеальным, недосягаемым поэтическим образцом. Сбылись гордые слова Фирдоуси (напоминающие Пиндара, «Пифия», VI, 10, и Горация, «Оды», III, 30, хотя Фирдоуси знать их не мог):

Я возвел своей поэзией высокий замок, которому не повредит ветер и дождь. Годы протекут над этой книгой, и всякий умный будет её читать… я не умру, я буду жить, потому что я посеял семя словесное.

До настоящего времени иранцы смотрят на «Шахнаме» как на свое величайшее национальное произведение; нередко совсем неграмотный персиянин знал на память немало мест из «Шахнаме» (при этом все её сообщения принимались не за мифологию, а за историческую истину даже людьми образованными). Кроме занимательности, художественности и национальности содержания, всех пленяет и язык Фирдоуси, почти чуждый арабизмов, которые заполонили последующую персидскую речь.

Кроме того, «Шахнаме» не раз касались исследователи старорусской письменности и былевой поэзии. Любимая русская лубочная сказка «Еруслан Лазаревич» заимствована из «Шахнаме»: Еруслан = Рустам (Ростем), Лазарь или Залазарь = Зâль-зар, Киркоус = Кей-Кавус; подробное сличение сделано В. В. Стасовым (Собрание сочинений, том III, 1894, стр. 948 и след.); старейший текст (XVII в.) издан Н. И. Костомаровым во II томе «Памятников старинной русской литературы» (СПб., 1860, стр. 325—339), а по рукописи XVIII века — Н. С. Тихонравовым в его «Летописях русской литературы» (1859, том II, книга 4, отд. II, стр. 101—128), с примечанием редактора). Сближают с «Шахнаме» и сказание «О 12 снах царя Шахаиши», происхождение которого, впрочем, не выяснено;[15] Всеволод Фёдорович Миллер в своих «Экскурсах в область русского эпоса» (Москва, 1892, «Русская мысль» и «Этнографическое обозрение») старался доказать, что иранские предания устным путем, через Кавказ и половцев, имели самое сильное влияние на русские былины и что Илья Муромец — тот же Рустам. Академическая рецензия (профессор Н. П. Дашкевич в «32 Отчёте об Уваровской премии», 1895) отнеслась к этой гипотезе отрицательно, да и сам автор вскоре охладел к ней и в предисловии к «Очеркам русской народной словесности» (Москва, 1897) назвал сравнительные фольклорные исследования «ловлей ветра в поле»; кажется, только в бою Ильи с сыном он ещё был склонен видеть отголосок сказания о Рустаме. Однако академик И. В. Ягич («Arch. f. slavische Philologie», XIX, 305) находит, что и после возражений Дашкевича влияние Востока на былины не может считаться вполне исключенным. Для немецких учёных устное влияние «Шахнаме» на былины киевского цикла есть аксиома[16]. Также отголоски «Шахнаме» находятся в фольклорных традициях народов Кавказа.

Переводы[править | править вики-текст]

Переводы «Шахнаме» имеются почти на всех мусульманских и отчасти других восточных языках (например, грузинском); наиболее интересен для научной истории персидского текста арабский перевод аль-Бандари Исфаганского 1218—1227 гг. (рукопись в Париже и Берлине). Специальный персидско-турецкий словарь к «Шахнаме» («Люгети Шахнаме») Абдуль Кадира Багдадского издан в конце XIX академиком Карлом Генриховичем Залеманом в Санкт-Петербурге. Английский сокращенный перевод, то стихом, то прозой, Джеймса Аткинсона (Лондон, 1832). Французский прозаический перевод — Ж. Моля (Париж, 1838—78). Немецкие: а) Антологический стихотворный перевод Адольфа Фридриха фон Шака, «Heldensagen v. F.» (Берлин, 1865); б) Посмертный Фридриха Рюккерта, «Königsbuch» (Берлин, 1890) — художественный и точный, но ограничивается только героической эпохой; «Rustem und Sohrab», издан при жизни Рюккерта (Эрланген, 1838) — не перевод, а вольная переделка. Итальянский вольный стихотворный перевод — Ит. Пицци (Турин, 1886—1888).

