Шилклопер, Аркадий Фимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Аркадий Шилклопер
Arkadiy Shilkloper.jpg
Аркадий Шилклопер
Основная информация
Полное имя

Аркадий Фимович Шилклопер

Дата рождения

17 октября 1956(1956-10-17) (59 лет)

Место рождения

Москва, РСФСР, СССР

Страна

Россия, Германия

Профессии

Музыкант

Инструменты

валторна, флюгельгорн, альпийский рог, диджериду

Жанры

импровизационная и компровизационная музыка

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Арка́дий Фи́мович Шилкло́пер — российский музыкант, исполнитель на таких редких духовых инструментах как валторна, альпийский рог, диджериду, vogelhorn, corno da caccia, corno pastoriccio и др., композитор, аранжировщик, импровизатор; принадлежит к числу музыкантов, сумевших изменить взгляд на инструменты, которые в России долгое время не считались солирующими; известен как один из лучших валторнистов мира[1][2] и исполнителей на альпийском роге в жанре джазовой и импровизационной музыки.[3]

Биография[править | править вики-текст]

Аркадий Шилклопер родился 17 октября 1956 года в г. Кунцево Московской области.

Отец: Фима Абрамович Шилклопер (1930 - 2013).

Мать: Шилклопер (Смирнова) Серафима Тимофеевна (1933 - 2000).

Брат: Шилклопер Валерий Ефимович (род. 1952).

С 6 лет Аркадий начал играть на альтгорне в духовом оркестре при Доме Пионеров Кунцевского района г. Москвы.

1967 - 1974 гг. — воспитанник Московской Военно-Музыкальной Школы (МВМШ).[4]

1974 - 1976 гг. — солдат срочной службы в оркестре Военно-Политической Академии им. Ленина.

1976 - 1981 гг. — студент Государственного Музыкально-Педагогического Института им. Гнесиных, класс валторны профессора Александра Алексеевича Рябинина (1916 - 1997)

В 1976 - 1978 гг. параллельно с занятиями в ГМПИ им. Гнесиных учится в Московской экспериментальной студии музыкальной импровизации, играет в оркестре п/у Лаци Олаха (1911 - 1989) и в джаз-рок ансамбле п/у Александра Айзенштадта.

1978 - 1985 гг. — артист оркестра Большого Театра СССР.[5]

1985 - 1989 гг. — артист Академического Симфонического Оркестра Московской Государственной Филармонии.

ДУЭТ с Михаилом Каретниковым

1984 - 1986 гг. — первый серьёзный джазовый опыт - дуэт с контрабасистом Михаилом Каретниковым.

Результат сотрудничества - грампластинка "Движение", изданная фирмой "Мелодия" в 1986 году.

С М. Каретниковым

ЗОЛОТОЙ РОГ ВИРТУОЗА (Jazz-Квадрат, N1, 1997)

Фрагмент интервью с Александром Кассисом:

- Аркадий! Первая твоя пластинка "Движение" записана в дуэте с контрабасистом Михаилом Каретниковым. Сейчас, при её прослушивании, накатывает ностальгическая волна по 80-м, к середине которых у нас сложилось целое созвездие замечательных джазовых дуэтов: Винцкевич - Саарсалу, Волков - Гайворонский, Мельников - Шеманков и много других дружеских джаз - пар, инспирированных, в основном, идеей Алексея Баташёва, который даже провёл фестиваль джаз - дуэтов в Олимпийской деревни в 1984 году.

- Да! Я выступал время от времени в разных джазовых составах: в ансамбле Александра Айзенштата, в оркестре Лаци Олаха, в ансамбле Юрия Чугунова, но работал, всё-таки, в оркестре Большого Театра. И вот однажды на каком-то вечере ко мне подошёл Алексей Баташёв и предложил выступить с Мишей Каретниковым на джаз-фестивале в Олимпийской Деревни. "Вы - два джазмена из БТ, сделайте дуэт: валторна плюс контрабас! Такого состава ещё точно не было в джазовой истории. Даже если люди чего-то не просекут - простят, так как вы из академического мира". У нас получилось! Успешно выступив на IX Московском Джаз-Фестивале в камерном зале Олимпийской деревни и сыграв ещё ряд концертов, подытожили сотрудничество записью и выпуском альбома, продюсером которого и стал Алексей Баташёв.

"Грампластинка "Движение" - мэйнстримовская, боповская по складу, ведь "Мove" Дензила Беста - одна из излюбленнейших боперами тем. Музыка на диске не утеряла свежести и сегодня. Единственное, чего там не хватает, это некоего полёта, раскрепощённости, наивности, которую обретает джазмэн при полной душевной свободе. Она была слишком серьёзной, как любая первая пластинка, пусть даже супер мастеров..." 

"Horncall", 1988, by Jeffrey Agrell (Professor of Horn at the University of Iowa School of Music)

"Shilkloper and his bass player swing like nobody's business. He rips and riffs and goes places that horn players aren't supposed to go without a net, map, seat belt, crash helmet, overhead air support, and a note from their mothers. And he does so with extraordinary ease and musicality. I think maybe nobody ever told him "Jazz playing on horn is very difficult, and probably not natural or perhaps the phrase does not translate into Russian. I'd walk a camel a mile to hear this guy."

"Шилклопер и его басист свингуют как никто другой. Аркадий отправляется в такие выси, в которые ни один валторнист не заберётся без карты, ремня безопасности, шлема, авиационной поддержки и письма от мамы. И всё это он проделывает с невероятной простотой и музыкальностью. Думаю, никто и никогда не говорил ему, что "играть джаз на валторне трудно и вообще неестественно для этого инструмента", а может по-русски так и не скажешь? Я загонял бы по верблюду на каждую милю, чтобы только услышать этого парня".

В 1990 году дуэт успешно выступил в Америке на Lionel Hampton Jazz Festival

Инициатором выступления на этом крупном и престижном фестивале вновь стал "крёстный отец" дуэта Алексей Баташёв!!!

"Los Angeles Times", 26/11/90, by Leonard Feather:

"Moscow, Ida  - It is a long trip from Moscow to Moscow, but for Arkady Shilkloper it was worth the effort. The Soviet French horn virtuoso was one of four Jazzmen from the Soviet Union who arrived here last week to take part in the 23rd annual University of Idaho Jazz Festival at his home town's namesake city. Shilkloper, 33, on his first visit to the United States was the artistic sensation of the four-day event."

"Москоу, Айдахо. - Долгий путь из Москвы в Москоу, но для Аркадия Шилклопера дело того стоило. Советский виртуоз валторны был одним из четырёх джазменов из Советского Союза, которые приехали сюда на прошлой неделе, чтобы принять участие в 23-м ежегодном джазовом фестивале университета штата Айдахо в городе-тёзке их столицы. Тридцатитрёхлетний Шилклопер, посетивший Соединенные Штаты впервые, стал художественной сенсацией четырёхдневного фестиваля".

Три О

TRI O

1985 - 1989 гг. - Аркадий играет в ансамбле интуитивной музыки "Три О" вместе с Сергеем Летовым (саксофоны, флейты и др. духовые инструменты) и Аркадием Кириченко (туба, вокал, вокальная акробатика). Ансамбль неоднократно принимал участие в перформансах "Популярной Механики" Сергея Курёхина, Владимира Чекасина и Театра Импровизации Союза Театральных Деятелей СССР Олега Кисилёва, в спектаклях известного российского актёра театра и кино Александра Филиппенко, выступал на выставках художников-концептуалистов, сотрудничал с такими поэтами как Дмитрий Пригов, Константин Кедров, Лев Рубинштейн, Геннадий Кацов, Татьяна Щербина, Владимир Друк, Андрей Туркин, Юлий Гуголев, с модельером Катериной Филипповой и т.д.    

ДУЭТ с Михаилом Альпериным 

С М. Альпериным

С 1988 г. Аркадий сотрудничает с пианистом Михаилом Альпериным. Альбом дуэта "Wave Of Sorrow", выпущенный в 1990 г. фирмой ECM, становится первым ЕСМовским альбомом в российской джазовой дискографии.

Первое турне дуэта Альперин - Шилклопер в Западной Европе привёло их в Осло, где музыканты посетили знаменитую Rainbow Studio и записали демо с легендарным звукорежиссёром Яном Эриком Консхаугом. Днём позже запись услышал продюсер фирмы ECM Манфред Айхер и пригласил дуэт для записи диска! Через год альбом был издан под названием "Wave Of Sorrow" и привлёк внимание европейских критиков. "Композиции Альперина невозможно классифицировать с точки зрения жанра, - писал Томас Ротшильд во "Франкфуртер рундшау". - Это большей частью афористичные пьесы, восходящие как к Бартоку, Шнитке или Куртагу, так и к Джарретту или Корреа. Они действительно уникальны, и должны быть услышаны".

