Эта статья входит в число хороших статей

Экономическая реформа 1965 года в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
А. Н. Косыгин

Экономи́ческая рефо́рма 1965 года в СССРреформа экономической политики Советского Союза, проводившаяся с 1965 по конец 1960-х годов. Реформа 1965 года не посягала на директивную экономику, но расширяла самостоятельность предприятий, предоставляла им возможность распоряжаться прибылью и предусматривала механизмы материального стимулирования производителей в результатах и качестве труда. В рамках «хозрасчётного планирования» важнейшим показателем, по которому оценивалась деятельность предприятий, становилась их рентабельность; множество ранее обязательных к исполнению предприятиями плановых показателей было отменено. Были упразднены территориальные совнархозы, созданные в ходе реформы 1957 года, и вновь учреждена система отраслевых министерств.

«Хозяйственная реформа», запущенная после отставки Никиты Хрущёва, была призвана решить в долгосрочном плане системные проблемы в экономике, ставшие особенно острыми в 1964 году. «Золотая» восьмая пятилетка 1966–1970 годов показала чрезвычайно высокий экономический рост. Тем не менее, к началу 1970-х годов реформа была свёрнута; советская экономика вернулась к жесткому директивному планированию. Реформу в последующие годы также называли «косыгинской» — по имени председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина, руководившего её проведением; в западной литературе также встречалось название «либермановская» — по имени экономиста Евсея Либермана, подготовившего научное обоснование реформы[1].

Предыстория[править | править код]

Замедление роста[править | править код]

На протяжении 1950-х годов экономика СССР росла исключительно высокими темпами — в среднем на 10,5% в год[2]. На рубеже пятидесятых-шестидесятых годов этот рост замедлился: уже задания шестой пятилетки по ряду показателей не были выполнены. Темпы прироста производительности труда и снижения себестоимости промышленной продукции оказались гораздо меньше, чем в пятую пятилетку[3]. Несмотря на эти тревожные признаки, семилетний план (1959–1965) ставил чрезвычайно амбициозные цели по росту экономики — она должна была вырасти на 80%, а промышленность, в том числе машиностроение — в 2 раза; для промышленных отраслей это означало рост на 13-14% в год. Такие планы нельзя было реализовать за счёт увеличения численности занятых — их предполагалось осуществить за счет роста производительности труда и других мер по повышению эффективности производства. Фактически к 1965 году планы не были выполнены — хотя национальный доход и объем промышленной продукции за семилетку и выросли, показатели прироста оказался ниже заявленных в Программе КПСС и семилетнем плане[4].

В 1963 году среднегодовой темп прироста национального дохода снизился до 4% против 12% в середине 1950-х годов; среднегодовой рост производительности труда в первой половине 1964 года составил лишь 4% против 7-8% в пятой пятилетке. В сельском хозяйстве прирост объёмов продукции в семилетке составил лишь 14% вместо изначально запланированных 70%[2]. Согласно докладу Президиума Академии наук СССР председателю Совмина СССР Алексею Косыгину, подготовленному в декабре 1964 года, в группе промышленности Б (производство потребительских товаров и услуг) падение роста составляло 40% — с 9,3% в 1954 году до 6,5% в 1963; в сельском хозяйстве рост в 1963 году достиг нулевой отметки; прирост капитальных вложений за десять лет сократился в четыре раза — с 15% до 4%[2]. Несмотря на рост экономики в целом и предыдущие надежды советского руководства «догнать и перегнать США», национальный доход СССР составлял лишь 53% от американского; производительность труда была низкой — как из-за технического отставания, так и из-за «человеческого фактора» — более низкой квалификации рабочих, воровства и «бесхозяйственности», неразумных трат ресурсов из-за отсутствия «хозяйского» отношения к ним[2]. Замедление экономического роста сказывалось на социально-экономическом положении страны: резко замедлился рост уровня жизни населения, увеличился товарный дефицит, усилилась инфляция, ухудшилось качество многих видов продукции. Недовольство экономическим положением охватывало все большие слои населения и сопровождалось появлением оппозиционных политических настроений[5]. В 1964 году возник дефицит хлеба, и СССР впервые со времен революции 1917 года столкнулся с массовыми городскими беспорядками — «хлебными» и «базарными» бунтами — и также впервые был вынужден закупать зерно за границей[2].

