Экосистемные услуги

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Медоносная пчела опыляет авокадо. Опыление — один из типов экосистемных услуг
Верховое болото в Уэльсе — официальный исток реки Северн. Нормально функционирующие болота связывают углерод, удерживают воду, снижая риск затопления и обеспечивают более чистой водой, чем деградированные болота.
Социальное лесоводство (Social Forestry) в штате Андхра-Прадеш (Индия) снабжает топливом, защищает почвы, создаёт затенение и обеспечивает благополучие путешественников

Экосистемные услуги — блага, которые люди бесплатно получают из окружающей среды и правильно функционирующих экосистем (агроэкосистемы, лесные экосистемы, пастбищные экосистемы, водные экосистемы), являются неотъемлемой частью обеспечения чистой питьевой водой, разложения отходов и естественного опыления сельскохозяйственных культур и других растений.

Категории[править | править код]

Все экосистемные услуги могут быть сгруппированы в четыре категории:

  • provisioning (снабжение). Например, производство воды и продуктов
  • regulating (регулирование). К примеру, контроль климата и болезней
  • supporting (поддержка). Например, круговорот питательных веществ и опыление сельскохозяйственных культур
  • cultural (культура). К примеру, духовные и рекреационные блага

История[править | править код]

В то время как понятие зависимости человека от экосистем Земли восходит к началу существования Homo sapiens, термин «природный капитал» был впервые введен Э. Ф. Шумахером в 1973 году в его книге Small is Beautiful[1]. Признание того, что экосистемы могут предоставлять человечеству сложные услуги, восходит, по крайней мере, к Платону (c 400 г. до н. э.), который понимал, что вырубка лесов может привести к эрозии почвы и высыханию источников[2]. Современные представления об экосистемных услугах, вероятно, возникли, когда Марш в 1864 году бросил вызов идее о том, что природные ресурсы Земли безграничны, указав на изменения в плодородии почв в Средиземноморье[3]. Только в конце 1940-х годов три ключевых автора —Генри Фэрфилд Осборн-младший[4], Уильям Фогт[5] и Альдо Леопольд[6] — способствовали признанию зависимости человека от окружающей среды.

В 1956 году Пол Сирс обратил внимание на критическую роль экосистемы в переработке отходов и переработке питательных веществ[7]. В 1970 году Пауль Эрлих и Роза Вайгерт в своем учебнике по экологии[8] обратили внимание на «экологические системы» и «самую тонкую и опасную угрозу существованию человека — потенциальное разрушение собственной деятельностью человека тех экологических систем, от которых зависит само существование человеческого вида».

Термин «экологические услуги» был введен в 1970 году в Докладе об исследовании критических экологических проблем[9], в котором перечислялись услуги, включая опыление насекомых, рыболовство, регулирование климата и борьбу с наводнениями. В последующие годы использовались различные варианты этого термина, но в конечном итоге «экосистемные услуги» стали стандартом в научной литературе[10].

Концепция экосистемных услуг продолжает расширяться и включает в себя социально-экономические и природоохранные цели, которые обсуждаются ниже. Историю понятий и терминологии экосистемных услуг по состоянию на 1997 год можно найти в книге Дейли «Природные услуги: зависимость общества от природных экосистем»[1].

В то время как первоначальное определение Гретхен Дейли проводило различие между экосистемными товарами и экосистемными услугами, более поздняя работа Роберта Костанцы и его коллег, а также работа по оценке экосистем на рубеже тысячелетия свели все это вместе как экосистемные услуги[11][12].

Определение[править | править код]

Согласно оценке экосистем на пороге тысячелетия 2006 года, экосистемные услуги — это «выгоды, которые люди получают от экосистем». В оценке также были определены четыре категории экосистемных услуг — поддержка, обеспечение, регулирование и культура, которые рассматриваются ниже.

К 2010 году в литературе появились различные рабочие определения и описания экосистемных услуг[13]. Для предотвращения двойного учёта при аудите экосистемных услуг, например, Институт экономики экосистем и биоразнообразия заменил «вспомогательные услуги» в на «услуги среды обитания» и «экосистемные функции», определяемые как «подмножество взаимодействий между экосистемной структурой и процессами, лежащими в основе способности экосистемы предоставлять товары и услуги»[14].

Категоризация[править | править код]

В докладе Об оценке экосистем на пороге тысячелетия за 2005 год экосистемные услуги определяются как выгоды, получаемые людьми от экосистем, и выделяются четыре категории экосистемных услуг, в которых так называемые вспомогательные услуги рассматриваются в качестве основы для услуг других трех категорий[15].

Вспомогательные услуги[править | править код]

К ним относятся такие услуги, как круговорот питательных веществ, первичное производство, почвообразование, обеспечение среды обитания и опыление[16]. Эти услуги[17] позволяют экосистемам продолжать предоставлять такие услуги, как снабжение продовольствием, регулирование наводнений и очистка воды.

Материальные потоки[править | править код]

Следующие услуги также известны как материальные потоки экосистем:

  • продукты питания (включая морепродукты и дичь), сельскохозяйственные культуры, дикие продукты и специи;
  • сырье (включая пиломатериалы, шкуры, топливную древесину, органические вещества, корма и удобрения);
  • генетические ресурсы (включая гены улучшения урожая и здравоохранение);
  • пресная вода;
  • биогенные минералы;
  • лекарственные ресурсы (включая фармацевтические препараты, химические модели, а также пробирочные культуры);
  • различные виды энергии (гидроэнергия, биотопливо);
  • декоративные ресурсы (включая моду, ремесла, ювелирные изделия, домашних животных, культ, украшения и сувениры, такие как меха, перья, слоновая кость, орхидеи, бабочки, аквариумные рыбки, раковины и т. д.).

Регулирующие услуги[править | править код]

  • поглощение углерода и регулирование климата;
  • хищничество;
  • разложение и детоксикация отходов;
  • очистка воды и воздуха;
  • борьба с вредителями и болезнями;
  • защита от наводнений[18].

Культурные услуги[править | править код]

  • культурные (в том числе использование природы в качестве мотива в книгах, фильмах, живописи, фольклоре, национальных символах, рекламе и др.);
  • духовно-исторические (в том числе использование природы в религиозных целях или в качестве объекта культурного наследия или природного наследия);
  • рекреационный опыт (включая экотуризм, спорт на открытом воздухе и отдых);
  • наука и образование (включая использование природных систем для школьных экскурсий и научных открытий);
  • терапевтические (включая экотерапию, социальное лесоводство и терапию с помощью животных).

В 2012 году шла дискуссия о том, как можно было бы операционализировать концепцию культурных экосистемных услуг, как ландшафтная эстетика, культурное наследие, отдых на свежем воздухе и духовное значение для определения могут вписаться в подход к экосистемным услугам[19], которые голосуют за модели, которые явно связывают экологические структуры и функции с культурными ценностями и благами. Точно так же была проведена фундаментальная критика концепции культурных экосистемных услуг, которая опирается на три аргумента[20]:

  1. Основные культурные ценности, связанные с природной / культурной средой, зависят от уникального характера территории, который не может быть решен методами, использующими универсальные научные параметры для определения экологических структур и функций.
  2. Если природная / культурная среда имеет символические значения и культурные ценности, то объектом этих ценностей являются не экосистемы, а форменные явления, такие как горы, озера, леса и, главным образом, символические ландшафты[21].
  3. Культурные ценности проистекают не из свойств, производимых экосистемами, а являются продуктом специфического способа видения в рамках данной культурной структуры символического опыта[22].

