Русско-украинский штундизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Штунда»)
Перейти к: навигация, поиск
Русско-украинский штундизм
Штунда
За чтением слова Божьего.jpg


Основная информация

Конфессия штундизм
Богословское направление пиетизм
Система управления конгрегационализм
Председатель отсутствовал
Дата основания начало 1860-х годов
Центр отсутствовал
Территория Российская империя
Язык богослужения национальный
Численность

Русско-украинский штундизм (шту́нда; от нем. Stunde — час, для чтения и толкования Библии) — христианское общественно-религиозное движение, получившее распространение в XIX веке, сначала в южных губерниях Российской империи, а затем и в других местностях России.

Помимо посещения церкви, штундисты собирались для совместного чтения и изучения Библии. Возникновению и развитию русско-украинского штундизма способствовали немецкие штундисты из немецких колоний в Херсонской губернии, однако исследователи не считают русско-украинский и немецкий штундизм единым движением или конфессией[1][2]. В конце XIX века русско-украинские штундисты, в основном, влились в Союз русских баптистов.

В документах и литературе движение иногда именуется штундобаптизмом[3]. В обличительной «антисектантской» литературе, в публицистике и в официальном делопроизводстве конца XIX — начала XX века термин «штундисты» иногда применялся расширительно — к русским баптистам, евангельским христианам-пашковцам, адвентистам и последователям других религиозных течений.

Причины возникновения[править | править вики-текст]

Исследователи отмечают массовый и стихийный характер возникновения в крестьянской среде штундистских кружков, вызванных повышенным интересом к Библии[1][4]. Причинами тому были:

Важно отметить, что схожие процессы одновременно или почти одновременно происходили в разных регионах и в разных социальных слоях российского общества. Широко известны «духовные пробуждения» среди крестьян на юге России (Кубань, Херсонская и Таврическая губернии), в Закавказье, в Киевской губернии и среди знати и интеллигенции — в Петербурге.

Одно движение или несколько?[править | править вики-текст]

Вследствие стихийного характера движения штундисты не имели ни единого общепризнанного лидера, ни централизованной организации, ни единого богословия. «Ни догматическое, ни нравственное учение секты не поддается определению с достаточной полнотой и ясностью; в разных отдельных случаях получаются различные характеристики секты», - писал А. К. Бороздин в статье «Штундизм» Энциклопедического словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона[8].

Так, Н. М. Никольский насчитал в штундизме четыре направления: «библейских христиан» или (по официальной терминологии) «великорусскую штунду», «духовных христиан» или (по официальной терминологии) «южнорусскую штунду», а также возникшую в конце 1870-х годов в Тверской губернии «секту» крестьянина Василия Сютаева и «штундо-баптизм»[9]. Другие исследователи приводили свои варианты классификации штундистских течений.

В то же время существовали общие для всех штундистских групп черты, такие как повышенный интерес к Библии и пиетизм, благодаря которым большинство исследователей говорят о русско-украинском штундизме как об одном движении, хотя и весьма разнообразном.

Происхождение[править | править вики-текст]

Агитационный лубок «Как дедушка Пахом посрамил штундистов». Старый русский крестьянин предостерегает молодого кузнеца Вакуленко, присоединившегося к штундистам: «Вы, штундисты, следуете не за Христом, а за германскими учителями, которые оставили Церковь Христову и исказили благую весть… Вы рождены православными родителями, воспитаны в православной вере, но соблазнены германцами, пляшете под германскую дудку и даже внешне стали похожими на германцев». Конечно, юный кузнец скоро оставил эту секту и вернулся в родную православную церковь.

Иерархи православной церкви и значительная часть светской бюрократии считали штундизм серьёзной угрозой духовной целостности российского общества[10]. Это привело к тому, что бурная общественная дискуссия вокруг штундизма, особенно о вопросе его происхождения, имеет ярко выраженный идеологический характер. Существует несколько основных позиций в вопросе о происхождении штундизма.

Позиция православных авторов[править | править вики-текст]

В 1880—1910-х годах вышли десятки книг и статей о штундизме, имевших обличительный характер и предназначенных для помощи православным миссионерам в борьбе с «сектой». «Заветная цель подобных работ была предопределена заранее — доказательство ложности сектантства, — отмечал Лев Митрохин. — Поэтому они неизбежно приобретали характер манипулятивных построений, в которых фактический материал привлекался лишь в той степени и в том виде, в котором он укладывался в исходную схему благочестивого обличительства»[11].