Позднее Аркадий Шилклопер участвует в записи ещё трёх ECM-альбомов Михаила Альперина:

"North Story" (1997), "First Impression" (1999) и "Her First Dance" (2007)

Здесь рецензии на все ECM альбомы Михаила Альперина, автор: TYRAN GRILLO: http://ecmreviews.com/2013/09/26/at-home/

"Live in Grenoble" (1992)

Евгений ДОЛГИХ http://jazzquad.ru/index.pl?act=PRODUCT&id=2249

"Музыка-рефлексия, музыка-воспоминание, музыка-ассоциация... ну и, само собой, музыка-импровизация — всё это и есть "Концерт в Гренобле" Михаила Альперина и Аркадия Шилклопера. Два музыканта, обладающие уникальным опытом и знаниями, включающими в себя академическую музыку, джаз, фольклор и бог знает что ещё, словно забывают своё формальное умение и играют мелодии, идущие откуда-то из самых глубинных истоков. Складывается такое впечатление, что им вообще всё равно, что является темой для музыкального разговора (а, скорее всего, так оно и есть) — в этом и заключается наивысшая исполнительская свобода, когда мастерство не подчиняет себе фантазию, а, фантазия, в свою очередь, дисциплинирована и не перерастает в тотальный хаос. Несмотря на большую длительность как самого альбома, так и половины самих композиций, в них нет длиннот как таковых, никто не занимается самолюбованием — всё подчинено единому гармоническому началу. И народные темы, и отвлеченно-академические фрагменты, и джазовые мотивы в музыке дуэта не существуют сами по себе — они составляют единое целое. Даже если исполняется композиция под однозначным названием "Russian Folk Song", это вовсе не означает того, что при её звуках вы сможете сказать: "Да, эту песню я слышал когда-то". А в звуках "Болгарского буги" вы найдёте невероятное переплетение балканских и афроамериканских музыкальных культур — начинает казаться, что фольклор любых стран где-то смыкается друг с другом и сливается в единое целое. "Романс" действительно романтичен и почти по-песенному красив, "Увертюра" строга и виртуозна. Однако нигде, ни в одной вещи вы не найдёте даже следа банальности и каких-либо перепевов. Они свежи и чисты, как родник, который выходит ведь из обычной земли. Очень хорошо сказал об этом альбоме норвежский писатель Исак Рогде: "На какую полку поставить эту пластинку? В общем-то, не так уж и важно, главное, чтобы она оказалась среди других ваших любимых дисков, независимо от жанров и школ".

© ℗ 1998 Boheme Music, 7 tks / 70 mins (Mikhail Alperin - p, melodica; Arkady Shilkloper - horn, flugelhorn)

MOSCOW ART TRIO

Moscow Art Trio

В 1990 г. дуэт приглашает к сотрудничеству энтузиаста русского аутентичного фольклора Сергея Старостина (вокал, кларнет, этнические инструменты). Ансамбль получает название "Moscow Art Trio". Трио регулярно гастролирует, и сегодня является, пожалуй, одним из самых интересных, оригинальных и известных этно-джазовых коллективов из России. Альбомы Moscow Art Trio издавались на российской фирме Boheme Music и на немецком лейбле Jaro.

«Какая редкость, когда границы между эпохами, восточной и западной фольклорной музыкой, джазом и классикой, сглаживаются так изящно и тонко как это делает Moscow Art Trio. Личности самих музыкантов гораздо важнее, чем инструменты, на которых они играют», - Mike Zwerin, International Herald Tribune.

«Moscow Art Trio не надо стараться звучать как постмодернисты – они таковыми являются, во всех деталях от манеры исполнения до построения концерта, они выглядят и звучат абсолютно современно и вне времени»,

- Phil Johnson, of The Independent Magazine

Говорят, что Moscow Art Trio создали новую форму – собственный поэтический джаз или воображаемый фольклор. Они ни на кого не похожи. Их музыка, прежде всего, оригинальна и бескомпромиссна. Спектр музыкального мира необычайно широк – от России и Азии, от Скандинавии до Балкан. Здесь и влияние танцев и песен забытых мировых культур, дух импрессионизма, европейский минимализм и, прежде всего, импровизационность.

"Prayer" (1993)

Леонид АУСКЕРН http://jazzquad.ru/index.pl?act=PRODUCT&id=1394

"Когда впервые сталкиваешься с музыкой "Moscow Art Trio" (именно под этим названием обычно сотрудничают Альперин, Шилклопер и Старостин),в памяти всплывают полузабытые ощущения от первой встречи с "Con Anima" знаменитого трио ГТЧ. И хотя музыка теперь и тогда совершенно разная, нореакция примерно схожа: полный эстетический шок — безумно интересно, совершенно ни на кого не похоже и очень хочется немедленно послушать еще раз.

Альбом "Prayer" ("Молитва") впервые был издан фирмой"RDM" в 1993 г., а в 1998 г., с созданием новой фирмы "Богема", куда продюсер Андрей Феофанов принёс в качестве приданого джазовый каталог"RDM", диск, к большому удовлетворению поклонников современного джаза, был переиздан.

Визитной карточкой трио может служить первая же, самая солидная по объему композиция "Talk For Trio". Стремительным потоком, обгоняя друг друга, в темпе, столь созвучном ритмам жизни конца тысячелетия, несутся звуки из–под клавиш рояля Михаила Альперина. Таинственно и настойчиво, по своим, одной ей ведомым законам, ведёт партию волшебная валторна Шилклопера, словно голос космоса, которому смешна мелкая людская суета. И в этот мощный, слитный поток звуков время от времени врезается тоскующий человеческий голос — это вступает Сергей Старостин. Удивительная, необычная музыка, которой этот альбом обязан в основном Альперину (лишь композиция "Singing Wood" написана Старостиным), переплетение самого изощрённого авангарда с самым натуральным фольклором.

И особо, конечно же, надо сказать о титульной пьесе. У безвременно погибшего в воюющем Таджикистане белорусского кинодокументалиста Аркадия Рудермана есть фильм со схожим названием: "Общая молитва". В нём практически нет авторского текста: камера просто скрупулёзно следит за молящимися людьми— в церкви, в мечети, в синагоге. На разных языках люди просят Бога об одном и том же: о милосердии, о мире, о счастливой жизни. Точно так же воспринимается в альперинской "Молитве" удивительно органичное слияние раскатистого, привольного пения русского фольклорного ансамбля с горловым пением тувинских народных певцов. Две совершенно непохожие культуры, абсолютно разные основы фольклора, но — слушайте, слушайте! — это тоже единая, тоже общая молитва. Если говорить о России как о великой евразийской державе, честное слово, эта пьеса может служить её самым ярким символом." (c) ℗ 1998 Boheme Music Co. 7tks/44 min

(Mikhail Alperin — p, melodica, voc, perc; Arkady Shilkloper — horn, flg, voc; Sergei Starostin — voc, folkreeds; special guests: Tuva Folk Ensemble and Russian Folk Ensemble)

16 февраля 2016 года ансамбль отметил в Московском Доме Музыки свой 25 летний юбилей!!!

Михаил Визель: "Долгожданный концерт Moscow Art Trio в Москве!"

Ансамбль, состоящий из пианиста Михаила Альперина, валторниста Аркадия Шилклопера и вокалиста, исполнителя на фольклорных духовых Сергея Старостина, образовался в Москве летом 1990 года. Но в городе, давшем ему название, выступает не так уж часто. И не потому, что, как можно заключить из англоязычного названия, был создан специально на экспорт. А просто так складываются личные обстоятельства и рабочие обязательства трёх зрелых (в этом году им всем по шестьдесят) и востребованных музыкантов, что большую часть времени они проводят кто где: Альперин – в Норвегии, Шилклопер – в Германии и лишь Старостин – в Москве. Не удивительно, что им проще собираться для выступлений на европейских фестивалях. А «дома» последний раз трио выступало пять лет назад. Поэтому, несмотря на не самые дешёвые для такой музыки билеты и отвратительную погоду, не такой уж маленький камерный зал ММДМ был практически полон. И музыканты не разочаровали верных поклонников, показав в завершающем концерте юбилейного российского турне всё, за что их любят. В двух отделениях прозвучали две шестичастные сюиты: «Воображаемый фольклор» и «Moscow Art Trio. Избранное». Подчёркивая программный характер произведений, Альперин просил зрителей не аплодировать между частями, и просьбу эту было выполнить не трудно – части переходили друг в друга нон-стоп. Номера с последних студийных альбомов трио «Instead of Making Children» (2006, буквально – «Вместо того, чтобы делать детей» – таким образом музыканты отметили свой переход в «средний возраст») и «Village Variations» (2008) перемежались «хитами» (если здесь применимо это слово) 15–20-летней давности. Альперин чередовал техничные пассажи с медитативными паттернами, Старостин, как всегда, восхищал умением «встраивать» специфический фольклорный вокал и жалейки с сопелками в сложный европейский джаз, а Шилклопер поражал виртуозной артикуляцией не только на тягучей валторне, но и на почти четырёхметровом альпийском роге.

