Швейк во Второй мировой войне (пьеса)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Швейк во Второй мировой войне
Schweyk im zweiten Weltkrieg
Издание
Жанр

политическая сатира

Автор

Бертольт Брехт

Язык оригинала

немецкий

Дата написания

1943 год

Дата первой публикации

1957

«Швейк во Второй мировой войне» (нем. Schweyk im zweiten Weltkrieg) — пьеса Бертольта Брехта в жанре антивоенной политической сатиры. Написана в июне 1943 года. Вот что пишет сам Брехт о замысле пьесы 27 мая 1943 года: «Я читал в поезде старого „Швейка“ и был снова поражён огромной панорамой Гашека, истинно отрицательной позицией народа, который сам является там единственной положительной силой и потому ни к чему другому не может быть настроен «положительно». Швейк ни в коем случае не должен быть хитрым, пронырливым саботажником, он всего лишь защищает те ничтожные преимущества, которые ещё у него сохранились».[1]

Долгое время публиковались только отрывки и стихи из пьесы. Полным отдельным изданием на немецком языке выпущена в 1958 году. На русский язык пьеса переведена непосредственно с рукописи Ильёй Фрадкиным и Александром Голембой и выпущена в издательстве «Искусство» в 1956 году.[2] Персонаж Швейк, заимствованный Брехтом у Ярослава Гашека, перемещён в оккупированную немцами Чехословакию начала 1940-х годов. В большинстве постановок использована музыка Ханса Эйслера — творческого соратника Брехта с 1930-х годов.

Действующие лица[править | править код]

Сюжет[править | править код]

Пролог в высших сферах: Гитлер в окружении высших нацистских чинов даёт распоряжение выяснить, что думает о нём «маленький человек», средний европеец из покорённых стран.

Трактир «У чаши» в Праге. Швейк свои нескончаемые истории и примеры из жизни перемежает то открытой критикой режима, то самыми верноподданическими заявлениями. Пани Копецка просит не вести политические беседы у неё в трактире. Вечно голодный фотограф Балоун интересуется у пьяного эсэсовца, какое пищевое довольствие он получит, если завербуется чешским добровольцем в вермахт. Копецка осуждает его и поёт песню «А что получила солдатка?»:

«
...А что получила солдатка
Из строгой российской земли?
Пришла из России к ней вдовья вуаль,
Пришла к ней печаль в чужедальнюю даль
Из строгой российской земли.
»

Чтобы отвлечь Балоуна от мыслей о вербовке, его нужно накормить мясом. Копецка обращается к влюблённому в неё Прохазке с просьбой принести завтра из лавки его отца немного говядины без разрешения и талонов. Хотя это является преступлением, молодой человек соглашается. Входит агент гестапо, провокатор Бретшнейдер. Швейк вступает с ним в опасную словесную дуэль. Произнося формально самые безобидные фразы, он критикует действующий режим. Бретшнейдер, чувствуя подвох, задерживает Швейка. В тайной полиции Швейка допрашивает шарфюрер СС Буллингер, который сначала просто обескуражен словесным напором арестованного. Узнав, что Швейк — бывалый собачник, гестаповец отпускает его, но обязывает выкрасть у местного чиновника Войта собачку породы немецкий шпиц, приглянувшуюся фрау Буллингер. Утром следующего дня в трактир приходит молодой Прохазка, и признаётся, что не решился принести обещанную говядину. Пани Копецка выражает ему полное презрение.

Интермедия в высших сферах: Гитлер даёт распоряжение Герингу и его «министерству рабсилы» усилить привлечение к принудительным работам жителей оккупированной Европы.

