Эта статья входит в число хороших статей

Штурм острова Березань

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Штурм острова Березань
Основной конфликт: Русско-турецкая война (1787—1791)
Berezan.jpg
Остров Березань
Дата 7 (18) ноября 1788
Место остров Березань
Итог победа Черноморского казачьего войска, турки сдали крепость
Противники

Flag of Russia.svg Российская империя
Alex K Chornomorske Kozacke Viysko-01.svg Черноморское казачье войско

Fictitious Ottoman flag 2.svg Османская империя

Командующие

Flag of Russia.svg Григорий Потёмкин
Flag of Russia.svg Александр Суворов
Alex K Chornomorske Kozacke Viysko-01.svg Антон Головатый
Flag of Russia.svg Осип Дерибас

Fictitious Ottoman flag 2.svg Гасан-паша
Fictitious Ottoman flag 2.svg Келеджи Осман-паша

Силы сторон

см. соответствующий раздел

см. соответствующий раздел

Потери

см. соответствующий раздел

см. соответствующий раздел

Штурм острова Береза́нь осуществлён 7 (18) ноября 1788 года казаками Черноморского казачьего войска во время Русско-турецкой войны 1787—1791 годов. В результате турки были вынуждены сдать крепость, расположенную на острове.

Позже российским командованием крепость была признана лишённой какого-либо стратегического значения и разрушена силами черноморских казаков.

Крепость[править | править код]

На протяжении XIV—XV веков, когда всё Бугско-Днестровское междуречье входило в состав сначала Литовского княжества, а позже Польского королевства, об острове Березани имеются только отрывистые сведения, а уже на рубеже XV—XVI веков остров оказался под властью Крымского ханства, однако не был заселён. В то же время запорожские казаки знали об острове и использовали его для стоянки судов и отдыха во время многочисленных морских походов[1]. Однако ни для казаков, ни для турок Березань не имела важного стратегического значения[2].

Идея строительства оборонительных укреплений на острове Березань принадлежит инженерам российской армии. Об этом свидетельствует проект крепости на острове Адда, подписанный Николасом фон Брадке 26 сентября 1737 года[* 1]. За несколько лет до этого турецкий посол в Российской империи Ахмед Ресми написал в Константинополь о необходимости срочно усилить крепость Кинбурн и Очаковские крепости, однако об острове Березань даже не вспомнил. Существует два объяснения, зачем России понадобилось строительство фортификационных сооружений на необитаемом острове: во-первых, из-за отсутствия военно-морского флота на Чёрном море создать преграды туркам для содержания своих больших линейных кораблей между Березанью и мысом Аджиякс (Хаджи-Гасан), а во-вторых, не исключено, что Россия надеялась удержать только Бугско-Днестровское междуречье и в таком случае новая крепость на Березани смогла бы определённым образом уравновесить наличие турецкого замка Кинбурн. После окончания Русско-турецкой войны 1735—1739 годов, в результате которой России не удалось захватить земли в низовьях Днепра, на протяжении более чем четверти века Березань не упоминается, а это означает, что она снова потеряла своё стратегическое значение[3].

Мемориальная доска на месте подписания договора в 1774 году, село Кайнарджа, Болгария

В результате Русско-турецкой войны 1768—1774 годов Россия снова надеялась получить всё Бугско-Днестровское междуречье, но в ходе переговоров от этой идеи пришлось отказаться. В итоге турки были вынуждены отдать часть Бугско-Днестровского междуречья, крепости Керчь, Еникале и Кинбурн. Таким образом, именно пункт 18 Кючук-Кайнарджийского мира существенно повлиял на дальнейшую историю Березани, значительно изменив всю военно-стратегическую ситуацию в низовьях Днепра и Буга. Вследствие этого Днепро-Бугский лиман перестал быть внутренним водоёмом Османской империи, а наличие российской крепости Кинбурн прямо напротив Очакова заставило турок искать более выгодную гавань для своего флота. Ею мог стать упомянутый выше глубоководный и неплохо защищённый от ветров рейд между Березанью и мысом Хаджи-Гасан, но его сначала следовало хорошо защитить[4].

Однако турки не сразу начали строительство крепости на Березани, так как остров не входил в состав турецкого «старого Очаковского уезда», а все земли Крымского ханства согласно Кючук-Кайнарджийскому договору признавались независимыми как от России, так и от Турции. Только летом 1777 года, после введения российских войск в Крым для подавления татар, турки официально заявили про переход всего Бугско-Днестровского междуречья под их юрисдикцию и смогли начать строительство укреплений на Березани[5][6]. Уже 7 сентября 1777 года статский советник П. Веселицкий доложил князю А. Прозоровскому о начале подготовки к строительству турками крепости[5].

