Щетинина, Анна Ивановна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Анна Ивановна Щетинина
А. И. Щетинина за работой
А. И. Щетинина за работой
Дата рождения 13 (26) февраля 1908
Место рождения станция Океанская, Уссурийский край, Приморская область, Российская империя
Дата смерти 25 сентября 1999(1999-09-25) (91 год)
Место смерти
Гражданство  СССР
 Россия
Род деятельности капитан судна
Отец Иван Иванович
Мать Мария Философовна
Супруг Николай Филиппович Качимов
Дети нет
Награды и премии
Герой Социалистического Труда — 1978
Орден Ленина — 1978 Орден Ленина Орден Отечественной войны II степени  — 1945 Орден Отечественной войны II степени  — 1985
Орден Трудового Красного Знамени — 1936 Орден Красной Звезды  — 1942 Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Медаль «За победу над Японией»
SU Medal For the Defence of Leningrad ribbon.svg Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»

А́нна Ива́новна Щети́нина (13 [26] февраля 1908, Океанская25 сентября 1999(1999-09-25), Владивосток) — первая в мире женщина — капитан дальнего плавания.

Биография[править | править код]

Родилась 13 (26) февраля 1908 года на станции Океанской под Владивостоком. Отец Иван Иванович (1877—1946) — родился в селе Чумай Томской губернии (ныне Чебулинский район Кемеровской области), работал стрелочником, лесником, рабочим и служащим на рыбных промыслах, плотником и комендантом дач в Облотделе НКВД. Мать Мария Философовна (род. 1876) — из Кемеровской области. Брат Владимир Иванович (род. 1919) — родился во Владивостоке, работал мастером цеха авиазавода на станции Варфоломеевка Приморского края. Детство будущего капитана прошло в тайге, где вместе с другими детьми, дни напролет она проводила в играх, не всегда похожих на игры девочек: были и драки, и уроки стрельбы из берданки отца, и обучение верховой езде. Отец эти занятия поддерживал, повторяя, что лишь занимаясь любимым делом, обучаясь день за днём стоять за себя, можно вырасти достойным человеком.

Отец, сам едва умея писать, обучал грамоте своих детей: школы в Океанской не было. После появления школы Аня, желая избежать повторного прохождения уже известных ей предметов, принимает решение подналечь на учебу и и перевестись в класс соответствующий ее знаниям. Уже тогда в маленькой упрямой девчонке с буйным характером стали проявляться черты будущей Анны: целеустремленность, желание во что бы то ни стало добиться цели, жажда познания всего нового. И посреди учебного года, ее переводят во второй класс: несколько месяцев самостоятельных упорных занятий принесли свои плоды.

В 1919 году Щетинина начала учиться в начальной школе в Садгороде. После вступления Красной Армии во Владивосток школы были реорганизованы, и с 1922 года Анна Ивановна училась в единой трудовой школе на станции Седанка, где в 1925 году окончила 8 классов. В одну из зим, в связи с работой, отец остался на Камчатке. С деньгами в семье стало совсем плохо, что поставило под угрозу учебу. Аня пробовала ездить в школу на поезде «зайцем», но, после присланного домой штрафа, о безбилетном проезде, эту мысль оставила и стала ходить в школу пешком. Путь был неблизкий 7 километров только в одну сторону. Зимой спасала река: вооружившись коньками, будущий капитан мчался в школу по речному льду. Летом, во время школьных каникул, семья отправилась к отцу, работавшему на рыбных промыслах. Именно в этом путешествии по Амуру Анна впервые по-настоящему увидела и почувствовала «морскую жизнь». По возвращении домой Анна села писать письмо во Владивостокское мореходное училище. Получила вскоре ответ с просьбой «явиться лично». Несмотря на последующий непростой разговор, в ходе которого ректор старался отговорить Анну от поступления на такой «не женский» факультет, Щетинина осталась верна своему намерению посвятить жизнь морю.