Одним из ключевых пунктов обличения штундизма были доказательства отсутствия у него корней в отечественной почве и представление его исключительно как продукта враждебного чужеземного влияния[12]. В качестве доказательства Митрохин приводит слова одного из критиков штундизма протоиерея Тимофея Буткевича: «В русском сектантстве — всё чужое! <…> Говорить о сектантстве, как о „самородном, самобытном и самостоятельном выражении духовной жизни русского народа“ значит — не только не понимать или умалять, но и оскорблять творческий гений великого народа»[13][14].

Позиция русских народников и либералов[править | править вики-текст]

Штундистский крестьянский активист Тимофей Артёмович Заец

Одновременно с православной литературой на волне нарастающих в обществе антиклерикальных настроений было издано значительное количество научных, публицистических и художественных трудов о «сектантах» со стороны светских авторов, придерживавшихся либерально-народнических взглядов. Они открыто полемизировали с официальным «сектоведением». Ряд таких авторов настаивал на «исконно русском» происхождение штундизма, как преемника традиционных русских сект, таких как духоборы и молокане. «Штунда не есть какое-нибудь завезенное и пересаженное с запада явление», — утверждал один из таких авторов Г. Емельянов. По его мнению, штунда представляла собой «видоизменение прежней молоканско-духоборской секты, принявшей новое название и утвердившейся на новой почве»[15].

С ними был солидарен имевший репутацию «отца» российского штундизма пастор Карл Бонекемпер, утверждавший, что штундизм немецких колонистов — лишь одна из форм лютеранства, не имеющая прямого отношения к стихийно возникающим на российской почве религиозным новообразованиям[1].

Позиция советских религиоведов[править | править вики-текст]

Типичная крестьянская семья штундо-баптистов Киевской губернии, 1901

Наиболее видные советские религиоведы, такие как В. Д. Бонч-Бруевич, А. И. Клибанов, Л. Н. Митрохин, видели в штундизме религиозную трансформацию социального протеста населения против самодержавия и РПЦ. Они указывали на фальшивость самого термина «штундизм». По их мнению, ярлык «штундизм» навешивался проправительственными и проправославными пропагандистами на стихийно возникавшие группы по изучению Библии с целью их дискредитации. «Русское правительство склонно называть всех отступивших от православия общим именем „штундисты“, — писал В. Д. Бонч-Бруевич. — На наших глазах совершается то же, что было в давние времена с альбигойцами. Господствующий класс Альби, Прованса и Лангедока в XIII столетии по почину папы называл „альбигойцами“ всех противящихся католицизму. Господствующий класс России вместе с правительством стремится называть „штундизмом“ народные массы, идущие против православия и связанного с ним самодержавия. Общее название облегчает создание общих репрессивных мер и единого плана преследования всех вообще сектантов»[16]. Как отмечал А. И. Клибанов, «штундизм — ни что иное, как условное церковно-тенденциозное наименование совокупности религиозно оформленных крестьянских движений, развивавшихся в 60-70 годах XIX в.»[6]

Позиция протестантских историков[править | править вики-текст]

Среди историков, философов и богословов, представляющих современные евангельские конфессии ведется обширная полемика по вопросу самоидентификации этих конфессий и их происхождения. Важную роль в этой полемике играет вопрос происхождения штундизма, как предшественника этих конфессий. При этом по мнению доктора богословия Андрея Пузынина, на самоидентификацию российских евангельских конфессий существенно влияют социально-политические изменения в обществе, переменчивые культурные нормы и идеология[17].

Ряд современных российских авторов (в том числе С. В. Савинский, М. С. Каретникова, В. А. Бачинин) настаивают на том, что их конфессии имеют самобытное русское происхождение, всегда существовавшее параллельно «структурированному и ритуалистическому» православию, в то время как известные украинские авторы С. В. Санников и Ю. Е. Решетников считают их продуктом уникального синтеза православия и протестантизма[18].