Решение о сооружении крепости турки приняли в декабре 1777 года или в январе 1778 года. Турки закончили строительство крепости на острове Березань за очень короткий термин на протяжении всего одного весенне-летнего сезона 1778 года. К строительству крепости турками привлекались работники из Валахии. К осени главные земляные работы на Березани были завершены и 9 ноября 1778 года из Константинополя было отправлено два грузовых судна с вооружением для крепости. Этот осенний переход оказался неудачным, так как 25 пушек, предназначавшихся для крепости, потонули в море. В 1779 году крепость была усилена и её гарнизон состоял из регулярных турецких войск[7].

В июле 1781 года крепость на Березани увидел новый российский посол в Константинополе Яков Булгаков, который вместе со своей свитой проплыл мимо неё на кораблях российского флота. Неизвестно, какой вид имела крепость в те года, но маловероятно, чтобы она сильно изменилась к 1784 году, когда её посетил и очень детально описал французский военный инженер и топограф Лаффит-Клаве[8]. Также Лаффит-Клаве дал рекомендации туркам по укреплению крепости, которую считал пусть и полностью боеспособной, но в то же время устаревшей, и её окрестностей. Однако турки к рекомендациям не прислушались[9].

Собственно крепость, расположенная на самой южной окраине острова, имела в плане форму почти равностороннего треугольника с длиною сторон 220—270 метров. По всему периметру она была окружена земляным валом с деревянным частоколом, а с северной стороны — рвом глубиной до 3 метров с подвесным мостом. На её южном угле и на юго-восточной стене были сооружены два круглых бастиона. С той же стороны на нижней террасе была расположена ещё одна батарея. Внутри крепости были размещены: дом коменданта, казармы, каменная мечеть, пороховой погреб, каменные и деревянные склады, дома и землянки гражданских жителей, ямы для хранения муки и зерна, цистерны для воды. На вооружении крепости состояла 21 пушка разного калибра с дополнительными укреплениями в южной части острова[10].

Предыстория[править | править код]

Запорожские казаки[править | править код]

Несмотря на ликвидацию первой Бугско-Днестровской Сечи в августе 1779 года после подписания Анайлы-Кавакской конвенции и массовое принудительное переселение оставшихся запорожцев за Днестр и Дунай в конце 1781 года, казаки продолжали ловить рыбу по всему побережью моря от Дуная до Днепра до самого начала Русско-турецкой войны 1787—1791 годов[11][12].

Захарий Чепега

Война началась в августе, но уже через несколько дней запорожские казаки, которые не хотели воевать на стороне Турции, начали переплывать на лодках на российскую сторону границы. До этого запорожские рыболовные курени мирно сосуществовали с турецким гарнизоном на самом острове. Вскоре к рыбакам присоединились и вооружённые казаки, в связи с чем Александр Суворов 21 декабря 1787 года издал специальный указ, согласно которому запорожские казаки не считались врагами, а после перехода им возвращали оружие. Казаки-перебежчики после принесения присяги зачислялись в разные команды Войска верных казаков, которое позже было переименовано в Черноморское. Начиная с весны 1788 года наиболее активное участие в боевых действиях принимала первая часть войска на лодках под общим руководством кошевого атамана Сидора Белого, который погиб в ходе одной из битв 18 июня 1788 года[13].

После гибели Белого казаки его команды немедленно избрали новым кошевым атаманом старого запорожского полковника Ивана Сухина, который только в январе этого же года вернулся из Турции, где находился в эмиграции с 1776 года. Такой выбор не удовлетворил ни российское командование, ни часть старшины, и 3 июля 1788 года Григорий Потёмкин своим собственным указом назначил на эту должность Захария Чепегу. Сам же Иван Сухин заявил о своей болезни и покинул службу, но уже в мае 1791 года вернулся в Турцию и стал военным есаулом в Задунайском войске[14][12][15][16].

Пешая команда выступила против такого решения и вскоре прибыла к ставке самого Потёмкина. Для разрешения конфликта 4 июля к ним немедленно прибыли Захарий Чепега и Антон Головатый. В конце концов, поддавшись на увещевания и обещания, казаки признали кошевым атаманом Захария Чепегу, который сразу же забрал у Антона Головатого все военные клейноды[14].

В ноябре — декабре 1787 года так называемые «турецкие» запорожцы организовали свой новый кош в селе Тузлы возле Березани. Войско насчитывало более 1000 пеших и конных казаков, в наличии были морские лодки. От турок они получали жалованье и провиант[17][18].

Накануне штурма[править | править код]

Григорий Потёмкин

В январе 1788 года в Березанской крепости находилось не более 100 человек гарнизона, но уже в феврале турки пополнили его ещё 200 бойцами[18].