Но, конечно, секрет неиссякающего очарования Moscow Art Trio не столько в технике и сыгранности его участников, сколько в том, что их невозможно загнать в стилевые рамки. Трио ходит где - то между этноджазом, «глобальным фольклором» и «новой компонированной музыкой» – но всё время выходит даже за эти широко очерченные рамки. А ещё они до сих пор явно получают удовольствие от того, что делают, будь то сложнейшие пассажи, музицирование на почти игрушечном духовом органчике (клавиоле) или просто топот по сцене и похлопывание себя по грудной клетке."

В общей сложности Moscowo Art Trio издано 11 альбомов (см. раздел "Дискография")

Сольная деятельность

С 1992 г. Аркадий Шилклопер начинает выступать с сольными программами. Программа "Hornology" была записана в Воскресенском Новоиерусалимском монастыре в июне 1995 года и издана в 1996 г. фирмой RDM, в 1998 г. переиздана Boheme Music, a в 1999 японской фирмой Triton (Tri-M Classics. Japan)

"Hornology" (1996)

Альбом заслужил восторженные отзывы многих музыкальных авторитетов:

"Волшебный рог" Аркадия Шилклопера воистину сродни "рогу изобилия", щедро источающему из своего чрева вначале то, что от него желаешь и ждёшь, затем то, чего не ожидаешь и лишь впоследствии осознаёшь, что этого тебе и не хватало, и наконец то, что возможно не пригодится тебе, но наверняка нужно кому-нибудь другому." Николай Дмитриев

Hornology

"Проект Аркадия Шилклопера интересен от начала и до конца. Вызывает уважение владение звуковой палитрой и чувством времени. Уникальные аранжировки, сыгранные с помощью электроники на одной валторне, открывают новые горизонты для этого инструмента." Юрий Башмет

"Новый диск великолепного музыканта-виртуоза Аркадия Шилклопера значительно расширяет наши представления о возможностях валторны. Буйная фантазия, идеальная интонация, безупречное чувство ритма. Большая творческая удача! Браво!" Николай Петров

"Великолепный музыкант с удивительной лёгкостью демонстрирует как талант и дар сливаются в игре на труднейшем инструменте. Поздравления и поклон." Эри Клас

Arkady Shilkloper is not just a French horn player, he is a magician." (Nancy Cochran-Block. The president of "International Horn Society)

"Аркадий Шилклопер не просто валторнист, но и волшебник."

Nancy Cochran - Block. Президент Интернационального Общества Валторнистов

Денис КОВАЛЁВ

"Музыку, представленную на диске, можно с полной уверенностью отнести к стилю new age. Аркадий Шилклопер известен как джазовый музыкант с академической школой, но джаза как такового здесь нет, хотя иногда встречаются его элементы (больше всего их, на мой взгляд, в композициях "He Descended from The Heaven", "Ostinato", "New Jerusalem Way"), зато музыкальная мысль исполнителя выдаёт его джазовые пристрастия. Наряду с академизмом присутствует чёткая джазовая фразировка. Наверняка у искушённых в джазе слушателей возникнут ассоциации с манерой игры джазовых трубачей. Кроме необычайно богатого внутреннего мира исполнителя, хочется обратить внимание на отточенную технику и чёткую джазовую подачу. Говоря о технике игры Шилклопера, вспоминается отзыв Leonard Feather, американского джазового критика, который написал в "Jazz Time" в июне 1994 года: "Следующим был невероятный Аркадий Шилклопер, который привёз свою валторну из Москвы, Россия, в Moscow, штат Idaho. Его контроль над инструментом и духовое созидание установили новый стандарт. Даже Julius Watkins, его кумир, никогда не достигал такого результата." Вообще исполнение просто изумляет — валторна с трубной техникой часто звучит как флюгельгорн, а иногда даже как тромбон.

Нужно подчеркнуть особенную духовность музыки. Даже названия композиций говорят сами за себя: например, "New Jerusalem Way" или "He Descended from The Heaven". Ни одна пьеса не лишена лирического лейтмотива, в некоторых местах он лишь слегка завуалирован. Несмотря на то, что альбом был записан в России, музыка Шилклопера пронизана восточными, я бы даже сказал, индийскими мотивами. Виртуозная игра музыканта уносит слушателя в мир фантастический, более совершенный, чем наша серая, угрюмая и мрачная действительность. Создаётся магический эффект сказочности. Не случайно Nancy Cochran-Block, президент Международного общества валторнистов, отметила: "Аркадий Шилклопер не просто музыкант, играющий на валторне, он — волшебник". Выделять какие-то отдельные композиции было бы просто нелепо — здесь гениально абсолютно все! Горжусь тем, что мне выпала редкая возможность обозревать альбом этого колоссального музыканта. Хотелось бы пожелать Аркадию Шилклоперу долгих лет плодотворной творческой работы и столь же уникальных проектов, как "Hornology"). 1996 RDM

Артём Кальнин: "...Я пошёл дальше и нашёл "Tales for Alexandra" и это было ещё больше, чем цельность. Это стало радостью вдвойне, совсем случайным полаганием приближающейся барочности и скрытности музыкальной реальности. Оказалось, что музыка может быть не только ритуальной и бессловесной, но и странной, непонятной, серьезной, веселой, беспричинной...

"Pilatus" (2000)

Леонид АУСКЕРН

Pilatus

"Каким-то разбором на составляющие этого могучего монолита под названием "Пилатус" заниматься просто не хочется. Тут всё цельно, всё блистательно и поддаётся лишь восхищённому кружению вокруг да около. А начать оное предложил бы с комплиментов в адрес Балтазара Штрайфа (Balthasar Streiff), автора фотографии Шилклопера, помещённой на обратной стороне обложки альбома. Луг (альпийский?), на фоне которого стоит Шилклопер с огромным альпийским рогом (3,5-4 метра длиной), прислонив его к плечу. На мой взгляд, очень символично и вызывает прямые и вполне очевидные ассоциации (прыгун, готовящийся к очередной попытке) с великим легкоатлетом Сергеем Бубкой, непревзойдённым рекордсменом в прыжках с шестом. Достижения обоих этих людей и впрямь равновелики. Причём новые заоблачные музыкальные высоты Шилклопер покорил именно с помощью этого внешне чудовищно громоздкого инструмента.

На альпийском роге играют в Швейцарии. Там же находится и гора Пилатус, легендарное обиталище страшных драконов и место проведения современных фольклорных праздников. Шилклопер оживил древние легенды, заставив альпийский рог говорить так, как это до сих пор не удавалось никому. Гигантский монстр у него передаёт самые тонкие и самые разнообразные оттенки чувств: тревогу, грусть, восхищение почти неземной мощью и красотой природы, умиротворенность, а временами, кажется, даже и несколько неуклюжее для такой громадины кокетство.

Но завладев новыми, Шилклопер не оставил и ранее завоёванные вершины. Всё, к чему прикасался мифический царь Мидас, превращалось в золото, Аркадий извлекает прекрасную музыку из любого инструмента. Он по-прежнему блистателен и на своей любимой валторне, и на целом ряде других духовых инструментов, что в сочетании с современной техникой звукозаписи делает общий саунд диска чрезвычайно разнообразным. По формальным признакам джазовой его музыку вроде и нельзя назвать, но в ней столько неожиданного, столько живых фольклорных красок, столько фантазии и изобретательности, что иное определение ну просто никак не подходит. Это надо услышать, это надо посоветовать знакомым, это будет интересно (я не говорю восторженно принято) и джазфэну, и поклоннику авангарда, и любителю world music, это прекрасная тема для тусовочных бесед (пусть кое-кто хотя бы включит и музыку, и имя в список-того-что-необходимо-знать-любому-светскому-человеку). Новая работа Аркадия Шилклопера вполне этого достойна. © ℗ 2000 Boheme Music

"Presente para Moscou" (2003)

Анна Филипьева

Presente para Moscou

"В конце декабря 2003 г. в культурном центре "ДОМ" прошла презентация нового альбома Аркадия Шилклопера "Presente para Moscou". Работа над альбомом продолжалась четыре года, и нужно отметить, что такая скрупулёзность в подготовке музыкального материала оказалась оправданной - целое созвездие профессионалов высочайшего класса, как отечественных, так и зарубежных, приняло участие в записи альбома. Среди них, живущий в Вене бразильский гитарист и вокалист Алегре Корреа (Alegre Correa), композиция которого, собственно, и дала название всему альбому, его соотечественники перкуссионисты Робертино Сильва (Robertinho Silva), Селиу ди Карвалью (Selio de Carvalho), Эдсон "Кафе" да Сильва (Edcon “Cafe” Da Silva), басист Ней Консейсау (Ney Conceicao) , петербуржский контрабасист Владимир Волков, кишинёвский барабанщик Олег Балтага, тунисский вокалист и мастер игры на уде Даффер Юссеф, американский тубист Джон Сасс (Jon Sass) и др.