Общая международная классификация экосистемных услуг (CICES) представляет собой классификационную схему, разработанную для систем бухгалтерского учёта (например, Национальные счета и т. д.), чтобы избежать двойного подсчета вспомогательных услуг с другими службами обеспечения и регулирования[23].

Экология[править | править код]

Понимание экосистемных услуг требует прочной основы в области экологии, которая описывает основополагающие принципы и взаимодействия организмов и окружающей среды. Поскольку масштабы взаимодействия этих сущностей могут варьироваться от микробов до ландшафтов, от миллисекунд до миллионов лет, одной из самых больших проблем является описательная характеристика энергетических и материальных потоков между ними. Например, площадь лесной подстилки, детрит на ней, микроорганизмы в почве и характеристики самой почвы — все это будет способствовать возможности этого леса предоставлять экосистемные услуги, такие как связывание углерода, очистка воды и предотвращение эрозии в других районах в пределах водораздела. Зачастую существует возможность объединения нескольких видов услуг, и могут также существовать дополнительные выгоды — один и тот же лес может служить средой обитания для некоторых организмов, а также для отдыха человека, что также является экосистемными услугами.

Сложность экосистем Земли ставит перед учеными сложную задачу, поскольку они пытаются понять, как переплетаются отношения между организмами, процессами и их окружением. Что касается экологии человека, то предлагаемая программа исследований[24] для изучения экосистемных услуг включает следующие этапы:

  1. Идентификация поставщиков экосистемных услуг (ПЭУ) — видов или популяций, предоставляющих конкретные экосистемные услуги, и характеристика их функциональных ролей и взаимосвязей;
  2. Определение аспектов структуры сообществ, влияющих на функционирование ПЭУ в их природном ландшафте, таких как компенсаторные реакции, стабилизирующие функцию, и неслучайные последовательности вымирания, которые могут её разрушить;
  3. Оценка основных экологических (абиотических) факторов, влияющих на предоставление услуг;
  4. Измерение пространственных и временных масштабов ПЭУ и их сервисов, на которых они работают.

В последнее время была разработана методика для улучшения и стандартизации оценки функциональных возможностей ПЭУ путем количественной оценки относительной важности различных видов с точки зрения их эффективности и численности[25]. Такие параметры дают представление о том, как виды реагируют на изменения в окружающей среде (например, хищники, доступность ресурсов, климат), и полезны для выявления видов, которые непропорционально важны при предоставлении экосистемных услуг. Однако критическим недостатком этого метода является то, что он не учитывает эффекты взаимодействий, которые часто являются одновременно сложными и фундаментальными для поддержания экосистемы и могут включать в себя виды, которые не всегда легко выявляются в качестве приоритетных. Тем не менее, оценка функциональной структуры экосистемы и объединение её с информацией об индивидуальных видовых признаках может помочь нам понять устойчивость экосистемы в условиях изменения окружающей среды.

Многие экологи также считают, что предоставление экосистемных услуг может быть стабилизировано с помощью биоразнообразия. Увеличение биоразнообразия также приносит пользу разнообразию экосистемных услуг, доступных обществу. Понимание взаимосвязи между биоразнообразием и стабильностью экосистемы имеет важнейшее значение для управления природными ресурсами и их услугами.

Гипотеза избыточности[править | править код]

Понятие экологической избыточности иногда называют функциональной компенсацией и предполагают, что более чем один вид выполняет определённую роль в экосистеме[26]. Более конкретно, он характеризуется тем, что конкретный вид повышает свою эффективность в предоставлении услуг, когда условия напряжены, чтобы поддерживать совокупную стабильность в экосистеме[26]. Однако такая повышенная зависимость от компенсирующего вида создает дополнительную нагрузку на экосистему и часто повышает её восприимчивость к последующим нарушениям. Гипотезу избыточности можно обобщить следующим образом: «избыточность видов повышает устойчивость экосистем»[27].

Другая идея использует аналогию заклепок в крыле самолёта, чтобы сравнить экспоненциальный эффект, который потеря каждого вида будет иметь на функцию экосистемы; это иногда называют разрывом заклепок[28]. Если исчезает только один вид, то потеря эффективности экосистемы в целом относительно невелика; однако, если теряется несколько видов, система по существу разрушается — подобно самолёту, потерявшему слишком много заклепок. Эта гипотеза предполагает, что виды относительно специализированы в своих ролях и что их способность компенсировать друг друга меньше, чем в гипотезе избыточности. В результате гибель любого вида имеет решающее значение для функционирования экосистемы. Ключевым отличием является скорость, с которой потеря вида влияет на общее функционирование экосистемы.

Эффект портфеля[править | править код]

Третье объяснение, известное как эффект портфеля, сравнивает биоразнообразие с фондовыми запасами, где диверсификация сводит к минимуму волатильность инвестиций или, в данном случае, риск нестабильности экосистемных услуг[29]. Это связано с идеей разнообразия ответных реакций, когда набор видов будет проявлять дифференцированные реакции на заданное возмущение окружающей среды. Если рассматривать их вместе, то они создают стабилизирующую функцию, которая сохраняет целостность сервиса[30].

Несколько экспериментов проверили эти гипотезы как в полевых условиях, так и в лаборатории. В британской лаборатории «ЭКОТРОН», где можно моделировать многие биотические и абиотические факторы природы, основное внимание уделяется воздействию дождевых червей и симбиотических бактерий на корни растений[28]. Эти лабораторные эксперименты, по-видимому, подтверждают гипотезу о заклепках. Однако исследование лугов в заповеднике Сидар-Крик в штате Миннесота подтверждает гипотезу избыточности, как и многие другие полевые исследования[31].

Экономика[править | править код]

Существуют вопросы, касающиеся экологической и экономической ценности экосистемных услуг[32]. Некоторые люди могут не знать об окружающей среде в целом и о взаимосвязи человечества с окружающей природной средой, что может вызвать неверные представления. Хотя экологическая осведомленность в нашем современном мире быстро улучшается, экосистемный капитал и его потоки все ещё плохо изучены, угрозы продолжают навязываться, и мы страдаем от так называемой «трагедии общих ресурсов»[33]. Многие усилия по информированию лиц, принимающих решения, о текущих и будущих затратах и выгодах в настоящее время связаны с организацией и переводом научных знаний в экономику, которые выражают последствия нашего выбора в сопоставимых единицах воздействия на благосостояние человека[12]. Особенно сложным аспектом этого процесса является то, что интерпретация экологической информации, собранной в одном пространственно-временном масштабе, не обязательно означает, что она может быть применена в другом; понимание динамики экологических процессов относительно экосистемных услуг имеет важное значение для содействия принятию экономических решений[34]. Весовые коэффициенты, такие как незаменимость услуги или совокупность услуг, также могут распределять экономическую ценность таким образом, что достижение цели становится более эффективным.