По мнению историка баптизма Альберта Вардина, немецкий штундизм сыграл важную роль в становлении русско-украинского штундизма, однако затем последний пошёл по собственному пути. Русско-украинские штундисты не образовывали реформатских или лютеранских общин, не приняли их исповеданий веры, и их системы церковного устройства, отстаивая принцип независимости каждой поместной общины. Кроме того, в отличие от немецких штундистов, русско-украинские штундисты вышли из лона православной церкви, одновременно не признавая священнодействий и официальных протестантских церквей[2].

Описание[править | править вики-текст]

Обложка одной из многочисленных антиштундистских книг, написанных современниками
Титульная страница одной из многочисленных антиштундистских книг, написанных современниками

Собрания штундистов состояли из совместного чтения и последующего обсуждения Библии Синодального перевода, молитвы и хорового пения духовных песен.

Большое внимание уделялось практическому применению принципов христианской морали в жизни, в связи с чем даже противниками штундизма в лице православного духовенства и представителей властных структур признавалась высокая нравственность большинства последователей этого движения.

Изначально последователи штундизма из числа украинцев и русских не стремились к разрыву отношений с православной церковью, продолжая посещать православные церковные богослужения, а для крещения детей, совершения браков и погребения умерших обращаясь к православным священникам. Однако рост движения вызвал обеспокоенность церковных иерархов и представителей государственной власти, вследствие чего к штундистам стали применяться репрессивные меры за неразрешенные религиозные собрания, что все более осложняло их отношения с православием.

История движения[править | править вики-текст]

По одной из версий, основателем штундистского движения в Германии был Якоб Шпенер, умерший в 1705 году в Берлине. Среди немецких колонистов в России первый такой кружок возник в 1817 году[1]. Это движение стало популярно среди немецких колонистов. Начало русско-украинскому штундизму было положено именно благодаря «библейским часам» немецких штундистов, на которые приглашались и русские крестьяне, работавшие на колонистов[19]. Так обратились двое крестьян из деревни Основы Одесского уезда Херсонской губернии — Федор (по другим сведениям — Иван)[20] Онищенко в 1858 (или 1852) году и Михаил Ратушный в 1861 году. Они сыграли значительную роль в распространении штундизма среди русских крестьян.

Временем окончательного выделения русско-украинского штундизма в самостоятельное религиозное течение принято считать 1869—1871 годы XIX века, когда члены сначала новопиетических общин Елизаветградского (1869—1870), а затем и Одесского уезда (1871) крестились по обряду, принятому у баптистов и братских меннонитов.

Таким образом, постепенная эволюция богословских взглядов штундистов привела к принятию большинством их общин уже в начале 80-х годов XIX века баптистского вероучения. В 1884 году большинство штундистских общин вошло в Союз русских баптистов Южной России и Кавказа.

Часть штундистов, не принявшая баптистского вероучения, сохраняла свою самостоятельность и до начала XX века. К ним относится т. н. младо-штундизм (духовная штунда), не имевший строгих правил в отношении культа и отвергавший святость всех таинств, включая крещение. Часть младо-штундистов впоследствии приняла воззрения духоборов и толстовцев.

В 1882—1905 годах (в период, когда обер-прокурором Святейшего Синода был К. П. Победоносцев) штундисты, наряду с баптистами, стали одним из объектов целенаправленной политики Синода по искоренению «инославных» конфессий, проводимой посредством просветительских[21] и репрессивных мер (описаны в статье Победоносцевские гонения). Отношение светской администрации к этой политике было неоднозначным[22], в целом она оказалась провальной[23][24].

4 июля 1894 г. положением Комитета Министров Российской империи штундизм был объявлен «сектою особенно вредною в церковном и общественно-государственном отношениях», а последователям учения запрещалось собираться на общественные молитвенные собрания, при этом под определение «штундизма» попали и баптисты, и представители других протестантских движений.

Несмотря на прекращение существования штундизма как самостоятельного течения в XX веке, до настоящего времени в отдельных местностях в разговорной речи штундистами именуются представители баптистских, пятидесятнических церквей и некоторых иных направлений евангельского христианства.

Численность[править | править вики-текст]

К 1882 году в Херсонской, Екатеринославской и Киевской губерниях (хотя распространение штундизма не ограничивалось только ими) было уже около 1000 членов штундистских поместных общин. В то же время по официальным данным херсонского губернатора в 1881 году всех штундистов (без разделения на баптистов и собственно штундистов) только в Херсонской губернии числилось 3363 души[25].

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]