Назвать этот альбом сольным в традиционном смысле этого слова, пожалуй, нельзя. Это продукт бурной творческой мысли ярчайших представителей целого пласта современной культуры,объединённых замыслом Аркадия Шилклопера.

Каждая композиция имеет свою историю, подробным образом изложенную в прилагающемся к альбому буклете. Стилистика композиций альбома весьма многообразна. Это и бибоп ("Пиво для "Птицы"", написанная под впечатлением от посещения пивоварни, где производится пиво, носящее имя Чарли Паркера), и стилизованная этника ("Беримбаодуо", "Нида"), и фанк ("Фанк рог"), и многое другое. Более того, композиции сильно разнятся по темпераменту - от экспрессивной "Серафимы" и задумчивой "Presente para Moscou" до танцевального "Карнавала" - произведения Аркадия Шилклопера для восьми альпийских рогов с перкуссией.

Ни одна композиция не похожа на другую, не повторяется даже состав инструментов, и в то же время альбом нельзя назвать "лоскутным". Напротив, он производит исключительно целостное, логичное впечатление от начала и до конца, хотя записи производились в разное время разными людьми. Более того, некоторые композиции записывались отдельными кусками, а затем собирались воедино. В частности, таким образом появилась на свет запись пьесы "Танец на семь": сначала была записана средняя часть - соло Алегре Корреа, и лишь спустя какое-то время начало и конец. Стоит отметить, что не менее "звёздным", чем состав участников записи, оказался и состав участников концерта, прошедшего в "ДОМе" в рамках презентации альбома. Отсутствие светил дальнего зарубежья с лихвой компенсировалось выступлениями наших выдающихся соотечественников. Это и клавишник Вячеслав Горский, ассистировавший г-ну Шилклоперу в исполнении одного из своих красивейших произведений времён старого "Арсенала" - "Прелюдия в ми-миноре"; и Игорь Иванушкин, сольно исполнивший на контрабасе одну из композиций Аркадия в собственной аранжировке, и Илья Дворецкий (флейта), и музыканты, принимавшие непосредственное участие в записи альбома: Владимир Волков (контрабас), Олег Балтага (ударные) и Хакберды Алламурадов (перкуссия)"

PAGO LIBRE

Pago Libre

С 1995 года Аркадий Шилклопер начинает сотрудничество с интернациональным квартетом Pago Libre.

С этим ансамблем записано 7 альбомов (см. раздел "Дискография")

www.jazz.ru  Кирилл Мошков/Анна Филипьева24 апреля 2006 года:

"...Концерт прежде всего поразил эстетической чистотой, или очищенностью - кому как удобнее: акустический квартет в сугубо акустическом Камерном зале ММДМ, с единственными элементами звукоусиления - маленькими усилочками у скрипки и контрабаса, безо всяких микрофонов, а следовательно - без вечных проблем баланса, тембровых корявостей и т.п. Тембрально строго и сухо. Все четверо - ирландско-швейцарский пианист Джон Вольф Бреннан, австрийский скрипач Тшо Тайссинг, австрийский же контрабасист Георг Брайншмид и российско-германский валторнист Аркадий Шилклопер - строго одеты в чёрное. Правда, это не означает, что музыканты будут столь же строго и сухо играть. Напротив.

17/16 - не самый простой и тем более общепринятый размер, тем более для начала концерта. Но начали Pago Libre именно с неё. Вообще говоря, жаль, что этот коллектив был в России только раз, и очень давно - 12 лет назад, в совершенно другом составе, когда туда только что пришёл Аркадий Шилклопер. Имей российские поклонники Аркадия возможность иногда видеть его в этом уникальном составе, наверное, наше восприятие его творчества было бы иным. Хотя на концертах российского тура Аркадию неизбежно пришлось оказаться в фокусе внимания публики (ведь на него, как на "местного", естественно, легло ведение концертов), видеть Шилклопера равным в ансамбле равновеликих - крайне интересно. Тем более, что и столь западающий в душу падким до сенсационного журналистам многометровый альпийский рог Аркадия, и даже его фирменная валторна не так уж много звучали в ходе этого концерта - Шилклопер более половины чистого времени концерта играл на флюгельгорне, а в этой ипостаси у нас его не то чтобы не знают, но как-то замалчивают.

Впрочем, вторая пьеса концерта - написанная Бреннаном "IntermeZZo" (с нового альбома Pago Libre - "Stepping Out", вышедшего в ноябре прошлого года на британском лейбле Leo Records) - как раз представляла Аркадия на валторне: длинный плавный эпизод валторны на фоне остинатного арпеджио рояля. Вообще говоря, именно в этой пьесе тембровое и вообще исполнительское своеобразие ансамбля развернулось перед слушателями в полном масштабе, например - необычно сочетающееся с фортепиано и гулким зовом валторны тонкое пронзительное пение скрипки, внезапно падающее в нижний регистр, где скрипичное соло часто дублируется Тшо Тайссингом собственным голосом. И именно здесь выявилась цементирующая ансамблевая роль первостатейного контрабасиста Георга Брайншмида, тем более важная, что музыкант на московском концерте попал в довольно экстремальные условия.

Дело в том, что ввоз контрабаса в Россию - затея, в силу особенностей российского таможенного законодательства, довольно рискованная. Поэтому ансамбль, выезжая на родину Аркадия Шилклопера, договорился с местными организаторами, что контрабас будет предоставлен на месте. И вот в Москве случилось так, что под рукой оказался только совсем не выдающийся чешский контрабас (словосочетание "чешский контрабас", произнесённое с извиняющейся интонацией, прозвучало со сцены раз, наверное, с дюжину). Заставить такой инструмент звучать так, как заслуживает контрабасист уровня Брайншмида - задача не из лёгких (мы же помним, как ясно и мощно звучал у Брайншмида его собственный контрабас, когда он был в Москве, скажем, в составе Vienna Art Orchestra и трио Mauve с Шилклопером и гитаристом Аллегре Корреа). И тем не менее Георгу удалось на этом, далеко не идеальном, инструменте многое. Удалось, но через силу. Достаточно сказать, что рабочие пальцы его правой руки при этом были обмотаны скотчем.

"Heptao" - известная тема Джона Вольфа Бреннана: эту пьесу в непростом размере 7/8 он записывал ещё на дуэтном альбоме 2000 г. "Pipeline". К этому моменту музыканты уже достаточно разыгрались, чтобы слегка шокировать академическую публику некоторыми сценическими трюками - в частности, именно в "Heptao" (название, кстати, отражает тактовый размер пьесы: по-гречески оно означает "семь") Бреннан в первый раз залез под рояль.

Продолжались "внемузыкальные" эффекты и при исполнении большой трёхчастной композиции, каждая из частей которой была написана разными авторами из числа участников ансамбля. Первая часть, сочинённая скрипачом Тшо Тайссингом, содержала очень трудные для исполнения, буквально головоломные унисоны, при исполнении которых автор то и дело принимался дирижировать смычком. Огромные "театральные" паузы, впечатляющее соло Шилклопера на флюгельгорне с "разговорным" интонированием и забавное соло рояля, начинающееся со "страйда" в левой руке, подхваченного контрабасом в виде общепонятного "умца-умца"), разрастающееся "загрязнёнными" кластерными аккордами, которые, кажется, сигнализируют ансамблю, что настало время для небольшого, карманного хаоса: происходит общее разложение ритма, падение динамики... Кульминация первой части - диссонансное соло скрипки с прорывающимися микроцитатами из наивных регтаймов. Динамика звучания падает до шёпота, затем из едва слышного микротонального свиста скрипки растёт, поднимается крещендо, пик - и начинается вторая часть, написанная Бреннаном, который вдруг оказывается в верхней части зала с "мелодикой" (духовой инструмент с клавишами) в руках. Наверное, эти перемещения по залу непривычная публика снова зачислила в категорию "лазания под рояль", тогда как порождённый этим перемещением пространственный эффект принадлежал к числу наиболее сильных музыкальных средств, использованных ансамблем на московском концерте: как будоражаще звучала элегическая мелодия, которую дуэтом играли валторна со сцены и мелодика с верхних рядов!

