Штейнгейль, Владимир Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Владимир Иванович Штейнгейль
Портрет
Дата рождения 13 апреля 1783(1783-04-13)
Место рождения
Дата смерти 20 сентября 1862(1862-09-20) (79 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности писатель
Награды и премии
орден Святого Владимира III степени орден Святого Владимира IV степени орден Святой Анны II степени
Commons-logo.svg Владимир Иванович Штейнгейль на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Влади́мир Ива́нович Ште́йнгейль, барон (также — Штейнгель; 13 апреля 1783, Обвинск[1] Пермского наместничества — 20 сентября 1862, Санкт-Петербург, похоронен на Охтин. кладб., могила утрачена) — декабрист, публицист, мемуарист, автор ист. и этнографич. сочинений.[править | править код]

Происхождение[править | править код]

Принадлежал к старинному дворянскому роду. Сын выходца из Бранденбург-Байройтского княжества Священной Римской империи, обвинского капитан-исправника (позже — городничего) барона Иоганна Готфрида фон Штейнгейля (1744—14.05.1804) (на русской службе с 1772 года). Его дед — барон Филипп Фридрих фон Штейнгейль (1703—1763) — был баварским министром, сыном Иоганна Вильгельма фон Штейнгейля (ум. 1735) — саксонского министра. Дядя, Ф.Ф.Штейнгейль, - ген-губ. Финляндии. Мать — дочь екатеринбургского купца Варвара Марковна Разумова (замужем с 1781 года). Помимо Владимира в семье было еще несколько детей: близнецы Стефан (23.12.1781—1782) и Феодор (23.12.1781—1782) (умершие вскоре после обряда крещения), Петр (5.06.1788 —1790) (умер от оспы), Татьяна (12.01.1791—?) (замужем за маркшейдером Марком Яковлевым), Екатерина (24.11.1795— ?) (замужем за управляющим заводами в Златоусте Германом), Мария (6.01.1798—после 1855) (не замужем), Петр (1803/1804—умер в младенчестве). Владимир Иванович был крещён в православную веру. После Обвинска семья Штейнгейлей жила на Камчатке и с 1790 года — в Иркутске. О борьбе отца с злоупотреблениями местных властей, своем детстве и юности Штейнгейль подробно рассказывал в автобиографических записках[2]

Карьера моряка (1792-1810)[править | править код]

С 1792 по 1799 год учился в Морском кадетском корпусе. В 1799 году произведён в мичманы с назначением на Балтийский флот. В 1802 г. по собственному желанию переведён в морскую команду Охотского порта[3]. В 1806 году — в Иркутской морской команде. С 1807 г. — лейтенант, командир Иркутской морской команды, прозван «иркутским адмиралом» за реорганизацию губ. адмиралтейства.

В 1809 г. обозревал реки Нерчинского края до Амура, проехал через Забайкалье, побывал на Кутомарских минеральных водах, в Кяхте.

В 1809 году переведён на Балтийский флот.

В 1810 году командирован к сибирскому генерал-губернатору И.Б. Пестелю чиновником по особым поручениям в Иркутск. С декабря того же года — в отставке в чине капитан-лейтенанта. В 1811 году подготовил проект экспедиции для исследования бассейна реки Амур.

Отечественная война. "Записки..."[править | править код]

В 1812 году вступил в Петербургское ополчение, участвовал в заграничных походах 1813—1814 гг. (сражения при Полоцке, Чашниках, Березине, Данциге), награжден орденами Святого Владимира IV степени, Святого Владимира III степени, Святой Анны II степени.

"Записки, касательно составления и самого похода С.-Петерб. ополчения против врагов отечества... с описанием осады и взятия Данцига" (ч.1, СПб., 1814; ч.2, М., 1815; с посвящением Александру I) - первый систематический труд о боевых действиях в Отечественной войне, принес Штейнгейлю известность как военному историку; А.А. Писарев в своих «Военных письмах…» (ч. 2, с. 200) сравнивал Ш. как автора «Записок» с Ксенофонтом; см. также письмо Писарева к Штейнгейлю: "Русская старина", 1888, №10, с. 157, и оценку записок как «довольно верных и замечательных» у П.С. Бобрищева-Пушкина[4]. Жанр Ш. определял как «наблюдательные записки»: «сей род повествования показался мне тем удобнее, что оным, свободно излагая свои мысли и чувствования, самое повествование о военных действиях для всякого мирного гражданина возможно сделать и занимательным и приятным»[5].

Штейнгейль и восстановление Москвы (1814-1817)[править | править код]

В сентябре 1814 года Штейнгейль становится адъютантом московского генерал-губернатора А.П. Тормасова, с октября управляет его военной, а с мая 1815 и гражданской канцеляриями, став фактическим главой Москвы. Наступила "пора изумительной деятельности" [6]. Руководил проектированием и строительством, в том числе Манежа и Александровского сада, привлек известных архитекторов и инженеров (О.И. Бове, А. де Бетанкура; был в дружеских отношениях с Л.Л. Карбонье д'Арситом), спасал от уничтожения древности, помогал разоренным[7]. Представлен Александру I; произведен в полковники (1816).