По мнению историка Николая Митрохина, ухудшение экономической ситуации в 1962-1964 годах было сопряжено и с ошибками Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва, его чрезмерным упором на машиностроительную отрасль, многочисленными и непродуманными реформами политических и государственных институтов[2]. В рамках неоднозначной экономической реформы 1957 года на замену отраслевым министерствам были созданы территориальные совнархозы, контролировавшие каждый на своей территории предприятия разных отраслей [6]. В начале 1960-х годов совнархозы были укрупнены, их количество стало меньше; в 1962 году был создан СНХ СССР, а в 1963 — Высший совет народного хозяйства СССР, «суперминистерство» с исключительно широкими функциями в области экономики. Эти крупные реорганизации проводились поспешно, усложняли и запутывали управление экономикой. Экономист Григорий Ханин рассматривал их как «рецентрализацию» управления экономикой, проводимую как ответ на фактическое невыполнение семилетнего плана и замедление роста экономики — в противовес «децентрализации» предыдущего десятилетия[7].

В октябре 1964 года Никита Хрущёв был отправлен в отставку с поста Первого секретаря ЦК КПСС; его место занял Леонид Брежнев. Эта смена лидера была сопряжена и со сменой экономической политики: новое руководство желало решить накопившиеся экономические проблемы в долгосрочной перспективе[2].

Научная дискуссия[править | править код]

Евсей Либерман в 1967 году

Идеи «хозяйственной реформы» были подготовлены в первой половине 1960-х годов в ходе экономической дискуссии, возникшей после публикации в 1962 году в газете «Правда» статьи профессора Харьковского инженерно-экономического института и Харьковского государственного университета Евсея Либермана «План, прибыль, премия»[8]. Хотя Либерман и был представителем провинциального вуза[9], он принадлежал к достаточно влиятельной в тот период харьковской школе экономистов, связанной с выдвинувшейся во времена Хрущёва «харьковской» группой в партийно-государственном аппарате. Выходцы из Харькова, в том числе бывшие ученики и коллеги Либермана из тех же самых харьковских вузов, занимали ряд высоких партийных и академических должностей и в УССР, и в Москве — это придавало Либерману авторитет и позволяло его идеям быть услышанными. Ещё во второй половине 1950-х годов Либерман опубликовал две статьи об экономическом стимулировании предприятий в журнале «Коммунист» — Алексей Румянцев, главный редактор этого издания в 1954–1958 годах, ранее тоже учился и преподавал в харьковских вузах[10].

«План, прибыль, премия» предлагала решение одной из задач, поставленных в Программе КПСС 1961 года — обеспечении эффективности производства. Для этого Либерман формулировал следующие меры[8][10]:

  • Сократить число плановых показателей, спускаемых предприятиям сверху, до трёх самых важных: номенклатуры производимой продукции, её объема и сроков поставок; более конкретные планы предприятие должны составлять себе сами.
  • Сделать критериями работы предприятий только рентабельность (соотношение прибыли к производственным фондам) и выполнение планового задания; премировать предприятия за высокую рентабельность так, чтобы премия прямо зависела от прибыльности.
  • Создать на предприятиях единые фонды материального поощрения — коллективного и личного — наполняемые из премий за рентабельность.
  • Стимулировать предприятия вводить новую продукцию, установив гибкое ценообразование — так, чтобы предприятия были заинтересованы в выпуске более новой и более высокорентабельной продукции.

Показатели прибыли и рентабельности традиционно связывались с капиталистической рыночной экономикой, и такой упор на них для советской экономики был новым и необычным[11]. Тема ценообразования в 1962 году была политизированной и болезненной — повышение цен в мае этого года вызвало недовольство населения, в том числе протесты в Новочеркасске; впрочем, статья Либермана ничего не говорила об интересах населения, рассматривая ценообразование только применительно к государственным предприятиям[10].