Экономическая оценка экосистемных услуг также включает в себя социальную коммуникацию и информацию-области, которые остаются особенно сложными и находятся в центре внимания многих исследователей[35]. В целом идея состоит в том, что, хотя индивиды принимают решения по самым разным причинам, тенденции выявляют совокупные предпочтения общества, из которых можно вывести и присвоить экономическую ценность услуг. Шестью основными методами оценки экосистемных услуг в денежном выражении являются[36]:

  • Избегаемые затраты: услуги позволяют обществу избежать затрат, которые были бы понесены в отсутствие этих услуг (например, обработка отходов водно-болотными угодьями позволяет избежать затрат на здравоохранение);
  • Восстановительная стоимость: услуги могут быть заменены искусственными системами (например, восстановление водосборного бассейна Кэтскилл обошлось дешевле, чем строительство очистной установки для воды);
  • Факторный доход: услуги обеспечивают повышение доходов (например, улучшение качества воды увеличивает коммерческую прибыль рыбного промысла и повышает доход рыбаков);
  • Стоимость поездки: спрос на услуги может потребовать поездки, стоимость которой может отражать подразумеваемую ценность услуги (например, ценность опыта экотуризма — это, по крайней мере, то, что посетитель готов заплатить, чтобы попасть туда);
  • Гедонистическое ценообразование: спрос на услуги может быть отражен в ценах, которые люди будут платить за сопутствующие товары (например, цены на прибрежное жилье превышают цены на внутренние дома);
  • Условная оценка: спрос на услуги может быть вызван созданием гипотетических сценариев, которые предполагают некоторую оценку альтернатив (например, посетители, готовые платить за расширение доступа к национальным паркам).

По оценкам экспертного исследования, опубликованного в 1997 году, стоимость экосистемных услуг и природного капитала в мире составляет от 16 до 54 триллионов долларов США в год, а в среднем — 33 триллиона долларов США в год[37]. Однако, Саллес в 2011 году указал, что «общая ценность биоразнообразия бесконечна, поэтому дебаты о том, что такое общая ценность природы, на самом деле бессмысленны, потому что мы не можем жить без неё».

По состоянию на 2012 год многие компании не были полностью осведомлены о степени своей зависимости и воздействия на экосистемы, а также о возможных последствиях. Аналогичным образом, системы экологического менеджмента и инструменты экологической должной осмотрительности в большей степени подходят для решения «традиционных» проблем загрязнения и потребления природных ресурсов. Наибольшее внимание уделяется экологическим проблемам, а не зависимости. Несколько инструментов и методологий могут помочь частному сектору оценить и оценить экосистемные услуги, включая «Нашу экосистему»[38], «Обзор корпоративных экосистемных услуг» 2008 года[39], «Искусственный интеллект для экосистемных услуг» с 2012 года[40], «Инициативу естественной ценности» (2012)[41] и «InVEST» («Комплексная оценка экосистемных услуг и компромиссов», 2012)[42].

Управление и политика[править | править код]

Хотя денежно-кредитное ценообразование по-прежнему применяется в отношении оценки экосистемных услуг, проблемы в области осуществления политики и управления ею являются значительными и многочисленными. Управление ресурсами общего пула было предметом обширных научных исследований[43][44][45][46][47]. От определения проблем до поиска решений, которые могут быть применены на практике и устойчиво, предстоит ещё многое преодолеть. Рассмотрение вариантов должно обеспечивать баланс между нынешними и будущими человеческими потребностями, и лица, принимающие решения, часто должны исходить из достоверной, но неполной информации. Существующая правовая политика часто считается недостаточной, поскольку она, как правило, касается стандартов, основанных на здоровье человека, которые не соответствуют необходимым средствам защиты здоровья экосистем и услуг. В 2000 году для улучшения имеющейся информации было предложено внедрить Систему экосистемных услуг[48], которая интегрирует биофизические и социально-экономические аспекты защиты окружающей среды и предназначена для руководства учреждениями с помощью междисциплинарной информации и жаргона, помогая направлять стратегический выбор.

По состоянию на 2005 год местные и региональные коллективные управленческие усилия считались целесообразными для таких услуг, как опыление сельскохозяйственных культур или использование таких ресурсов, как вода[24][43]. Ещё одним подходом, который становится все более популярным в 1990-е годы, является маркетинг защиты экосистемных услуг. Оплата и торговля услугами — это возникающее во всем мире маломасштабное решение, в рамках которого можно получить кредиты на такие виды деятельности, как спонсирование защиты источников связывания углерода или восстановление поставщиков экосистемных услуг. В некоторых случаях были созданы банки для обработки таких кредитов, а природоохранные компании даже стали публичными на фондовых биржах, определяя все более параллельную связь с экономическими усилиями и возможностями для привязки к социальным представлениям[12]. Однако решающее значение для осуществления имеют четко определённые права на Землю, которые часто отсутствуют во многих развивающихся странах[49]. В частности, многие богатые лесами развивающиеся страны, страдающие от обезлесения, сталкиваются с конфликтами между различными заинтересованными сторонами в лесном секторе. Кроме того, проблемы, связанные с такими глобальными сделками, включают несогласованную компенсацию за услуги или ресурсы, принесенные в жертву в других местах, и неверно истолкованные ордера на безответственное использование. По состоянию на 2001 год, другой подход, сосредоточенный на защите экосистемных услуг, «горячие точки» биоразнообразия. Признание того, что сохранение многих экосистемных услуг согласуется с более традиционными целями сохранения (например, биоразнообразия), привело к предлагаемому объединению целей для максимизации их взаимного успеха. Это может быть особенно стратегическим при использовании сетей, которые позволяют осуществлять поток услуг через ландшафты, а также может способствовать обеспечению финансовых средств для защиты услуг за счет диверсификации инвесторов[50][51].

Например, по состоянию на 2013 год наблюдался интерес к оценке экосистемных услуг, предоставляемых производством и восстановлением моллюсков[52]. Двустворчатые моллюски, такие как устрицы, являются одним из ключевых видов, находящихся на низком уровне пищевой цепи, и поддерживают сложное сообщество видов, выполняя ряд функций, необходимых для разнообразного набора видов, которые их окружают. Кроме того, все шире признается, что некоторые виды моллюсков могут влиять на многие экологические процессы или контролировать их; настолько, что они включены в список «инженеров экосистемы»—организмов, которые физически, биологически или химически изменяют окружающую среду таким образом, что это влияет на здоровье других организмов[53]. Многие экологические функции и процессы, выполняемые или затрагиваемые моллюсками, способствуют благосостоянию человека, обеспечивая поток ценных экосистемных услуг с течением времени путем фильтрации твердых частиц и потенциального смягчения проблем качества воды путем контроля избыточных питательных веществ в воде. По состоянию на 2018 год концепция экосистемных услуг ещё не была должным образом внедрена в международное и региональное законодательство[54].