Третья часть московской публике хорошо знакома - это "Alpine Sketch" Аркадия Шилклопера. Торжественный глас альпийского рога, стоящего позади рояля. "То юный Фортинбрас возвращается с победой из Польши" - встрепенулись ассоциации. Рог переезжает на авансцену. Ритм считают всем миром - контрабас, скрипка и фортепиано. Всем миром же и тему играют. Сравнительно с другими слышанными версиями этой же темы - как минимум очень качественно и необычно.

Второе отделение было бы короче первого, если бы публика к концу его не разогрелась окончательно, не взирая на пугающие её как-бы-внемузыкальные элементы (о, боязливо-консервативная публика московских академических залов!). Открывающая пьеса вновь относилась к новейшему альбому квартета: "Intrada" Аркадия Шилклопера (впрочем, формообразующая роль Георга Брайншмида тоже должна быть отмечена!). Именно здесь публику "пугали" сильнее всего. Джон Вольф Бреннан в первой части пьесы тянет бурдонную ноту, протаскивая взад-вперёд под струной рояля полутораметровый отрезок проволоки, затем играет на струнах рояля, как на арфе, при этом перетаскивая свою проволоку в новую позицию и возвращаясь к бурдонному гудению уже на новой ноте. Постепенно пианист вводит "конвенционную" игру на клавишах, из полусогнутого внутри рояля переходит в сидячее положение, окончательно переходит на клавиши. Буря в басу. Краткие обрывки бурных импрессионистских фраз. Пахнуло "Бабой-ягой" из "Картинок с выставки". Яркие, певучие, запоминающиеся соло валторны и скрипки. Удар, взрыв в рояле. Соло смычком у контрабаса - очереди отскоков с меняющимся штрихом, перемежаемые натужным пением струн; даже тэппинг в левой руке, пока в правой тянется басовая нота! Очень впечатляет.

Ещё один сеанс внемузыкальных "гиммиков" - "Вальс для Альфреда Хичкока" - музыка к немому фильму Хичкока "Blackmail". Пока Шилклопер говорит, представляя пьесу, Бреннан ползает под роялем, стучит по нему, хлопает крышкой, Тайсинг играет диссонирующие трели. В теме угадываются кусочки известных вальсов, играемые практически одновременно.

Вообще говоря, сценическая музыкальная специализация Pago Libre теперь угадывается вполне ясно: это "юмор в серьёзном". Музыкальный юмор, каким его видят солисты серьёзных оркестров (надо ли напоминать, что Шилклопер играл в оркестрах Большого театра и Московской филармонии, Тайссинг и сейчас - концертмейстер группы скрипок оркестра венской "Народной оперы", второго по значимости оперного театра столицы Австрии, а Брайншмид был членом Lower Austrian Tonkünstlerorchester (1994-96) и Vienna Philharmonic Orchestra (1996-98). Крайне серьезный, сложный, временами даже переусложнённый музыкальный материал (особенно в части головоломных унисонов) оттеняется музыкальными и "экстрамузыкальными" шутками и шуточками - часто очень органичными и действительно представляющими серьёзный материал в новом, более "человечном" свете, но изредка - избыточными, под стать усложнению материала (вот, кстати, и британская газета "Guardian" в своей рецензии на "Stepping Out" это же отмечает). Воспринять баланс серьёзного и шутливого в музыке Pago Libre во всей её целостности так же непросто, как уразуметь в их музыке баланс написанного и импровизируемого - баланс, на самом деле, весьма чёткий, хорошо удерживаемый: недаром у Бреннана и термин специальный есть для обозначения этого баланса, именно Pago Libre культивируемого и практикуемого - "компровизация".

Трудно сказать, насколько московская публика в массе своей всё это дело уразумела. Если судить по смехотворной рецензии в уважаемой газете "Коммерсантъ", по которой сегодня в нашей рубрике "Санитар леса" желчно проходится сам Аркадий Шилклопер - то уразумение было достаточно поверхностным: вот, мол, авангард, этно, понимаю, но зачем-то ещё и под рояль лазают - шутники, да?.. Но даже на этом поверхностном уровне огромное мастерство ансамбля всё-таки прошибло аудиторию, была она готова к восприятию непростого художественного мира Pago Libre или не была. Два биса - тому свидетельство. Первым была сыграна пьеса Брайншмида "Rasende Gnome" - одна из тех шуток с крайне серьёзным лицом, где не знаешь, то ли воспринимать её, как польку, то ли - как постмодернистский стёб над самой идеей польки. Зато вторым сентиментальная и боящаяся несерьёзности московская публика была явно полностью удовлетворена: томительно-нежная баллада Шилклопера "Please! Don't Leave Me Now", которую он сам определяет как "лирическую песню", родившуюся из желания написать для альпийского рога что-нибудь помимо обыкновенного для этого неповоротливого инструмента обыгрывания ряда обертонов, тронула москвичей до глубины души, второй раз за вечер вызвав настоящую овацию.

В последние несколько лет, благодаря усилиям целого ряда промоутеров, Москва худо-бедно открывает для себя существование в Европе собственного, многообразного, многоликого мира импровизационной музыки (давайте для простоты остановимся на не очень точном определении "европейский джаз"), который великую американскую джазовую традицию использует только как один из составных элементов непростого (да что там - зачастую попросту очень сложного) музыкального языка, в равной степени коренящегося и в фольклорных музыкальных системах (причем вовсе не обязательно европейских), и в великой европейской классической традиции. В этом многоликом мире "компровизационные" коллективы вроде Pago Libre стоят особняком, но хорошо обрисовывают важную тенденцию: соединение классического наследия и джаза возможно не только на уровне "сыграем кусок Баха, а потом его обсвингуем", но и на следующем, более глубоком уровне, где европейская система композиции с интересом и уважением вбирает внеевропейские музыкальные языки - и кладёт их в основу глубокой, насыщенной идеями импровизации, искусство которой так неизмеримо высоко шагнуло в последние сорок-шестьдесят лет благодаря джазу. Если промоутеры будут последовательны, то - будем надеяться - приезд Pago Libre станет для широкой публики не только столкновением с малопонятной экзотикой, но верстовым столбом на пути к осознанию путей, которыми идёт развитие современного музыкального искусства не только внутри отдельных видов этого искусства, но и НАД ними - музыки в целом."

Начиная с 1998 г. всё чаще использует в концертах редчайший для импровизационной музыки инструмент - альпийский рог, и по сей день является одним из немногих джазовых исполнителей на этом инструменте.

В 1998 - 2002 гг. Аркадий сотрудничал с Vienna Art Orchestra. С этим коллективом записано 4 альбома.

С 2000 - 2004 гг. — трио Mauve с бразильским гитаристом Алегре Корреа (Alegre Correa) и австрийским контрабасистом Георгом Брайншмидом (Georg Breinschmid). Единственный альбом трио, изданный в 2002 австрийской компанией "Quinton Records" получил Hans Koller Preis (Austrian State Prize) в номинации "Лучший альбом года".[3]

ДУЭТ с Вадимом Неселовским

С Вадимом Неселовским

С 2010 года активно сотрудничает с пианистом Вадимом Неселовским. Дуэт записал 2 альбома:

«Last Snow» (ArtBeat) и «Krai» (Neuklang).

Вячик Кристофович: "Последний снег"

"Большой зал киевской консерватории 30 марта 2012 года был почти полон, а возле входа несколько человек даже спрашивали лишний билетик. Немудрено, ведь на сцене не кто-то, кого не знаешь, а легендарный Аркадий Шилклопер и модный в украинских музыкальных кругах Вадим Неселовский. Конечно же, большинство людей на концерт ведут хороший пиар и собственные ожидания. Но есть концерты на которые должна вести неизвестность, загадка, ибо часто так бывает, что именно предчувствие всё портит. А движимый неизвестностью, ты приходишь с одними вопросами, а вместо ответов, уносишь с собой всё новые вопросы.

В современной музыке, особенно в нашей части света, это редкая черта – способность объединять чувственность и гротеск, юмор и меланхолию, драйв и медитативность в одном концерте и в одном ансамбле. К тому же, им обоим присущ ещё один важный талант: при всём исполнительском мастерстве и сложности музыки они умеют быть максимально доступными практически каждому, чьи музыкальные интересы выходят за пределы обычного хит-парадного FM-меню. Быть может, поэтому зрители шли на концерт наперёд заряженные энтузиазмом и позитивом: казалось, что если бы публика могла, она бы ещё до начала концерта начала вызывать музыкантов “на бис”.

«Я не могу дать ответ: единственное, что я могу дать правильные ключики. А вот какие двери ими отпирать — это уже ваша забота», – Аркадий Шилклопер сказал это немного на другую тему, но эти слова в точности подходят «морали», которую можно вынести из выступления дуэта. Но всё по порядку.

