Щиров, Сергей Сергеевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Сергеевич Щиров
Сергей Сергеевич Щиров.jpg
Дата рождения 6 февраля 1916(1916-02-06)
Место рождения с. Акимовка, Таврическая губерния, Российская империя
Дата смерти 7 апреля 1956(1956-04-07) (40 лет)
Место смерти Казань, ТатАССР, Советский Союз
Принадлежность  СССР
Род войск Flag of the Soviet Air Force.gif Военно-воздушные силы
Годы службы 19321949 (с перерывом)
Звание Подполковник ВВС СССР
Часть 267-й истребительный авиационный полк,
518-й истребительный авиационный полк
Должность командир полка
Сражения/войны Великая Отечественная война
Награды и премии
Герой Советского Союза — 1942
Орден Ленина — 1942Орден Ленина — 1942Орден Красного Знамени  — 1941Орден Кутузова III степени
Орден Александра Невского — 1943Орден Отечественной войны I степени— 1944Орден Красной Звезды  — 1941Медаль «За боевые заслуги» — 1947
Медаль «За оборону Кавказа»Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»SU Medal For the Liberation of Belgrade ribbon.svgSU Medal 30 Years of the Soviet Army and Navy ribbon.svg

Иностранные награды:

Орден Партизанской звезды 1-й степени

Сергей Сергеевич Щиров (19161956) — подполковник Советской Армии, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1942).

Биография[править | править код]

Сергей Щиров родился 6 февраля 1916 года в селе Акимовка (ныне — посёлок Акимовского района Запорожской области Украины) в семье крестьянина. С 1927 года проживал в Севастополе. Окончил пять классов школы, затем школу фабрично-заводского ученичества. Одновременно окончил Севастопольскую планерную школу и Мелитопольский аэроклуб. В 19321935 годах проходил службу в Рабоче-крестьянской Красной Армии. В 1939 году он повторно был призван в армию. В 1940 году Щиров окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.

Война и послевоенные годы[править | править код]

С первого дня Великой Отечественной войны Щиров участвовал в боевых действиях. Принимал участие в сражениях на Юго-Западном, Калининском, Северо-Кавказском фронтах. В августе 1942 года был представлен к званию Героя Советского Союза, но награда была заменена на орден Ленина[1].

К ноябрю 1942 года капитан Сергей Щиров был инструктором по технике пилотирования 87-го истребительного авиаполка 236-й истребительной авиадивизии Западного фронта. К тому времени он совершил 258 боевых вылетов, принял участие в 38 воздушных боях, сбив 14 самолётов противника лично и ещё 3 — в группе[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецкими захватчиками» капитан Сергей Щиров был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина за номером 9598 и медали «Золотая Звезда» за номером 587[1].

Щиров, служивший в то время командиром авиаполка, был выбран для выполнения сверхсекретной задачи по вывозу друга Сталина, будущего лидера Югославии, маршала Тито из контролируемой в тот момент фашистами части страны. Щиров совершил посадку на Динарском нагорье, где взял на борт лидера югославских партизан и доставил его на союзническую авиабазу в городе Бари в Италии, на адриатическом побережье. За выполнение этого задания он получил досрочно воинское звание и был представлен ко второй звезде Героя Советского Союза, но по бюрократическим причинам награждён не был[2].

Всего за время войны Щиров совершил 348 боевых вылетов, принял участие в 70 воздушных боях, сбив 18 самолётов противника лично и ещё 4 — в группе[3]. С июня 1944 года командовал 267-м истребительным авиационным полком, а с марта 1945 года назначен командиром 518-го истребительного авиаполка. После окончания войны продолжил службу в рядах ВВС[1].

Вскоре после победы он готовился к участию в воздушном параде над Красной площадью, но после вечеринки у артиста Леонида Двинина, знакомая Героя Советского Союза подполковника П. С. Середы — земляка Щирова, с которым тот поддерживал дружеские отношения, написала на них донос, в котором утверждалось, что они во время парада якобы собирались врезаться на своих истребителях в трибуну Мавзолея, чтобы уничтожить высшее советское руководство. Уголовное дело по данному доносу не возбуждалось, но от участия в параде их с Середой тогда отстранили и «взяли на карандаш» (одна из причин, почему Середа впоследствии не поднялся по служебной лестнице выше генерал-майора). Одну из присутствовавших на вечеринке девушек арестовали «за связь с английской разведкой». Сам он по поводу этих обвинений позже заявил на допросе: «Чушь какая-то».[4]

С 1947 года он служил в Управлении ВВС[1].