В. А. Жуковский ещё в XIX веке создал «вольное подражание» вольной переделке Рюккерта под названием «Рустем и Зораб» (= Сохраб); на Рустема (Рустама) Жуковский перенёс, между прочим, черты русского богатыря Святогора, который вязнет ногами в земле, потому что ему «грузно от силушки, как от тяжёлого бремени». Также небольшой эпизод из «Шахнаме» («Смерть Иреджа») и отдельные отрывки из поэмы были переведены на русский язык князем Д. Цертелевым, опубликован в «Русском вестнике» 1885, № 12. Малорусский (украинский) перевод А. Е. Крымского с персидского оригинала доведен до царя Менучихра (опубликован в львовском журнале «Житье i слово», 1895). В XX веке поэму на русский язык перевёл С. И. Соколов (1905). Немалую часть эпопеи перевели в советское время М. Л. Лозинский; С. И. Липкин, В. В. Державин[17]; М. А. Дьяконов; И. Сельвинский. Полный стихотворный русский перевод совершён Цецилией Бенциановной Бану, издан в 1957—1989 годы.

Рукописи и публикации[править | править вики-текст]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Шахнаме

Из бесчисленного количества рукописей (обыкновенно снабженных миниатюрами) старейшие — XIII и XIV веков. Классические издания оригинала:

  1. Ломздена (Калькутта, 1811 год);
  2. Тёрнера Мекена (Макан; Калькутта, 1829 год), основанное отчасти на материалах Ломздена; оно, иногда с малыми изменениями, перепечатывалось персами в Бомбее (1862, 1872), Тегеране (1847, 1867, 1879), Тебризе (1875) и т. д.; # Критическое издание, на основании более обширных рукописных материалов — Моля (Jules Mohl) с французским переводом (Париж, 1838—78); издание роскошное, огромного формата и тяжести;
  3. Признанное наилучшим, основанное на тексте Моля, с указанием разночтений Мекена, под латинским заглавием «Liber regum», издание Vullers (т. I—IV, Лейден, с 1877 года).

По-русски о Фирдоуси и «Шахнаме» появлялись сперва небольшие заметки, основанные на иностранных (почти исключительно французских) статьях или книгах. Самостоятельные работы: Мирза Казем-бек, «Мифология персов по Фирдоуси» («Северное обозрение», 1848, том III, 1—12); С. Назарьянц, «Абуль-Касем Фирдоуси, с кратким обозрением истории персидской поэзии до исхода XV в.» («Учёные записки Императорского Казанского университета», 1849); И. Зиновьев, «Эпические сказания Ирана» (диссертация, СПб., 1855); «О происхождении и постепенном развитии первоначально персидского эпоса» («Киевские университетские известия», 1867, № 5, стр. 1—11); барон В. Розен, «Об арабских переводах Ходай-Нâме» (в сборнике «Восточные заметки», СПб., 1895); профессор В. Жуковский, «Мусульманство Рустема» («Живая старина», 1892, кн. IV) и «Могила Фирдоуси» («Записки Восточного отдела», т. VI).

Впервые научное издание текста «Шахнаме» на основе современных методов текстологии, разработанных Е. Э. Бертельсом, с привлечением древнейших рукописных списков (XIII—XIV веков) было осуществлено Институтом востоковедения АН СССР (9 томов, 1960—1971). В 1971 году этот текст под новой редакцией переиздавался в Тегеране.

Русские издания «Шахнаме»[править | править вики-текст]