Адаптация на основе экосистем[править | править код]

Экосистемная адаптация — это стратегия развития общин и управления окружающей средой, направленная на использование системы экосистемных услуг для оказания помощи общинам в адаптации к последствиям изменения климата. Конвенция о биологическом разнообразии определяет его как «использование биоразнообразия и экосистемных услуг для оказания помощи людям в адаптации к неблагоприятным последствиям изменения климата», что включает использование «устойчивого управления, сохранения и восстановления экосистем в рамках общей стратегии адаптации, учитывающей многочисленные социальные, экономические и культурные сопутствующие выгоды для местных общин»[55].

В 2001 году в рамках оценки экосистем на пороге тысячелетия было объявлено, что воздействие человечества на природный мир возрастает до невиданных ранее уровней и что деградация экосистем планеты станет серьёзным препятствием на пути достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия. Признавая этот факт, адаптация на основе экосистемного подхода стремилась использовать восстановление экосистем в качестве основы для повышения качества жизни в общинах, испытывающих последствия изменения климата. В частности, речь идет о восстановлении таких экосистем, которые обеспечивают продовольствие и воду, а также защиту от штормовых волн и наводнений. Мероприятия экосистемной адаптации сочетают в себе элементы как смягчения последствий изменения климата, так и адаптации к глобальному изменению климата, чтобы помочь удовлетворить текущие и будущие потребности сообщества[56].

Совместное планирование между учеными, политиками и членами сообщества является важным элементом адаптации на основе экосистемы. Опираясь на опыт внешних экспертов и местных жителей, экосистемная адаптация стремится разрабатывать уникальные решения уникальных проблем, а не просто воспроизводить прошлые проекты[55].

Эстуарные и прибрежные экосистемные услуги[править | править код]

Экосистемные услуги определяются как выгоды, получаемые человечеством от окружающих экосистем. Научный орган выделил четыре различных вида экосистемных услуг: регулирующие услуги, услуги по предоставлению ресурсов, культурные услуги и вспомогательные услуги. Экосистема не обязательно предлагает все четыре вида услуг одновременно; но учитывая сложную природу любой экосистемы, обычно предполагается, что люди извлекают выгоду из комбинации этих услуг. Услуги, предлагаемые различными типами экосистем (леса, моря, коралловые рифы, мангровые заросли и др.) различаются по характеру и следствиям. На самом деле некоторые услуги непосредственно влияют на жизнедеятельность соседних человеческих популяций (например, пресная вода, продукты питания или эстетическая ценность и т. д.) в то время как другие услуги влияют на общие условия окружающей среды, которые косвенно влияют на человека (например, изменение климата, регулирование эрозии или регулирование природных опасностей и т. д.)[57].

Эстуарные и прибрежные экосистемы являются одновременно морскими экосистемами. Устье реки определяется как область, в которой река встречается с морем или океаном. Воды, окружающие эту область, являются преимущественно солеными или солоноватыми водами, а поступающая речная вода динамично перемещается приливом. Полоса эстуария может быть покрыта популяциями тростника (или аналогичных растений) и/или песчаными отмелями (или аналогичной формой или сушей).

Регулирующие услуги[править | править код]

Регулирующие услуги — это «выгоды, получаемые от регулирования экосистемных процессов»[58]. В случае прибрежных и эстуарных экосистем эти услуги включают регулирование климата, обработку отходов и борьбу с болезнями, а также регулирование природных опасностей.

Регулирование климата[править | править код]

Как биотические, так и абиотические ансамбли морских экосистем играют определённую роль в регулировании климата. Они действуют как губки, когда речь заходит о газах в атмосфере, удерживая большие уровни CO2 и других парниковых газов (метана и закиси азота). Морские растения также используют CO2 для целей фотосинтеза и помогают в снижении атмосферного CO2. Океаны и моря поглощают тепло из атмосферы и перераспределяют его посредством водных потоков, а атмосферные процессы, такие как испарение и отражение света, позволяют охлаждать и нагревать вышележащую атмосферу. Таким образом, температура океана является обязательным условием для регулирования атмосферных температур в любой части мира: «без океана Земля была бы невыносимо горячей в дневные часы и ужасно холодной, если не замерзшей, ночью»[59].

Обработка отходов и регулирование заболеваний[править | править код]

Ещё одна услуга, которую предлагает морская экосистема, — это обработка отходов, что помогает в регулировании заболеваний. Отходы могут быть разбавлены и обезврежены путем транспортировки через морские экосистемы; загрязнители удаляются из окружающей среды и хранятся, захороняются или рециркулируются в морских экосистемах: «морские экосистемы разрушают органические отходы через микробные сообщества, которые фильтруют воду, уменьшают/ограничивают воздействие эвтрофикации и расщепляют токсичные углеводороды на их основные компоненты, такие как углекислый газ, азот, фосфор и вода». Тот факт, что отходы разбавляются большими объёмами воды и перемещаются с потоками воды, приводит к регуляции заболеваний и снижению токсичности морепродуктов[59].

Буферные зона[править | править код]

Прибрежные и эстуарные экосистемы действуют как буферные зоны против стихийных бедствий и экологических нарушений, таких как наводнения, циклоны, приливные волны и штормы. Их роль заключается в том, чтобы «поглотить часть воздействия и тем самым уменьшить его воздействие на Землю». Например, водно-болотные угодья и поддерживаемая ими растительность-деревья, корневые коврики и т. д. — удерживает большое количество воды (поверхностные воды, талые снега, дожди, грунтовые воды) и затем медленно выпускает их обратно, уменьшая вероятность наводнений[60]. Мангровые леса защищают прибрежные береговые линии от приливной эрозии или эрозии течениями; этот процесс был изучен после циклона 1999 года, обрушившегося на Индию. Деревни, которые были окружены мангровыми лесами, пострадали меньше, чем другие деревни, которые не были защищены мангровыми лесами[61].

Предоставление услуг[править | править код]

Услуги по предоставлению ресурсов состоят из всех «продуктов, полученных из экосистем». Морские экосистемы обеспечивают людей: дикими и культивированными морепродуктами, пресной водой, волокнами и топливом, а также биохимическими и генетическими ресурсами.

Морские продукты[править | править код]

Люди потребляют большое количество продуктов, происходящих из моря, будь то в качестве питательного продукта или для использования в других секторах: «более одного миллиарда человек во всем мире, или одна шестая часть мирового населения, полагаются на рыбу как на основной источник животного белка. В 2000 году на долю морского и прибрежного рыболовства приходилось 12 процентов мирового производства продовольствия»[59]. Рыба и другие съедобные морские продукты — в первую очередь рыба, моллюски, икра и морские водоросли — составляют для населения, живущего вдоль побережья, основные элементы местного культурного рациона питания, норм и традиций. Очень уместным примером может служить суши, национальная еда Японии, которая состоит в основном из различных видов рыбы и морских водорослей.

Пресная вода[править | править код]

Водные объекты, которые не имеют высокой концентрации солей, называются «пресноводными». Пресная вода может течь через озера, реки и ручьи, чтобы назвать некоторые из них; но она наиболее заметна в замороженном состоянии или как почвенная влага или похоронена глубоко под землей. Пресная вода важна не только для выживания человека, но и для выживания всех существующих видов животных, растений.