В июле 1788 года Григорий Потёмкин решил захватить и снести турецкий пост на Березани. Исполнение этой задачи было поручено Александру Суворову, которому предоставлялись значительные силы в 600 солдат пехоты на кораблях гребного флота и казацких лодках. 12—14 июля велась интенсивная подготовка данной операции, которую должны были поддержать корабли флота и артиллерия. Когда всё было готово к осуществлению штурма, главнокомандующий отменил своё решение в связи с тем, что готовилась осада Очакова, а в непосредственной близости от острова появилось значительное количество кораблей турецкого флота[19][20].

После событий под Очаковом об острове временно забыли, а казакам поручили перейти на правый берег реки Березань, поставить пикеты вдоль берега моря и не допускать схождения на него с лодок «турецких» запорожцев. В связи с этим, в июле — начале августа 1788 года кош в Тузлах прекратил своё существование, а Березань временно стала главной базой морской флотилии «турецких» запорожцев[19].

Осенью 1788 года Гасан-паша, командующий турецкой флотилией, стоявшей около Очакова, значительно укрепил крепость на острове Березань за счёт строительства двух артиллерийских батарей и линии окопов в северной части острова. Эти изменения хорошо иллюстрирует «План острова Березани», снятый российским топографами сразу же после штурма в ноябре 1788 года[* 2]. Этот план даёт представление о том, что Березань не была совсем слабой крепостью[9][21].

Когда осенние бури заставили Гасан-пашу вывести флот из-под Очакова, князь Григорий Потёмкин приказал черноморцам захватить остров[21]. Начальником турецкого гарнизона на момент штурма был двухбунчужный Келеджи Осман-паша, который ранее командовал всеми янычарскими войсками Турции, то есть был янычар-агой[22].

Битва[править | править код]

Антон Головатый

Утром 7 (18 по новому стилю) ноября казаки во главе с Антоном Головатым на глазах у всей российской армии и турок, засевших в крепости, сели в свои лодки[uk] и в сопровождении флотилии канонерских лодок Осипа Дерибаса стремительно двинулись по морю к острову. Несмотря на убийственный огонь орудий северо-восточной батареи, они всё же подошли к острову и пристали к северному берегу на расстоянии выстрела. Сделав залп из пушек и ружей, а затем бросившись в воду и резко двинувшись к неприступному берегу, казаки смяли передовые турецкие части и захватили береговую батарею. Повернув против крепости захваченные орудия и установив свои, снятые с лодок, черноморцы начали громить Березанскую крепость. В то же время начался обстрел Березани с русских лодок. Турки были вынуждены вывесить белый флаг и сдать крепость. Штурм крепости занял считанные часы[21][23][24][25].

Силы сторон и потери[править | править код]

Список, составленный самими казаками после штурма, чётко зафиксировал, что в нём принимало участие 836 человек, к тому же все 34 старшины названы поимённо. Из списка следует, что в деле участвовали 22 куренных атамана, штурмовой отряд вышел в море на 22 куренных лодках, имея в среднем по 34—35 человек на каждой. Десант, по всей видимости, был недоукомплектован, так как большая казацкая лодка вместе с экипажем (командиром, обычно курееным атаманом, 10 гребцами и рулевым) могла вместить до 60 вооружённых человек. Согласно рапорта Григория Потёмкина общие потери казаков были следующие: 1 полковой старшина, 4 куренных атамана и 24 казака[26].

Согласно тому же донесению Потёмкина, накануне штурма турки имели на острове гарнизон численностью более чем 400 человек, из которых 320 сдались в плен, а остальные (больше 80) были убиты. Казаки захватили в крепости значительные трофеи: 11 флагов, 21 пушку и 1149 ядер разных калибров, 150 бочек с порохом, больше 800 метров фитиля, около 130 тонн пшеничной муки и 160 тонн ячменя. Также были взяты 111 винтовок, 69 пистолей, 49 шашек, 75 кинжалов и 57 патронташей. Список может быть не полным, так как казаки часть оружия могли присвоить себе. Также Потёмкин к флагам приписал и те, что были ранее отбиты у турок и просто куплены казаками у князя по цене 20 рублей за штуку. Большую часть трофеев казаки немедленно продали российскому командованию, а муку и воду они начали перевозить в мешках на армейские склады своими лодками[27].

Пленного начальника турецкого гарнизона Келеджи Осман-пашу 8 ноября принял сам Григорий Потёмкин. На встрече Григорий Потёмкин подарил Келеджи Осман-паше бриллиантовый перстень, а остальным пленным была выплачена компенсация за «потерянные вещи». А уже через три недели главнокомандующий отпустил всех пленных через Ольвиополь (современный Вознесенск) в Турцию. Позже Келеджи Осман-паша в Турции был повышен в звании до трибунчужного паши[22].

