Электоральные султанаты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Электоральные султанаты — термин, применяемый к субъектам Российской Федерации, которые постоянно дают запредельно высокие результаты по явке и проценту голосов, поданных за правящую партию и кандидатов от власти[1][2]. Традиционно высокие результаты в них получают кандидаты от «Единой России»[3]. Специалисты связывают это с отсутствием независимого наблюдения на местах и влиянием правящей верхушки на избирательные процессы[1]. В электоральных султанатах вместо подсчёта голосов действует система фальсификации результата вместе с явкой, которая может превышать все разумно допустимые значения[4][нет в источнике][5][нет в источнике].

Особенности[править | править код]

На фоне общей аполитичности султанаты демонстрируют особое электоральное поведение, процент явки и уровень поддержки «Единой России» в них может составлять невероятные 80-90 % при общероссийском уровне, не превышающем 50 %[6]. Во время выборов обычно существует закономерность, что чем явка ниже, тем лояльнее голосует избиратель. В электоральных султанатах всё иначе: чем выше явка, тем больший процент избирателей голосует за «Единую Россию», и это говорит о фальсификациях[7]. Происходит это потому, что избирательные комиссии в России по факту стали филиалом исполнительной власти и обеспечивают заранее поставленные ей задачи[8]. Электоральные султанаты Северного Кавказа не только помогают выиграть выборы единороссам, но и послушно голосуют за предложенных Кремлём кандидатов на местах[9].

Политический географ Дмитрий Орешкин относит к электоральным султанатам регионы, результаты выборов в которых напрямую зависят от воли и интересов местной административной элиты управленцев[10]. Критериями отнесения к особому электоральному режиму считаются неестественно высокий процент голосов, поданных против всех кандидатов (когда эта графа ещё была в бюллетенях), неестественно низкий процент испорченных бюллетеней, круглые цифры в итоговых протоколах, высокий процент проголосовавших вне своего избирательного участка и т. д.[10].

К электоральным султанатам могут относиться:

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Александр Атасунцев, Егор Губернаторов, Мария Истомина и др. «Электоральные султанаты»: как голосуют в регионах — рекордсменах по явке. РБК (22 марта 2018). Дата обращения: 26 октября 2021. Архивировано 8 октября 2021 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 Мумин Шакиров. "Голосование в России – это как выборы в концлагере". "Грани времени" с Мумином Шакировым. Радио Свобода (25 сентября 2021). Дата обращения: 26 октября 2021. Архивировано 9 октября 2021 года.
  3. Анастасия Мельникова. Максимум голосов по округам среди единороссов получили кандидаты от «султанатов» и Володин. Znak.com (21 сентября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  4. Иван Родин. Новые электоральные султанаты урежут территорию "умного голосования". Уровень поддержки партии власти не виден на фоне неограниченного админресурса. Независимая газета (6 июня 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  5. 1 2 Константин Гликин. Коммунисты хотят набрать миллион наблюдателей через приложение. Другие партии тоже обещают поставить рекорды по их привлечению. Ведомости. Бизнес Ньюс Медиа (2 июня 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  6. 1 2 3 4 О. В. Милаева, В. Б. Думнов. Органы представительства Республики Башкортостан: социально-политический анализ : материалы конференции. — Место: Пензенский государственный университет, 2020. — 15 май. — С. 178. — ISBN 978-5-907364-00-4. Архивировано 26 октября 2021 года.
  7. Юрий Мишуткин. Люди не хотят голосовать за такую оппозицию. Rabkor.ru (8 октября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  8. Г. М. Михалева. Нужно обеспечить конкурентность, честность и прозрачность выборов // Гражданин. Выборы. Власть. — РЦОИТ, 2016. Архивировано 26 октября 2021 года.
  9. Екатерина Сокирянская. Третий срок Путина и Северный Кавказ // Контрапункт. — PONARS Eurasia, 2018. — № 11. — С. 10. Архивировано 26 октября 2021 года.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Андрей Макарычев. Суверенная власть, выборы и региональное разнообразие: Россия после выборов 2011–2012 гг : сборник. — М.: Горбачёв-Фонд, 2012. — С. 33—34. — ISBN 978-5-86493-151-6. Архивировано 26 октября 2021 года.
  11. Сергей Пархоменко. Суть событий. Эхо Москвы. Газпром-медиа (15 октября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  12. Андрей Гусий. Эксперты о выборах на Кубани: победили те, кто должен был победить. Юг остался за «Единой Россией». Коммерсантъ. Издательский дом «Коммерсантъ» (20 сентября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Быков Илья Анатольевич. Эффект низкой явки на выборах в Государственную думу федерального собрания Российской Федерации 2016 г. : журнал. — СПб.: Политическая экспертиза, 2017. — Т. 13, № 2. — С. 82. Архивировано 31 октября 2021 года.
  14. 1 2 3 4 5 Кирилл Рогов. Обнулэнд. Что случилось с нами и властью на голосовании 1 июля. Новая газета (3 июля 2020). Дата обращения: 26 октября 2021. Архивировано 27 февраля 2021 года.
  15. Андрей Красно. Сам себе рекордсмен. Почему Кадыров "популярнее" Путина?. Кавказ.Реалии (29 октября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.
  16. Анастасия Мельникова. «Электоральные султанаты» стали хуже голосовать за «Единую Россию». Znak.com (22 сентября 2021). Дата обращения: 31 октября 2021. Архивировано 31 октября 2021 года.