Неподкупностью и энергией Штейнгейль нажил врагов; один из них, московский обер-полицмейстер А.С. Шульгин, оклеветал его перед царем в «стяжании» (через нач. Главного штаба П.М. Волконского), а перед Тормасовым – в манипулировании им; почувствовав изменение к себе последнего, Штейнгейль оставил место директора канцелярий (сент. 1817); «лишен службы и погружен с семейством в крайнюю нужду вопреки предположению о его богатстве»[8]. Спустя почти 40 лет Штейнгейль «поклонился праху бывшего… начальника, так легко некогда… предавшего» его[9].

Штейнгейль рассказывал и о том, как Тормасов не хотел отпускать его со службы: «несмотря на увещания Тормасова повременить и обдумать свой поступок, настаивал на увольнении, Тормасов, наконец, написал просимую резолюцию, но вместо песку, как бы невзначай, залил бумагу чернилами»[10].

В дальнейшем все попытки Штейнгейля вернуться на государственную службу, в которой он видел назначение гражданина («служба есть верный способ благотворный – делать ближнему добро», и без нее человек «зарытый талант»[11]), были обречены на неудачу: по слухам, о которых сообщает Н.И. Греч, при имени Штейнгейля «в тайном государевом реестре помечено было: “Не давать ходу”»[12].

Культурные интересы, личные связи, публикации вт.пол. 1810-х - нач. 1820-х гг.[править | править код]

В 1810-е гг. увлекался театром (рано оценил талант М.С. Щепкина), из литераторов был близок к М.Н. Загоскину, И.И. Дмитриеву, А.Ф. Мерзлякову, А.С. Шишкову, дружил с А.З. Зиновьевым. Был глубоко верующим человеком, начитанным в духовной литературе (о чем особенно свидетельствуют его письма), интересовался масонством, мистическими сочинениями (в его московском доме в Гагаринском переулке была потаенная комната и плафон, расписанный масонскими знаками), но вступить в ложу отказался[13] (его приглашали в «Тройственный рог изобилия»[1], куда входили немецкие купцы, врачи, художники).

В 1818 напечатал первый в России труд по истории календаря, доказывая необходимость «по примеру всех просвещенных народов» принять новый стиль: «Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля» (СПб., 1819; рецензировавший книгу А.Е. Измайлов оценил ее как «классическую»: «написано простым, ясным и чистым и благородным, каким должно писать всегда ученые книги» [14].

Под псевд. "В.Камнесвятов" опубликовал в "Вестнике Европы" исследование, где описал возникновение обычая крестного хода в Новодевичий монастырь (XIV-XVI вв.)[15].

Дружески общался с типографом С.И. Селивановским; предполагается, что участвовал в подготовке «Энциклопедического словаря», хотя прямых свидетельств этому не найдено.

Член ВОЛРС (с 1825), по свидетельству библиотекаря Общества И.Н. Лобойко[16]; почетный член Московского общества любителей коммерческих знаний[17].

Реформаторские проекты (1817-1821). Работа у частных лиц[править | править код]

Отстаивая неприкосновенность личности, в конце 1817 через Н.Н. Новосильцева передал царю записку «Нечто о наказаниях»; Новосильцев как руководитель Комиссии составления законов, тогда работавший над проектом конституции («Уставной грамоты Российской империи») просил Александра I дать ему Штейнгейля в сотрудники «как человека со способностями», но тщетно[18]. В янв. 1819 передал главе духовного ведомства А.Н. Голицыну «Рассуждение о законе на богохульников», спровоцированное проектом Уголовного уложения (не был принят), предполагавшим возвращение смертной казни за богохульство; Штейнгейль призывал заменить кнут и каторгу за кощунства годичным заключением и церковным покаянием.

В области политэкономии был радикальным протекционистом: полнее всего его взгляды выразились в сочинении, которое Штейнгейль на следствии назвал «Патриотическим рассуждением о причинах упадка торговли»; в нем автор требовал полностью запретить иностранным подданным торговлю на территории Российской империи, максимально сократить всякий импорт – и одновременно снизить налоги и законодательно обеспечить равные условия в области торговли для разных сословий[19]; в феврале 1819 "Рассуждение..." было передано Н.С. Мордвинову, а тем – министру финансов Д.А.Гурьеву; как речь «Рассуждение», видимо, произнесено в 1823 в комиссии Московского купеческого общества[20], распространялось в списках.

В 1823 г. Штейнгейль подносит царю проект о прекращении торговли крепостными без земли, «справедливое бесславие всей нации наносящей»; такая мера, утверждал автор, позволила бы снять вопрос об отмене крепостного права как такового: «не будет… надобности промышлять преждевременные средства к свободе крестьян вообще» («О легкой возможности уничтожить существующий в России торг людьми»[21].