После штурма[править | править код]

12 декабря 1788 года Екатерина II наградила Антона Головатого и Захария Чепегу Георгиевскими крестами IV степени с формулировкой «за отличие»[28][29]. Приблизительно в то же время Григорий Потёмкин издал указ, в котором казацкое войско было официально названо Черноморским, а целый ряд его старшин получили армейские офицерские чины[30].

Через несколько дней после штурма казаки возле Березани провели ещё одну удачную военно-морскую операцию. Казаки из команды полковника Гулика захватили несколько баркасов с грузом из Аккермана и передали их в состав российского флота[31].

Однако уже 17 ноября 1788 года в донесении на имя Екатерины II Григорий Потёмкин заявил, что крепость лишена какого-либо стратегического значения, и приказал черноморским казакам, которые остались в крепости на заставе, её уничтожить[32]. Весной 1789 года казаки оставили необитаемый и опустошённый остров и стали кошем недалеко от него, возле устья реки Березань на левом берегу одноимённого лимана[33].

В то же время к берегам Березани вернулась турецкая эскадра и обнаружила, что Березань никто не охраняет. В июне того же года Потёмкин смирился с его возможной потерей и даже не попытался организовать защиту. В связи с этим турки могли почти без препятствий пользоваться Березанским рейдом и не высадили десант на остров только потому, что уже не имели возможности восстановить на нём разрушенные укрепления, батареи и цистерны. Однако казаки вплоть до своего переселения на Кубань в 1792—1793 годах и даже позже интенсивно использовали воды вокруг Березани как рыбные угодья[33]. После переселения казаков на Кубань в 1792 году они в память о своём участии в штурме основали там станицу Березанскую[30][34][35][36].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. "Plan von der insul Adda. Nebst den darauf gemachten Project, profil und Prospecten. Otzakow, 26 Sept. 1737". Входил в состав картографической коллекции Одесского императорского общества истории и древностей (Бертье-Делагард — 1888 — С. 23 — № 76). Хранится в фондах Одесского историко-краеведческого музея — № К-853 (К-II-4).
  2. Разыскан М. Глеб-Кошанским в 1999 году в Военно-морском архиве Санкт-Петербурга. Ксерокопия находится в Музее Одесского порта.
Источники

Литература[править | править код]

  • Короленко П. П. Предки кубанских казаков на Днепре и на Днестре. — Екатеринодар: Тип. П. Ф. Бойко, 1900. — 203 с.
  • Масловский Д. Ф. Записки по истории военного искусства в России: в 2 вып. // Вып. II. — СПб., 1894. — 507 с.
  • Мицик Ю. А. Нащадки запорожців // Як козаки воювали: Історичні розповіді про українське козацтво. — Дніпропетровськ: Січ, 1991.
  • Петренко, Є. Д. БЕРЕЗАНСЬКОЇ ФОРТЕЦІ ШТУРМ 1788 // Енциклопедія історії України : у 10 т. : [укр.] / редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. ; Інститут історії України НАН України. — К. : Наукова думка, 2003. — Т. 1 : А — В. — 688 с. : іл. — ISBN 966-00-0734-5.
  • Сапожников, І. В. Буго-Дністровська Запорозька Січ (1775—1780-ті роки) // Хаджибей-Одеса та українське козацтво (1415—1797 роки). — Од.: ОКФА, 1999. — («Невичерпні джерела пам’яті», — Т. Ш.).
  • Сапожников, І. В. Козацький полковник Іван Сухина // КС. — 2000-а. — Т. № 1.
  • Сапожников, І. В. Штурм острова Березань чорноморськими козаками / Інститут археології НАН України; Одеське регіональне відділення Інституту козацтва НАН України; Українське товариство охорони пам’яток історії та культури. — Київ — Іллічівськ: "Елтон-2" — "Гратек", 2000. — 128 с. — ISBN 966-7588-11-4.
  • Скальковский А. А. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского. Составлена из подлинных документов Запорожского Сечевого архива: В 3 ч. — 2-е изд., испр. и доп. — Од.: Гор. тип., 1846. — Т. III. — 296 с.
  • Степанов В. С., Григорьев Н. И. В память столетнего юбилея Императорского военного ордена Святого великомученника и победоносца Георгия (1769—1789). — СПб.: Тип. В. Д. Скорятина, 1869. — 230, XXXVI с.
  • Фелицын Е. Д. Кубанское казачье войско 1696–1888 г.: Сборник кратких сведений о войске. — Воронеж, 1888.
  • Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. — Екатеринодар, 1910. — Т. 1.