Сырьевые ресурсы[править | править код]

Морские существа обеспечивают нас сырьем, необходимым для производства одежды, строительных материалов (известь, добываемая из коралловых рифов), декоративных предметов и предметов личного пользования (луффы, произведения искусства и ювелирные изделия): «кожа морских млекопитающих для одежды, газовые залежи для производства энергии, известь (добываемая из коралловых рифов) для строительства зданий и древесина мангровых лесов и прибрежных лесов для укрытия — вот некоторые из наиболее известных видов использования морских организмов. Необработанные морские материалы используются также для несущественных товаров, таких как раковины и кораллы в декоративных изделиях». Люди также ссылались на процессы в морской среде для производства возобновляемой энергии: использование энергии волн — или приливной энергии — в качестве источника энергии для приведения в действие турбины. Например, океаны и моря используются в качестве площадок для морских нефтегазовых установок, морских ветряных электростанций.

Биохимические и генетические ресурсы[править | править код]

Биохимические ресурсы — это соединения, извлекаемые из морских организмов для использования в медицине, фармацевтике, косметике и других биохимических продуктах. Генетические ресурсы — это генетическая информация, содержащаяся в морских организмах, которая впоследствии будет использоваться для разведения животных и растений, а также для технического прогресса в биологической области. Эти ресурсы либо непосредственно выводятся из организма — например, рыбий жир как источник омега-3, либо используются в качестве модели для инновационных искусственных продуктов: «например, создание волоконно-оптической технологии, основанной на свойствах губок. По сравнению с наземными продуктами продукты морского происхождения, как правило, обладают более высокой биологической активностью, вероятно, из-за того, что морские организмы должны сохранять свою потенцию, несмотря на то, что они разбавлены в окружающей морской воде»[59].

Культурные услуги[править | править код]

Культурные услуги относятся к нематериальному миру, поскольку они приносят пользу рекреационной, эстетической, познавательной и духовной деятельности, которую нелегко измерить в денежном выражении.

Вдохновляющие[править | править код]

Морская среда была использована многими как источник вдохновения для их произведений искусства, музыки, архитектуры, традиций. Водные среды духовно важны, так как многие люди рассматривают их как средство для омоложения и изменения перспективы. Многие также считают воду частью своей личности, особенно если они живут рядом с ней с детства: они связывают её с приятными воспоминаниями и прошлым опытом. Длительное проживание вблизи водоемов приводит к определённому набору водных действий, которые становятся ритуалом в жизни людей и культуры региона.

Рекреация и туризм[править | править код]

Морские виды спорта очень популярны среди прибрежного населения: серфинг, подводное плавание, наблюдение за китами, каякинг, рекреационная рыбалка. Многие туристы также путешествуют на курорты, расположенные рядом с морем, реками или озёрами, чтобы иметь возможность испытать эти виды деятельности и отдохнуть у воды.

Наука и образование[править | править код]

Многое можно почерпнуть из морских процессов, окружающей среды и организмов — это может быть реализовано в наших повседневных действиях и в научной сфере. Хотя многое ещё предстоит узнать об океанском мире: «о необычайной запутанности и сложности морской среды и о том, как на неё влияют большие пространственные масштабы, временные лаги и кумулятивные эффекты».

Вспомогательные услуги[править | править код]

Вспомогательные услуги — это услуги, которые позволяют присутствовать другим экосистемным услугам. Они оказывают косвенное воздействие на человека, которое длится в течение длительного периода времени. Некоторые услуги можно рассматривать как вспомогательные услуги и регулирующие/культурные /провизионные услуги.

Круговорот питательных веществ[править | править код]

Круговорот питательных веществ — это движение питательных веществ через экосистему с помощью биотических и абиотических процессов[62]. Океан является обширным хранилищем этих питательных веществ, таких как углерод, азот и фосфор. Питательные вещества поглощаются основными организмами морской пищевой сети и таким образом передаются от одного организма к другому и от одной экосистемы к другой. Питательные вещества перерабатываются в течение всего жизненного цикла организмов, когда они умирают и разлагаются, высвобождая питательные вещества в соседнюю среду. «Служба круговорота питательных веществ в конечном итоге влияет на все другие экосистемные услуги, поскольку все живые существа нуждаются в постоянном поступлении питательных веществ для выживания».

Биологически опосредованные среды обитания[править | править код]

Биологически опосредованная среда обитания определяется как среда обитания, которую живые морские структуры предлагают другим организмам[39]. Они не должны были эволюционировать с единственной целью служить средой обитания, но случайно стали жилыми помещениями, пока росли естественным образом. Например, коралловые рифы и мангровые леса являются домом для многочисленных видов рыб, морских водорослей и моллюсков. Важность этих местообитаний заключается в том, что они позволяют осуществлять взаимодействие между различными видами, способствуя поставкам морских товаров и услуг. Они также очень важны для роста на ранних стадиях жизни морских видов (гнездовые и кормовые пространства), так как служат источником пищи и убежищем от хищников.

Первичная продукция[править | править код]

Первичное производство относится к производству органического вещества, то есть химически связанной энергии, посредством таких процессов, как фотосинтез и хемосинтез. Органическое вещество, произведенное первичными производителями, составляет основу всех пищевых сетей. Кроме того, он генерирует кислород (O2), молекулу, необходимую для поддержания жизни животных и людей[63][64][65][66]. В среднем человек потребляет около 550 литров кислорода в день, тогда как растения производят 1,5 литра кислорода на 10 граммов роста[67].

Решения об изменении землепользования[править | править код]

Решения в области экосистемных услуг требуют принятия сложных решений на стыке экологии, технологии, общества и экономики. Процесс принятия решений по экосистемным услугам должен учитывать взаимодействие многих видов информации, учитывать все точки зрения заинтересованных сторон, включая регулирующие органы, инициаторов предложений, лиц, принимающих решения, резидентов, общественных организаций, и измерять воздействие на все четыре части пересечения. Эти решения обычно носят пространственный характер, всегда носят многоцелевой характер и основаны на неопределенных данных, моделях и оценках. Часто именно сочетание лучших научных достижений в сочетании с ценностями, оценками и мнениями заинтересованных сторон является движущей силой этого процесса[68].

Одно аналитическое исследование моделировало заинтересованные стороны в качестве агентов для поддержки решений по управлению водными ресурсами в среднем бассейне Рио-Гранде в штате Нью-Мексико. Это исследование было сосредоточено на моделировании вклада заинтересованных сторон в пространственное решение, но игнорировало неопределенность[69]. В другом исследовании использовались методы Монте-Карло для использования эконометрических моделей решений землевладельцев при изучении последствий изменения землепользования. Здесь вклады заинтересованных сторон моделировались как случайные эффекты, отражающие неопределенность[59]. Третье исследование использовало байесовскую систему поддержки принятия решений как для моделирования неопределенности в байесовских сетях научной информации, так и для содействия сбору и объединению информации от заинтересованных сторон. Это исследование было посвящено размещению волновых энергетических устройств у побережья штата Орегон, но представляет собой общий метод управления неопределенной пространственной наукой и информацией заинтересованных сторон в среде принятия решений[59]. Данные и анализы дистанционного зондирования могут быть использованы для оценки состояния и степени охвата классов почвенного покрова, которые обеспечивают экосистемные услуги, что помогает в планировании, управлении, мониторинге действий заинтересованных сторон и коммуникации между заинтересованными сторонами.