  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. I. (От начала поэмы до сказания о Сохрабе). Пер. с фарси Ц. Б. Бану, коммент. А. А. Старикова. М., 1957.
  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. II. (От сказания о Ростеме и Сохрабе, до сказания о Ростеме и хакане Чина). Пер. с фарси Ц. Б. Бану-Лахути, коммент. А. А. Старикова. М., 1960.
  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. III. (От сказания о Ростеме и хакане Чина до царствования Лохраспа). Пер. с фарси Ц. Б. Бану-Лахути, коммент. А. Азера и Ц. Б. Бану-Лахути. М., 1965.
  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. IV. (От царствования Лохраспа до царствования Искендера). Пер. с фарси Ц. Б. Бану-Лахути, коммент. В. Г. Луконина. М., 1969.
  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. V. (От начала царствования Искендера до начала царствования Йездгерда, сына Бехрама Гура). Пер. с фарси Ц. Б. Бану-Лахути и В. Г. Берзнева, коммент. В. Г. Луконина. М., 1984.
  • Фирдоуси. Шахнаме. Т. VI. (От начала царствования Йездгерда, сына Бахрама Гура до конца книги). Пер. с фарси Ц. Б. Бану-Лахути и В. Г. Берзнева, коммент. Л. Лахути. М., 1989.
  • Фирдоуси А. Шах-наме. В 2 тт. М., 1964;
  • Фирдоуси А. Шах-наме. В 4 тт. М., 1957—1969;
  • Фирдоуси А. Шах-наме: критический текст. В 9 тт. М., 1960—1971.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Simthsonian Freer and Sackler gallery
  2. @ field (DOCID + @ lit (ascs000215)) Library of Congress
  3. Шах-намэ // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Iran. British Institute of Persian Studies, 2006. Vol. 44. Page 321.
  5. Российское информационное агентство Iran.news
  6. См.: Geiger, «Das Yâtkar-i Zarîrân und sein Verhältniss zum Shah-name» в «Sitz.-Berichte d. bayer. Acad., phil.-hist. Cl.», 1890, 243 и след.
  7. Нем. пер. Нельдеке, «Gesch. der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden», Лейд., 1879, XXVIII+509; ср. бар. В. Р. Розен, «Об арабских переводах Ходай-нâме», в «Вост. заметках», СПб., 1895
  8. Критическое издание Г. Эте в серии «Anecdota Oxoniensia, Clarendon Press» — 1895 и след.; статья Эте — в «Трудах VII конгресса ориенталистов», Вена, 1889; там же помещены «Uebersetzungsproben» Шлехты-Вшегрда, его же — в «Z. D. Morg. Ges.», т. 41, стр. 577—599 и его же полный стихотворный перевод — Вена, 1889; об источниках «Юсуф и Зулейха» см. М. Грюнбаум в «Z.D.M.G.», т. 43, стр. 1—29; т. 44, стр. 445—477
  9. В VI томе «Записок Восточного отдела Императорского русского археологического общества» профессор В. А. Жуковский напечатал описание и снимок могилы Фирдоуси, которую он посетил
  10. «Eranische Alterthumskunde», том I, Лейпциг, 1871, откуда краткое изложение у А. Н. Веселовского в диссертации «Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине», СПб., 1872; «Arische Studien», 1874, 110 и след.; статья в «Z.D.M.G.», том 45, стр. 187 сл.; замечания Нельдеке — «Z.D.M.G.», том 32, стр. 570 сл.
  11. Жам Дармстетер, «Etudes iraniennes», том II, Париж, 1883, стр. 213, 227; Теодор Нёльдеке — о наилучшем арийском стрелке, «Z.D.М.G.», том 35, стр. 445 и сл.
  12. «Sitz.-Ber. d. Wiener Akademie, phil.-hist. Cl.», том 126, 1892
  13. Страсбург, 1895; оттиск из II тома «Grundr. d. ir. Phil.»
  14. О лирике в поэме Фирдоуси см. Г. Эте, «F. als Lyriker», в мюнхенских «Sitz.-ber.» (1872, стр. 275—304; 1873, стр. 623—653; замечания Нёльдеке в «Pers. Stud.» II, 14, 34 и т. д. и во II томе «Grundriss» (стр. 229—231); Ч. Пиккеринг, «F.'s lyrical poetry» — в «Nat. Review», 1890, февраль.
  15. см. пересказ Сухомлинова «О преданиях в древнерусской летописи» («Основа», 1861, июнь, стр. 54—56); Веселовский, а) «Sagenstoffe aus dem Kandjur» (в «Russische Revue», 1876, вып: III, стр. 291—299); б) изд. по рук. XV в. в прилож. к XXXIV т. «Зап. Имп. акад. наук» (1879, 2); в) в «Ист. русск. слов.» Галахова (т. I, 1894, стр. 431); г) в разборе книги Гастера, «Журнал Министерства народного просвещения» (1888, март, 230—232); д) «Разыскания в области русского духовного стиха» (1891), «Сборник Отделения русского языка и словесности Академии наук» (XLVI, гл. XII, стр. 161); е) «О подсолнечном царстве в былине» («Журн. Мин. нар. пр.», 1878, апрель); Ольденбург, «Об источниках снов Шахаиши» («Журн. Мин. нар. пр.», 1892, т. 284, стр. 135—140); Пыпин, «Ист. русск. лит.» (СПб., 1898, т. II, стр. 498—500).
  16. Нёльдеке в «Grundriss» (II, 169), с ссылкой на «Wladimir’s Tafelrunde» Штерна.
  17. Перевод Шахнаме (неполный) с персидского: В. В. Державин, С. И. Липкин
Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Шахнаме

Ссылки[править | править вики-текст]