В 1818 с появлением надежды на службу у А.А. Аракчеева переехал в Петербург (см. очерк Штейнгейля «Воспоминание о гр. А.А. Аракчееве»[22]); в 1819 поднес Аракчееву записку, составленную еще в Москве и обобщившую трехлетний опыт руководства Москвой: «Некоторые мысли … о гражданстве и купечестве в России» (дошла только заключительная часть в пересказе В.И. Семевского, получившего записку от Вяч.Е. Якушкина[23]; записку Аракчеев вернул автору «по ненадобию»[24]).

Надеясь получить место директора Варшавской таможни, 4 дек. 1819 уволился «от службы по кавалерии для определения к статским делам» (формулярный список: ВД, т. 14, с. 148). В 1820 управлял частным винокуренным заводом под Тулой. В 1821 в течение 8 месяцев «занимался делами» у астраханского губернатора И.И. Попова, «написал представления об управлении калмыками, о рыболовной экспедиции, о тюленьей ловле» (Соч. и письма, т. 1, с. 129); был вынужден оставить место после конфликта с А.П. Ермоловым.

В 1821 опубликовал задуманный еще в 1818 проект пансиона «Частное заведение для образования юношества…», соединяющий в обширном курсе наук естественные, точные и гуманитарные, а воспитание базирующий на утверждении личного достоинства; реализован проект не был, хотя Штейнгейль успел получить разрешение Московского университета на открытие пансиона: «было и приступил к этому; но» в июле 1822 «тогдашний поставщик армии Варгин предложил заняться его делами на очень выгодных… условиях»[25] (позднее В.В. Варгин приглашал вернувшегося из Сибири Штейнгейля «кончить свои дни в его семье, обещая ему даром весь комфорт, которого требует его преклонный возраст»[26]).

Штейнгейль и декабристы. Восстание. Следствие и приговор[править | править код]

На следствии причинами своего свободомыслия назвал прежде всего «чтение истории с размышлением и соображением. Одни сто лет от Петра Великого до Александра I сколько содержат в себе поучительных событий к утверждению того, что называется свободомыслием!»[27] ; в автобиографических записках подробно описывал знакомство с архивными материалами, доступными ему в канцелярии московского главнокомандующего (копии писем масонов времен Екатерины I, донесения о масонах И.Б. Пестеля, записки И.В. Лопухина); среди важных публицистических текстов XVIII в., повлиявших на мировоззрение Штейнгейля, – «Рассуждение о непременных государственных законах» Д.И. Фонвизина.

"Надо быть равнодушным ко всему, чтобы не пострадать с неравнодушными"

Знакомство с К.Ф. Рылеевым состоялось летом 1823[28]. В декабре 1824 Рылеев сообщил Штейнгейлю о существовании тайного общества: «Рылеев сказал, что цель общества состоит чтобы принудить государя дать Конституцию, что петербургские члены хотят монархическую, а во второй армии демократическую»[29]; в позднейших автобиографических записках этот разговор с Рылеевым описан иначе: якобы на вопрос, «какая цель общества», Рылеев отвечал: «Я не могу теперь сказать тебе… но поговорю с директорами и тогда скажу… вот тебе письмо к моему другу Ивану Ивановичу Пущину… он тебе все откроет»[30]; по словам И.И. Пущина, в общество Штейнгейль был «принят на совещании»[31] . Сам Штейнгейль утверждал, и на следствии, и в позднейших воспоминаниях, что видит в себе «более свидетеля… нежели соучастника» тайного общества[32] ; в записках о восстании называл себя «не принадлежащим обществу»[33] .

Участие Штейнгейля в деятельности общества отразилось в идеологически важных поступках и текстах. Весной 1825 он пишет замечания на Конституцию Н.М. Муравьёва, в которых требует радикального ограничения прав монарха и критикует принцип имущественного ценза[34] . После известия о смерти Александра I оказался свидетелем и участником обсуждения планов восстания, вплоть до ареста царской семьи; был противником «революции в республиканском духе», которая «повлекла бы за собой ужасы», предлагал прибегнуть к привычному для народа дворцовому перевороту и возвести на престол вдовствующую императрицу Елизавету Алексеевну, которая должна потом отказаться от самодержавной власти; этот план отражен в написанном Штейнгейлем 12 декабря «Приказе войскам» (использован не был); когда этот план был отвергнут, Штейнгейль выдвинул другой, в проекте Манифеста от Сената и Синода, предполагавший внешнюю легитимность смены власти: от имени Сената и Синода должно было быть назначено временное правительство; затем в течение 3-х месяцев предполагалось избрать «из каждого сословия в каждой губернии по 2 депутата» для решения вопроса о власти[35] . Манифест Штейнгейль писал по просьбе Рылеева, в ночь и утро восстания, параллельно с С.П. Трубецким, прочитал его днем 14 декабря Рылееву и Пущину и уничтожил сразу после известия о присяге гвардии Николаю, принесенного Я.И. Ростовцевым[36] .