Первая же композиция и задала основной тон всего выступления, и даже определила общую идею.

Лёгкое пианиссимо постепенно разрасталось, превращаясь в русские напевы; потом вступила валторна, обозначая начало темы. Но никто не искал лёгких путей: композиция продолжительностью не менее 15-ти минут на первый взгляд казалась сюитой с кучей неожиданных поворотов — взаимопонимание между исполнителями было настолько чётким, что ты не понимал, где именно они импровизируют, какие именно партии и повороты сюжета спонтанны, а что написано. Позднее Неселовский описал композицию как «диптих», состоящий из русской народной и весенней песен («Мы в туре по Росси так надеялись принести этой песней весну, но ничего у нас не вышло, – сказал он со сцены. – Может сейчас получится?»). На протяжении всей пьесы Неселовский то и дело цитировал какие-то русские мелодии — фольковые или квазифольковые, возможно даже, просто не реальные, а «знакомые» архитипически. Шилклопер был не столь многословен, давая очень много пространства своему партнёру, который с радостью его занимал, не забывая давать слово старшему коллеге. А самое показательное, что в первой же композиции произошла одна из значительных кульминаций концерта: Неселовский затих, убрал руки с клавиш рояля, но оставил ногу на правой педали, а Шиклопер отошёл с валторной от своего микрофона и стал играть внутрь инструмента. Медные звуки валторны без труда стали «заводить» струны рояля, соответствующие сыгранным нотам, и постепенно сцену стали наполнять обертоновые переливы и аккорды, будто солисту где-то очень-очень далеко аккомпанирует целый оркестр. Наука нехитрая, а эффект просто сказочный в полном смысле слова (ещё пару раз позже Аркадий повторял подобный фокус). «По правде, играть в крышку рояля — не моя придумка, – говорит валторнист. – Но я использую этот приём с удовольствием и даже научился более изящно играться со всякими аккордами и звуками».

Не имеет смысла перечислять названия исполненных композиций, так как что-то скажут они только фанатам этих двух музыкантов, да и то не всем.

Тем более, что Неселовкий, судя по его рассказам, любит переименовывать и постоянно переделывать свои старые композиции.

Из всем известных назвать можно разве что «All the Things You Are» Джерома Керна и «Песенку старого извозчика» Никиты Богословского, обе переделанные очень по-неселовски. Да и вообще, вся череда пьес представляла собой скорее какое-то цельное произведение, для разнообразия, приправленное чем-то пикантным.

Помимо родной валторны – сложного и редкого для солиста-импровизатора инструмента, старого друга Аркадия и альпийского рога (альпенгорна) – дудки невероятной длины и невероятного звучания, Шилклопер показал экзотический (хотя, казалось бы, куда экзотичнее), corno da caccia (барочный охотничий рожок, похожий на маленькую валторну). Именно на последнем Шилклопер исполнил ритмично-вздёрнутую «Folk Song», которую любит исполнять с большими академическими оркестрами — так что Неселовскому пришлось несладко одному «отгребать» за громадный бэнд. Впрочем, ему это удалось настолько убедительно, что его коллега во время фортепианного соло пошёл прогуляться за кулисы.

В дуэте валторнист, который более известен участиями в легендарных трио, в гениальном Vienna Art Orchestra и как исполнитель соло, представлял скорее медитативную сторону дуэта. Да, он напомнил слушателям, что и техника у него классная, и что из своей валторны он умеет выдавливать нехарактерные звуки, но по большей части играл неспешно, вдумчиво. Был то контрапунктом с пианистом, то «подпевал» ему. Иногда появлялось ощущение, что Аркадий  поглядывал на Неселовского с мыслью: «Ну давай, пацан, давай, покажи им кузькину мать». И тот-таки показывал.

Неселовский (помимо рояля он немного баловался с вокалом и мелодикой — таким маленьким духовым клавишным инструментиком) постоянно поражал.

Будучи, желая того или нет, в силу географии и работы (он и закончил легендарный колледж Berklee, и теперь преподаёт там, да и работает с великими вроде вибрафониста Гэри Бёртона), находится под гораздо большим влиянием американского джаза, умудрился более половины концерта сыграть без использования черных приблюзованных нот и аккордов, разнося совершенно европейские диссонансы и консонансы, играя просто музыку. Единственное, что казалось избыточным в его игре — постоянное цитирование: едва ли не в каждой теме он умудрялся что-то процитировать, а то и не раз — от детской песенки и мелодий из кино до условного «стравинского». То есть, там всё было весьма мастерски «пристроено» к импровизациям, но очень хотелось услышать больше мыслей самого музыканта. И в каждой композиции он выдавал практически весь диапазон от пианиссимо до напористого форте, а то и вообще за рояль становилось страшно, когда Вадим «включал режим» зайчика-энерджайзера и не без самоиронии устраивал кульминирующего Рахманинова со скоростью Арта Тейтума. То есть... уверен, что пианистам, присутствующи в зале наблюдать такое было не до смеху: так играть в нашей стране не умеет никто и, позволю себе наглое предположение, что сумеет нескоро (пока мы талантливых молодых пианистов не начнём с юности выгонять учиться за кордон). И не в скорости, которой обладает Неселовский, тут дело, и во многом, даже не в его образовании, а в том, что у него в голове.

Некоторые вещи, которые он играет «между делом», иной пианист вылезет из кожи, а не сыграет. В некоторых случаях вот эти его «штучки» и были основной идеей — форма над содержанием. Например, когда мы наблюдаем за красочной бабочкой, сильно ли нас интересует, куда именно она летит? Нет, мы кайфуем, просто наблюдая за ней. Во всем этом лиричном околоакадемическом блюде особой приправой стали тема Неселовского, которую записал Гери Бёртон (там даже были допущены хард-боповые интонации) и забавный, в американском духе, «Orange Blues» Шилклопера с альпенгорном.

Впрочем, и тут Неселовский соответствовал не блюзовой, а консерваторской парадигме. За «содержание и направление» отвечали сами композиции — а Неселовкий композитор ещё тот – и господин Шилклопер, который всё время виртуально намекал: «А вы послушайте, чего я не сыграл». Собственно, одним из апогеев концерта стала его «авангардная» композиция под влиянием академической нововенской школы, в которой местами паузы были длиннее и красноречивее фраз. Кстати, паузы и пустоты — это ещё одна из важнейших составляющих их совместного музицирования.

«Мы с Вадимом принадлежим вот к тем «людям мира», которые не оглядываются на границы. Знаешь, особенно в нашем джазовом мире есть множество тех, кто верит единственному, преимущественно, американскому богу. И они как-то в штыки, даже агрессивно воспринимают всех, кто думает иначе. По иронии, в самой Америке таких не слишком много... А мой подход таков: я считаю, что в музыке есть всего две вещи: мелодия и ритм — песня и танец, body and soul, а всё остальное, лишь, вариации...»

Смею предположить, что если бы эти музыканты не встретились, музыкальный мир был бы гораздо скучнее. А главное, современная импровизация была бы менее понятной. Парадоксально, при всей её не-простоте. Скорее всего, это заразительное свойство их игры зависит также и от их человеческих качеств.

Главное выражение лица у этих двоих в повседневной жизни – улыбка, будь она весёлой или грустной, и хитроватый прищур. А ещё они носят на голове такие очень открытые к миру звуков уши, так что, слушая их музыку, даже не самый проницательный слушатель поневоле приоткрывает и свои.

В частной беседе оба музыканта восхищались теплотой киевской публики. «Знаешь, это было так тепло,.. – признался Аркадий. – И за всё время наших выступлений вот та тема Вадима «Last Snow» именно в Киеве как-то настолько здорово прозвучала, что слов нет. У нас вышло настолько грустно... А грусть — это весьма хорошее для творчества чувство». Хорошо, когда мы думаем, что знаем, о чем играют эти люди.

В подобных межжанровых концертах, как правило, есть выразительная недосказанность, многоточие. В этом концерте почувствовался небольшой дисбаланс (тоже, кстати, часть всей «игры»): многословие Неселовского и такая... хитроватая, в стиле Чеширского Кота, загадочность Шилклопера. Концерт оставил после себя всё, что нужно — и лёгкий транс, и новые вопросы в твоей голове. Но осталась ли после двух с гаком часов вот эта недосказанность?.. Вероятно, это один из «тех» новых вопросов.

ДУЭТ с Jon Sass

C Jon Sass

С 2011 года сотрудничает с американским тубистом Джон Сассом (Jon Sass)

Odilo Clausnitzer "Тембральная роскошь меди!!!" Arkady Shilkloper & Jon Sass

"Им всегда приходилось не легко. Они относятся к «аутсайдерам» на джазовой сцене:  один громоздкий, другой наоборот. Туба и валторна, эти два блестящих инструмента всегда стояли в стороне в истории джаза. Они звучали лишь тогда, когда нужно было что-то особенное, на что другие инструменты были не способны.