Либерман проводил свои исследования на базе предприятий машиностроения и лёгкой промышленности, для которых были характерны высокие показатели прибыльности и постоянная необходимость в выпуске новых моделей продукции; они были менее пригодными для других отраслей промышленности, таких, как пищевая — впрочем, для Хрущёва именно машиностроительная отрасль была приоритетной. Концепция Либермана резко повышала роль директоров и высшего управленческого персонала предприятий, которые теперь должны были брать за себя ответственность за достижение нужных показателей, а не опираться на инструкции и нормативы, пересылаемые предприятиям вышестоящими органами[10].

В поддержку взглядов Либермана выступил авторитетный академик Василий Немчинов — в 1963 году он опубликовал брошюру «О дальнейшем совершенствовании планирования и управления народным хозяйством», а в 1964 опубликовал в «Коммунисте» аналогичную по содержанию статью «Социалистическое хозяйствование и планирование производства»[12]. Немчинов критиковал существующий хозяйственный механизм и предлагал обширный проект перехода к «хозрасчётному планированию» — расширению товарно-денежных отношений и децентрализации экономики; в число этих предложений, помимо повышения роли прибыли и рентабельности в оценке деятельности предприятий, входило формирование государственного заказа на конкурсных началах, новые методы ценообразования, свободная торговля средствами производства между предприятиями вместо привычного материально-технического снабжения[13]. В 1964–1965 годах в советской печати шла особенно оживлённая дискуссия об отходе от детального административного управления в пользу хозяйственной самостоятельности предприятий и увеличения роли прибыли; со статьями и книгами на эту тему выступали как экономисты и хозяйственники — Евсей Либерман, Лев Леонтьев, председатель Государственного комитета СССР по торговле Александр Струев — так и пользовавшиеся научным авторитетом «технари» — академик Вадим Трапезников и авиаконструктор Олег Антонов. Эта дискуссия убедила часть советского хозяйственного руководства в целесообразности расширения товарно-денежных отношений[14].

Производственный цех «Большевички» в 1967 году

В 1964 году было запущено несколько экономических экспериментов — в лёгкой промышленности и в грузовых автоперевозках; из этих отраслей экономики первая особенно страдала из-за низкого качества продукции и неудовлетворительного ассортимента, вторая — из-за неэффективности и приписках для её скрытия. Так, два швейных объединения, московская «Большевичка» и горьковский «Маяк», получили право работать по заказам торговли; в 1965 году эти эксперименты были расширены и на другие предприятия в европейской части СССР. Участвовавшие в эксперименте предприятия могли сами устанавливать себе планы по объему производства и номенклатуре продукции; единственным директивным показателем для них оставалась прибыль. Работа переведенных на новую систему предприятий оценивалась по выполнению принятых ими планов перед торговыми предприятиями и плана по прибыли. Эксперимент с грузовыми автоперевозками, также расширенный в 1965 году, к 1967 году был прекращён — автоперевозчики стали лучше удовлетворять потребности клиентов, но потеряли интерес к припискам, что снижало показатели грузооборота на бумаге[15].

Реформа[править | править код]

Основные положения[править | править код]

Реализуемая после отстранения от власти Н. С. Хрущёва реформа представлялась как разрыв с проявлениями присущего советской экономической политике второй половины 1950-х — начала 1960-х годов «субъективизма» и «прожектёрства», практикой административных и волевых решений. Декларировалось повышение научного уровня руководства экономикой, основанного на законах политэкономии социализма. Проведение реформы осуществлялось под руководством Председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина.

