Энергетика КНР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Водохранилище ГЭС Три ущелья

Энергетика Китайской Народной Республики

Китай некогда обеспечивал энергоресурсами не только себя, но и своих соседей — Южную Корею и Японию. С 1993 года он переместился из первой группы поставщиков энергоресурсов во вторую, став нетто-импортёром нефти, а ещё через 10 лет — в 2003 году он занял второе место в мире после США по импорту нефти.

Бурный экономический рост ставит КНР во всё большую зависимость от импорта энергоресурсов. Это двусторонний процесс, в результате которого Китай всё больше влияет на мировые рынки энергоресурсов, энергетическую политику других стран, мировые цены на энергоресурсы, стимулирует прирост производства, а также перераспределение и создание новых каналов поставок. Так, в настоящее время доля импорта Китая на мировом рынке нефти — 18,6% (2017)[1], а в мировом росте спроса с 2000 года — 30%. При этом по расчётам Кембриджской ассоциации энергетических исследований (CERA), на всю Азию в течение следующих 15 лет придётся половина совокупного роста потребления нефти. Таким образом, можно с полной уверенностью говорить о том, что наметился постепенный переход доминирования в сфере энергетики от развитых к развивающимся странам.

Энергобезопасность становится при этом вопросом национальной безопасности, сохранения темпов экономического развития, а также экологии.

В 2013 году потребление первичных энергоресурсов составило 2852,4 млн тонн нефтяного эквивалента, из которых[2]:

Уголь[править | править код]

На шахте: выборка кусков угля из пустой породы (1999 г.)

Уголь — основной источник энергии в индустриальном секторе, в первую очередь — в производстве стали.

До 1993 года перед Китаем проблема энергетической безопасности так остро не стояла, в первую очередь, из-за богатых запасов угля. Уголь всегда занимал значительное место в энергобалансе КНР, более 70% от всех потребляемых ресурсов. В связи с этим Китай был мало подвержен мировым колебаниям цен на энергоресурсы, осуществляя стратегию самообеспечения.

С 1992 года государство постепенно стало снижать контроль цен на уголь, но это привело не к либерализации, а к тому что цены в итоге стали устанавливаться по уговору между крупными государственными компаниями-производителями и крупными закупщиками конечной продукции. В результате внутренние цены на 5-7 долларов за тонну превышают международные на высококачественный каменный уголь.

Высокие внутренние цены на уголь и проблемы транспортировки в сочетании с ростом потребления угля привели к тому, что впервые в первом квартале 2007 года Китай стал чистым импортёром угля. Это послужило тревожным сигналом, выявившим недостаточное финансирование инфраструктуры в угольной промышленности и устранения аварий на производстве.

После того, как в 2003 году экспорт угля достиг отметки в 70 млн тонн, объёмы экспорта стали падать. Происходило наращивание импорта в основном из Австралии и Индонезии. Руководство крупнейших угольных корпораций заверяет, что это лишь временная мера, и проблема будет в скором времени решена за счёт наращивания местного уровня производства. Однако по оценке Energy Information Administration, импорт коксующегося угля будет только расти, и если в 2004 году он составил 7 млн тонн, то в 2030 году будет равен 59 млн тонн.

В 2010 году объём добычи составил 3,2 млрд тонн, вдвое больше, чем в США (второго по величине производителя угля).

Главная проблема удовлетворения внутреннего спроса в энергоресурсах за счёт угля заключается в рассредоточенности его месторождений по всей стране. На востоке и юго-востоке страны, на которые приходится половина ВВП Китая, находятся лишь 17% запасов угля. В результате более 60% угля транспортируется по железным дорогам в среднем на расстояние 550 км, что вызывает перегруженность путей, частые аварии и, как следствие, перебои в поставках.

Сообщения о взрывах и затоплении шахт поступают практически еженедельно, но ситуация не меняется уже в течение нескольких десятков лет. По официальной статистике ежегодно от аварий в шахтах погибает около 6 тыс. человек (реальная цифра в несколько раз больше). Это привело к тому, что многие угольные шахты были закрыты после серии аварий. Причина заключается в том, что более 26 тысяч, из 28 тысяч официально зарегистрированных, угольных шахт управляются малыми предприятиями, применяющие технику добычи, которую в последний раз можно было увидеть на европейском континенте в XIX веке.[источник не указан 3009 дней]

Помимо наращивания производства необходимо производить и переоснащение отрасли, иначе китайские производители не смогут конкурировать с иностранными, поставляющими более качественный уголь по более низким ценам.