Появлялся на площади как наблюдатель, вечером в последний раз был у Рылеева; 20 декабря, присягнув, выехал из Петербурга; приказ об аресте отдан 30 декабря 1825. В ночь со 2 на 3 января 1826 арестован в Москве, 6 января допрошен во дворце царем и отправлен в Петропавловскую крепость.

«Готовясь на смерть, решился недешево отдать свою жизнь. Эта мысль возродила дерзновенье»[37] : 7 января Штейнгейль испросил разрешения писать и 11 января закончил первое, на 13 листах, без помарок, письмо к имп. Николаю I с анализом предыдущего царствования, приведшего к распространению освободительных идей, образованию тайных обществ и к восстанию. Распространялось в списках[38]. Это письмо и второе, от 29 января, содержали предложения важнейших направлений для будущей преобразовательной деятельности нового царя. «Тогда много говорили, что записка эта много повлияла на направление правительства в первый период царствования» (запись П.П.Вяземского, 1835[39]).

Осужден на вечную каторгу по III разряду, состав преступления: «Знал об умысле на цареубийство и лишение свободы с согласием на последнее, принадлежал к тайному обществу с знанием цели и участвовал в приуготовлении к мятежу планами, советами, сочинением Манифеста и приказа войскам»[40]; срок снижен до 20, затем 15 (в 1826) и 10 лет (1832), отправлен в Свартгольмскую крепость 25 июля 1826, где провел почти год; в Читинский острог доставлен 15 августа 1827, кандалы сняты 30 августа 1828 (Штейнгейль перелил их в трость и не расставался с ней до конца жизни).

Каторга и ссылка[править | править код]

Владимир Иванович Штейнгель

15 августа 1827 года доставлен в Читинский острог. 23 сентября 1830 года переведён в Петровский Завод.

В 1835 году определён на поселение в село Елань Иркутской губернии. В марте 1837 года по своему ходатайству переведён в город Ишим Тобольской губернии, в 1840 году — в город Тобольск.

Среди его тобольских друзей П.А. Словцов, П.П. Ершов[41], М.Я. и Н.М. Ядринцевы[42]; он свой человек у знакомого еще по Москве гражданского губернатора М.В.Ладыженского, помогает ему составлять деловые бумаги и в частности пишет от его имени три воззвания «Сельским жителям объявление» с целью предотвратить распространение крестьянских волнений в губернии; в результате обвинен генерал-губернатором Западной Сибири П.Д. Горчаковым в непозволительном влиянии на официальное лицо и выслан вторично (выехал 15 октября 1843) в г. Тару, где был отделен от соузников. Письма Штейнгейля в III Отделение с требованиями вернуть его в Тобольск уникальны по независимости и смелости тона: «Есть же Бог… Вечность… Потомство… Страшно посмеваться ими!..»[43]. Ответом на «неприличные его состоянию выражения» было предписание оставаться в Таре, пока не переменит «беспокойный нрав свой»; возвращен лишь в начале 1852[44].

Литературные труды в Сибири[править | править код]

В 1830 во время полуторамесячного перехода из Читы в Петровский завод вел «Дневник достопамятного нашего путешествия…»[45]. В Чите вместе с Пущиным перевел записки Б. Франклина (отправлено для публикации родственнику Петра А. Муханова (историку Павлу А. Муханову?) перевод затерялся[46]); в Сибири учил языки и занимался переводами, в частности, с польского и английского.

В Петровском каземате в апреле 1834 пишет очерк «<К иркутскому летописцу пояснение. Записка о Сибири>» о правителях Иркутской губернии (1765—1819) (с некоторыми из упомянутых в очерке лиц Штейнгейль был знаком лично, остальное почерпнул из слышанных рассказов и из документов губернаторского архива, доступного ему в годы службы в Иркутске); написано в форме письма (предположительно к А.П.Юшневскому). Несмотря на объективистский тон и отказ от политических оценок (воздается должное И.Б. Пестелю и Н.И.Трескину за их заслуги перед Сибирью), картина злоупотреблений придала «Записке…» значение памфлета[47].

Там же Штейнгейль записал (вместе с М.А. Бестужевым), воспоминания осужденного по делу Оренбургского тайного общества В.П.Колесникова «Записки несчастного, содержащие путешествие в Сибирь по канату…»[48], предпослав свое предисловие "Вместо вступления» [49] [50].

"Не было и нет ни одного властелина, который бы не пекся отечески о благе своих верно-любезных подданных! Горе, однако ж, этим верно-любезным, если властелин думает иметь право на подозрительность! Тогда повсюду возрождаются черви шпионства, подтачивающие семейное спокойствие, самые родственные и дружеские связи; тогда предержащие власть в областях получают охоту выставлять свое усердие к престолу и выслуживаться - не бдительностью о порядке и о спокойствии общественном, но открытием так называемых злонамеренных людей и доставлением правительству пищи, возбуждающей аппетит к жестокостям. Наша история со времен Бирона в течение ста лет представляет множество таких примеров; разумеется, не печатная история."