Реформа вводилась в действие группой постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, распространявших её положения на отдельные отрасли и секторы народного хозяйства:

  • «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства» (Постановление сентябрьского 1965 г. Пленума ЦК КПСС)[16]
  • «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства» (постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 4 октября 1965 г.)
  • «Положение о социалистическом государственном производственном предприятии», утверждено СМ СССР 4 октября 1965 г.[17]
  • «О мерах по дальнейшему улучшению кредитования и расчётов в народном хозяйстве и повышению роли кредита в стимулировании производства» (постановление СМ СССР от 3 апреля 1967 г.)
  • «О переводе совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий на полный хозяйственный расчёт» (13 апреля 1967 г.)[18]
  • «О переводе предприятий Министерства гражданской авиации на новую систему планирования и экономического стимулирования» (от 7 июня 1967 г.)[19]
  • «О переводе железных дорог Министерства путей сообщения на новую систему планирования и экономического стимулирования» (от 23 июня 1967 г.)[20]
  • «О переводе предприятий Министерства морского флота на новую систему планирования и экономического стимулирования» (от 7 июля 1967 г.)[21]
  • «О переводе предприятий речного транспорта союзных республик на новую систему планирования и экономического стимулирования» (7 июля 1967 г.)[22]
  • «О переводе эксплуатационных предприятий и производственно-технических управлений связи системы Министерства связи СССР на новую систему планирования и экономического стимулирования» (8 июля 1968 г.)[23]
  • «О совершенствовании планирования и капитального строительства и об усилении экономического стимулирования строительного производства» (28 мая 1969 г.)[24]

Реформа представляла собой комплекс из пяти групп следующих мероприятий.

  • Ликвидировались органы территориального хозяйственного управления и планирования — советы народного хозяйства, созданные в 1957 г., предприятия становились основной хозяйственной единицей. Восстанавливалась система отраслевого управления промышленностью, общесоюзные, союзно-республиканские и республиканские министерства и ведомства.
  • Сокращалось количество директивных плановых показателей (с 30 до 9). Действующими оставались показатели по: общему объёму продукции в действующих оптовых ценах; важнейшей продукции в натуральном измерении; общему фонду заработной платы; общей суммы прибыли и рентабельности, выраженной как отношение прибыли к сумме основных фондов и нормируемых оборотных средств; платежам в бюджет и ассигнованиям из бюджета; общему объёму капитальных вложений; заданий по внедрению новой техники; объёму поставок сырья, материалов и оборудования.
  • Расширялась хозяйственная самостоятельность предприятий. Предприятия обязаны были самостоятельно определять детальную номенклатуру и ассортимент продукции, за счёт собственных средств осуществлять инвестиции в производство, устанавливать долговременные договорные связи с поставщиками и потребителями, определять численность персонала, размеры его материального поощрения. За невыполнение договорных обязательств предприятия подвергались финансовым санкциям, усиливалось значение хозяйственного арбитража.
  • Ключевое значение придавалось интегральным показателям экономической эффективности производства — прибыли и рентабельности. За счёт прибыли предприятия получали возможность формировать ряд фондов — фонды развития производства, материального поощрения, социально-культурного назначения, жилищного строительства, др. Использовать фонды предприятия могли по своему усмотрению (разумеется, в рамках существующего законодательства).
  • Ценовая политика: оптовая цена реализации должна была обеспечивать предприятию заданную рентабельность производства. Вводились нормативы длительного действия — не подлежащие пересмотру в течение определённого периода нормы плановой себестоимости продукции.

В сельском хозяйстве закупочные цены на продукцию повышались в 1,5–2 раза, вводилась льготная оплата сверхпланового урожая, снижались цены на запчасти и технику, уменьшились ставки подоходного налога на крестьян.

Новая система народнохозяйственного планирования была закреплена в статье 16 Конституции СССР 1977 года:

Экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны. Руководство экономикой осуществляется на основе государственных планов экономического и социального развития, с учётом отраслевого и территориального принципов, при сочетании централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, объединений и других организаций. При этом активно используется хозяйственный расчёт, прибыль, себестоимость, другие экономические рычаги и стимулы.

Реализация[править | править код]

Распределение прибыли предприятий до и после реформы

Основные мероприятия реформы были введены в действие на протяжении 8-й пятилетки (1966–1970 годы). К осени 1967 года по новой системе работали 5,5 тыс. предприятий (1/3 промышленной продукции, 45 % прибыли), к апрелю 1969 года — 32 тыс. предприятий (77 % продукции).

