Шильонский узник

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Шильонский узник
The Prisoner of Chillon
Жанр:

поэма

Автор:

Джордж Байрон

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

1816

Дата первой публикации:

1816

Издательство:

Джон Мюррей[d]

Шильонский замок, в котором происходит действие поэмы

«Шильонский узник» (англ. The Prisoner of Chillon, 1816) — романтическая поэма Джорджа Байрона.

Написана между 27 и 29 июня 1816 года в деревне Уши (Ouchy) близ Лозанны, где Джордж Байрон и его друг Перси Биши Шелли, посетившие 26 июня Шильонский замок, задержались на два дня из-за проливного дождя. Окончательный вариант закончен к 10 июля 1816 года. Опубликована 5 декабря 1816 года отдельным изданием с семью другими стихотворениями автора[1].

Историческая основа[править | править код]

Действие поэмы происходит в Шильонском замке, резиденции герцогов Савойских на берегу Женевского озера в 3 км от города Монтрё.

Исторической основой для поэмы послужило заключение в замке в 15301536 гг. по приказу Карла III Савойского Франсуа Бонивара, настоятеля одного из женевских аббатств, который боролся с попытками Карла подчинить Женеву. 29 мая 1536 г. после двухдневной осады замок был взят бернцами, а Бонивар был освобождён. Благодаря поэме Байрона заключение Бонивара стало одним из наиболее известных эпизодов в истории замка.

Перевод В. А. Жуковского[править | править код]

Эжен Делакруа. «Шильонский узник»

На русский язык поэма была переведена В. А. Жуковским в сентябре 1821 — начале апреля 1822 гг. Жуковский сам посетил Шильонский замок и подземную темницу Боннивара 3 сентября 1821 г. В предисловии к своему переводу он писал:

Темница, в которой страдал несчастный Боннивар, выдолблена в гранитном утёсе: своды её, поддерживаемые семью колоннами, опираются на дикую, необтёсанную скалу. На одной из колонн висит ещё то кольцо, к которому была прикреплена цепь Бонниварова. А на полу, у подошвы той же колонны, заметна впадина, вытоптанная ногами несчастного, который столько времени вынужден был ходить на цепи своей всё по одному месту.

Вот что писали об этом переводе современники В. А. Жуковского.

А. С. Пушкин в письме Н. И. Гнедичу 27 октября 1822 г.:

Перевод Жуковского est un tour de force[2]… Должно быть Байроном, чтоб выразить со столь страшной истиной первые признаки сумасшествия, а Жуковским, чтоб это перевыразить. Мне кажется, что слог Жуковского в последнее время ужасно возмужал, хотя утратил первоначальную прелесть…" (Полное собрание сочинений, т. X, стр. 46).

В. Г. Белинский:

Наш русский певец тихой скорби и унылого страдания обрел в душе своей крепкое и могучее слово для выражения страшных подземных мук отчаяния, начертанных молниеносною кистью титанического поэта Англии. «Шильонский узник» Байрона передан на русский язык стихами, отзывающимися в сердце как удар топора, отделяющий от туловища невинно осужденную голову… Каждый стих в переводе «Шильонского узника» дышит страшною энергиею (Полное собрание сочинений, т. VII, стр. 209).

И. М. Семенко отмечает в своём комментарии к переводу В. А. Жуковского, что стих самого Байрона — в основном четырёхстопный ямб с парной мужской рифмой, однако поэт допускает некоторые отклонения в размере и рифмовке. Жуковский же всю поэму перевёл четырёхстопным ямбом с мужской парной рифмой. Стих «Шильонского узника» был использован М. Ю. Лермонтовым в поэме «Мцыри»[3].

Примечания[править | править код]