С 1836 начинает отсылать статьи в газ. «Северная пчела» (под псевдонимом «Владимир Обвинский»): «Замечания на некоторые статьи “Энциклопедического лексикона”» А.А. Плюшара[51], «Нечто о неверностях, проявляющихся в русских сочинениях и журнальных статьях о России и русском» и др. Почти все они остались в архиве III Отделения, так как А.Х.Бенкендорф счел «неудобным дозволять государственным преступникам посылать свои сочинения для напечатания в журналах»[52].

В Ишиме в круге его знакомых знатоки края, с помощью одного из них Штейнгейль составил «Статистическое описание Ишимского округа Тобольской губернии»[53].

После переезда в Тобольск удается напечатать несколько статей в журнале «Маяк» (редактор которого П.А. Корсаков был племянником Н.П.Резанова, близко знакомого Штейнгейлю) под псевдонимами "Тридечный" и "Тридечный 2"[54]: «Старина морская и заморская"[55]; «Отрывок из путешествия Ляха Ширмы»[56] «Что прежде было и что теперь»[57] – рассказ, вместивший сибирский обиходный и фольклорный колорит, житейскую философию автора и воспоминания о «цветистых днях» его молодости, в т. ч. романтическую историю женитьбы.

К автобиографическим запискам, важнейшему источнику для биографии Штейнгейля и для истории движения декабристов, он приступал дважды, с большими интервалами: «около 1819» написаны главы о жизни отца (по его рассказам и документам), детстве и юности до 1804; после возвращения из Сибири – главы IV-VI – “исповедная старца, иже мертв бе и оживе”: жизнь Штейнгейля с конца 1790-х до 1858; последняя, VII глава, – о личной судьбе мемуариста в связи с участием в восстании» («частию по отрывочным записям, веденным в изгнании»)[58].

В Сибири пишет другие записки, специально посвященные восстанию и содержащие описание междуцарствия, восстания, суда, казни и заключения в крепостях до 1827[59].

Накануне амнистии и после нее печатает «Замечания старого моряка»[60] – несколько кратких мемуарных фрагментов из жизни русского флота, о друге юности адмирале П.И.Рикорде (см. также «Несколько словечек…»[61] – рассказ о нравственной «метаморфозе» мичмана под влиянием наставника-капитана), основанные на личных воспоминаниях очерки о истории Российско-Американской компании: «Заметка старика»[62] и «Материалы для истории русских заселений по берегам Восточного океана»[63].

После амнистии[править | править код]

После Манифеста об амнистии осенью 1856 вернулся в Петербург и начал борьбу за «полную эмансипацию»: в сентябре 1856 и декабре 1858 дважды обращался к Александру II. Кроме личных просьб (разрешение на въезд в Москву, на проживание в Петербурге, узаконение рожденных в Сибири детей), Штейнгейль ходатайствовал о снятии с декабристов «самого остатка кары»[64], чтобы «довершить» прощение (после первого обращения последовал вызов в III Отделение: «пристращать его нотациею, чтобы вел себя осторожнее»[65]. Результатом обращения 4 декабря 1858 было снятие надзора со многих декабристов и разрешение для них проживать в столицах.

К восстановленным после возвращения старым дружеским связям Штейнгейля прибавился, через Е.И. Якушкина, круг молодых историков, публицистов и литераторов, посредников между декабристами и А.И.Герценом: М.И. Семевский, А.Н. Афанасьев, П.А. Ефремов, Н.В. Гербель, П.В. Анненков и др. Весной 1859 состоялись первые публикации Штейнгейля в вольной русской печати, а последней прижизненной была публикация примечаний к воспоминаниям М. Бестужева[66]; в заявленной Герценом серии «Записки декабристов» (не осуществилась) Штейнгейль назван среди предполагаемых авторов[67].

В 1861 написаны, в частности, заметки по поводу «Воспоминаний о К.Ф. Рылееве» Е.П. Оболенского, содержащие существенные уточнения о деле К.П. Чернова и казни декабристов[68].

Штейнгейля не покидал скепсис в отношении будущего России: «Все эти развития идей, поднимание вопросов, гуманные стремления по пути к прогрессу мне кажутся обаянием, чтоб не сказать – надуванием»[69]. Даже через год после манифеста 19 февраля он писал: «О перерождении России не дерзну говорить: благословляю только благость Господа, что допустил меня дожить до этого вожделенного времени и видеть начало результата принесенной нами жертвы»[70]. Н.А. Серно-Соловьевича, прикосновенного к подготовке реформы и ее критика, Штейнгейль представил Г.С.Батенькову как «отрадного молодого человека», «внука по духу»[71]. Среди тех, кто нес гроб Штейнгейля на руках до конца Троицкого моста и, «поравнявшись с крепостью, против того места, где были повешены декабристы <…> требовали отслужить литию», был П.Л. Лавров[72].

Письма Штейнгейля – богатый исторический источник и литературное явление эпохи; известна лишь малая их часть -– 208, более половины из них – Пущину, Батенькову и М. Бестужеву. Личный и семейный архив Штейнгейля утеряны (об объеме переписки можно судить по единственному сохранившемуся письму к жене от 19 июля 1845, которое автор пометил №244).

