Щуплов, Александр Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Щуплов
Щуплов Александр.jpg
Имя при рождении Александр Николаевич Щуплов
Дата рождения 3 марта 1949(1949-03-03)
Место рождения Москва, СССР
Дата смерти 2 августа 2006(2006-08-02) (57 лет)
Место смерти Москва, Российская Федерация
Гражданство  СССР Россия
Род деятельности поэт
Годы творчества с 1972 по 2006 г.г.
Язык произведений русский
Дебют «Первая лыжня» (1976)
Премии премия газеты «Литературная Россия» (1984)
Награды Знак «Отличник печати» (1992)

Алекса́ндр Никола́евич Щупло́в (3 марта 1949 года — 2 августа 2006 года) — русский поэт, критик, редактор[1]. Член Союза писателей СССР.

Биография

Александр Щуплов родился 3 марта 1949 года в Москве в семье рабочих. Работал на заводе «Москабель» в заводской газете «Знамя труда», в многотиражной газете «Ленинец» (1967-76). После окончания исторического факультета МГПИ (1972) — в альманахе «Поэзия» (1976-79), в еженедельнике «Книжное обозрение» и журнале «Столица» (1995-96), в «Независимой газете» (с 1999), «Российской газете» (с 2001).

Начал печататься как поэт в 1972 году: первые стихи были опубликованы в газете «Московский комсомолец». Служил в рядах Советской армии (1973—1974) в радиоразведке. Участник VI Всесоюзного совещания молодых писателей.

С 1975 года работал в альманахе «Поэзия» под руководством Николая Старшинова, редактором в отделе переводов[2].

Первая книга Александра Щуплова вышла в 1976 году в издательстве Молодая гвардия, предисловие к ней написал известный советский поэт Михаил Дудин. Затем, в 1978 году, Александр Николаевич Щуплов был принят в СП СССР. В следующем году вышла вторая книга Щуплова, в которую вошли стихотворения и поэма «Серебряная изнанка».

Евгений Евтушенко в интервью для Центрального телевидения СССР назвал сборник стихов Александра Щуплова «Серебряная изнанка» лучшей книгой года. Поэтесса Нина Краснова, вспоминая о том времени, писала: «Поэму Щуплова „Серебряная изнанка“ оценил „сам“ Евгений Евтушенко. А это для молодых поэтов тогда было всё равно, как если бы её оценил сам Пушкин»[3].

Произведения Александра Николаевича Щуплова публиковались в журналах «Юность», «Арион», альманахе «Поэзия», в антологии «Строфы века. Антология русской поэзии» (Сост. Е. Евтушенко), переводились на польский, португальский, украинский и чешский языки.

Александр Николаевич Щуплов стал одним из поэтов, создававших образ мифического литературного персонажа Ефима Самоварщикова[4].

В 1984 году Александр Щуплов как журналист стал лауреатом еженедельника «Литературная Россия» за цикл статей: «Содержательность советской песни»; входил в состав общественного редсовета газеты «Домашнее чтение».

В конце 90-х годов совместно с Т. Макловски и М. Кляйн издал сборники современного сленга: «Жаргон — энциклопедия московской тусовки», «Жаргон-энциклопедия современной тусовки» и другие.

В последнюю книгу, вышедшую при жизни поэта, «Стихи для тех, кто не любит читать стихи» вошли избранные произведения за три десятка лет.

Александр Щуплов жил в наукограде Жуковский Московской области. Умер после перенесённого инфаркта 2 августа 2006 года[5]. Похоронен в Москве на Котляковском кладбище.