В странах Балтии ученые, специалисты по охране природы и местные органы власти внедряют комплексный подход к планированию пастбищных экосистем[70]. Они разрабатывают комплексный инструмент планирования, основанный на технологии ГИС (геоинформационная система) и размещенный в интернете, который поможет планировщикам выбрать лучшее решение для управления пастбищами для конкретных пастбищ. Она позволит целостно взглянуть на процессы в сельской местности и поможет найти оптимальные решения по управлению пастбищами с учётом как природных, так и социально-экономических факторов конкретного участка.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Ruth Pearson. E. F. Schumacher, Small is Beautiful: a study of economics as if people mattered // Institute of Development Studies Bulletin. — 2009-05-22. — Т. 7, вып. 1. — С. 34—35. — ISSN 0020-2835. — doi:10.1111/j.1759-5436.1975.mp7001008.x.
  2. H Alexander. Nature's services: Societal dependence on natural ecosystems Edited by Gretchen C. Daily Island Press, 1997, $24.95, 392 pages // Corporate Environmental Strategy. — 1999. — Т. 6, вып. 2. — С. 219. — ISSN 1066-7938. — doi:10.1016/s1066-7938(00)80033-0.
  3. Scribner, Charles, (26 Jan. 1890–11 Feb. 1952), President: Charles Scribner’s Sons New York, NY, since 1932; Charles Scribner’s Sons, Ltd, London, England; Director, Grosset & Dunlap, Inc., Bantam Books, Inc // Who Was Who. — Oxford University Press, 2007-12-01.
  4. M. M. Nice, Fairfield Osborn. Our Plundered Planet // Bird-Banding. — 1948. — Т. 19, вып. 4. — С. 180. — ISSN 0006-3630. — doi:10.2307/4510050.
  5. Conrad Taeuber, William Vogt. Road to Survival // American Sociological Review. — 1948-12. — Т. 13, вып. 6. — С. 777. — ISSN 0003-1224. — doi:10.2307/2086831.
  6. Susan Flader. A Sand County Almanac and Sketches Here And There. By Aldo Leopold. Illustrated by Charles W. Schwartz. (New York: Oxford University Press, 1949. 226 pp. Paper. $1.75.) and A Sand County Almanac With Essays on Conservation From Round River. By Aldo Leopold. Illustrated by Charles W. Schwartz // Forest & Conservation History. — 1971-04. — Т. 15, вып. 1. — С. 31—33. — ISSN 1046-7009. — doi:10.2307/4004393.
  7. R. M. Wilson. Man's Role in Changing the Face of the Earth. Edited by William L. Thomas, Jr. Chicago: Published for the Wenner-Gren Foundation for Anthropological Research and the National Science Foundation by the University of Chicago Press, 1956. xxxviii + 1193 p. Illustrations, maps, bibliography // Environmental History. — 2005-07-01. — Т. 10, вып. 3. — С. 564—566. — ISSN 1930-8892 1084-5453, 1930-8892. — doi:10.1093/envhis/10.3.564.
  8. A. J. Coale. Population, Resources, Environment. Issues in Human Ecology. Paul R. Ehrlich and Anne H. Ehrlich. Freeman, San Francisco, 1970. xii, 388 pp., illus. $8.95. Biology Series (англ.) // Science. — 1970-10-23. — Vol. 170, iss. 3956. — P. 428—429. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.170.3956.428.
  9. Javiera Barandiaran. Duit, Andreas, ed. 2014. State and Environment: The Comparative Study of Environmental Governance. Cambridge, MA: MIT Press // Global Environmental Politics. — 2016-02. — Т. 16, вып. 1. — С. 108—109. — ISSN 1536-0091 1526-3800, 1536-0091. — doi:10.1162/glep_r_00340.
  10. Ernst Mayr. Endangering Species and Ourselves Extinction: The Causes and Consequences of the Disappearance of Species Paul Ehrlich Anne Ehrlich (англ.) // BioScience (англ.). — 1982-05. — Vol. 32, iss. 5. — P. 349—349. — ISSN 1525-3244 0006-3568, 1525-3244. — doi:10.2307/1308865.
  11. John Loomis, Leslie Richardson, Timm Kroeger, Frank Casey. Valuing ecosystem services using benefit transfer: separating credible and incredible approaches // Valuing Ecosystem Services. — С. 78—89. — doi:10.4337/9781781955161.00014.
  12. 1 2 3 Gretchen C. Daily, Tore Söderqvist, Sara Aniyar, Kenneth Arrow, Partha Dasgupta. Askö 1998: The Value of Nature and the Nature of Value // Bringing Ecologists and Economists Together. — Dordrecht: Springer Netherlands, 2010. — С. 99—104. — ISBN 978-90-481-9475-9, 978-90-481-9476-6.
  13. Elena Ojea, Julia Martin-Ortega, Aline Chiabai. Defining and classifying ecosystem services for economic valuation: the case of forest water services // Environmental Science & Policy. — 2012-05. — Т. 19—20. — С. 1—15. — ISSN 1462-9011. — doi:10.1016/j.envsci.2012.02.002.
  14. Chapter 19. Ecological Variation and Its Consequences // Ecological Mechanics. — Princeton: Princeton University Press, 2016-12-31. — С. 363—378. — ISBN 978-1-4008-7395-1.
  15. Margot Parkes. Personal Commentaries on “Ecosystems and Human Well-being: Health Synthesis—A Report of the Millennium Ecosystem Assessment” // EcoHealth. — 2006-08-15. — Т. 3, вып. 3. — С. 136—140. — ISSN 1612-9210 1612-9202, 1612-9210. — doi:10.1007/s10393-006-0038-4.
  16. Valérie Boisvert. Conservation banking mechanisms and the economization of nature: An institutional analysis // Ecosystem Services. — 2015-10. — Т. 15. — С. 134—142. — ISSN 2212-0416. — doi:10.1016/j.ecoser.2015.02.004.
  17. Eleanor M. Slade, Robert Bagchi, Nadine Keller, Christopher D. Philipson. When Do More Species Maximize More Ecosystem Services? (англ.) // Trends in Plant Science. — Cell Press, 2019-09. — Vol. 24, iss. 9. — P. 790—793. — ISSN 1360-1385. — doi:10.1016/j.tplants.2019.06.014.
  18. Anne Venables, Paul I. Boon. What environmental, social or economic factors identify high-value wetlands? Data-mining a wetlands database from south-eastern Australia // Pacific Conservation Biology. — 2016. — Т. 22, вып. 4. — С. 312. — ISSN 1038-2097. — doi:10.1071/pc15034.
  19. Correction for Pushparaj et al., Retraction to Pushparaj et al. 106(24):9773 (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — National Academy of Sciences, 2012-09-04. — Vol. 109, iss. 38. — P. 15527—15527. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.1214338109.