Семья[править | править код]

Жена (с 1810) — Пелагея Петровна Вонифатьева (1791—после 1862), дочь действительного статского советника, директора Кяхтинской таможни Петра Дмитриевича Вонифатьева (ум. ок. 1816) и его супруги Акулины Григорьевны (ум. после 1825). Дети:

  • Ростислав (1.02.1813— ?), в 1825 учился в пансионе Муральта в Петербурге. Умер до 1836 года.
  • Всеволод (25.11.1814—?), морской офицер, умер в конце 1830-х или начале 1840-х гг.
  • Вера (1815—до 1825), умерла в малолетстве.
  • Мария (1816—8.03.1817), умерла в раннем детстве.
  • Николай (7.12.1817—1845), артиллерист.
  • Надежда (31.07.1819—11.12.1898), не замужем.
  • Вячеслав (12.05.1823—8.09.1897), инспектор Александровского лицея (1853-1858), редактор «Российской военной хроники» (1858-1868), генерал-от-инфантерии (1891), женат с 1855 на Людмиле Петровне Анжу (1834—1897), дочери П. Ф. Анжу.
  • Людмила (4.05.1824—31.12.1898), окончила московский Екатерининский институт (1842), не замужем.
  • Владимир (1.07.1825—после 1862), штабс-капитан Лейб-Гвардии Гатчинского полка, с 1861 в отставке.

Жена (гражданская, в Сибири) — вдова ишимского чиновника. В 1837-1840 гг. Штейнгейль находился на поселении в Ишиме, где и познакомился с ней, и началась их 20-летняя связь. В марте 1840 года они переехали на поселение в Тобольск, где у них родились дети - погодки Мария и Андрей (в мае 1857 — 16 и 15 лет). По прошению 20.5.1857 им дана фамилия Бароновы и права личного почетного гражданства (определение Правительствующего Сената 18.6.1857). Точная фамилия гражданской жены Штейнгейля осталось неизвестной, но возможно - Петрова: под этой фамилией Андрей учился в тобольской гимназии. В 1857 В.И. Штейнгейль уехал с сыном Андреем в Европейскую Россию, оставив дочь Марию с матерью в Тобольске. Рожденные в Сибири внебрачные дети:

  • Мария (с 1857 Мария Владимировна Баронова) (1840/1841—до 1879), родилась в Тобольске, была любимицей П. Е. Анненковой и дружила с её дочерью Натальей. После отъезда отца и брата Андрея в Европейскую Россию (1857) осталась с матерью в Тобольске. Из письма Штейнгейля известно, что в 1860 году Мария была учительницей вышивания в женском приюте под начальством генеральши Ольги Александровны Дометти, жены А. К. Дометти. Из письма Августы Павловны Созонович к Анне Григорьевне Достоевской от 16 июня 1879 года становится ясным, что Мария Баронова была замужем и к тому времени уже умерла в Сибири.
  • Андрей (с 1857 Андрей Владимирович Баронов) (1841/1842—после 1875), учился в тобольской гимназии под фамилией Петров, позднее — в Петербургском Технологическом институте; по прошению 20.05.1857 ему и его сестре по дана фамилия Бароновы и права личного почетного гражданства (определение Правительствующего Сената 18.6.1857). В 1875 году Андрей Баронов был штатным смотрителем Торопецкого уездного училища и ходатайствовал о "предоставлении ему звания и фамилии его покойного отца".

Примечания[править | править код]