Также проводится поиск технологий добычи и переработки угля, наносящих меньший ущерб экологии. В качестве дополнительного потенциала рассматривается производство метана из угольных пластов, ресурсы которого оценены в 35 трлн куб.м. Ранее метод получения нефти путём сжижения каменного угля (coal to liquids, CTL) не пользовался особой поддержкой в связи с его дороговизной и по экологическим соображениям. Но в последнее время он получает всё большее распространение.

В 2004 году Китай заключил сделку с южноафриканской компанией-обладателем уникальной технологии по сжижению угля, Sasol Limited по строительству двух заводов в провинции Шаньси и Нинся-Хуэйском автономном районе. Каждый из них будет производить 80 тыс. баррелей нефти в день и стоить около 5 млрд долларов. Строительство планируется завершить к 2012 году.

Также, к концу 2007 должно быть завершено строительство первого завода по сжижению угля мощностью 60 тысяч баррелей в день в Автономном районе Внутренняя Монголия.

Таким образом, поскольку уголь, так или иначе, будет преобладать в структуре энергобаланса КНР, то наиболее рациональным решением станет технологическое переоснащение отрасли, повышение эффективности при снижении воздействия на окружающую среду, а также новых способов производства.

В 2017 году ТЭС Тогто стала крупнейшей тепловой электростанцией в мире.

Китай в середине 2010-х[уточнить] объявил о масштабном переходе с угля на газ.[3]

Нефть[править | править код]

Первая нефть была добыта в Китае в 1949 году; с 1960 года началась разработка месторождения Дацина[4]. 1993 год стал поворотным для китайской энергетики, обозначив окончание эпохи самообеспечения. Китай впервые с 1965 года испытал нехватку нефти. До 1965 года КНР также испытывал недостаток этого вида топлива, импортируя его из СССР. Однако после разработки крупных месторождений Дацина Китай смог к началу 70-х обеспечивать нефтью не только себя, но и своих соседей. Впоследствии также был открыт и ряд других месторождений на востоке страны. Экспорт нефти, кроме того, был одним из основных источников иностранной валюты.

С начала же 1980-х, из-за нехватки инвестиций в нефтяную отрасль, истощения старых месторождений и недостатка новых, темпы роста производства нефти начинают падать. Новые месторождения находятся по большей части на западе страны, в основном в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Однако добыча в них почти вдвое отстаёт от проектной и в текущем десятилетии не превысит 25 млн тонн в год. Последствия неэффективности осуществления стратегии самообеспечения проявились в том, что Китай, на который «нефтяные шоки» 1973 и 1978 годов не оказали никакого влияния, не стал, подобно западным странам, разрабатывать энергосберегающие технологии и концентрировать внимание на проблемах энергетической безопасности, в том числе эффективной добычи при нанесении минимального вреда окружающей среде. Это является сейчас главным препятствием, к примеру, на пути разработки месторождений Таримского бассейна. Тем не менее разведка нефтяных месторождений в КНР велась очень активно — за 1997—2006 гг. открыто 230 месторождений. По состоянию на начало 2010-х годов почти всю добычу и переработку нефти в стране контролировали три государственные компании.[5]

Доказанные запасы нефти в Китае на начало 2006 года составили 18,3 млрд баррелей. К 2025 году эта цифра увеличится ещё на 19,6 млрд баррелей. При этом неразведанные запасы составляют 14,6 млрд баррелей.

В целях преодоления зависимости от импорта также планируется проведение более интенсивной добычи запасов газа и нефти на шельфе, которые ведёт Китайская национальная нефтяная шельфовая компания (CNOOC).