На протяжении пятилетки фиксировались рекордные темпы экономического роста. В 1966–1970 годах национальный доход в СССР рос в среднем на 7,8% ежегодно[25]. Был осуществлён ряд крупных хозяйственных проектов (создание Единой энергосистемы, внедрение автоматизированных систем управления на предприятиях, развитие гражданского автомобилестроения и пр.). Высокими были темпы роста жилищного строительства, развития социальной сферы, финансировавшихся за счёт средств предприятий. Объём промышленного производства вырос на 50 %[26]. Было построено около 1900[26] крупных предприятий, в том числе Волжский автозавод в Тольятти.

Реформа имела выраженный эффект разового привлечения резервов роста: повысилась скорость обращения в фазе «товар — деньги», уменьшилась «штурмовщина», увеличилась ритмичность поставок и расчётов, улучшалось использование основных фондов. Предприятия разрабатывали индивидуальные гибкие системы поощрения[27].

Среднегодовые темпы роста, %
Годы Валовой общественный продукт Национальный доход
1961–1965 6,5 6,5
1966–1970 7,4 7,7
1971–1975 6,4 5,7
1975–1979 4,4 4,4

Щёкинский эксперимент[править | править код]

В августе 1967 года на Щёкинском химическом комбинате был начат экономический эксперимент по проверке основных положений реформы, получивший известность как Щёкинский эксперимент.

Суть эксперимента заключалась во внедрении на предприятии элементов хозрасчёта с целью повышения производительности труда. В частности, предприятию был определён стабильный фонд зарплаты на 1967–1970 годы, а вся экономия этого фонда при повышении производительности труда и при сокращении числа работников оставалась в распоряжении коллектива предприятия[28]. За два года такой работы число рабочих на комбинате сократилось на 870 человек, за 10 лет объём выпускаемой продукции вырос в 2,7 раза, производительность труда в 3,4 раза, почти в 4 раза повысилась рентабельность, расходы заработной платы на рубль товарной продукции снизились с 13,9 до 5 копеек[28]. Через некоторое время эксперимент фактически прекратился — в 1976 году комбинат добился 143 % использования проектной мощности, но с планом не справился, что привело к лишению тринадцатой зарплаты и потере выплачиваемой надбавки[28]. Этот опыт получил одобрение ЦК и в 1967–1969 годах щёкинский эксперимент был внедрён на многих предприятиях[28]. Так, в составе Дальневосточного морского пароходства на начало 1975 года на 140 судах было высвобождено 730 человек, но сказался износ: пароходство за пятилетку сократилось на 20 судов, а поступило лишь три современных судна[28].

Развитие реформы[править | править код]

В 1970-е годы Совет Министров и Госплан СССР приняли решения, призванные скорректировать выявившиеся негативные стороны реформированной хозяйственной системы — тенденцию к росту цен, стремление использовать максимально затратные схемы хозяйственных отношений (в том числе с принесением в жертву инновационного развития), обеспечивающие наиболее высокие показатели по т.н. «валовой выручке», поскольку именно этот показатель присутствовал в государственном плане.

Постановлением СМ СССР «О некоторых мерах по улучшению планирования и экономического стимулирования промышленного производства» от 21 июня 1971 года были восстановлены, начиная с 9-го пятилетнего плана 1971—1975 годов, директивные задания по росту производительности труда, в заданиях по реализации выделялся объём новой продукции.

В 1970-е годы многоступенчатая система управления промышленностью была заменена на двух- и трёхзвенную (министерство — объединение — предприятие; министерство — хозрасчётный комбинат — шахтоуправление). Соответственно, были перераспределены и децентрализованы функции управления и планирования.

В 1970 году существовало 608 объединений (6,2 % занятого персонала, 6,7 % реализуемой продукции), в 1977 году — 3670 объединений (45 % персонала, 44,3 % реализованной продукции), например: ЗИЛ, АЗЛК, Воскресенскцемент, Электросила, АвтоГАЗ, АвтоВАЗ, КамАЗ, Уралмаш, Позитрон, Большевичка.