  1. Энциклопедия Пермской области: Обвинск
  2. Автобиографические записки. Напр., в изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма: В 2 тт. Т.1. Иркутск: Северо-Восточное книжное издательство, 1985.
  3. Штейнгель, Владимир Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Бобрищев-Пушкин П.С. Записки о составе, служении и водворении по домам Тульского военного ополчения (1836) // Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. М., 1962, с. 239.
  5. Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.2. Иркутск, 1992, с.63.
  6. Автобиографические записки, цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1. Иркутск, 1985, с.122.
  7. Барановская М.Ю. Деятельность Штейнгейля в Москве после Отеч.ественной войны 1812 // Декабристы в Москве, М., 1963.
  8. Боровков А.Д. Автобиографические записки // "Русская старина", 1898, № 12, с. 342; см. также: Восстание декабристов, т. 14, с. 157; Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т.1, Иркутск, 1985, с. 12, 122—25.  
  9. Автобиографические записки, с. 142; см. также очерк Штейнгейля «Краткое известие о жизни, характере и самой кончине бывшего моск. воен. ген.-губернатора гр. Александра Петровича Тормасова» ("Сын отечества", 1820, № 2).
  10. По свидетельству П.М. Кауфмана, ссылавшегося на слова Штейнгейля, «записанные его сыном <Вячеславом>» ("Исторический Вестник", 1900, т. LXXX, № 4, с. 102). Об этих записках ничего не известно.
  11. ???? Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.2. Иркутск, 1992, с.265-266.
  12. Греч 508???
  13. Автобиографические записки, см.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1. Иркутск, 1985, с.119.
  14. «Благонамеренный», 1819, ч. 8, с. 353-357.
  15. Историческая справка (из письма к редактору) // Вестник Европы, 1822, № 7-8.
  16. Декабристы и их время. М.; Л., 1951, с. 26.
  17. Глебов И.Т. История Московской практичекой Академии коммерческих наук. М., 1860, с. 61. 
  18. Автобиографические записки, цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1, Иркутск, 1985, с.126.
  19. Восстание декабристов, т. 14, с.161. Опубликовано как неатрибутированное: Архив гр. Мордвиновых. Т.6, СПб., 1903; об атрибуции см. ст. Н.В. Зейфман в изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1. Иркутск, 1985, с. 13-15.
  20. Восстание декабристов, т.9, с.17.
  21. Сборник исторических материалов, извлеченных из Архива Собственной е.и.в. Канцелярии. Вып. 7. СПб., 1895; Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т. 2. Иркутск, 1992, с.145, 147.
  22. Первая публикация: "Санкт-Петербургские ведомости", 1862, 3 марта; в двухтомных "Сочинениях и письмах" печатается по автографу (ОР ИРЛИ, ф. 265, оп. 2, № 3130, л. 1-15об. под назв. «К биографии гр. А.А. Аракчеева»).
  23. Впервые опубликовано: Общественные движения в России в первую половину XIX в. СПб., 1905, т.1, с.287-289, с неверной датировкой 1817 г. – см.: Зейфман Н.В. Декабрист Владимир Иванович Штейнгейль // Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1. Иркутск, 1985, с.12.
  24. "Воспоминание о гр. А.А. Аракчееве". - Цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.2.Иркутск, 1992, с.323.
  25. Автобиографические записки. - Цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1 . Иркутск, 1985, с.129.
  26. Из агентурного донесения, 14 янв. 1858 -– ГАРФ, ф. 109, оп. 3, ед. 1979, л.1.
  27. Восстание декабристов, т.14, с.177.
  28. Автобиографические записки. - См., напр., в изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т. 1, с. 130.
  29. Восстание декабристов, т.14, с. 157.
  30. Цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1, с.131.
  31. Восстание декабристов, т.14, с.178.
  32. Восстание декабристов, т.14, с.161.
  33. Цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1, с.151.
  34. На списке, полученном И.И. Пущиным от Рылеева, 34 замечания Штейнгейля. – Отдел рукописей Российской государственной библиотеки, ф. 243 (Пущина), карт. 4, ед. хр. 54; их атрибуцию, публикацию и анализ см.: Дружинин Н.М. Декабрист Никита Муравьев. М., 1933, с. 154-57, 161-62, 321; о замечаниях Штейнгейля с некоторыми текстологическими уточнениями см. ст. Н.В. Зейфман в изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т.1, с. 26-2).
  35. Восстание декабристов, т.14, с.163.
  36. Восстание декабристов, т.14, с. 163; 168-69.
  37. Автобиографические записки. - Цит. по изд.: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1. Иркутск, 1985, с.135.   
  38. Опубликовано: Исторический сборник Вольной русской типографии в Лондоне, кн.1, 1859; в России – "Русский архив", 1895, № 2.
  39. РГАЛИ, ф. 195, оп. 1, № 5667, л. 1; см. также: Боровков А.Д., Автобиографические записки. – "Русская старина", 1898, № 12, с. 353-61.
  40. Восстание декабристов, т.17, с. 230.
  41. Был посажёным отцом на свадьбе Ершова и Е.Н.Черкасовой, стал крёстным отцом сына Ершова — Владимира.
  42. См. «Воспоминания о странствованиях по Сибири» Н.М.Ядринцева: «Восточное Обозрение», 1904, № 103.