При решении проблемы энергетической безопасности руководство Китая в первую очередь делает упор на диверсификацию источников поставок. В первой половине 90-х поставки в основном осуществлялись из порядка 5 стран, а уже в 97 году их количество достигло 35. В 2000 г. импорт нефти из стран Ближнего Востока составляло 47%, из стран АТР — 18%, из Африки — 20 %. В 2005 году объём импорта нефти в Китай вырос всего на 3,3 % (составил 130 млн тонн) по сравнению с позапрошлым годом, тогда как прирост ВВП Китая в том же году превысил 9 %.[6]

По состоянию на 2004 год более одной трети расходуемой Китаем нефти зависело от импорта. В истекшие к 2004 году десять лет среднегодовой рост потребления нефти в Китае составлял 6,7 %, а среднегодовой рост добычи нефти составлял лишь 1,75 %. В 2002 году добыча нефти составила 168 млн тонн, а объём потребления — 245 млн тонн[7].

Рост импорта также вызван и тем, что он обходится дешевле, чем разработка или внедрение более эффективных способов добычи на месторождениях в самом Китае (хотя, в лучших традициях составления социалистических планов, переоснащение отрасли должно быть завершено к 2020 году). Внутреннее производство, несмотря на государственное субсидирование, будет падать (особенно после вступления в ВТО и постепенного устранения нетарифных импортных барьеров и квот), поскольку себестоимость китайских нефтепродуктов выше импортных примерно на 50%.

Газ[править | править код]

На природный газ приходится лишь 3-4 % энергопотребления, в то время как в большинстве остальных стран эта цифра составляет 21-25 % и, в целях диверсификации потребления энергетических ресурсов, Китаю необходимо увеличить долю потребления природного газа. По оценкам Energy Information Administration министерства энергетики США, потребление этого вида топлива, начиная с 2003 по 2030 год, будет расти в среднем на 6,8% ежегодно. К 2020 году Китай будет потреблять 200 млрд кубометров природного газа, и только 120 млрд из них будут покрываться за счёт внутренних источников.

Одним из способов снижения зависимости от внешних поставок нефти является разработка внутренних запасов газа, который также потом можно транспортировать в сжиженном состоянии. Учитывая слабую геологическую изученность территории КНР, ресурсы природного газа должны быть довольно значительными. Однако планы по их разработке и освоению — дело далёкой перспективы.

До 2009 года Китай в целом обеспечивал себя природным газом, но затем появилась потребность в импорте. В 2003—2013 гг. производство природного газа в КНР выросло с 35,0 млрд кубометров до 117,1 млрд кубометров[4]. На данный момент 40 % газа поступает с газовых месторождений провинции Сычуань. Остальная добыча — это в основном попутный газ с нефтяных месторождений; в 2009 году в стране было сжижено около 18 млн тонн попутного газа[4]. Также в перспективе осуществление поставок газа с шельфа Южно-Китайского моря, но на данный момент они крайне незначительны.

Внутренние источники газа сильно ограничены. Поэтому отдельный раздел стратегии энергетической безопасности занимает диверсификация энергоресурсов за счёт увеличения поставок сжиженного природного газа (СПГ), в первую очередь для производства электроэнергии. Также, это снижает количество вредных выбросов в атмосферу, за счёт частичного замещения угля газом.
Поставки СПГ в КНР начались в 2006 г. Первый импортный СПГ-терминал в КНР (Dapeng LNG Terminal в Гуандуне) начал приём сжиженного газа с лета 2006 года (поставки из Австралии). Основным поставщиком СПГ до 2012 года являлась Австралия — в 2011 году из импортированных КНР 12,0 млн т сжиженного природного газа на поставки из Австралии пришлось 30,1 % (3,62 млн т). В 2012 году главным поставщиком СПГ в КНР стал Катар, на него пришлось 34,0 % импорта этого энергоносителя (4,93 млн т), поставки из Австралии составили 24,0 % (3,48 млн т). Далее следовали Индонезия (2,39 млн т), Малайзия (1,8 млн т), Йемен (0,58 млн т), Россия (0,36 млн т) и др.

Основная статья о газопроводе из России — Сила Сибири (поставки — с 2019 г.).