Швейк и Балоун похитили шпица у выгуливающих его служанок пана Войты — Анны и Кати. Однако сами тут же задержаны инспектором «Управления добровольной трудовой повинности» и отправлены на железнодорожную станцию для принудительных работ. Шпица успевает спрятать пани Копецка. Через несколько дней основные герои собираются в трактире. Швейк хочет передать хозяйке пакет с мясом на гуляш для Балоуна и по большому секрету сообщает ей, что это — собачатина. Убив шпица, бравый солдат «убил» двух зайцев: избавился от неблагонадёжного пса и обеспечил калорийной пищей голодного Балоуна, готового за солдатский паёк отправиться на фронт. В трактир с обыском врываются эсэсовцы во главе с Буллингером. Шпица они не нашли, но Швейка арестовали, подобрав обвинение в спекуляции мясными продуктами.

Интермедия в высших сферах: Гитлер выслушивает доклад фон Бока о неудачах под Сталинградом и отдаёт распоряжение поставить под ружьё мужское население оккупированных стран.

Швейк в военной тюрьме с другими заключенными, симулирующими различные заболевания, ожидают решения о их годности к военной службе. С улицы раздаются звуки отправки на восточный фронт очередной партии чешских «добровольцев». Из репродукторов звучит Песня Хорста Весселя. Швейк напевает на её мотив свои слова:

«
...Зовёт мясник. С закрытыми глазами
Скотина прёт по крепкой мостовой.
Погибшие скоты уже не с нами,
Навозный дух их с нами, как живой!..

»

Швейк отправлен в действующую армию. Неизвестным образом он отстал от части и в одиночку пробирается в Сталинград, где, как он уверяет патруль, она расположена. Морозной ночью, в метель его посещают полу-видения, полу-реальные персонажи. Балоун, клятвенно обещающий не вступать в немецкую армию за жаркое. Молодой Прохазка, который приносит в трактир два фунта говядины. Пьяный фельдкурат Игнаций Буллингер из Меца, ведущий от холода и спиртного самые антирелигиозные и антинацистские речи. Наконец перед Швейком возникает фигура Гитлера. Главный нацист жалуется на неудачи в России:

«
...от большевиков мне достались в наследство
Разрушенные транспортные средства!
На карте линия от Ростова до Сталинграда
Короче мизинца, но вот досада!
Зима в этом году началась рановато,
Да и расстояние оказалось длинновато,
Не пятого ноября зима началась, а третьего,
Второй уж год здесь морозно и ветрено,
Зима норовит на нас все запасы снега вытрясти,
В этом я вижу пример большевистской военной хитрости.

»

Фюрер слушает совета Швейка и пытается начать отступление. Но на востоке — большевики, на севере — лютые морозы, на юге — горы трупов, на западе — возмущённый немецкий народ. Гитлер мечется попеременно во всех направлениях, его суетливые движения переходят в агонизирующую пляску. Швейк поёт ему заупокойную:

«
Нет дороги тебе ни назад, ни вперед,
Ты банкрот в небесах и в аду банкрот...
Нет, не стоит стрелять в тебя ― клятого гада:
Утопить тебя в пакостном нужнике надо!

»

Культурное влияние, постановки, отзывы[править | править код]

Романом Гашека «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» Брехт заинтересовался ещё в 1920-е годы. В 1928 году он сделал для Эрвина Пискатора инсценировку романа, тогда же поставленную в берлинском Театре на Ноллендорфплац[3]. В своём дневнике 27 мая 1941 года драматург записал: «Я читал в поезде старого „Швейка“ и был снова поражён огромной панорамой Гашека, истинно отрицательной позицией народа, который сам является там единственной положительной силой и потому ни к чему другому не может быть настроен „положительно“. Швейк ни в коем случае не должен быть хитрым, пронырливым саботажником, он всего лишь защищает те ничтожные преимущества, которые ещё у него сохранились. Он откровенно утверждает существующий порядок, столь губительный для него, — поскольку он утверждает вообще какой-то принцип порядка, даже национальный, который выражается для него лишь в угнетении. Его мудрость разрушительна. Благодаря своей неистребимости он становится неисчерпаемым объектом злоупотреблений и в то же время питательной почвой для освобождения»[2].