Но в какой-то момент проявилась их неповторимая особенность. Валторна, бывшая когда-то сигнальным инструментом и исполнявшая во времена романтизма проникновенные кантилены, была вновь обнаружена Гилом Эвансом (Gil Evans) как краска с переливающимся оттенком звука. Туба, всё-таки, традиционный инструмент в джазе: в Новом Орлеане она маршировала, задавая бас. Когда оркестры стали «оседлыми», туба стала ненужной. Но в ансамбле „Birth Of The Cool“ Майлса Дэвиса (Miles Davis) и Гила Эванса (Gil Evans) она получила новое рождение. Позднее  такие индивидуальные лидеры биг бэндов, как Carla Bley или Henry Threadgill, ввели в свои составы валторну и тубу, чтобы обогатить общее оркестровое звучание. Оба инструмента использовали, всё же не многие мастера как соло-инструменты. Julius Watkins и John Graas неожиданно обнаружил в валторне способности к би-бопу; Ray Draper, Bill Barber, Don Butterfield, Howard Johnson, Bob Stewart, Dave Bargeron, Michel Godard, Rich Matteson и др. освободили тубу от её громоздкого и вспомогательного имиджа.

Теперь благодаря Аркадию Шилклоперу и Джон Сассу существуют два музыканта-импровизатора, придающие тубе и валторне совсем новые масштабы. Всё, что они извлекают из этих инструментов, будь то мягкие мелодии или затягивающие groove-линии, эффекты и звуки, захватывает дух. Shilkloper, кроме своего умения блестяще играть на валторне, является одним из лучших в мире исполнителей на альпийском роге. Он так захватывающе импровизирует на этом огромном народном инструменте, как будто тот был создан для джаза. Оба музыканта-духовика познакомились в Vienna Art Orche. Когда же оба музыканта вместе, то образуется своего рода Big Band в мини формате или Marching Band в современном преломлении; тогда появляется изящный камерный ансамбль, или же просто чертовски великолепная джазовая группа.

Валторна и туба – инструменты, которые созданы друг для друга, и когда они вместе, то получается наполненная, волнующая, воодушевляющая музыка."

ТРИО с Christian Zehnder & John Wolf Brennan

Цендер, Бреннан и Шилклопер

С 2011 года Аркадий регулярно выступает в трио со швейцарским мастером обертонного пения Кристианом Цендером (Christian Zehnder) и ирландско - швейцарским пианистом Джон Вольф Бреннаном (John Wolf Brennan).

В России периодически играет с Денисом Мацуевым, Сергеем Накаряковым, Сергеем Старостиным, Игорем Иванушкиным, Аркадием Кириченко, Петром Ившиным, Владимиром Волковым, Андреем Кондаковым, Вячеславом Гайворонским, Айдаром Гайнуллиным, Андреем Ивановым, Дмитрием Севастьяновым, Алексеем Кругловым, Михаилом Ивановым, Сергеем Пронем и т.д.

Активно сотрудничает с камерными, симфоническими, духовыми и джазовыми оркестрами.

С 2003 года Аркадий Шилклопер проживает в Германии.

Дискография[править | править вики-текст]

Сольные альбомы:[править | править вики-текст]

  • 1996 — «Hornology» (RDM 6 06 144, Boheme Music CDBMR 809016) Россия; 1998 (Triton DICC 26061) Япония
  • 2000 — «Pilatus» (Boheme Music CDBMR 906063) Россия; 2001 (Triton DICC 26070) Япония
  • 2003 — «Presente para Moscou» (Dom Records, CDDOMA 03023) Россия; переиздание 2005 (JARO 4264-2) Германия
  • 2006 — «Zum Gipfel und zuruck. Neue Alphornmusik» (MIGROS/Musiques suisses MGB CD 6246) Швейцария
  • 2008 — «Portrait» Россия
  • 2010 — «Live in DOM» (Dom Records) Россия
  • 2015 — «Owner of a Lonely Horn» Symphonic Tribute to YES (ArtBeat Music) Россия

С Михаилом Альпериным:[править | править вики-текст]

1990 — Альперин / Шилклопер «Wave Of Sorrow» (ECM 1396, LP, CD — 2000) Германия

1993 — Альперин / Шилклопер. «Live in Grenoble» (RDM 3 05 015), переиздание — 1998 (Boheme Music CDBMR 809006) Россия

1997 — Mikhail Alperin «North Story» (ECM 1596) Германия

1999 — Mikhail Alperin «First Impression» (ECM 1664) Германия

2008 — Misha Alperin «Her First Dance» (ECM 1995) Германия

С Вадимом Неселовским:[править | править вики-текст]

2013 — Arkady Shilkloper / Vadim Neselovskyi «Last Snow» (ArtBeat Music AB-CD-06-2013-052) Россия

2015 — Arkady Shilkloper / Vadim Neselovskyi «Krai» (Neuklang ‎– NCD4109) Германия

С Moscow Art Trio:[править | править вики-текст]

1993 — Moscow Art Trio «Prayer» (RDM 3 01 006 и Boheme Music CDBMR 809009) Россия; (Silex Y225039) Франция; (JARO 4193-2) Германия

1995 — Mikhail Alperin «Folk Dreams» (JARO 4187-2) Германия

1996 — Moscow Art Trio «Hamburg Concert» (JARO 4201-2) Германия

1998 — Moscow Art Trio «Music» (JARO 4214-2) Германия

1998 — Moscow Art Trio «Live In Karlsruhe» (Boheme Music CDBMR 809010) Россия

1998 — The Bulgarian Voices «Angelite» & Moscow Art Trio with Huun-Huur-Tu «Mountain Tale» (JARO 4212-2) Германия

2001 — Moscow Art Trio «Once Upon a Time» (JARO 4238-2) Германия

2006 — Moscow Art Trio «Instead of Making Children» (JARO 4274-2) Германия

2008 — Moscow Art Trio & Norwegian Chamber Orchestra «Village Variations» (JARO 4290-2) Германия

2009 — Moscow Art Trio «Live in Holland»  (CDDOMA 091102) Россия; (JARO 4302-2) Германия

2010 — The Bulgarian Voices Angelite with Huun-Huur-Tu & Moscow Art Trio «Legend» (JARO 4300-2) Германия

С Pago Libre:[править | править вики-текст]

1996 — Pago Libre «Pago Libre» (Bellaphon L+R 45105) Германия. Переиздание — 2002, (Leo CD LR 354) Англия

1999 — Pago Libre «Wake Up Call» Live in Italy (Leo CD LR 272) Англия

2001 — Pago Libre Cinemagique/Fifteen Soundtracks For An Imaginary Cinema" (TCB-The Montreux Label 01112) Швейцария

2003 — Pago Libre «Phoenix/Live in Salzburg & Zurich» (Leo CD LR 377) Англия

2005 — Pago Libre «Stepping Out» (Leo CD LR 444) Англия

2008 — Pago Libre Sextett «PlatzDADA» (Christoph Merian Verlag) Швейцария

2009 — Pago Libre «Fake Folk» (Zappel Music ZM 0017) Швейцария

С Vienna Art Orchestra:[править | править вики-текст]

1998 — Vienna Art Orchestra «American Rhapsody» Tribute to Gershwin (BMG Classic/RCA Victor) США

1999 — Vienna Art Orchestra «Duke Ellington’s Sound Of Love» (TCB 99802) Швейцария

2000 — Vienna Art Orchestra «All That Straus» (TCB 20052) Швейцария

2000 — Vienna Art Orchestra «Artistry in Rhythm» (TCB 01102) Швейцария

Совместные альбомы, участие в проектах:[править | править вики-текст]