  43. Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т. 1, с. 256.
  44. Дмитриев-Мамонов А.И. Декабристы в Западной Сибири. СПб., 1905, гл. XXV. 
  45. Опубл.: Декабристы. Неизданные материалы и статьи. М., 1925.
  46. См. письмо И.И.Пущина Е.А.Энгельгардту от 20.04.1845.
  47. Распространялась под разными названиями в списках; опубликована одновременно в «Историческом сборнике Вольной русской типографии в Лондоне» (кн.1, 1859) и в России (Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских, 1859, кн. 3, без подписи и с искаженной датой). Наиб. известное название «Сибирские сатрапы» идет от публикации П.П. Каратыгина ("Исторический вестник", 1884, № 8).
  48. Фрагменты опубликованы под названием «Этапы и полуэтапы»: «Век», 1861, № 12; публикация полностью, по рукописи (ОР ИРЛИ, ф. 604, д. 18): Большаков Л.Н. Отечеству драгие имена. Триптих о декабристах на Урале. Челябинск, 1975. Ч.2.
  49. Опубликовано с купюрами: "Полярная Звезда" на 1862 год.
  50. Автограф с инскриптом М. Бестужеву: ОР ИРЛИ, ф.604, №18 (5587).
  51. О статье «Байкал»; опубликовано: Сибирь и декабристы, Иркутск, 1925.
  52. ГАРФ, ф. 109, 1 эксп. 1826 г., д. 61, ч. 14, л. 22.
  53. «Журнал Министерства внутренних дел»,1843, т. 2; подпись: «сообщено Н. Черняковским, ишимским купцом».
  54. От флотского именования трехпалубного корабля.
  55. Первоначальное название: «Вариации на тему: Кронштадт”» ("Маяк", 1840, ч. 10).
  56. 1841, ч. 13; Штейнгейль перевел и сопроводил предисловием три отрывка, посвященных воспитанию, из кн. К. Ляха “Anglia i Szkocya, przypomnienie z podrozy w roku 1820-24 odbytej” (3 т., Варшава, 1828).
  57. 1841, ч. 18.
  58. Сведения о времени создания в предисловии П.М. Кауфмана к первой публикации ("Исторический вестник", 1900, т. LXXX, №№ 4-6, с. 100); публикатор не называет своего источника, но завершает предисловие благодарностью за разрешение «поместить записки барона В.И. Ш.» «егермейстеру Н.А. Воеводскому, женатому на внуке автора… Марии Вячеславовне, рожденной баронессе Штейнгейль» (ИВ, с. 103).
  59. По свидетельству В.И.Семевского, работа над записками начата после возвращения в Тобольск в 1852 г., а закончена не позднее осени 1855 г.: в письме И.И. Пущину от 4 окт. 1855 Штейнгейль сообщал: «Пьесу, которой хотели продолжения, я истребил… Сыну моему родному она не понравилась…» . Впервые опубликованы П.Е. Щеголевым по писарскому списку от Е.И. Якушкина (не сохранился) с неверной оценкой этого самостоятельного текста как редакции VII главы; как отдельное произведение с текстологическим обоснованием, под данным публикатором названием «Записки о восстании», по списку А.Н.Афанасьева и копии из архива Н.К. Шильдера (ОР РНБ) напечатано Н.В.Зейфман в издании: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т. 1; см. также: Зейфман Н.В. К истории текста записок В.И. Штейнгейля. – Сибирь и декабристы. Вып. 4. Иркутск, 1985, с. 173-177.
  60. «Морской cборник», 1856, № 2, подп. "Тридечный".
  61. Там же, 1857, № 4.
  62. "Северная пчела", 1860, №289.
  63. "Северная пчела", 1861, №№71-72; уточняющее замечание С.И.Яновского – там же, №109.
  64. Письмо В.Ф. Адлербергу 1 февр. 1858. Цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1, с. 408.
  65. Цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.1, с. 142-143.
  66. "Полярная звезда", 1862, кн. 7, вып. 2.
  67. «Колокол», 1 сент. 1962.
  68. Декабристы. Неизданные материалы и статьи. М., 1925, с. 182-184; Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т. 2, с. 309-310.
  69. Письмо Г.С.Батенькову от 23 ноября 1859, цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т. 1, с. 448.
  70. Батенькову, 25 янв. 1862. Цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т. 1, с. 469.
  71. 2 янв. 1859. Цит. по: Штейнгейль В.И. Сочинения и письма, т. 1, с. 428.
  72. Обществ. движения в России в первой половине XIX в. Т. 1: Декабристы, СПб., 1905, с. 320; об отношении Штейнгейля к Лаврову, стихам которого он предпочитал «Историко-политические письма и записки…» М.П. Погодина, см. письмо Пущину от 22 марта 1855 ( Сочинения и письма, т.1, с. 325).

Издания сочинений и писем В.И.Штейнгейля[править | править код]

Письма к В.И.Штейнгейлю[править | править код]

О В.И.Штейнгейле[править | править код]

Некрологи[править | править код]

"Современное слово", 1862, 23 сент. (М. С<емевский>);

"Московские ведомости", 1862, 7 окт. (А.З. Зиновьев).

Словари и энциклопедии:[править | править код]

Брокгауз и Ефрон (ст. В.И.Семевского);

Русский биографический словарь (ст. В.Троцкого);

Гранат (ст. А.Преснякова);

Советская историческая энциклопедия;

Декабристы: биографический справочник. М.: Наука, 1988 (ст. Н.В.Зейфман)

Историческая энциклопедия Сибири (ст. Т.А.Бочановой)

Архивы[править | править код]

ГА РФ, ф.109, 1эксп. 1826, д.61, ч.70 (дело по надзору за Ш.), ф.48, оп.1, д.11 (следств. дело Ш.), ф.279 (Якушкиных); ОР РГБ, ф.20 (Г.С.Батенькова) ф.243 (И.И.Пущина); ИРЛИ, ф.265 (журнала «Русская старина»), ИРЛИ, ф.591, ед.хр.9292 (письма разных лиц); ф.604 (Бестужевых).