Мысль Брехта развивает немецкий режиссёр Адольф Дрезен, поставивший пьесу «Швейк во Второй мировой войне» в Грайфсвальде (ГДР) в 1963 году: «(Швейк) не оказывает сопротивление, он сам является сопротивлением… Здесь речь идёт о „маленьком человеке“, который даёт „великим“ основание для многих надежд и расчётов, чтобы их всех разочаровать. Они стоят на нём как на песке… Он подобен камню в мельнице: попав в колесо, камень выскакивает, ничуть не изменившись, а мельница поломана»[4][5].

Однако автор значительно изменил Швейка, который был задуман Гашеком. Брехт так сформулировал суть этих метаморфоз: «По сравнению со „Швейком“, который я написал для Пискатора, — то было простым монтажом романа, — нынешний „Швейк“ (второй мировой войны) гораздо острее, в соответствии с различием между оседлой тиранией Габсбургов и нашествием нацистов»[6][5]. Как отмечал Эрнст Шумахер, в пьесе Брехта Швейк «изображён в своих поступках более злым, агрессивным, сознательным в отношении к существующему беспорядку»[7].

Брехт написал пьесу в течение одного месяца в Санта-Монике; рассчитывал тогда же поставить её на сцене в Соединённых Штатах, для чего Альфреду Креймборгу был заказан английский перевод «Швейка». Главную роль в пьесе Брехт писал в расчёте на Петера Лорре; музыку он хотел заказать Курту Вайлю, однако Вайль не взялся за эту работу. В итоге музыку написал Ганс Эйслер, включив в «Швейка» и знаменитый «Бараний марш» — пародию на нацистскую «Песню Хорста Весселя»[7].

Перевод «Швейка» на английский, сделанный Креймборгом и оплаченный Петером Лорре, Брехта не удовлетворил, американская постановка так и не состоялась. После войны Брехт не увидел пьесу и в своём театре «Берлинер ансамбль»: в Восточной Германии нацистская тема оказалась под запретом[8].


Первые постановки[править | править код]

Первая постановка пьесы была осуществлена в Польше, в варшавском Театре Войска Польского в январе 1957 года[7], вторая — в Югославии. Премьера на немецком языке состоялась в 1958 году в Городском театре Эрфурта (ГДР)[7]. Наиболее успешной оказалась первая постановка «Швейка» в Западной Германии — во Франкфурте-на-Майне в июне 1959 года[5]; поставивший спектакль Гарри Буквиц в следующем году повторил свой успех и в Эссене. Обозреватель Андре Мюллер об эссенской постановке писал: «Это были резкие, сильные удары молота, которые неизменно попадали в цель. Буквиц поставил антифашистскую пьесу, прямо соотнесенную с сегодняшними событиями, полную режущей, безжалостной агрессивности. Буквиц заострил ряд сцен и персонажей. Он до конца уничтожил всякий юмористический тон, он поставил кровавую пародию без тени юмористического компромисса. Эсэсовцы опасно глупы, они беспощадно подавляют сопротивление, и снова становится ясно, каким фашизм был и каким он остается. Театр гудел от энтузиазма. Занавес поднимался более 50 раз… В центре Рурской области, в Эссене, Брехт давал со сцены бой фашизму»[9][5].

Событием в театральной жизни Европы стала постановка пьесы в миланском «Пиколло-театре» Д. Стрелера в 1960 году, — спектакль получил признание даже на родине драматурга: «В Милане, — писала мюнхенская „Deutsche Woche“, — Брехта поняли — плодотворно, недогматично, творчески. Тут есть чему поучиться»[5]. В театре Брехта, «Берлинер ансамбль», пьесу впервые поставили в 1963 году Эрих Энгель и Вольфганг Линцка; как отметил критик Райнер Керндль, это был спектакль «о мудрости народа, которую не обманешь, в его исконном, разоблачительном юморе, но также и о недостаточности пассивного лукавства в борьбе против активных угнетателей…»[5]