Новообразованные объединения и комбинаты действовали на основах хозрасчёта, осуществляли основную инвестиционную деятельность, кооперировали хозяйственные связи предприятий. Министерствам отводилась роль проводника общей научно-технической политики. Резко сокращалось количество форм документации и показателей отчётности. Реорганизация сопровождалась значительным высвобождением управленческого персонала.

Были отмечены и негативные тенденции: быстрый износ основных средств без их своевременного обновления, уклон интереса к «сиюминутной» выгоде без заинтересованности в реализации стратегических целей, повышение криминализации отношений как внутри предприятий, так и между ними (расцвет «цеховиков»).

Постановлением ЦК КПСС «О дальнейшем совершенствовании хозяйственного механизма и задачах партийных и государственных органов» от 12 июля 1979 года вводился новый плановый показатель чистой (нормативной) продукции, учитывавший вновь созданную стоимость — зарплата плюс усреднённая прибыль. Его задачей было остановить тенденцию к росту цен и затрат. Вводились поощрительные надбавки к цене на новую и высококачественную продукцию и стабильные долговременные нормативы для фондов экономического стимулирования. Расширялась практика составления целевых комплексных научно-технических, экономических и социальных программ развития регионов и производственно-территориальных комплексов, развитие получал принцип нормативов длительного действия.

В пореформенный период в экономике СССР происходил выраженный сдвиг в сторону интенсивных факторов экономического роста. Основным фактором роста было повышение производительности общественного труда и экономии живого труда, то есть уменьшалась роль основного экстенсивного фактора — увеличения числа занятых, — что было характерно для 1930–1940-х годов.

Соотношение факторов экономического роста, %[29]
1961–1965 1966–1970 1971–1975 1976–1979
Прирост национального дохода 37 45 32 19
Среднегодовой темп прироста 6,5 7,7 5,7 4,4
Производительность общественного труда 31 39 25 14
Среднегодовой темп прироста 5,6 6,8 4,6 3,3
Занятые в материальном производстве (прирост) 10,2 6,0 6,4 3,9
Среднегодовой темп прироста 2,00 1,20 1,25 0,95
Динамика фондоотдачи (отношение роста национального дохода к росту основных производственных фондов) 0,86 0,98 0,87 0,89
Динамика материалоёмкости (отношение общественного продукта к национальному доходу) за период 1,00 0,99 1,03 1,00

Во второй половине 1960-х — 1970-е годы реформа подверглась критике «слева» со стороны группы учёных, авторов т. н. системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ). К ним относились директор Центрального экономико-математического института АН СССР Н. П. Федоренко, А. И. Каценелинбойген, С. С. Шаталин, И. Я. Бирман, поддержанные академиком Г. А. Арбатовым. Авторы СОФЭ в качестве альтернативы реформе предложили создать конструктивную экономико-математическую модель социалистической экономики. Будучи альтернативой «описательной» политической экономии, СОФЭ должна была полностью вытеснить товарное производство, заменив его системой экономико-математического планирования и учёта. Впервые СОФЭ была представлена на научно-теоретической конференции Института экономики АН СССР в 1967 году. СОФЭ находила поддержку в ЦЭМИ, Институте США и Канады, аппарате ЦК КПСС. Оппонентами выступали Совет Министров, Госплан, Институт экономики АН СССР: профессора Я. А. Кронрод и Н. А. Цаголов, Л. И. Абалкин.

Несостоятельность СОФЭ была признана расширенным совещанием Госплана СССР с участием ведущих учёных-экономистов в 1970 году[30]. Политизируя вопрос, сторонники СОФЭ ставили в вину Косыгину заигрывание с Западом, непростительные уступки ему, «предательство» социализма, «перетаскивание» на советскую почву чуждых народу идей, чем содействовали торможению и определённому затуханию реформаторских усилий[31].

Свёртывание реформы[править | править код]

Структура внешней торговли СССР в 1970 г.