Китай в середине 2010-х[уточнить] объявил о масштабном переходе с угля на газ, создав тем самым очень благоприятные ценовые условия для СПГ.[8]; планируется, что к 2020 году спрос на СПГ в КНР вырастет в 10 раз по сравнению с уровнем 2006 года (пока же большинство проектов тормозится из-за высоких цен на импортный СПГ, по сравнению с ценами на энергоносители внутреннего производства). Основная доля поставок СПГ будет приходиться на южные провинции КНР — Гуандун и Фуцзянь, потому что на них приходится самый высокий показатель промышленного роста, и они могут позволить себе закупать более дорогостоящий по отношению к углю СПГ. Также, осуществляются программы по газификации наиболее крупных городов, начиная с Шанхая и Пекина.

Атомная энергетика[править | править код]

По данным на апрель 2016 года, суммарная мощность китайских АЭС равна 28,8 ГВт, что даёт чуть более 3 % от всей выработки электроэнергии в стране.

В последней обнародованной национальной стратегии развития китайской энергетики на период до 2030 года, большую долю составляют планы развития ядерной энергетики. Китай собирается увеличить число ядерных реакторов к этому времени до 110 и стать одним из крупнейших в мире потребителей атомной энергии.

Возобновляемая энергетика[править | править код]

В 2009 году в Китае на возобновляемых источниках энергии работали электростанции суммарной мощностью 226 ГВт.
Из них:

Согласно статистическим данным Государственного управления по делам энергетики, на конец 2012 года общая мощность действующих в стране гидроэлектростанций составила 250 ГВт, их общая выработка электричества составила 800 000 ГВт*ч в год. При этом общая мощность действующих ветровых энергоблоков — более 60 ГВт, их выработка электроэнергии — приблизительно 100 000 ГВт*ч в год, общая мощность атомных энергоблоков — 12,57 ГВт, их выработка электроэнергии — 98 000 ГВт*ч в год, а общая мощность солнечных энергоблоков — 7 ГВт[9].

К 2020 году правительство Китая планирует построить новых гидроэлектростанций на 300 ГВт, 150 ГВт ветряных электростанций, 30 ГВт станций, работающих на биомассе, 20 ГВт фотоэлектрических электростанций. Суммарная мощность электростанций, работающих на возобновляемых источниках энергии, достигнет 500 ГВт, мощности всей электроэнергетики Китая вырастут до 1600 ГВт к 2020 году.[10]

Ветроэнергетика[править | править код]

Ветряная электростанция в Китае

В 2010 году Китай опередил США и стал мировым лидером по установленной мощности ветрогенераторов, превзойдя порог в 40 ГВт. По данным на июнь 2015 года, в Китае работало 105 ГВт ветряных электростанций[11].

В конце 2009 года около 90 китайских компаний производили ветряные турбины, более 50 компаний производили лопасти и около 100 компаний производили различные компоненты[12].

По плану 13-й пятилетки (2016-2020), Китай собирается ввести ещё 100 ГВт ветряных мощностей[13].

Примечания[править | править код]

  1. Crude Oil Imports by Country // worldstopexports.com
  2. Стратегии нефтегазовых ТНК в странах Африки южнее Сахары - диссертация Рассохина Н. А. (2015), С. 174
  3. Китай создал серьезные проблемы для Газпрома в Европе // Взгляд, 7 февраля 2019
  4. 1 2 3 Стратегии нефтегазовых ТНК в странах Африки южнее Сахары - диссертация Рассохина Н. А. (2015), С. 68
  5. Стратегии нефтегазовых ТНК в странах Африки южнее Сахары - диссертация Рассохина Н. А. (2015), С. 68—69
  6. Ответы официального представителя МИД КНР Кун Цюаня на вопросы корреспондентов на очередной пресс-конференции 12 января 2006 года // fmprc.gov.cn
  7. Китай: тенденция усиления зависимости от импорта нефти нарастает // ЦентрАзия
  8. Китай создал серьезные проблемы для Газпрома в Европе // Взгляд, 7 февраля 2019
  9. Китай. Электроэнергетика // polpred.com
  10. Renewable Energy Policy Update For China // renewableenergyworld.com, 21 июля 2010
  11. China's wind power capacity to hit 120 gigawatts by 2015 // economictimes.indiatimes.com
  12. China’s Wind Industry Is About To Get Squeezed // renewableenergyworld.com, 10 июня 2010
  13. Wind Turbine Blade Industry Supply and Demand for 2015-2017 // bizjournals.com