В СССР «Швейк во Второй мировой войне» впервые был поставлен в 1963 году в Молдавском музыкально-драматическом театре в Кишинёве[5]. В своей оценке советская пресса сделала упор на идеологические штампы: «(спектакль) звучит как гимн борьбе всех честных людей против фашистского засилья… Спектакль поставлен очень оригинально и остро. Он средствами сатиры рассказывает о борьбе чешского народа с фашистскими оккупантами».[10] В 1969 году Марк Захаров с актёрами Московского театра Сатиры поставил на Центральном телевидении телевизионный спектакль по пьесе Брехта; но на экраны спектакль не был выпущен по соображениям цензуры: в это время набирали силу события в Чехословакии, последовавшие после вторжения войск стран Варшавского договора. Наконец, в 1995 году Марк Розовский в МХТ им. Чехова поставил пьесу под названием «Брехтиана, или Швейк во Второй мировой войне», однако спектакль получился не слишком удачным[11].

Наиболее известные постановки[править | править код]

  • 1958 — Городской театр Эрфурта. Постановка Ойгена Шауба, художники Зигфрид Бах и Рената Хельд. В роли Швейка — Эрхард Кестер. Премьера состоялась 1 марта.
  • 1959 — Театр Франкфурта-на-Майне. Постановка Гарри Буквица, художник Тео Отто. Роли исполняли: Швейк — Ганс Эрнст Егер, Анна Копецка — Лола Мютель, Буллингер — Эрнствальтер Митульский, Балоун — Ганс Дитер Цейдлер. Премьера состоялась 1 июня.
  • 1960 — Театр Эссена. Постановка Гарри Буквица. Роли исполняли: Швейк — Ганс Эрнст Егер, Балоун — Вилли Лейрер, пани Копецка — Хильдегард Якобе, Прохазка — Михаэль Энке, Буллингер — Курта Галанского. Премьера состоялась в феврале.
  • 1962 — «Пиколло-театр». Постановка Джорджо Стрелера
  • 1962 — «Театр де ла сите» г. Виллербана. Постановка Роже Планшона; художник Рене Алльо. Роли исполняли: Швейк — Жан Буиз, Буллингер — Жан Лаврэ, пани Копецка — Пиа Коломба.
  • 1963 — «Берлинер ансамбль». Постановка Эриха Энгеля и Вольфганга Линцки. Роли исполняли: Швейк — Мартин Флерхингер, Балоун — Отфрид Кнорр, пани Копецка — Гизела Май, Буллингер — Герман Хисген. Премьера состоялась 1 января.

Примечания[править | править код]

  1. Брехт Б. Комментарии Е. Эткинда к пьесе «Швейк во второй мировой войне». ГАШЕК.РФ.
  2. 1 2 Брехт, Б. Театр. Пьесы. Статьи. Высказывания. В пяти томах. Т. 4 // М., Искусство, 1964
  3. Брехт Б. Покупка меди // Брехт Б. Театр: Пьесы. Статьи. Высказывания: В 5 т. — М.: Искусство, 1965. — Т. 5/2. — С. 366, 544.
  4. «Theater der Zeit», 1964, № 2, S. 4.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Эткинд Е. Г. Швейк во Второй мировой войне // Бертольт Брехт. Театр. Пьесы. Статьи. Высказывания. В пяти томах.. — М.: Искусство, 1964. — Т. 4.
  6. Brecht, В. Leben und Werk. Berlin: Volk und Wissen. 1963 S. 133.
  7. 1 2 3 4 Шумахер Э. Жизнь Брехта. — М.: Радуга, 1988. — С. 167.
  8. Aus dem stenographischen Protokoll der Gewerkschaftsversammlung vom 24.6.1953 (нем.). Biographisches. Manfred Wekwerth (Website). Проверено 3 февраля 2013. Архивировано 11 февраля 2013 года.
  9. Мюллер, Андре. [Текст статьи] // «Deutsche Volkszeitung» (12 февраля 1960 года).
  10. «Советская культура» (10 августа 1963 год).
  11. Шендерова А. Из старой оперы // Коммерсантъ ВЛАСТЬ. — 24.08.2009. — Вып. 33.