Конфликт с Берией[править | править код]

Из материалов уголовного дела Щирова (которое не рассекречивалось до 1980-х годов) известно, что во время его службы в Москве на его жену «положил глаз» заместитель председателя Совета Министров Л. П. Берия, курировавший в советском правительстве органы государственной безопасности, который стал добиваться её в своей привычной манере, направляя за ней одного из своих подручных в звании полковника, который бесцеремонно появлялся в квартире Щирова, не представлялся и ни с кем не разговаривал, а сразу же увозил его жену по вызову Берии, присутствие мужа и других жильцов в квартире его совершенно не волновало. Тогда Щиров сказал жене: «Езжай к своему Берии и скажи, что для этих целей у тебя есть муж. Если через час не вернёшься, меня не увидишь никогда». Она вернулась через час, после чего визиты подручного Берии прекратились, но продолжались телефонные звонки, теперь уже от самого Берии. Щиров обратился к командованию ВВС с рапортом отправить его служить в авиационных частях, но его не отпустили. Для того, чтобы избавиться от докучавшего ему Щирова, Берия добился сперва отправки его в командировку вместе с группой офицеров авиации в Прикарпатский военный округ[5], а затем его увольнения с действительной военной службы в запас и перевода из Управления ВВС в Москве в Узбекистан, начальником Ташкентского аэроклуба ОСОАВИАХИМ. Будучи переведённым в Ташкент без жены, Щиров повстречал там Людмилу Вильчинскую, студентку Ташкентского экономического института, с которой они проводили вместе вечера, ходили на танцплощадку[6]. У них завязались романтические отношения, и Щиров, под давлением обстоятельств и предчувствуя свой арест в скором времени, решился на побег за границу вместе с ней. В один из дней марта 1949 года он привёл её на аэродром, где велел подготовить самолёт У-2 к вылету, они уже сели в кабину, он завёл двигатель и собирался взлетать, но дежурный по аэродрому поднял тревогу, и попытка сорвалась. Поскольку несанкционированный вылет являлся мелким нарушением порядка и не приравнивался автоматически к попытке бегства за границу, задержаны Щиров и его спутница не были[7].

Вскоре Щиров был вызван в Москву, в Управление ВВС, якобы по служебному вопросу, но он понял, что его там уже ждут, чтобы арестовать, поэтому предпринял вторую попытку бегства, теперь уже самостоятельно, для чего отправился не напрямую в Москву, а через Ленинакан, где, по официальной версии, он добрался до советско-турецкой границы и попытался её пересечь[8].

Арест и заключение[править | править код]

Согласно материалам дела, на рассвете 7 апреля 1949 года Щиров попытался перейти государственную границу СССР, но был задержан пограничным патрулём. 9 апреля он был арестован за попытку измены родине[9] по обвинению в «попытке запланированного побега за границу для дальнейшей борьбы против СССР». Якобы после побега в Турцию он собирался перебраться оттуда во Францию, где жили его французские друзья-сослуживцы военных лет из полка «Нормандия-Неман».[10] Под пытками Щиров признался в участии в «контрреволюционном заговоре», «работе на иностранные разведки» и так далее,[11] но какие-либо контрреволюционные связи с французами, югославами и поляками, он, несмотря на пытки, упорно и категорически отрицал[12]. Касательно своей первой попытки бегства, на допросе Щиров взял вину на себя, заявив: «Людмила ни в чём ни виновата. <…> Я сказал, что просто её покатаю. Да, сказал, «улечу» тебя за границу».[11] Он добивался для себя суда военного трибунала, которому намеревался сходу изложить причины своего ареста и свой личный конфликт с Л. П. Берией, но в МГБ не могли допустить, чтобы Щиров попал в руки военных и 12 ноября 1949 года Особое совещание при МГБ СССР безо всякого суда приговорило его к 25 годам лишения свободы с отбытием наказания в особых лагерях в Коми АССР№ 6 под Воркутой, а затем № 1 под Интой.