  20. T. Kirchhoff. Pivotal cultural values of nature cannot be integrated into the ecosystem services framework (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — National Academy of Sciences, 2012-09-24. — Vol. 109, iss. 46. — P. E3146–E3146. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.1212409109.
  21. Thomas Kirchhoff, Ludwig Trepl, Vera Vicenzotti. What is Landscape Ecology? An Analysis and Evaluation of Six Different Conceptions // Landscape Research. — 2013-02. — Т. 38, вып. 1. — С. 33—51. — ISSN 1469-9710 0142-6397, 1469-9710. — doi:10.1080/01426397.2011.640751.
  22. Symbolic Landscapes / Gary Backhaus, John Murungi. — 2009. — doi:10.1007/978-1-4020-8703-5.
  23. https://cices.eu/ (англ.). Дата обращения: 23 мая 2020.
  24. 1 2 Claire Kremen. Managing ecosystem services: what do we need to know about their ecology? // Ecology Letters. — 2005-04-18. — Т. 8, вып. 5. — С. 468—479. — ISSN 1461-023X. — doi:10.1111/j.1461-0248.2005.00751.x.
  25. Patricia Balvanera, Claire Kremen, Miguel Martínez-Ramos. APPLYING COMMUNITY STRUCTURE ANALYSIS TO ECOSYSTEM FUNCTION: EXAMPLES FROM POLLINATION AND CARBON STORAGE // Ecological Applications. — 2005-02. — Т. 15, вып. 1. — С. 360—375. — ISSN 1051-0761. — doi:10.1890/03-5192.
  26. 1 2 BRIAN H. WALKER. Biodiversity and Ecological Redundancy (англ.) // Conservation Biology (англ.). — Wiley-Blackwell, 1992-03. — Vol. 6, iss. 1. — P. 18—23. — ISSN 1523-1739 0888-8892, 1523-1739. — doi:10.1046/j.1523-1739.1992.610018.x.
  27. Shahid Naeem. Species Redundancy and Ecosystem Reliability (англ.) // Conservation Biology (англ.). — Wiley-Blackwell, 2008-07-18. — Vol. 12, iss. 1. — P. 39—45. — ISSN 0888-8892. — doi:10.1111/j.1523-1739.1998.96379.x.
  28. 1 2 John H. Lawton. What Do Species Do in Ecosystems? // Oikos. — 1994-12. — Т. 71, вып. 3. — С. 367. — ISSN 0030-1299. — doi:10.2307/3545824.
  29. David Tilman, Clarence L. Lehman, Charles E. Bristow. Diversity‐Stability Relationships: Statistical Inevitability or Ecological Consequence? (англ.) // The American Naturalist (англ.). — University of Chicago Press, 1998-03. — Vol. 151, iss. 3. — P. 277—282. — ISSN 1537-5323 0003-0147, 1537-5323. — doi:10.1086/286118.
  30. Thomas Elmqvist, Carl Folke, Magnus Nyström, Garry Peterson, Jan Bengtsson. [0488:rdecar2.0.co;2 Response diversity, ecosystem change, and resilience] (англ.) // Frontiers in Ecology and the Environment. — Ecological Society of America (англ.), 2003-11. — Vol. 1, iss. 9. — P. 488—494. — ISSN 1540-9295. — doi:10.1890/1540-9295(2003)001[0488:rdecar]2.0.co;2.
  31. J. P. Grime. ECOLOGY: Biodiversity and Ecosystem Function: The Debate Deepens (англ.) // Science. — 1997-08-29. — Vol. 277, iss. 5330. — P. 1260—1261. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.277.5330.1260.
  32. Ciara Raudsepp-Hearne, Garry D. Peterson, Maria Tengö, Elena M. Bennett, Tim Holland. Untangling the Environmentalist's Paradox: Why Is Human Well-being Increasing as Ecosystem Services Degrade? (англ.) // BioScience (англ.). — 2010-09. — Vol. 60, iss. 8. — P. 576—589. — ISSN 0006-3568 1525-3244, 0006-3568. — doi:10.1525/bio.2010.60.8.4.
  33. The Tragedy of the Commons (англ.) // Science. — 1968-12-13. — Vol. 162, iss. 3859. — P. 1243—1248. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.162.3859.1243.
  34. Ruth S. DeFries, Jonathan A. Foley, Gregory P. Asner. [0249:lcbhna2.0.co;2 Land-use choices: balancing human needs and ecosystem function] (англ.) // Frontiers in Ecology and the Environment. — Ecological Society of America (англ.), 2004-06. — Vol. 2, iss. 5. — P. 249—257. — ISSN 1540-9295. — doi:10.1890/1540-9295(2004)002[0249:lcbhna]2.0.co;2.
  35. Elena Górriz-Mifsud, Elsa Varela, Míriam Piqué, Irina Prokofieva. Demand and supply of ecosystem services in a Mediterranean forest: Computing payment boundaries // Ecosystem Services. — 2016-02. — Т. 17. — С. 53—63. — ISSN 2212-0416. — doi:10.1016/j.ecoser.2015.11.006.
  36. Stephen C. Farber, Robert Costanza, Matthew A. Wilson. Economic and ecological concepts for valuing ecosystem services // Ecological Economics. — 2002-06. — Т. 41, вып. 3. — С. 375—392. — ISSN 0921-8009. — doi:10.1016/s0921-8009(02)00088-5.
  37. Robert Costanza, Ralph d'Arge, Rudolf de Groot, Stephen Farber, Monica Grasso. The value of the world's ecosystem services and natural capital (англ.) // Nature. — 1997-05. — Vol. 387, iss. 6630. — P. 253—260. — ISSN 1476-4687 0028-0836, 1476-4687. — doi:10.1038/387253a0.
  38. Jesús M. González-Barahona, Gregorio Robles. On the reproducibility of empirical software engineering studies based on data retrieved from development repositories // Empirical Software Engineering. — 2011-10-18. — Т. 17, вып. 1—2. — С. 75—89. — ISSN 1573-7616 1382-3256, 1573-7616. — doi:10.1007/s10664-011-9181-9.
  39. 1 2 Archived // Definitions. — Qeios, 2020-02-02.
  40. Linking Ecosystem Services to Food Security in a Changing Planet: assessing Peruvian Amazon deforestation using the Artificial Intelligence for Ecosystem Services (ARIES) framework // ASABE 1st Climate Change Symposium: Adaptation and Mitigation. — American Society of Agricultural and Biological Engineers, 2015-05-03. — doi:10.13031/cc.20152119001.
  41. Reid, Andrew Milton, (21 July 1929–16 May 2016), Deputy Chairman, Imperial Group, 1986–89 // Who Was Who. — Oxford University Press, 2007-12-01.
  42. Referees, July 2012 - June 2013 // Antipode. — 2013-10-07. — Т. 45, вып. 5. — С. 1356—1358. — ISSN 0066-4812. — doi:10.1111/anti.12052.
  43. 1 2 Paul Kevenhörster. Elinor Ostrom, Governing the Commons. The Evolution of Institutions for Collective Action, Cambridge 1990 // Schlüsselwerke der Politikwissenschaft. — Wiesbaden: VS Verlag für Sozialwissenschaften. — С. 349—352. — ISBN 978-3-531-14005-6, 978-3-531-90400-9.
  44. T. Dietz. The Struggle to Govern the Commons (англ.) // Science. — 2003-12-12. — Vol. 302, iss. 5652. — P. 1907—1912. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.1091015.