Среди причин «захлёбывания» реформы обычно приводятся сопротивление консервативной части Политбюро ЦК (негативную позицию по отношению к реформе занимал председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорный), а также ужесточение внутриполитического курса под влиянием Пражской весны 1968 года[32]. По воспоминаниям заместителя Косыгина Н. К. Байбакова, особенно негативную роль играло внутриаппаратное соперничество между А. Н. Косыгиным и его замом Н. А. Тихоновым[33]. Контрпродуктивными были разногласия между Совмином, Госпланом СССР, с одной стороны, и Министерством обороны — с другой. Маршал Д. Ф. Устинов выступал за постоянный рост военных расходов, против увеличения которых выступали Косыгин и Байбаков.

Неблагоприятным фактором для развития реформ мог также быть рост поступлений от экспорта нефти (так, открытое в 1965 году Самотлорское нефтяное месторождение было пущено в эксплуатацию через четыре года, а нефтяной кризис 1973 года поднял цены на нефть во много раз), позволивший консервативному крылу советского руководства маскировать экономические проблемы СССР, в частности покрывать дефицит продовольствия за счёт поставок по импорту: закупок кормового зерна в Канаде и мороженой говядины и китового мяса в Австралии[источник не указан 2190 дней].

А. Н. Косыгину приписываются слова, сказанные в беседе с главой правительства Чехословакии Любомиром Штроугалом в 1971 году: «Ничего не осталось. Всё рухнуло. Все работы остановлены, а реформы попали в руки людей, которые их вообще не хотят… Реформу торпедируют. Людей, с которыми я разрабатывал материалы съезда, уже отстранили, а призвали совсем других. И я уже ничего не жду»[34].

Л. И. Брежнев в узком кругу выcказывался более откровенно: «Да вы что, какие реформы. Я чихнуть даже боюсь громко. Не дай бог, камушек покатится, а за ним лавина… Экономические свободы повлекут хаос. Такое начнется. Перережут друг друга»[35].

Итоги[править | править код]

Оценивая итоги реформы, в частности, феномен «замедления темпов роста» в 1970–1980-е годы, следует принимать во внимание ряд факторов, влиявших на темп и качество экономического развития:

  • исчерпание экстенсивных факторов роста, прежде всего, из-за исчерпания резервов мобильной рабочей силы и снижения экономической отдачи от увеличения занятости (из-за технологического застоя, вызванного изначально заложенным в реформе отсутствием стимула к снижению себестоимости, и негибкого планового характера сферы услуг);
  • необходимость прямого и косвенного дотирования неэффективных предприятий, отраслей и экономик отдельных территорий, вызванная усилением ведомственного и территориального лоббизма и стремлением союзного руководства избегать непопулярных решений;
  • социальные программы 1970-х годов (сокращение рабочего времени, рост доходов населения)[36];
  • затратные программы хозяйственного развития Сибири и Дальнего Востока, не давшие ожидавшейся валовой прибыли в краткосрочном периоде;
  • крайне затратную программу развития вооружённых сил БрежневаГречкоГоршкова[37];
  • кредиты СССР странам третьего мира в рамках борьбы за влияние в мире (Африка, Ближневосточный конфликт и пр.).

В ходе реформы в СССР была сделана попытка перехода к интенсивному экономическому росту, само понятие экономической эффективности (выраженное в показателе валовой прибыли предприятия) создало условия для дальнейшей децентрализации хозяйственной жизни и создания постиндустриальной экономики.

Наработки реформы 1965 года использовались при подготовке экономической реформы 1987–1988 годов, в том числе Закона «О государственном предприятии».

Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон в книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные», проанализировав реформы, пришли к выводу, что они были обречены на неудачу с самого начала. Первая причина этого состоит в том, что цены в плановой экономике были слабо связаны с реальной стоимостью товаров и услуг, а значит, невозможно было оценить и стоимость инноваций, без которых не происходит экономического развития. Вторая причина заключается в привязанности премиального фонда к размеру общего фонда заработной платы. Это привело к тому, что предприятия не хотели снижать фонд заработной платы, что означало отсутствие стимулов к механизации и автоматизации труда, которые неизбежно ведут к сокращению персонала. По мнению авторов, для достижения устойчивого экономического роста необходимо наличие у широких слоев населения стимулов к инновациям, которые обеспечивают непрерывность технологического прогресса, а это связано со свободой мысли и нестандартными идеями — то, чего советская власть допустить никак не могла. Потому причина провала не в сворачивании реформ или несовершенстве выбранных Косыгиным методов, а в принципиальной невозможности устойчивого развития при советской политической системе[38].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. "Liberman Reforms". Seventeen Moments in Soviet History (англ.). 2015-09-01. Архивировано из оригинала 1 февраля 2017. Дата обращения: 24 апреля 2018.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Митрохин, 2023, Уходя от хрущёвского наследия.
  3. Ханин, 2008, с. 159.
  4. Ханин, 2008, с. 161-164.
  5. Ханин, 2008, с. 185-186.
  6. Митрохин, 2023, Ликвидация совнархозов и восстановление «министерской» структуры управления экономикой.
  7. Ханин, 2008, с. 185-196.
  8. 1 2 Либерман Е. План, прибыль, премия // Правда. — 1962. — 9 апреля. Архивировано 16 апреля 2023 года.
  9. Ханин, 2008, с. 298.
  10. 1 2 3 4 Митрохин, 2023, «Харьковская группа» за спиной профессора Либермана.
  11. Ханин, 2008, с. 299.
  12. Немчинов, В. С. Социалистическое хозяйствование и планирование производства // Коммунист. — 1964. — № 5. — С. 74-87.
  13. Ханин, 2008, с. 299-300.
  14. Ханин, 2008, с. 301-302.
  15. Ханин, 2008, с. 294-297.
  16. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 5. — М., 1968. — С. 640—645.
  17. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 5. — М., 1968. — С. 643.
  18. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. — М., 1968. — С. 376—388.
  19. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. — М., 1968. — С. 408—411.
  20. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. — М., 1968. — С. 462—466.
  21. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. — М., 1968. — С. 466—469.
  22. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. — М., 1968. — С. 469—472.
  23. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 7. — М., 1970. — С. 20 — 24.
  24. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 7. — М., 1970. — С. 431—447.
  25. Данилов А. А., Косулина Л. Г., Брандт М. Ю. История России. XX — начало XXI века. 9 класс. — М.: Просвещение, 2013. — С. 300.
  26. 1 2 Орлов А. С. Пособие по истории отечества. — М.: Простор, 2000
  27. Либерман Е. Г. Экономические методы повышения эффективности общественного производства. — М., 1970. — С. 22 — 27.
  28. 1 2 3 4 5 Источник. Дата обращения: 27 мая 2015. Архивировано 27 мая 2015 года.
  29. История социалистической экономики СССР. Т. 7. — М., 1979. — С. 155.
  30. Глаголев В. С. Афера с СОФЭ: история одной экономической дискуссии Архивная копия от 21 января 2022 на Wayback Machine // Российский кто есть кто. — 2005. — № 6. — С. 64—65.
  31. Павлов В. Поражение. Почему захлебнулась косыгинская реформа. // Родина. — 1995. — № 11. — С. 68—70.
  32. Расширение хозяйственной самостоятельности предприятий было центральным пунктом реализовывавшейся с января 1965 года программы директора Экономического института АН ЧССР Ота Шика.
  33. С. Константинов. Я ведь не политик, я — инженер
  34. В. И. Андриянов. Косыгин. — М.: Молодая гвардия, 2003.
  35. Брежнева Л. Я. Племянница генсека. М., 1999. C. 399.
  36. Выплаты и льготы, полученные населением из общественных фондов потребления за десятилетие 1965—1975 годов возросли с 41,9 до 90,1 млрд руб., или в 2,15 раза, в том числе пенсии — 2,31 раза, социальное страхование — 2,4 раза, пособия — 2,63 раза, стипендии — 2,44 раза. (Народное хозяйство СССР в 1975 г. Статистический ежегодник. — М., 1976. — С. 534.)
  37. Егоров Ю. Самый большой флот в мире Архивная копия от 28 сентября 2007 на Wayback Machine
  38. Аджемоглу, Робинсон, 2016, с. 172—184.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]