Из его показаний, выбитых сотрудниками МГБ в ходе пыток в Ереване и в Москве, может быть истолковано, почему столь нерешительно, по-дилетантски он пытался пересечь границу, — импульсивность и непоследовательность его действий объяснимы крайней эмоциональной возбуждённостью от пережитого. Генерал-майор авиации А. В. Ворожейкин впоследствии вспоминал в своих мемуарах, что, когда им официально сообщили о том, что Щиров якобы «являлся шпионом иностранного государства и арестован при попытке перейти границу», а завербован он был будто бы ещё в Югославии, ему стало понятно, почему тот расплакался, когда они с Щировым отдыхали вместе с семьями в Алупке — сразу вслед за тем, как жена внезапно уехала в Москву («по вызову»).[13]

Кроме самого Щирова, по его делу был арестован артист драмтеатра Ю. Козицын, осуждённый Особым совещанием 20 сентября 1950 года на 8 лет ИТЛ за «недоносительство о готовившейся Щировым измене родине».[14]

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1950 года Щиров Сергей Сергеевич лишён звания Героя Советского Союза и всех государственных наград.

14 сентября 1951 года, уже находясь в лагере, получил без суда повторный срок по статье 58.2 («покушение на захват власти») и 58.11 УК РСФСР («контрреволюционная организация») ещё 25 лет лишения свободы за готовившееся им «вооружённое восстание».[15]

Большую часть времени в заключении Щиров провёл в карцере и бараке усиленного режима (БУР). О том, как он себя вёл в заключении и почему его регулярно держали в БУРе, повествует один из его солагерников:

[Начальник БУРа] с садистическим удовольствием заливал пол в камерах бура ледяной водой — чтоб сидели на нарах, поджав ноги; по малейшему поводу надевал на своих подопечных наручники, избивал. <…> [Щиров] из бура практически не вылезал. Лагерный срок Щиров получил за то, что обиделся на Берию. Лаврентию Павловичу приглянулась красивая жена летчика, и её доставили к нему на дом. Про то, как это делалось, написано и рассказано так много, что нет смысла вдаваться в подробности. Как правило, мужья бериевских наложниц шума не поднимали, а Щиров поднял. Вот и попал в Минлаг. Он и здесь не унимался: о своем деле рассказывал всем и каждому, а как только в лагерь приезжала очередная комиссия и спрашивала, обходя бараки: «Вопросы есть?» — Щиров немедленно откликался:
— Есть. Берию еще не повесили?
Его немедленно отправляли в бур, но ведь и туда время от времени наведывались комиссии с тем же обязательным вопросом. И всякий раз Щиров выскакивал со своим:
— Есть вопрос! Берию не повесили?

Его били, сажали в карцер, но Герой не поддавался перевоспитанию.

Фрагмент воспоминаний Валерия Фрида[16]

В 1953 году, незадолго до того, как Берия был смещён с занимаемых должностей, Щиров был этапирован в Москву, где на допросе у военного прокурора сообщил, что в побеге и всех прочих антисоветских преступлениях он «сознался» под пытками на Лубянке, и дал следующие показания: «Я никогда не собирался изменять родине. Выслушайте меня… Весь мой побег — это инсценировка. Я поехал на границу, туда, где служил, в район Ленинакана, я там знал все тропки и никак не мог заблудиться. Я же говорил следователям: так границы не переходят».[17]

Освобождение[править | править код]

На то время вопрос о реабилитации С. Щирова прокуратурой не ставился. 11 февраля 1954 года Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко подписал два протеста, в которых говорилось, что «антисоветские настроения Щирова были вызваны тем, что враг народа Берия разрушил его семейную жизнь» и предлагалось в связи с этим меры наказания по обоим делам снизить до 5 лет и освободить Щирова от отбывания наказания по амнистии.

Протесты были удовлетворены Военной коллегией Верховного Суда СССР от 17 февраля 1954 года: Наказания по первому и второму делу снижены до 5 лет, исключено поражение в правах, и С. С. Щиров освобождён от дальнейшего отбывания наказания на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии» со снятием судимости. Фактически освобождён 5 марта 1954 года из Минерального исправительно-трудового лагеря Коми АССР.