  • 1986 — Аркадий Шилклопер / Михаил Каретников «Движение» (Мелодия С60 26043 003, LP) СССР
  • 1988 — Rhapsody in Russia A Gershwin Celebration (участие, Sheffeld Lab CD-28) США
  • 1989 — Ансамбль современной музыки Три «О» «Три отверстия» (Мелодия С60-28461, LP) СССР
  • 1994 — Moscow Composers Orchestra «Kings and Cabbages» (Leo Lab 005) Англия
  • 1994 — Аукцыон «Птица» (гость, Дядюшка Рекордс) Россия
  • 1994 — Kim Kristensen & Ildvaeverne (Storyville STCD 4193) Дания
  • 1994 — Christian Muthspiel «Octet Ost II» (Amadeo 521 823) Австрия
  • 1995 — Три-О «Trialogue» (SoLyd SLR 0031) Россия
  • 1995 — Вежливый отказ 1985 - 1995 (гость, Фили Рекордс) Россия
  • 1995 — Alexander Rosenblatt «Gloria» (Gloria Co.) Россия
  • 1996 — Алиса «Jazz» (участие, Rec Records RR 225 052-2) Россия
  • 1996 — Arkady Shilkloper Acoustic Quartet «BRASS COMPLOT» (Ermatel Records JCD 020), переиздание — 1998 (Boheme Music CDBMR 809008) Россия
  • 1996 — Karl Berger Orchestra «No Man Is An Island» (Douglas Music ADC4/Knitting Factory) США
  • 1996 — Baltic Art Orchestra  LIVE AT JAZZ BALTIKA FESTIVAL 1994 SALZAU  (Sonore Records SN021 CD) Литва
  • 1997 — Вежливый отказ «Коса на камень» (гость, Фили Рекордс) Россия
  • 1997 — Творческий вечер Сергея Жилина "30 - это много или мало" (гость)
  • 1998 — Аркадий Шилклопер / Владимир Волков / Сергей Старостин «XIX98» (Boheme Music CDBMR 810029) Россия
  • 1998 — Volkovtrio & Arkady Shilkloper «Fragment» (SoLyd SLR 013) Россия
  • 1998 — Volkovtrio «Much Better» (Green Wave Records) Россия
  • 1998 — Arkady Shilkloper / Andrey Kondakov / Vladimir Volkov / Christian Scheuber «Live In Norway» (Boheme Music CDBMR 809007) Россия
  • 1998 — Arkady Shilkloper & Acoustic Quartet «The Brass Complot» (Ermatell Records JCD 020, Boheme Music CDBMR 809008) Россия
  • 1998 — Александр Ф. Скляр «По направлению к танго» (гость, SoLyd Records SLR 0126) Россия
  • 1998 — Валерия Араскина и «Музыкальная корпорация» «Закликание весны» (гость) Россия
  • 1998 — Moscow Composers Orchestra  «Kharms – 10 – INCIDENTS» (CDLA 05019) Англия
  • 1999 — «Rhapsody In Russia: A Gershwin Celebration» (Sheffield Lab CD-28) США
  • 1999 — Stefano Maltese Open Sound Ensemble «Living Alive» (LR 265) Англия
  • 1999 — Andrei Razin & The Second Approach «Pierrot» (гость, Boheme Music CDBMR 904056) Россия
  • 1999 — Песни Юрия Визбора в исполнении Алексея Брунова «Я всю память листаю». Россия
  • 2000 — Andreas Willers Octet «The Ground Music» (Enja ENJ-9368 2) Германия
  • 2000 — Kondakov / Volkov / Shilkloper «Outline» (Boheme Music CDBMR 912119). Россия, переиздание Leo Records CD LR 620 (2011) Англия
  • 2001 — Yuri Goloubev «Toremar Island» (гость, Landy Star) Россия
  • 2001 — Shilkloper / Correa / Breinschmid «Mauve» (Quinton 0106-2) Австрия
  • 2002 — «Afrodynamix» (участие, ATS-Records CD-0550) Австрия 
  • 2003 — Вячеслав Горский «Exotic Life» (гость)
  • 2003 — Инна Желанная «Вымыслы» (гость, GreenWave Records) Россия
  • 2004 — Er.J.Orchestra «The Unicorn» (гость, 44 records) Украина
  • 2004 — MARIMBA PLUS «Charmed World» (гость) Россия
  • 2005 — VSP ORKESTRA & Arkady Shilkloper (ORK 002) Франция
  • 2005 — TONS izabel padovani ronaldo saggiorato (гость, GIL0505-1) Австрия
  • 2005 — Sensationelles Alphorn vol.3 (Tell Music AG, TMO510022) Швейцария
  • 2006 — Ольга Войченко «Чарiвнi Сни» (гость, Comp Music Ltd) Украина
  • 2006 — Vladimir Tarasov's Russian Orchestra, Live from Salzau at 10.06.1995 (Strange Sound Records SSR 06014) Литва
  • 2007 — Niels Klein Tentett «The Last Soup» (JHM 163) Германия
  • 2008 — Vince Mendoza «BLAUKLANG» (ACT 9465-2) Германия
  • 2009 — Geir Lysne Ensemble «The Grieg Code»  (ACT 9479-2 LC 07644) Германия
  • 2010 — Mussorgsky Dis-Covered (Preiser Records PR90785) Австрия
  • 2012 — Russian Folksongs In The Key Of New Jazz (участие, Leo CD LR 659) Англия
  • 2013 — Zehnder / Brennan / Shilkloper «Dehei nöd dehei» Швейцария
  • 2013 — AlphornExperience «Axxalp» (гость) Швейцария
  • 2014 — Mario Piacentini Sextet «Neant» (Incipit Records)
  • 2014 — Группа Игоря Володина «Вечная мерзлота» (гость, Bomba-Piter)
  • 2014 — Владимир Голоухов и друзья «12 месяцев» (ArtBeat Music AB-CD-11-2014-080) Россия
  • 2014 — Татьяна и Сергей Никитины «На этом береге...» (Песни на стихи Юнны Мориц) Россия
  • 2015 — Rolf Listevand & Bjergsted Jazz Ensemble «Tourdion» (INNER EAR INE22) Норвегия
  • 2015 — The Mallet-Horn Jazz Band (участие, Klarthe Records) Франция
  • 2015 — Андрей Кнышев «НЕНАИГРАННОЕ» (участие)

Фильмография[править | править вики-текст]

  • 1998 — «Moscow Art Trio Live in Poland» XXV International Pianist JAZZ Festival in Kalisz. Director: Rafal Sory.
  • 1999 — «Moscow Art Trio», Movie director: Manfred Waffender, Duration: 01 h 00 min, Production: © NDR, Available version(s): DE
  • 2004 — «Legend». Live in Belgrade. Moscow Art Trio, Bulgarian Voices "Angelite", Huun-Huur-To. Live Recording at Sava Center in may 2004
  • 2007 — «Moscow Art Trio» and The Norvegian Chamber Orchestra
  • 2013 — "Inspiration and Improvisation". Arkady Shilkloper talks to Sarah Willis on a Horn Hangout live from Berlin about his amazing career, improvising on the horn and on the alpine horn and even makes Sarah sweat a bit... September 2013
  • 2013 — «Das Alphorn und die Sonne im Gepäck. Arkady Shilkloper auf dem Weg zur JazzBaltica». Dokumentarfilm, Deutschland, 2013, 58:33 Min., Buch und Regie: Christoph Engel, Produktion: ZDF, 3sat, Erstsendung: 28. September 2013 bei 3sat.

Награды[править | править вики-текст]

Гран-при международного конкурса фольклорной музыки Еврорадио им. С. Страчины.
  • 1997 — Премия Московской ассоциации джазовых журналистов "Джаз'Ухо" в номинации "АЛЬБОМ ГОДА":

"North Story" (в составе квинтета Михаила Альперина, ECM), "Hornology" (соло, RDM), "Заговор медных" (с собственным "Акустик-квартетом", Ерматель) - ПО СОВОКУПНОСТИ РАБОТ

  • 1998 — Премия Московской ассоциации джазовых журналистов "Джаз'Ухо" в номинации "ЧЕЛОВЕК ГОДА".

Музыкант, продемонстрировавший наиболее интересные и значимые для джазового процесса в России творческие усилия.

  • 1999 — Премия Московской ассоциации джазовых журналистов "Джаз'Ухо" в номинации "ЧЕЛОВЕК ГОДА". 

Лучший российский (в том числе и работающий за рубежом) джазовый музыкант.

  • 2000 — Лауреат премии Джаз-Богема за выдающееся исполнительское мастерство, новаторство, смелое и плодотворное развитие новых музыкальных жанров, большую просветительскую работу, поддержку молодых музыкантов и достойное представление российской музыкальной культуры на мировой сцене.
  • 2002Hans Koller Preis (Austrian State Prize) в номинации "Лучший альбом года". Трио Mauve с бразильским гитаристом Алегре Корреа (Alegre Correa) и австрийским контрабасистом Георгом Брайншмидом (Georg Breinschmid) "Quinton Records 0106-2". http://www.hanskollerpreis.at/
  • 2013Гран-при на международном конкурсе фольклорной музыки Еврорадио им. С. Страчины в Братиславе за запись композиции "Дуэт для одного".

Литература[править | править вики-текст]

  • Болотин С. В. Энциклопедический биографический словарь музыкантов-исполнителей на духовых инструментах. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: Радуница, 1995. — С. 318. — 4 000 экз. — ISBN 5-88123-007-8.
  • Петрова, Марта. Валторна Шилклопера. — М.: Росмэн-Пресс, 2004. — 208 с. — 5000 экз. — ISBN 5-353-01628-9.

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]