В том же году поступила на судоводительское отделение Владивостокского морского техникума. Из двухсот человек было принято сорок два. Учеба Щетининой нравилась. Знания поглощала с удовольствием и, несмотря на пренебрежительное отношение многих преподавателей и сокурсников, со свойственным ей упрямством, продолжала учиться. Вошла в студенческую бригаду, в составе которой, наравне со всеми мужчинами, участвовала в погрузке соевого жмыха на пароход, упорно отказываясь от отдыха и помощи, считая, что в учебе и на море люди не делятся на мужчин и женщин, а лишь на плохих и хороших моряков. Ходила по кругу, сцепив зубы от самолюбия и усталости: таскать на плечах приходилось по тридцать-сорок килограммов. Заработанных за такую работу денег хватало на пять дней. На одном из занятий по мореходной астрономии дала преподавателю, прежде не замечавшему ее, настолько развернутый ответ, что после почувствовала, что «изоляция» ее окончилась. После первого года учебы Анна получает назначение на свою первую практику на пароход «Симферополь». Но в первый же рабочий день 6 июня 1926 года опять столкнулась со скепсисом по отношению к ней. Впервые в этом рейсе она встретилась и грубостью команды и с пониманием, почти ювелирной, сложности самого судна, будто состоящего из миллионов частиц, начиная от конструкции и заканчивая обязанностями каждого члена экипажа. Впервые в этом плавании она попробовала «рулить» кораблём и, не без гордости, увидела первые, появившиеся от ее маневров, «зигзаги» на воде. А наблюдая за катером, проходящим буруны, Щетинина становится свидетелем гибели старшины катера Александра Ивановича Барсукова. Этот трагический случай остался в памяти Анны Ивановны, как подтверждение тому, что лишь опыт и упорство способны проложить дорогу к цели, но нельзя сбрасывать со счетов грозные силы природы. «Моря бояться не нужно, но с морем шутить нельзя».

Где бы ни работала Анна Ивановна, она всегда завоевывала сердца даже самых суровых «морских волков». Работая наравне со всеми, не просила «особого отношения», организовывала кружки по занятию с малограмотными, сама обучала товарищей по работе чтению и письму. Всегда с огромным усердием делала всё то, что приказывали старшие по званию. Много лет спустя призналась: «Я понимала, что если откажусь — никогда не встану с матросами на равную ногу, всегда буду для них пассажиром».

В 1928 году вышла замуж за моряка-радиста Николая Филипповича Качимова (1903—1950), работавшего радистом в Акционерном Камчатском обществе (АКО). Для подготовки к экзаменам, несмотря на протесты домашних, переехала обратно в общежитие, чтобы подготовиться на все сто процентов, не отвлекаясь на бытовые моменты. И, хоть и славилась Анна Ивановна своим упрямством и желанием быть лучше всех и наравне с мужчинами — понимала, что соперничеством можно испортить самую крепкую дружбу и, на одном из экзаменов, первой сделав задание, намеренно ждала, чтобы пойти вслед за своим другом Мишей Готским, не унижая его тем, что справилась с билетом быстрее.

Получив долгожданный диплом штурмана, в котором, по словам она отправилась на новое место работы — теплоход «Ламут». Во время работы на «Ламуте» случилась и первая серьезная, чуть не стоившая ей возможности работать, травма. Во время стоянки судна в зимнее время многие, чтобы не опоздать на вахту, бежали к нему коротким путём — не берегом, а по льду. В весеннее время эта возможность исчезала, но некоторые отчаянные бежали к кораблю по, уже подтаявшим, отколотым льдинам, перепрыгивая с одной на другую. Прыжками приближаясь к кораблю, Анна не удержалась на одной из льдин, потерявшая опору нога соскользнула и Анна оказалась в ледяной воде. Её быстро вытащили, но тяжелейшего воспаления легких избежать не удалось. Чуть не умерев, потеряв добрый десяток килограмм, Анна по выздоровлению вновь вернулась в строй. Только с опытом то, чему учили в университете, начало вставать на свои места. И, хоть и не всегда справлялась с полученными заданиями, всегда делала как считала лучше, ошибки признавала и просила поправить. Никто не поверил бы, что эта девушка за шесть лет пройдет путь от матроса до капитана. При этом не пропуская ни одной ступеньки: матрос, штурманский ученик, матрос первого класса, третий штурман, второй, старший. «Я прошла весь тяжелый путь моряка от начала до конца. И если я сейчас капитан большого океанского корабля, то каждый из моих подчиненных знает, что я явилась не из пены морской».