  45. J. Pretty. Social Capital and the Collective Management of Resources (англ.) // Science. — 2003-12-12. — Vol. 302, iss. 5652. — P. 1912—1914. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.1090847.
  46. Tanya Heikkila. Institutional boundaries and common-pool resource management: A comparative analysis of water management programs in California // Journal of Policy Analysis and Management. — 2003. — Т. 23, вып. 1. — С. 97—117. — ISSN 1520-6688 0276-8739, 1520-6688. — doi:10.1002/pam.10181.
  47. Clark C. Gibson, John T. Williams, Elinor Ostrom. Local Enforcement and Better Forests // World Development. — 2005-02. — Т. 33, вып. 2. — С. 273—284. — ISSN 0305-750X. — doi:10.1016/j.worlddev.2004.07.013.
  48. Gretchen C. Daily. Management objectives for the protection of ecosystem services // Environmental Science & Policy. — 2000-12. — Т. 3, вып. 6. — С. 333—339. — ISSN 1462-9011. — doi:10.1016/s1462-9011(00)00102-7.
  49. P. Roebeling, R. Ruben. Technological progress versus economic policy as tools to control deforestation: the Atlantic zone of Costa Rica // Agricultural technologies and tropical deforestation. — Wallingford: CABI. — С. 135—152. — ISBN 978-0-85199-451-2.
  50. P. Balvanera. Conserving Biodiversity and Ecosystem Services (англ.) // Science. — 2001-03-16. — Vol. 291, iss. 5511. — P. 2047—2047. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.291.5511.2047.
  51. Kai M. A Chan, M. Rebecca Shaw, David R Cameron, Emma C Underwood, Gretchen C Daily. Conservation Planning for Ecosystem Services // PLoS Biology. — 2006-10-31. — Т. 4, вып. 11. — С. e379. — ISSN 1545-7885. — doi:10.1371/journal.pbio.0040379.
  52. Rex H. Caffey, Hua Wang, Daniel R. Petrolia. Trajectory economics: Assessing the flow of ecosystem services from coastal restoration // Ecological Economics. — 2014-04. — Т. 100. — С. 74—84. — ISSN 0921-8009. — doi:10.1016/j.ecolecon.2014.01.011.
  53. Clive G. Jones, John H. Lawton, Moshe Shachak. Organisms as Ecosystem Engineers // Oikos. — 1994-04. — Т. 69, вып. 3. — С. 373. — ISSN 0030-1299. — doi:10.2307/3545850.
  54. Frederik H. Kistenkas, Irene M. Bouwma. Barriers for the ecosystem services concept in European water and nature conservation law // Ecosystem Services. — 2018-02. — Т. 29. — С. 223—227. — ISSN 2212-0416. — doi:10.1016/j.ecoser.2017.02.013.
  55. 1 2 پابلو بت | سایت پیش بینی فوتبال پابلو بت | آدرس سایت شرط بندی pablobet (перс.). پابلو بت - pablobet. Дата обращения: 30 мая 2020.
  56. Niels Brügger, Ditte Laursen, Janne Nielsen. Methodological reflections about establishing a corpus of the archived web: the case of the Danish web from 2005 to 2015 // Researchers, practitioners and their use of the archived web. — School of Advanced Study, University of London, 2016-06-13. — doi:10.14296/resaw.0009.
  57. Edward B. Barbier, Sally D. Hacker, Chris Kennedy, Evamaria W. Koch, Adrian C. Stier. The value of estuarine and coastal ecosystem services // Ecological Monographs. — 2011-05. — Т. 81, вып. 2. — С. 169—193. — ISSN 0012-9615. — doi:10.1890/10-1510.1.
  58. C. Max Finlayson. Millennium Ecosystem Assessment // The Wetland Book. — Dordrecht: Springer Netherlands, 2018. — С. 355—359. — ISBN 978-90-481-3493-9, 978-90-481-9659-3.
  59. 1 2 3 4 5 6 Original PDF. dx.doi.org. Дата обращения: 30 мая 2020.
  60. Adolfo Campos C., María E. Hernández, Patricia Moreno-Casasola, Eduardo Cejudo Espinosa, Alezandra Robledo R. Soil water retention and carbon pools in tropical forested wetlands and marshes of the Gulf of Mexico // Hydrological Sciences Journal. — 2011-12. — Т. 56, вып. 8. — С. 1388—1406. — ISSN 2150-3435 0262-6667, 2150-3435. — doi:10.1080/02626667.2011.629786.
  61. RUCHI BADOLA, S.A. HUSSAIN. Valuing ecosystem functions: an empirical study on the storm protection function of Bhitarkanika mangrove ecosystem, India // Environmental Conservation. — 2005-03. — Т. 32, вып. 1. — С. 85—92. — ISSN 1469-4387 0376-8929, 1469-4387. — doi:10.1017/s0376892905001967.
  62. Carbon and Nitrogen Cycles in Terrestrial Ecosystems // Carbon and Nitrogen in the Terrestrial Environment. — Dordrecht: Springer Netherlands, 2008. — С. 45—80. — ISBN 978-1-4020-8432-4, 978-1-4020-8433-1.
  63. Ecosystem services in agricultural and urban landscapes. — Chichester, West Sussex, UK. — 1 online resource с. — ISBN 978-1-118-50624-0, 1-118-50624-3, 978-1-118-50625-7, 1-118-50625-1, 978-1-118-50626-4, 1-118-50626-X, 978-1-118-50627-1, 1-118-50627-8, 978-1-299-15926-6, 1-299-15926-5.
  64. Contents // Ecosystem Services. — 2017-12. — Т. 28. — С. ii. — ISSN 2212-0416. — doi:10.1016/s2212-0416(17)30758-1.
  65. Report of the Human Rights Committee // Report of the Human Rights Committee. — 2019-02-10. — ISSN 2412-0839. — doi:10.18356/7675030e-en.
  66. Getting Started with the BBC micro:bit // The Official BBC micro:bit® User Guide. — Indianapolis, Indiana: John Wiley & Sons, Inc., 2017-10-15. — С. 17—26. — ISBN 978-1-119-41375-2, 978-1-119-38673-5.
  67. Wilson, Emily Helen, (born 4 June 1970), Editor, New Scientist, since 2018 // Who's Who. — Oxford University Press, 2019-12-01. — ISBN 978-0-19-954088-4.
  68. Elena Górriz-Mifsud, Laura Secco, Elena Pisani. Exploring the interlinkages between governance and social capital: A dynamic model for forestry // Forest Policy and Economics. — 2016-04. — Т. 65. — С. 25—36. — ISSN 1389-9341. — doi:10.1016/j.forpol.2016.01.006.
  69. John Siirola, Vincent Carroll Tidwell, Zachary O. Benz, Melanie Stansbury, Elizabeth H. Richards. Decision insight into stakeholder conflict for ERN. — Office of Scientific and Technical Information (OSTI), 2012-02-01.
  70. Tuan Quoc Vo, C. Kuenzer, N. Oppelt. How remote sensing supports mangrove ecosystem service valuation: A case study in Ca Mau province, Vietnam // Ecosystem Services. — 2015-08. — Т. 14. — С. 67—75. — ISSN 2212-0416. — doi:10.1016/j.ecoser.2015.04.007.