Работал фотографом на рынке в родном селе. Добивался своей реабилитации и наказания истинных виновных, так как следствие по его делу велось под руководством В. С. Абакумова и В. И. Комарова, осужденных по делу Берии и уже расстрелянных к тому времени как врагов народа[18].

Но поскольку Щиров не шёл на компромиссы и требовал наказания всех причастных к его злоключениям (включая тюремных чинов в местах отбытия заключения), вместо реабилитации у него по приказу властей диагностировали «спорадический психоз», в связи с которым он был принудительно помещён в психиатрические учреждения закрытого типа в Одессе и Казани, где он содержался до своей смерти 7 апреля 1956 года[1].

Реабилитация[править | править код]

Однополчане Щирова по фронтовым частям после его гибели долго и тщетно добивались его полной реабилитации и восстановления доброго имени своего сослуживца. Наконец, 30 сентября 1988 года Щиров по первому делу был посмертно реабилитирован решением Пленума Верховного Суда СССР «за отсутствием состава преступления».[19] Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1989 года восстановлен в звании Героя Советского Союза[1].

Семья[править | править код]

  • Жена (с 7 ноября 1944) — Софья Матвеевна, урождённая Вольская; во время нахождения мужа под арестом вышла замуж за сотрудника госбезопасности[20].

Награды[править | править код]

Иностранные награды[править | править код]

Память[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Щиров, Сергей Сергеевич. Сайт «Герои страны».
  2. Звягинцев, 2008, с. 264—265.
  3. М. Ю. Быков. Все Асы Сталина 1936—1953 гг.. — Научно-популярное издание. — М.: ООО «Яуза-пресс», 2014. — С. 1374—1375. — 1392 с. — (Элитная энциклопедия ВВС). — 1500 экз. — ISBN 978-5-9955-0712-3.
  4. Феофанов, 1990, с. 230.
  5. Звягинцев, 2008, с. 264.
  6. Феофанов, 1990, с. 227.
  7. Феофанов, 1990, с. 228.
  8. Феофанов, 1990, с. 229.
  9. Феофанов, 1990, с. 231.
  10. Звягинцев, 2008, с. 273-274.
  11. 1 2 Феофанов, 1990, с. 228-229.
  12. Звягинцев, 2008, с. 267.
  13. Звягинцев, 2008, с. 265-267.
  14. Звягинцев, 2008, с. 267, 418.
  15. Звягинцев, 2008, с. 270-271.
  16. Фрид В. С. 5812. Записки лагерного придурка. — М.: Издательский Дом Русанова, 1996. — С. 292 — 480 c. — ISBN 5-87414-057-3.
  17. Звягинцев, 2008, с. 274.
  18. Феофанов, 1990, с. 236.
  19. Звягинцев, 2008, с. 276.
  20. Смыслов О. С. Судьбы из забвения. // Асы против асов. — М.: Издательство «ВЕЧЕ», 2007.
  21. Местные вести.

Литература[править | править код]

  • Звягинцев В. Е. Трибунал для «сталинских соколов». — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 2008. — 432 с. — (Двуликая Клио: Версии и факты). — ISBN 978-5-275-01612-3.
  • Феофанов Ю. В. Бремя власти. — М.: Политиздат, 1990. — 287 с. — ISBN 5-250-00888-7.
  • Кавалеры ордена Славы трёх степеней: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии Д. С. Сухоруков. — М.: Воениздат, 2000. — 703 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-203-01883-9.
  • 16-я воздушная. — М.: Воениздат, 1973.
  • «Известия». 1988. 18 октября.
  • Быков М. Ю. Асы Великой Отечественной. — М.: Эксмо; Яуза, 2007.
  • Ворожейкин А. В. Небо истребителя. — М., 1991.
  • Захарченко В. Д. Антонов. — М., 1996.
  • Звягинцев В. Трибунал для героев. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005 г.
  • Исаенко Н. Ф. Вижу противника! — К., 1981.
  • Конев В. Герои без золотых звезд. — М.: «Яуза», 2008.
  • Краснознамённый Закавказский. — Тб.: Сабчота сакартвело, 1981.

Ссылки[править | править код]