В 27 лет Анна Щетинина взошла на капитанский мостик. Своим первым рейсом в 1935 году она прославилась на весь мир, проведя грузовой пароход «Чавыча» из Гамбурга через Одессу и Сингапур в Петропавловск-Камчатский. Зимой 1936 года «Чавыча» была затерта льдами. Пароход дрейфовал в течение одиннадцати суток, и в течение всего времени проведённого в ледовом плену Анна Ивановна не сходила с капитанского мостика, собственноручно управляя судном и выбирая удобный момент, чтобы вывести «Чавычу» изо льдов. Анастас Микоян объявил благодарность экипажу «Чавычи» за работу в сложных условиях. В том же 1936 году Анна Ивановна была награждена орденом Трудового Красного Знамени. С опытом появилось и желание еще учиться. Флот развивался, появлялись новые приборы и техники, знания пополнялись в процессе работы, но не хватало их глубины и выверенности. Анна Ивановна была принята в Ленинградский институт инженеров водного транспорта на судоводительский факультет.

20 марта 1938 года Анна Ивановна была назначена первым начальником рыбного порта города Владивостока. Войну Анна встретила на Балтике. Поначалу ей предложили работу в штабе, но это ей не подходило. Она приняла пароход «Сауле», который совершал перевозки в Финском заливе, где под градом немецких бомб и атак немецких подлодок Щетинина осуществляла снабжение армии в Прибалтике, а затем эвакуацию гражданского населения из Таллина. «Сауле» у острова Гогланд подвергся налёту немецкой авиации, получил серьезные повреждения, погибли члены экипажа. Впервые так близко Щетинина столкнулась со страшной военной действительностью — со смертью. Погибшей посчитали было и саму Щетинину, вытащив из воды ее капитанский китель, оставленный ею на поручне мостика и сброшенный взрывной волной. После ремонта, сделанного на Гогланде так, чтобы только мог двигаться, пароход дошел до Кронштадта, а затем и до Ленинграда.

Всю войну Щетинина проработала на судах, доставлявших в Россию продовольствие и оборудование из Америки и Канады. В 1945 году обеспечивала десантные операции во время войны с Японией. Как-то раз, беседуя с одним из новых знакомых в Канаде, Щетинина простодушно попросила его назваться заново, поскольку забыла его имя. После приёма советский дипломат устроил Анне «разнос» — с точки зрения дипломатического этикета, это была грубая оплошность. И она принялась усиленно тренировать память — на лица, имена и фамилии. И уже вскоре на флоте заговорили об удивительной памяти капитана Щетининой. Ответственность перед профессией и любимым делом была настолько велика, что даже прощание с матерью, уезжавшей из Ленинграда в эвакуацию, состоялось по телефону. Анна Ивановна изо всех сил старалась чтобы «не дрогнул голос», когда услышана была просьба матери прийти «хоть на секундочку».

После войны Анна Щетинина была капитаном судов «Аскольд», «Баскунчак», а после них получила назначение на пассажирский пароход «Белоостров», работавший на Лондонской линии: Ленинград — Хельсинки — Стокгольм — Копенгаген — Лондон. На этом судне под ее началом собралась почти полностью женская штурманская команда: 2-м помощником капитана работала Евгения Горленко, а 4-ым помощником — Елизавета Назарова, старпомом был мужчина. Однажды «Белоостров» подошёл к плавающему маяку, чтобы взять на борт местного лоцмана, хорошо знавшего запутанный маршрут среди скандинавских шхер. Рыжебородый моряк, просоленный морскими ветрами, с глубокими морщинами вокруг глаз и неизменной трубкой, поднялся на борт парохода. Каково же было его удивление, когда первой с трапа его встретила Елизавета Назарова — в форме Балтийского морского пароходства и золотыми нашивками на рукавах. У входа в капитанскую рубку его встречает 2-ой помощник — и тоже женщина! Далее следует встреча с капитаном, который, к ужасу старого «морского волка», тоже оказывается женщиной! В глазах старого скандинава этот советский корабль с женской командой был нарушением всех морских традиций. Перед тем как «Белоостров» отплыл в обратный путь из Стокгольма, представитель принимающей компании поделился с капитаном Щетининой сценой, произошедшей в конторе: по его словам, он никогда не слышал такого возмущения и зашкаливающего количества ругательств, как тогда, когда лоцман рассказывал о своём «приключении».