Библиография

Книги поэзии
  • Александр Щуплов Первая лыжня [Предисл. М. Дудин]. — М.: Молодая гвардия, 1976.
  • Александр Щуплов Серебряная изнанка: стихотворения и поэма. — М.: Молодая гвардия, 1979. — 128 с. — 30 000 экз.
  • Александр Щуплов Переходный возраст: Стихотворения и поэмы. — М.: Современник, 1980. — 63 с.
  • Александр Щуплов Повторение пройденного: Стихотворения и поэма. [Рецензент Евг. Евтушенко] — М.: Молодая гвардия, 1985. — 128 с. — 10 000 экз.
  • Александр Щуплов Поле боли: Стихотворения и поэма. — М.: Современник, 1986. — 125 с.
  • Александр Щуплов Исполнение желаний: Поэма. — М.: Советский писатель, 1989. — 80 с. — 7800 экз. ISBN 5-265-00756-3
  • Александр Щуплов Концерт для шпаги с оркестром: Сборник стихотворений. — М.: Academia, 2004. — 140 с.
  • Александр Щуплов Стихи для тех, кто не любит читать стихи. [Предисл. Л. Аннинского] — М.: Время, 2006. — 272 с. — 1000 экз. ISBN 5-9691-0140-0 (Поэтическая библиотека)
Книги прозы
  • Александр Щуплов Имя тайны: Роман. — М.: Academia, 2004.
Книги сленга и речевого фольклора
  • Жаргон — энциклопедия музыкальной тусовки А. Щуплов, Т. Макловски, М. Кляйн. — М.: Издательский центр, 1997. — 80 с. (Серия: Собеседники ангелов) — ISBN 5-87109-033-8
  • Жаргон — энциклопедия московской тусовки А. Щуплов, Т. Макловски, М. Кляйн. — М.: Лист Нью, 1997. — 320 с.
  • Жаргон — энциклопедия сексуальной тусовки для детей от 18 до 80 лет и дальше А. Щуплов, Т. Макловски, М. Кляйн. — М.: Лист Нью, 1998. — 576 с.; 2000 экз. ISBN 5-87109-062-1
  • Александр Щуплов Жаргон-энциклопедия современной тусовки. — М.:Голос, Колокол-Пресс, 1998. — 544 с.; 10 000 экз. (Серия: Устами народа) ISBN 5-7117-0369-2
  • Александр Щуплов Кто есть ху. Навстречу выборам. — М.: Вагриус, Политбюро, 1999. — 240 с.
  • Александр Щуплов Энциклопедия «Тусовка». М.: Эльф ИПР, 2005. — 388 с.; 1000 экз. ISBN 5-900891-38-0 (Серия: Парсуна)
Сборники и антологии
  • Русская поэзия. XX век. Антология. — Под редакцией В. А. Кострова. [А. Щуплов; биб. справ. — C. 782—784: Скоморошина о Гоголе. «Безрассудный, словно Вертер…». «Люблю тебя…». «Не плачь, я тебя никому не отдам…» (Стихи)]. — М.: ОЛМА—ПРЕСС, 1999. — 926 с.; В пер.; ил.; 11 000 экз. — ISBN 5-224-00134-X

Отзывы о творчестве

В его многослойной жизни уживались и два разных поэта. Нахальный скоморох и сентиментальный одинокий лирик. Помню, как в Гданьске и Сойоте на одном из традиционных международных писательских форумов, куда мы с ним ездили летом несколько лет подряд, писатели из разных стран, привыкшие за неделю форума к неугомонному автору розыгрышей и каламбуров, к русскому скоморошеству Щуплова, вдруг на вечере его поэзии видели совсем другого: мудрого, одинокого, погружённого в мировую и русскую культуру поэта. Почувствовали в его стихах что-то клюевское, что-то вийоновское, что-то оденовское.

Ну какие такие Томас, извините, Макловски и, ещё более извините, Мэри Кляйн? Когда Щуплов выпускал одну за другой свои «энциклопедии», у него в отделе художественной литературы газеты «Книжное обозрение» работали Евгения Ульченко и я. Можно и нас считать упомянутыми Томасом и Мэри. Ясное дело, перед нами очередная игра, мистификация, скоморошина.

Многие и запомнили его этаким дурашливым, юморным, насмешливым весельчаком, никогда не вчитываясь в его поэзию. А в поэзии сквозь дурашливость и анекдотичность весёлого рыжего клоуна Саши Щуплова пробивалась ещё и совсем другая судьба грустного и одинокого, в чём-то и трагичного человека.

У него постоянно бурлило, клокотало неодолимое желание — почитать только что вышедшие из-под пера строки. И он читал их — радостно, самозабвенно. Чувствовалось, что ему самому они нравятся, нравится всё, что с ним происходит. Это был какой-то захлёб. Помню, где-то в Коломне или в Константинове, где мы проводили Всероссийский фестиваль юных поэтов «Золотая роща», он поймал меня буквально за рукав: «Послушай!..»

Со временем журналистика стала заслонять поэзию Щуплова. Он по-прежнему много писал стихов и постоянно ездил в командировки, но время поэзии стало с какой-то постоянной настойчивостью уходить. Это выражалось в уменьшении тиражей (первые книги Щуплова выходили тиражом 30 тыс. экземпляров, последнее избранное — 1 тыс.), поэзия исчезла с экранов телевидения и со страниц газет, перестали выходить альманахи «День поэзии» и «Поэзия». Александр не случайно считался учеником Евгения Евтушенко — ему нужна была трибуна, общение, эстрада. В его стихах всегда сильной стороной была лирика.

Щуплов блестяще владел и техникой стиха, и художественными средствами поэзии. У него в стихах великолепные рифмы: Вертер — ветер, выход — выдох, щитов — счетов, врите — иврите; обалденные аллитерации — «в обалденном Болдине моём», «Нам подавай и кумыс, и КАМАЗ», и совершенно неожиданные неологизмы, и в форме эпитетов: «зафлаженные» волки, «преддуэльное» лицо, «предпортретное» полотно, и в форме существительных: «золушковость» дев, «зайчиковость» ног, есть у него лирические неологизмы, а есть и комические — «Бомж-Бруевич». Из Щуплова оригинальные словоформы и рифмы бьют петергофскими фонтанами.

Несколько лет назад купил в США книгу Саши Щуплова о политических кличках «Кто есть ху» — и у меня её тут же увели. Так определяется ценность книги…

Сегодня, когда марксизму уже не до «вопросов языкознания», а пожизненные правители вытеснили из кадра прижизненных классиков, очень важно и ценно, что поэты занимаются языком, занимаются собирательством современного фольклора…

Примечания

Ссылки