С 1949 года работала в Ленинградском высшем инженерном морском училище, с 1951 года — старший преподаватель, а затем и декан судоводительского факультета училища. В 1956 году Анне Щетининой присвоено звание доцента. В 1960 году она была переведена в ВВИМУ на должность доцента кафедры «Морское дело». Щетинина не только блестяще преподаёт, но и отправляется в качестве капитана в рейс на судне, команда которого состоит из курсантов училища. Анна Ивановна инструктирует своих воспитанников по совершенно разным вопросам, в которые вошла даже работа на камбузе, а, в частности, подробное пошаговое описание приготовления борщей, пирожков с капустой и каш.

В 1963 году стала председателем Приморского филиала Географического общества СССР[1]. Участвуя в Конгрессе советских женщин Анна Ивановна, сама уже ставшая легендой, знакомится с другой легендарной личностью: первой женщиной космонавтом Валентиной Терешковой. И снова сама жизнь подкрепляет ее твердую уверенность в том, что люди, по-настоящему вдохновленные и влюбленные в свое дело, всегда покоряют самые высокие вершины. Знаменитый австралийский клуб капитанов «Ротари клуб», существующий не первое столетие, имел твёрдое правило — никогда не приглашать в свой состав женщин. Эта святая заповедь была изменена ради русской женщины-капитана, которой предоставили слово на форуме капитанов.

В качестве капитана нового судна «Охотск» Анна Ивановна совершила свое первое кругосветное плавание, своими глазами увидев загадочные, словно пришедшие из старой сказки острова: Маврикий, Багамы, Гавайи, Сейшельские острова и множество других удивительных чудес, созданных природой и людьми. Благодаря ее мужеству, опыту, любви и преданности делу немало было преодолено испытаний и переживаний именуемых у тружеников моря «полировкой крови».

Пятьдесят лет отдала морю Анна Ивановна. Вышла на пенсию в 1983 году. Автор книги «На морях и за морями…» (1968). Умерла 25 сентября 1999 года.

Память[править | править код]

На Морском кладбище Владивостока ей установлен памятник.

20 октября 2006 года имя Щетининой присвоено мысу побережья Амурского залива Японского моря.

Школа № 16 города Владивостока носит имя А. И. Щетининой с 2008 года.

В 2010 году одной из новых улиц Владивостока в микрорайоне «Снеговая падь» присвоено имя Анны Щетининой.

21 октября 2013 года после капитальной реконструкции торжественно открыли сквер на улице Крыгина во Владивостоке, установлен памятник А. И. Щетининой.

Образ А. И. Щетининой увековечен на барельефе стелы «Город воинской славы».

11 февраля 2017 года распоряжением Председателя Правительства РФ имя первой в мире женщины-капитана дальнего плавания Анны Щетининой присвоено одному из безымянных островов Курильской гряды[2].

Награды и звания[править | править код]

Сочинения[править | править код]

  • Щетинина А. На морях и за морями. Владивосток, 1968; 2-е изд. — 1974; 3-е изд. — 1988

Примечания[править | править код]

  1. Ныне филиалу возвращено его историческое название — Общество изучения Амурского края
  2. Пять Курильских островов получили названия (рус.), РИА Новости (11 февраля 2017). Дата обращения 5 марта 2018.
  3. Почетные граждане. Администрация города Владивостока. Дата обращения 5 марта 2018.

Ссылки[править | править код]